Бизнесмены на побережье озера в ВКО занижают доходы в 10 раз

Региональные власти ведут борьбу с теневой экономикой в туристической отрасли

Фото: Shutterstock

Малый и средний бизнес Урджарского района ВКО, предоставляющий сервисные услуги туристам Алаколя, скрывает большую часть прибыли. По документам предприниматели побережья зарабатывают на туристах 1,5 миллиарда тенге, но реальный оборот, выявленный после проверок, превышает 11 миллиардов тенге. Третий год региональные власти ведут борьбу с теневой экономикой в туристической отрасли района. Результаты выяснял «Курсив».

Большее – лучшим

Алаколь входит в ТОП-10 туристических зон Казахстана. Для Восточного Казахстана это не только повод для гордости, но и возможность развивать туризм в этой зоне за счет средств республиканского бюджета. На обустройство инфраструктуры курортной зоны Алаколя, которая географически находится в Восточно-Казахстанской области, казна потратила уже более 6 млрд тенге. Как следствие, к благоустроенному пляжу с гостиницами и кафе тянутся туристы – ежегодно количество отдыхающих увеличивается. Растет и финансовый оборот бизнеса, предоставляющего сервисные услуги. Но динамичное развитие туристической зоны, по мнению акима ВКО Даниала Ахметова, не стимулирует бизнес работать честно.

«В прошлом году выплачено налогов 67 млн тенге, и это в два раза больше, чем годом ранее. Но оборот-то 11 млрд тенге. Если бы сегодня все, кто занимается гостиничным бизнесом, стали индивидуальными предпринимателями (а не ТОО. – «Курсив»), то они бы заплатили минимум 3% от этой суммы – 330 млн тенге. Но при таком обороте ИП не могут существовать, будь они ТОО, заплатили бы много больше. Никто не платит налоги. Мы столько средств выделяем на благоустройство для привлечения туристов, а где встречные обязательства бизнеса? Каждый считает за честь обмануть свою страну. Все говорят «дайте», но никто не хочет хотя бы часть своих обязательств перед обществом выполнить», – отмечает глава региона.

Статистика против реальности

Согласно данным, которые во время отчетного периода предоставляют хозяева алакольских гостиниц и баз отдыха, в год пестрое озеро со стороны ВКО посещают около 95 тыс. человек. Но в этой цифре можно усомниться после обнародования результатов мониторинга, проводимого специалистами областного управления туризма и внешних связей. Чтобы посчитать, сколько человек побывали на побережье за прошлое лето, чиновники запросили информацию у операторов сотовой связи. Оказалось, что количество зарегистрированных номеров мобильной связи в этой зоне более 378 тыс.

«Учитывая, что один человек мог не единожды за лето посещать Алаколь, общее количество приехавших на берег составило 600 тыс. человек. У нас, по официальной статистике, объем оказанных услуг только за проживание туристов в ВКО – 6 млрд тенге, из них 1,5 млрд тенге – это налоги от МСБ, осуществляющего деятельность на Алаколе. Здесь еще не учитываются дополнительные услуги, торговля, продажи от шашлычных, магазинов и прочих сервисных услуг. Даже тот оборот, который был предварительно рассчитан, – 11 млрд тенге – это минимум от того, сколько в реальности туристы тратят на Алаколе. На самом деле здесь гораздо больший объем теневой экономики», – отметил в комментариях «Курсиву» руководитель управления туризма и внешних связей ВКО Марат Кабаков.

Для примера глава ведомства приводит результаты акции «Требуй чек», проведенной среди туристов Алаколя. В течение двух дней гости побережья, участвовавшие в лотерее, должны были приносить свои чеки на сумму 2 тыс. тенге и более за предоставленные им мелкие услуги и товары. Выяснилось, что только за два дня туристы произвели покупки на 700 тыс. тенге. И это только деньги учтенных участников акции.
 
К работе по проверке туристических объектов Алаколя активно подключились и налоговики. Благодаря совместной работе в этом году МСБ, осуществляющий деятельность на побережье Алаколя, выплатил налогов на 106 млн тенге (рост на 57%).

