Перейти к основному содержанию

4039 просмотров

Зачем в Казахстане усиливают режим импортозамещения

Следом за авто из госзакупок могут исключить зарубежную мебель и стройматериалы

Фото: Shutterstock

Правительство запретило приобретать при госзакупках иностранные легковые автомобили, трансформаторы и кабели. Механизм изъятий из национального режима был использован впервые, но похоже, что не в последний раз. 

Основной целью постановления правительства, которое дает зеленый свет казахстанским товарам, заявлены «защита внутреннего рынка, развитие национальной экономики». По перечню товаров, которые идут в приложении к этому документу, особых вопросов не возникает. Отечественные легковые автомобили госорганам настойчиво рекомендовал приобретать еще первый президент страны Нурсултан Назарбаев. 

Трансформаторы, статические электрические преобразователи, катушки индуктивности и дроссели отечественного производства вкупе с проводкой также в перечень попали не случайно. По утверждению вице-министра индустрии и инфраструктурного развития Аманияза Ержанова, электротехническое машиностроение РК наращивает производство и уровень его локализации. В 2018 году выпуск трансформаторов в стране вырос на 21%, кабелей волоконно-оптических – на 80%, электрических аккумуляторов – на 20%, производство светильников выросло в девять раз. Эти цифры показывают, что отечественные предприятия сектора вышли на большие объемы производства и требуют гарантированного рынка сбыта. Правительство им этот рынок предоставляет – в надежде, что по истечении двух лет (а именно такой срок действует режим изъятий) производители наработают клиентскую базу не только в Казахстане.

«В секторе наблюдается наращивание объемов у наиболее крупных игроков. Например, ТОО «Кайнар АКБ» более 50% продукции экспортирует на зарубежные рынки, АО «Алагеум Электрик» строит четвертый завод по производству трансформаторов и также планирует развивать производство за пределами республики, – говорит Ержанов. – Мы установили изъятие из национального режима, чем не пользовались ранее, чтобы дать хороший задел для увеличения местного содержания на предприятиях трех подотраслей».

Изъятия в Казахстане: сокращения для применения

Казахстанский кабмин в начале 2019 года изменил режим изъятий и ограничил себя в поводах для их применения. В редакции, которая действовала с 2015 года, у правительства страны было 10 оснований для установления изъятий, с февраля этого года осталось только пять.

Сейчас действуют такие основания изъятий: для защиты основ конституционного строя, для обеспечения обороны страны и безопасности государства, для защиты внутреннего рынка, для развития национальной экономики и для поддержки отечественных товаропроизводителей. Оснований для изъятий стало меньше, но применение их планируется масштабным. Тот же Ержанов говорит: автомобили, трансформаторы и кабель – только первые ласточки.

«Мы сейчас анализируем ситуацию по другим видам машиностроения, где можно установить изъятие из национального режима, – заявил вице-министр. – В целом сейчас правительство ведет работу, направленную на увеличение доли местного содержания не только в машиностроении, но и вообще во всех отраслях экономики».

От авто к стульям и стройматериалам

Режим изъятий прорабатывается не только в машиностроении. Еще в марте этого года правительство поддержало инициативу Национальной палаты предпринимателей «Атамекен» (НПП) по внедрению изъятий во все дорожные карты развития отраслей экономики простых вещей. Теперь запрет на госзакупки иностранной продукции при наличии отечественного ее производства может быть распространен еще на три подотрасли: легкую промышленность, мебельную промышленность и производство стройматериалов. 

По словам директора департамента обрабатывающей промышленности НПП Армана Мамбетаева, Нацпалата совместно с бизнесом уже определила перечень товаров, которые могут подпасть под режим изъятий, и сейчас готовятся обоснования для того, чтобы утвердить их на уровне правительства.

«Бизнес с 2015 года неоднократно обращался в госорганы с предложением увеличить долю казахстанской продукции в системе госзакупок, – говорит Мамбетаев. – Изъятие – это международный разрешенный механизм, с конца июля в Казахстане внедрен инструмент изъятия в процедурах госзакупок иностранных авто, трансформаторов и кабелей. И в настоящее время от бизнеса активно поступаю предложения по иным товарам».

