Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


3174 просмотра

Зачем в Казахстане усиливают режим импортозамещения

Следом за авто из госзакупок могут исключить зарубежную мебель и стройматериалы

Фото: Shutterstock

Правительство запретило приобретать при госзакупках иностранные легковые автомобили, трансформаторы и кабели. Механизм изъятий из национального режима был использован впервые, но похоже, что не в последний раз. 

Основной целью постановления правительства, которое дает зеленый свет казахстанским товарам, заявлены «защита внутреннего рынка, развитие национальной экономики». По перечню товаров, которые идут в приложении к этому документу, особых вопросов не возникает. Отечественные легковые автомобили госорганам настойчиво рекомендовал приобретать еще первый президент страны Нурсултан Назарбаев. 

Трансформаторы, статические электрические преобразователи, катушки индуктивности и дроссели отечественного производства вкупе с проводкой также в перечень попали не случайно. По утверждению вице-министра индустрии и инфраструктурного развития Аманияза Ержанова, электротехническое машиностроение РК наращивает производство и уровень его локализации. В 2018 году выпуск трансформаторов в стране вырос на 21%, кабелей волоконно-оптических – на 80%, электрических аккумуляторов – на 20%, производство светильников выросло в девять раз. Эти цифры показывают, что отечественные предприятия сектора вышли на большие объемы производства и требуют гарантированного рынка сбыта. Правительство им этот рынок предоставляет – в надежде, что по истечении двух лет (а именно такой срок действует режим изъятий) производители наработают клиентскую базу не только в Казахстане.

«В секторе наблюдается наращивание объемов у наиболее крупных игроков. Например, ТОО «Кайнар АКБ» более 50% продукции экспортирует на зарубежные рынки, АО «Алагеум Электрик» строит четвертый завод по производству трансформаторов и также планирует развивать производство за пределами республики, – говорит Ержанов. – Мы установили изъятие из национального режима, чем не пользовались ранее, чтобы дать хороший задел для увеличения местного содержания на предприятиях трех подотраслей».

Изъятия в Казахстане: сокращения для применения

Казахстанский кабмин в начале 2019 года изменил режим изъятий и ограничил себя в поводах для их применения. В редакции, которая действовала с 2015 года, у правительства страны было 10 оснований для установления изъятий, с февраля этого года осталось только пять.

Сейчас действуют такие основания изъятий: для защиты основ конституционного строя, для обеспечения обороны страны и безопасности государства, для защиты внутреннего рынка, для развития национальной экономики и для поддержки отечественных товаропроизводителей. Оснований для изъятий стало меньше, но применение их планируется масштабным. Тот же Ержанов говорит: автомобили, трансформаторы и кабель – только первые ласточки.

«Мы сейчас анализируем ситуацию по другим видам машиностроения, где можно установить изъятие из национального режима, – заявил вице-министр. – В целом сейчас правительство ведет работу, направленную на увеличение доли местного содержания не только в машиностроении, но и вообще во всех отраслях экономики».

От авто к стульям и стройматериалам

Режим изъятий прорабатывается не только в машиностроении. Еще в марте этого года правительство поддержало инициативу Национальной палаты предпринимателей «Атамекен» (НПП) по внедрению изъятий во все дорожные карты развития отраслей экономики простых вещей. Теперь запрет на госзакупки иностранной продукции при наличии отечественного ее производства может быть распространен еще на три подотрасли: легкую промышленность, мебельную промышленность и производство стройматериалов. 

По словам директора департамента обрабатывающей промышленности НПП Армана Мамбетаева, Нацпалата совместно с бизнесом уже определила перечень товаров, которые могут подпасть под режим изъятий, и сейчас готовятся обоснования для того, чтобы утвердить их на уровне правительства.