А теперь наказание

По информации, полученной от департамента госдоходов (ДГД) по ВКО, для проведения контроля этим летом на побережье Алаколя было командировано дополнительно 17 сотрудников ДГД. Проведено 40 проверок, из них 31 рейд и девять хронометражных обследований. После подсчета посетителей стало ясно, что в девяти домах отдыха сумма предполагаемого дохода по сравнению с прошлым годом увеличена на 54%. В ходе проверки выяснилось, что 55 человек осуществляли свою предпринимательскую деятельность даже без оформления ИП. После того, как им рассказали о последствиях такой работы, они были зарегистрированы в ДГД.

«По результатам 31 тематической рейдовой проверки выявлено 40 нарушений. Из них 19 – это отсутствие кассовых аппаратов, в шести случаях не соблюдался порядок работы с «кассой». Установлено 12 фактов хранения и продажи спиртных напитков без лицензии», – говорится в сообщении ДГД ВКО.

За отсутствие и неправильную работу с контрольно-кассовыми машинами 23 налогоплательщикам вынесено предупреждение, двоих наказали штрафом в размере 101 тыс. тенге. А 12 нелегальным продавцам горячительных напитков теперь придется объясняться на скамье подсудимых. Всю алкогольную продукцию у них изъяли и подали административные материалы в судебные инстанции.

84168.jpg

Под надзором

По словам Марата Кабакова, практически все налоги от турзоны Алаколя остаются в бюджете ближайшего к побережью села Кабанбай Урджарского района. И рост поступлений в казну должен в первую очередь отразиться на жизни этого аула.

«Мы понимаем, на бизнес нельзя давить, поэтому работа идет на предупреждение, разъяснение. Никаких особых требований к МСБ не предъявлялось. Вы просто честно платите налоги и выполняйте требования законодательства по санитарному состоянию и уровню сервиса. Но, к сожалению, от бизнеса нет отдачи», – подчеркивает глава управления туризма и внешних связей.

В ближайшие четыре года Алаколь ждут новые инвестиционные вливания. Готовятся проекты на берегоукрепление, благоустройство, прокладку сетей, реконструкцию аэропорта Урджара на общую сумму свыше 28 млрд тенге. И при вливании таких крупных сумм работа по выведению бизнесменов солнечного Алаколя «из тени» будет продолжена.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

Как зарабатывают коллекционеры предметов искусства

В нынешние непростые времена банкиры с удовольствием принимают в залог современные шедевры

Иллюстрация: John W. Tomac

Вряд ли этот год можно назвать выдающимся для мира искусств. Однако для банков, кредитующих коллекционеров предметов творчества, ситуация обстоит совсем иначе. 

С самого начала кризиса коронавируса три крупнейших в мире аукционных домах – Sotheby’s, Christie’s и Phillips – впервые в истории начали проводить торги в дистанционном режиме. По данным Christie’s, только в этом месяце главный аукцион на площадке посмотрели 80 тыс. человек. На аукционе Sotheby’s во время торгов, где лотом выступил триптих Фрэнсиса Бэкона, был установлен рекорд на сумму $73 млн, что стало самым крупным предложением, поступившим онлайн. Впрочем, в итоге картина была продана другому покупателю, который позвонил по телефону и предложил больше.

Цены на арт-предметы не упали, однако в целом продажи на рынке искусства в этом году, вероятно, будут слабыми, поскольку аукционные дома и галереи испытывают трудности в привлечении лотов и крупных сделок. В рамках аукциона современного искусства и Вечерних торгов Sotheby’s в Нью-Йорке аукционный дом выручил $286 млн, что намного меньше прошлогодних $448 млн. Кроме того, такие ярмарки, как Art Basel, были отменены, и ни один искушенный коллекционер не хочет продавать шедевры в условиях неопределенности. По большому счету, благодаря масштабным денежно-кредитным экономическим стимулам и растущим фондовым рынкам не многим это сейчас по-настоящему нужно.

Впрочем, у подразделений таких учреждений, как Bank of America, JPMorgan Chase и Citigroup, которые оказывают услуги состоятельным клиентам, пожелавшим получить кредит под залог предметов искусства, работы должно быть много. По словам информированного источника, по мере того, как кризис стал набирать силу, состоятельные клиенты, у которых уже были открыты кредитные линии, обеспеченные коллекциями картин, начали их активно использовать. Подобные кредиты стали удобным источником наличных для тех магнатов из сферы недвижимости, чьи арендаторы внезапно прекратили платить арендную плату. Владельцы частного бизнеса поступили так же с целью справиться с краткосрочными финансовыми трудностями.