Внутреннее сопротивление

Особый режим для отечественных производителей в РК применяется не только в госзакупках. Одна из форм ограничения иностранной машиностроительной продукции на рынке – введение утилизационного сбора на сельхозтехнику, произведенную за рубежом. По утверждению главы Мясного союза Казахстана Максута Бактибаева, утильсбор на импортную технику составит от 10% до 30% от стоимости; покупателям сельхозмашин отечественной сборки ничего платить не придется. 

«В проекте, который мы получили, было от 10% до 30% на дорогую технику, комбайны – 10%, на российскую технику – 25%. Что касается текущего состояния сельхозтехники, уровень ее обновления не превышает 3–5% при нормативе обновления в 10% в год. А если произойдет удорожание техники, оно снизится вообще до 1%», – сослался Бактибаев на документ по введению утильсбора, который готовится МИИР.

Казахстанские аграрии ежегодно закупают иностранной сельхозтехники на 150 млрд тенге. При ставке утильсбора в среднем по 20% объем дополнительного налога составит 30 млрд тенге, которые производитель переложит на конечного покупателя, предполагает глава отраслевой ассоциации. Масла в огонь подлил аким Туркестанской области и экс-министр сельского хозяйства Умирзак Шукеев, который в конце июля назвал производителей отечественного сельхозмашиностроения мошенниками.

«Я всегда говорил, что нет у нас производства сельхозтехники: привезли трактор или комбайн по частям, собрали здесь и еще льготы хотят от государства – это мошенники, хотят заработать на фермере. Сейчас все современные фермеры знают преимущества качественной техники, их не обманешь», – заявил Шукеев на встрече с фермерами.

Господдержку узаконят

Несмотря на недовольство сельхозпроизводителей, власти продолжают политику протекционизма в отношении казахстанских машиностроителей. По словам председателя правления Союза машиностроителей Казахстана Мейрама Пшембаева, сейчас государство намерено формализовать и сконцентрировать свои усилия по поддержке отечественного производства, впервые приняв Закон «О промышленной политике».

«Принятие этого закона будет способствовать централизованной, сбалансированной политике в целом по стране, а также объединит многочисленные меры господдержки – у нас их очень много, но они разбросаны сегодня по многим законам, подзаконным актам, теперь они все будут прописаны в одном законе», – объяснил Пшембаев.

В Союзе машиностроителей рассчитывают на создание фонда развития промышленности, который позволит машиностроительному бизнесу иметь доступ к длинным и дешевым деньгам. Где будут найдены средства для его капитализации, пока неизвестно, но, проводя аналогии с подобными фондами в России, Белоруссии и в Штатах, в Союзе надеются на ставку кредитов для производств в размере от 1% до 4% годовых и финансирование фондом под 1% научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ на казахстанских производствах. 

Ну и, наконец, машиностроители вносят в правительство в рамках «Дорожной карты машиностроения на 2019–24 годы» предложения по применению налоговых льгот, которые будут предусматривать обнуление ставки НДС при условии, если бизнес берет встречные обязательства по модернизации своего предприятия, внедрению инновационных технологий, а также если его продукция будет ориентирована на экспорт. Не исключено, что, как и в случае с изъятиями, эти меры господдержки будут сначала обкатаны на машиностроительной отрасли, а потом перенесены на другие виды отечественного производства.

2722 просмотра

Когда «мусорный» бизнес в Казахстане станет по-настоящему доходным

Несмотря на обилие отходов в стране, заводам все еще не хватает сырья для переработки

Фото: Depositphotos

Объем переработки ТБО в Казахстане увеличился за год на 3% и составляет сейчас 14% от объема сбора. Концепция по переходу страны к зеленой экономике предусматривает, что к 2030 году этот показатель вырастет до 40%. 

В Швеции нет свалок – эта страна перерабатывает 99% своих отходов. Германия превращает 64% твердых бытовых отходов (ТБО) в 50 млрд евро ежегодного дохода. В Японии из спрессованного мусора строят острова. В Казахстане объем переработки твердых бытовых отходов составляет 14% от объема сбора, более 20 полигонов ТБО в стране переполнены, а казахстанские предприниматели-переработчики пока только в поиске эффективной бизнес-модели. В материале «Курсива» – о том, как система переработки и утилизации ТБО работает в республике.