«Бизнес с 2015 года неоднократно обращался в госорганы с предложением увеличить долю казахстанской продукции в системе госзакупок, – говорит Мамбетаев. – Изъятие – это международный разрешенный механизм, с конца июля в Казахстане внедрен инструмент изъятия в процедурах госзакупок иностранных авто, трансформаторов и кабелей. И в настоящее время от бизнеса активно поступаю предложения по иным товарам».

Внутреннее сопротивление

Особый режим для отечественных производителей в РК применяется не только в госзакупках. Одна из форм ограничения иностранной машиностроительной продукции на рынке – введение утилизационного сбора на сельхозтехнику, произведенную за рубежом. По утверждению главы Мясного союза Казахстана Максута Бактибаева, утильсбор на импортную технику составит от 10% до 30% от стоимости; покупателям сельхозмашин отечественной сборки ничего платить не придется. 

«В проекте, который мы получили, было от 10% до 30% на дорогую технику, комбайны – 10%, на российскую технику – 25%. Что касается текущего состояния сельхозтехники, уровень ее обновления не превышает 3–5% при нормативе обновления в 10% в год. А если произойдет удорожание техники, оно снизится вообще до 1%», – сослался Бактибаев на документ по введению утильсбора, который готовится МИИР.

Казахстанские аграрии ежегодно закупают иностранной сельхозтехники на 150 млрд тенге. При ставке утильсбора в среднем по 20% объем дополнительного налога составит 30 млрд тенге, которые производитель переложит на конечного покупателя, предполагает глава отраслевой ассоциации. Масла в огонь подлил аким Туркестанской области и экс-министр сельского хозяйства Умирзак Шукеев, который в конце июля назвал производителей отечественного сельхозмашиностроения мошенниками.

«Я всегда говорил, что нет у нас производства сельхозтехники: привезли трактор или комбайн по частям, собрали здесь и еще льготы хотят от государства – это мошенники, хотят заработать на фермере. Сейчас все современные фермеры знают преимущества качественной техники, их не обманешь», – заявил Шукеев на встрече с фермерами.

Господдержку узаконят

Несмотря на недовольство сельхозпроизводителей, власти продолжают политику протекционизма в отношении казахстанских машиностроителей. По словам председателя правления Союза машиностроителей Казахстана Мейрама Пшембаева, сейчас государство намерено формализовать и сконцентрировать свои усилия по поддержке отечественного производства, впервые приняв Закон «О промышленной политике».

«Принятие этого закона будет способствовать централизованной, сбалансированной политике в целом по стране, а также объединит многочисленные меры господдержки – у нас их очень много, но они разбросаны сегодня по многим законам, подзаконным актам, теперь они все будут прописаны в одном законе», – объяснил Пшембаев.

В Союзе машиностроителей рассчитывают на создание фонда развития промышленности, который позволит машиностроительному бизнесу иметь доступ к длинным и дешевым деньгам. Где будут найдены средства для его капитализации, пока неизвестно, но, проводя аналогии с подобными фондами в России, Белоруссии и в Штатах, в Союзе надеются на ставку кредитов для производств в размере от 1% до 4% годовых и финансирование фондом под 1% научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ на казахстанских производствах. 

Ну и, наконец, машиностроители вносят в правительство в рамках «Дорожной карты машиностроения на 2019–24 годы» предложения по применению налоговых льгот, которые будут предусматривать обнуление ставки НДС при условии, если бизнес берет встречные обязательства по модернизации своего предприятия, внедрению инновационных технологий, а также если его продукция будет ориентирована на экспорт. Не исключено, что, как и в случае с изъятиями, эти меры господдержки будут сначала обкатаны на машиностроительной отрасли, а потом перенесены на другие виды отечественного производства.


19487 просмотров

Кому выгодно закрыть завод в Кызылорде

Импортозамещающему предприятию грозит остановка из-за долга перед учредителем

Коллаж: Александр Игизбаев

В Кызылординской области сложилась парадоксальная ситуация. В области, выращивающей до 90% риса в республике, почти нет спроса на продукцию завода по производству полипропиленовых мешков. Вместе с тем на завод подали в суд, требуя взыскания десятков миллионов тенге долга перед инвестором. Их единовременная выплата может привести к приостановке деятельности предприятия.