Когда ставки по кредитам снижаются, как это происходит в текущем году, спрос на кредиты под залог предметов искусства обычно возрастает. Как правило, инвесторы используют такие кредиты для того, чтобы высвободить привязанные к коллекциям миллионы долларов и вложить эти деньги в активы, которые могут обеспечить более высокую доходность. Воротилы из хедж-фондов и бизнеса по управлению частным капиталом уже давно используют кредиты под залог предметов искусства как часть своей стратегии по управлению инвестиционными портфелями, однако теперь эта тактика становится все более популярной и среди других коллекционеров. По данным Masterworks, специальной платформы для арт-инвестиций, в среднем у богатых клиентов около 6% состояния вложено в предметы искусства.

Использование кредита для обеспечения более высокой доходности имеет смысл, если учесть, что сами по себе предметы искусства имеют весьма заурядные инвестиционные перспективы. К примеру, в период с 1985 по 2018 год, по подсчетам Citi, среднегодовая доходность предметов искусства составила всего 5,3%. Современные картины, большинство из которых пользуется спросом у таких боссов хедж-фондов, как Стивен Коэн и Дэниел Леб, принесли чуть больше – 7,5%. И хотя эта категория предметов искусства по доходности значительно превзошла наличные деньги, сырьевые товары и золото, коллекционер мог бы заработать больше, если бы взял кредит под залог предметов искусства и вложил эти деньги в инвестиционный бизнес или в развивающиеся рынки, доходность которых за тот же период составила 13,9% и 10,8% соответственно.

Владелец коллекции наиболее известных послевоенных и современных произведений искусства имеет возможность занять сумму, составляющую до 50% от стоимости коллекции. Впрочем, если она несет в себе определенные риски – например, включает работы только одного или двух художников, размер предлагаемой ссуды будет меньше. Как правило, кредит в ведущих частных банках под залог картин на 1,5–3 процентных пункта выше эталонной лондонской межбанковской ставки, поэтому этот вид долга не такой уж и дешевый.

WSJ_12_Картины по номерам-1.jpg

Тем не менее в текущем году предметы искусства в качестве залога могут быть куда привлекательнее, нежели другие активы. Использование акций как залога по кредиту способно обеспечить лучшую процентную ставку, но не защищает от риска того, что рынки снова охватит волатильность и это приведет к дорогостоящему margin-call. Кредитование же под залог картин, которые оцениваются лишь раз в год, а не ежедневно (как акции) такой опасности не представляет. Также банки могут проявлять большую осторожность в тех случаях, когда в качестве обеспечения по кредиту выступает недвижимость, по крайней мере, до тех пор, пока общая картина с влиянием пандемии на стоимость таких активов, как торговые центры или офисные здания, не прояснится.

По оценкам Deloitte, под залог предметов искусства в мире выдано займов на общую сумму в размере от $21 до $24 млрд. Подавляющее большинство таких кредитов выдал в США Bank of America. Это учреждение является лидером рынка, ежегодно арт-портфель банка пополняется на $1 млрд. И хотя это лишь малая часть его кредитного портфеля в целом, банк уже занял эту привлекательную нишу.

Возможно, в конце текущего года банкам стоит проявить большую консервативность в оценке коллекций, что поможет снизить скорость прироста их кредитных портфелей. Ведь в условиях экономических спадов рынок искусства непредсказуем. К примеру, во время финансового кризиса 2008–2009 годов годовой доход от предметов искусства упал на 24,5%, что все равно было лучше, чем у акций, которые снизились на 40%. Однако рынку потребовалось почти десять лет, чтобы восстановиться после рецессии начала 1990-х годов. Вот и на этот раз ожидается, что свою ценность сохранят работы таких послевоенных и современных мастеров, как Энди Уорхол и Жан-Мишель Баския, тогда как работы менее известных художников остаются в зоне риска.

Как правило, картины ценятся по эстетическим соображениям либо как символ статуса. Для Уолл-стрит же хорошая новость в этом году – это то, что картины также являются полезным источником наличных денег.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

banner_wsj.gif

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_uz_banner_240x400.jpg