Сколько мусора в стране

В Казахстане, по данным Министерства экологии, накоплено 125 млн т отходов, но сортировочные пункты при этом загружены только на 40%. Предприятия-переработчики готовы принять больше сырья, но для этого ТБО должны пройти систему раздельного сбора, которая сейчас в Казахстане практически отсутствует. 

Информация от Комстата: в 2018 году спецпредприятия собрали 3,6 млн т коммунальных отходов. Из них на сортировку поступило только 17% – 622 тыс. т. И лишь 164 тыс. т были пригодны для переработки. Получается, что только 4% от общей массы вывезенного на свалки мусора стали вторсырьем. 

Минэкологии РК оперирует более позитивными цифрами. Профильное ведомство подсчитало, что в 2016 году доля отсор­тированных и переработанных ТБО составляла 2%, в 2017 году – 9%, в 2018 году – 11%. В 2019 году доля отходов, прошедших через сортировочные линии и перерабатывающие компа­нии, подросла еще немного – до 14%. 

«В Казахстане нет утвержденной методики расчета процента переработки вторсырья. Поэтому никто точно не может сказать, сколько на самом деле отходов перерабатывается. В органах статистики отчитываются только мусоровывозящие организации. Не все переработчики заполняют формы статистической отчетности по отходам. Кроме того, не учитывается тот объем вторсырья, который собирается в Казахстане и экспортируется в Россию и другие страны», – объясняет причину значительных расхождений в показателях разных ведомств исполнительный директор Казахстанской ассоциации по управлению отходами KazWaste Вера Мустафина. 

Лидером по переработке в региональном разрезе, по данным Комитета по статистике  МНЭ РК, является Мангистауская область, где перерабатывается 33% ТБО. Стараются соответствовать экологическим трендам Алматинская (23%) и Карагандинская (17%) области, Шымкент (22%). Самая низкая доля переработки – у ВКО (3%), Акмолинской (3%) и Жамбылской (8%) областей.

kogda-musornyj-biznes-v-kazahstane-stanet-po-nastoyashchemu-dohodnym.png

Первое звено – в слабой позиции

Предприятия по сбору, вывозу, сортировке и первичной переработке ТБО – это первое звено всей мусорной отрасли. Таких компаний, по оценке Минэкологии, в республике 210. И именно они, по словам руководителя KazWaste, находятся сейчас в самом трудном положении – во многом, как ни странно, из-за того, что им не хватает сырья. Эти компании могли бы активно перерабатывать бумагу, картон, плас­тик – те виды отсортированного мусора, рециклинг которых, с одной стороны, менее сложен, с другой – более выгоден. Но именно бумага, картон и пластик чаще всего вывозятся на переработку в соседние страны. Этому способствуют значительные логистические затраты внутри страны (выгоднее и проще вывезти к соседям) и более высокие закупочные цены на такой вид сырья за границей. Плюс, говорит Вера Мустафина, есть и нелегальный трафик ТБО – когда продажа вторсырья идет за наличные в обход налогов как в Казахстане, так и в другой стране. 

По мнению вице-министра экологии, геологии и природных ресурсов Ахметжана Примкулова, объемы переработки ТБО в Казахстане не растут из-за действующих низких тарифов, которые включают только затраты на сбор, вывоз и захоронение отходов. С этими выводами согласны и в Казахстанской ассоциации по управлению отходами.

«Слишком низкие тарифы не обеспечивают даже нулевой рентабельности этого бизнеса. Почти все компании, за исключением некоторых из Алматы и Нур-Султана, работают себе в убыток или дотируют этот бизнес за счет других видов производства. В тариф не входит инвестиционная составляющая. Приобрести мусоровозы, оборудование для сортировки или переработки за счет этих средств невозможно. Поэтому очень сложно разорвать замкнутый круг – необходимо повышать тарифы на сбор и вывоз отходов, развивать раздельный сбор населением», – говорит исполнительный директор ассоциации.