Сколько стоил запуск 

Напомним, завод по производству полипропиленовых мешков ввели в эксплуатацию в 2016 году. ТОО «Polymerproduct» стало совместным детищем ТОО «Orda Technology», АО «НК СПК «Байконыр» и ее дочернего предприятия ТОО «Агропромышленный комбинат «Алтын Камба». Идея подобного завода лежала на поверхности: в регионе ежегодно фасуют миллионы мешков с рисом. Но львиную долю упаковочной тары завозят из Китая.

Сегодня завод производит до 700 тыс. мешков в месяц, или 8,4 млн единиц тары в год. Общая потребность Кызылординской области – 15 млн мешков, из них около 10 млн приходится на рис. Потребность же республики в целом – 1 млрд мешков в год, из них 40% обеспечивают семь казахстанских заводов, остальное завозят из Узбекистана и Китая.

Как рассказал «Курсиву» генеральный директор ТОО «Polymerproduct» Айдос Серекеев, общий бюджет проекта составил 260 млн тенге. «ТОО «Orda Technology» вложило 133 млн тенге, СПК «Байконыр» – 61,6 млн тенге, ТОО «Алтын Камба» – 66,1 млн тенге. Первые два учредителя вложились деньгами, а третий предоставил три здания», – уточнил спикер.

Он также отметил, проект завода был представлен в конце 2015 года. Тогда доллар стоил 280 тенге. Пока получали одобрение проекта, американский «зеленый» подрос до 300 тенге. На момент поездки в Китай за оборудованием – уже 370 тенге. Бизнесменам пришлось вложить еще около 20 млн тенге, чтобы компенсировать девальвацию тенге. В итоге оборудование, его монтаж и наладка обошлись инвесторам в $370 тыс. Выросла и стоимость гранул, которые используют в производстве мешков, – с 22,8 млн тенге до 25,2 млн тенге за 60 тонн.

Поиски клиентов

Надежды нового предприятия возлагались на СПК, которой тогда принадлежал агрохолдинг «Байконур» в одном из райцентров. Холдинг ежегодно закупает мешки на десятки миллионов тенге и мог стать неплохим заказчиком для завода.СПК и стала первым клиентом завода, закупив небольшую партию мешков для агрохолдинга. Но когда в январе 2016 года у корпорации сменилось руководство, у завода начались проблемы.

По словам Айдоса Серекеева, корпорация заказала мешки на 9 млн тенге, требуя двустороннюю печать, тогда как завод на тот момент мог обеспечить лишь одностороннюю. На просьбу дать время на перенастройку оборудования СПК отказала и заказала тару у другого поставщика.

Следующими заказчиками стали местные рисоводы, закупившие мешки в разгар уборочной страды 2016 года. Затем кызылординский завод получил поддержку от «КазАзот» из Актау. После «полимеровцы» заключили контракт с крупнейшим производителем риса в регионе «Абзал и Ко»: тот поддержал новый завод, закупая мешки по рыночной цене. Сегодня мешки у завода закупают около 20 предприятий, по большей части местные.

Оптимизация в минус

В 2016 году предприниматели решили оптимизировать расходы и предложили СПК исключить ТОО «Алтын Камба» из проекта, чтобы они забрали с собой два пустых здания с выплатой оставшейся доли деньгами. Однако в корпорации заявили, что исключить их дочернее предприятие можно только с ними.

«Мы рассчитались с СПК «Байконыр», выплатив в 2017 году их долю – 61,6 млн тенге плюс прибыль 5,9 млн тенге. С «Алтын Камба» был согласован график выплат (с сентября по декабрь 2017 года) их доли в сумме 73 млн тенге», – сообщил собеседник.  