В большинстве областных цент­ров страны размер тарифа на вывоз мусора колеблется в диапазоне от 94 до 230 тенге (за исключением Алматы и Нур-Султана, где данный вид коммунальных платежей равен 553 тенге и 390–411 тенге соответственно). Вера Мустафина, опираясь на данные международной экспертизы, утверждает: чтобы компании покрывали расходы на сбор, вывоз и сортировку отходов, размер тарифа должен быть на уровне 0,8–1% от среднедушевого дохода, а это примерно 500 тенге.

Бизнес второго этапа 

Еще одна категория предприя­тий отрасли – это непосредственные производители готовой продукции из вторсырья. По оценкам экспертов нескольких перерабатывающих предприятий, компании имеют рентабельность до 15%, показатель зависит от объемов и глубины рециклинга.

Государство призывает бизнес активнее развивать сферу сортировки и рециклинга, гос­программа «Дорожная карта бизнеса-2020» предусматривает для переработчиков ряд мер по поддержке: субсидирование ставки вознаграждения, открытие кредитных линий в БВУ и подведение инфраструктуры. Но знают об этом и пользуются мерами господдержки далеко не все предприятия МСБ, которые занимаются переработкой отходов, констатирует Вера Мустафина. 

ТОО «Фабрика нетканых материалов S.M.F.-System» – небольшое предприятие полного цикла из Костанайской области. Компания получила от государства земельный участок для сортировочной линии, но кредитами, даже льготными, не пользуется – слишком высокие риски для бизнеса, который зависит от сезонного спроса. На S.M.F.-System сортируют ТБО, перерабатывают пластик, выпускают полиэтилен, трубы и геотекстиль для дорожного строительства. Рентабельность производства – около 4%.

«Чтобы получить какой-либо готовый продукт, недостаточно просто переработать пластик. Нужно также закупать сопутствующее сырье из-за рубежа. Для каждого вида товара нужно приобретать отдельный вид производственной линии. Это все требует инвестиций. Поэтому переработка – это очень дорогостоящий процесс, нужна государственная поддержка, субсидирование процентных ставок и снижение налоговой нагрузки», – говорит руководитель отдела сбыта фабрики Жандос Жаксыбаев.

На более крупных предприятиях, например KagazyRecycling, рентабельность действительно доходит до 12–15%. Компания выпускает очень востребованную на рынке продукцию – гофрированную картонную тару, которая после использования вновь попадает в цикл переработки. Кроме того, предприятие получает компенсацию за счет расширенных обязательств производителей, которые (вместе с импортерами) уже несколько лет оплачивают взносы за сбор и утилизацию отходов. По словам генерального директора KagazyRecycling Алмата Булегенова, переработкой именно бумажной продукции выгодно заниматься только в случае глубокого передела и больших объемов – до 50 тыс. т в год. 

Гори оно всё

Министр экологии, геологии и природных ресурсов РК Магзум Мирзагалиев видит выход в термической утилизации, другими словами, в сжигании ТБО и выработке за счет этого электроэнергии. По предварительным расчетам Минэкологии, бизнес должен быть рентабельным благодаря в том числе предусмот­ренным для него налоговым преференциям – отмене корпоративного подоходного налога, применению нулевых коэффициентов к ставкам земельного налога и другим (отражены в главе 80 Налогового кодекса РК). Теперь Казахстан рассчитывает на интерес к отрасли со стороны иностранных инвесторов. 

«Государство планирует предоставлять существенные меры поддержки для мусоросжигательных заводов. Мы не против сжигания, но при этом вся остальная отрасль остается без внимания. Так почему бы не оказать гос­поддержку предприятиям по сбору, транспортировке и переработке, которые, по сути, делают новую продукцию из вторсырья, создают рабочие места в регионах, исправно платят налоги», – отмечает руководитель Казахстанской ассоциации по управлению отходами Вера Мустафина.

К 2030 году Казахстан собирается увеличить долю переработки ТБО до 40%. Сейчас Минэкологии разрабатывает концепцию госпрограммы по управлению отходами – она должна предложить и системный подход к проблеме, и эффективную финансовую модель ее решения.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

drweb_ESS_kursiv.gif