Как он пояснил, потеряв в лице СПК потенциально крупного клиента, компания занялась поисками других. Поэтому смогла выплатить ТОО «Алтын Камба» лишь 5 млн тенге, и то в феврале 2018 года, снизив сумму долга до 68 млн. Предложение частично закрыть долг мешками, на которые в регионе всегда есть спрос, ни у кого поддержки не нашло.

4 апреля 2018 года ТОО «Алтын Камба» подало в суд, который принял решение о взыскании задолженности с Polymerproduct в размере 68 млн тенге долга, 300 тыс. тенге пени и 2 млн тенге госпошлины. Как заявляют на предприятии, единовременная выплата такой суммы при ежемесячных платежах по кредитам по 7 млн тенге приведет к ликвидации производства. Поэтому компания в очередной раз попросила инвестора об отсрочке выплаты в течение нескольких лет.

24 апреля 2018 года на заседании совета директоров СПК «Байконыр» под председательством акима области Крымбека Кушербаева было принято решение о том, что завод снимет обременение с двух неиспользуемых зданий, находящихся в залоге БВУ. Затем разделит земельный участок, на котором находится завод и здания, с оформлением отдельного акта. По итогам новой оценки стоимость двух зданий и участка земли составила 33,5 млн тенге.

Как подчеркнул Айдос Серекеев, они не отказываются от выплаты доли «Алтын Камба», но для этого нужно время. «Если комбинат заберет два здания себе, мы сможем выплатить оставшиеся деньги. Сейчас мы платим по 7 млн тенге кредита в месяц, еще 1–2 млн тенге сверху в пользу комбината мы можем себе позволить», – пояснил гендиректор. 

Ждут суда

Исполнительный директор ТОО «Алтын Камба» Рустем Кулмагамбетов не против этих предложений. «Мы готовы забрать себе два здания и к графику выплаты долга, – заверил он. – Но являясь дочерним предприятием СПК «Байконыр», мы не можем самостоятельно решать такие вопросы. Договор купли-продажи доли СПК и нашего товарищества был утвержден советом директоров СПК. Это в их компетенции».

При этом Кулмагамбетов не преминул отметить, что ситуация для Polymerproduct могла сложиться более благоприятно. «После выплаты 5 млн тенге (в феврале 2018 года. – «Курсив») они не выплатили ни тиына по договору. Хотя у них цех работает, все стабильно. Если они хотя бы по миллиону тенге в месяц выплачивали долг, то на сегодня сумма снизилась бы», – отмечает представитель ТОО «Алтын Камба».

Между тем, по словам руководителя управления индустриально-инновационного развития Кызылординской области Рината Султангереева, 29 мая дело завода рассматривалось в Комитете индустриального развития и промышленной безопасности МИИР РК. По итогам заседания было рекомендовано найти компромисс через процедуру медиации.

«Если «Алтын Камба» заберет себе два пустующих здания, долг Polymerproduct снизится до 35,5 млн тенге. Как будут происходить выплаты оставшейся суммы, решит совет директоров СПК «Байконыр», – резюмировал Ринат Султангереев.

Совет директоров примет решение по завершении судебного процесса. Чтобы приостановить взыскание долга, 8 февраля 2019 года Polymerproduct подал апелляцию. Затем было оформлено ходатайство о приостановке рассмотрения дела до 30 апреля. После чего суд перенесли на 30 мая, затем на 5 июня. Однако из-за болезни г-на Серекеева он не состоялся, и рассмотрение дела перенесли на неопределенный срок.

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Как вы провели или планируете провести отпуск этим летом?

Варианты

svadba.jpg

Цифра дня

старше 20 лет
половина продаваемых авто в Казахстане

Цитата дня

Земля должна принадлежать тем, кто на ней работает. Земля иностранцам продаваться не будет. Это моя принципиальная позиция

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций