Перейти к основному содержанию

7155 просмотров

В Карагандинской области горящая степь грозит разорением местным фермерам

И что их ждет в августе

Фото: Shutterstock

За последнее время степные пожары охватили более 7 тыс. га пастбищных и сенокосных угодий, нанеся серьезный удар по сельскому хозяйству. Впрочем, подводить итоги еще рано: август обещает новую волну засухи. 

Хлопушки – в дело

Основная масса возгораний пришлась на июль, оказавшийся особенно жарким: среднемесячная температура превысила норму на 2 С. Зачастую сухая трава вспыхивала из-за неосторожного обращения с огнем, грозовых разрядов, битого стекла, выброшенных окурков.

«Тушение степных пожаров – дело акиматов, которые формируют добровольные пожарные отряды из числа местных жителей. Мы им всячески помогаем. С апреля по август в регионе зарегистрировано 241 горение степи, 187 из которых ликвидированы с участием подразделений ДЧС. Перехода огня на посевы допущено не было», – комментирует официальный представитель ДЧС Карагандинской области Жанна Дауренбекова. 

Сегодня наиболее подверженными природным пожарам остаются Бухар-Жырауский, Улытауский, Осакаровский, Актогайский, Шетский, Абайский и Жанааркинский районы. 

«Чаще всего огонь сбивают вручную при помощи хлопушек – черенков от лопат с резиновыми пластинами на конце. Другими способами потушить степной пожар практически невозможно из-за его быстрого распространения, сопочного рельефа и безводности местности. Огонь засыпают землей или по возможности заливают водой, после чего проводят опашку территории», – пояснила г-жа Дауренбекова.

На счету каждый гектар

В 2019 году на тушение степных пожаров в областном бюджете предусмотрено 26,3 млн тенге. К 1 июля из этой суммы акиматам выделено 9,7 млн тенге. Деньги потратили в основном на приобретение горюче-смазочных материалов для техники, находящейся на вооружении у добровольных пожарных формирований. 

Как говорит замруководителя областного сельхозуправления Сырым Бошпанов, выжженные огнем 7 тыс. га выглядят не такими большими на фоне общей площади пастбищ (35,3 млн га) и сенокосов (386 тыс. га). Но фермерам важен каждый клочок земли. 

В общей сложности из-за степных пожаров фермеры уже потеряли порядка 42 тыс. центнеров сена. 

По словам Сырыма Бошпанова, засушливая погода не только провоцирует возникновение природных пожаров, но и ведет к снижению урожайности зерновых культур. 

«Сейчас происходит налив зерна пшеницы. Если дождя не будет, то все в таком виде и останется. Урожайность упала на 5 ц/га, и в среднем выходит 7,5 ц/га», – констатировал г-н Бошпанов. 

Хата с краю

Как оказалось, подчас добровольные пожарные дружины, которые акиматы формируют из числа местных жителей, собрать достаточно сложно. 

«Нашим животноводам буквально негде пасти скот. 80% пастбищ сгорело, вопрос с заготовкой сена открытый. Это большой материальный ущерб: покупать сено – дорогое удовольствие, тем более из-за засухи травостой совсем низкий. Дует сильный ветер, поэтому мы практически ничего не можем сделать. Выезжаем, определяем площадь пожара. Если остановить распространение огня опашкой невозможно, то вызываем пожарных. Людей нужно собирать оперативно. Но, к сожалению, у нас все фермеры заняты. Тушат  лишь те, чьи земли горят», – делится аким Коксунского сельского округа Абайского района Батыржан Оразбеков. 

Он утверждает, что в похожем бедственном положении находятся фермеры четырех соседних сельских округов, а также двух районов – Шетского и Жанааркинского. 

Выживает сильнейший

Крестьянское хозяйство «Шанс» – одно из крупнейших в Карагандинской области. Наряду с остальными оно пострадало от степных пожаров. Наиболее крупный произошел недавно – загорелись тюки сена, весившие порядка 300 т. 

«Все крестьяне остались без пастбищ и сенокосных угодий. В один миг сгорело и то и другое. У нас было без вариантов: либо спасай сено, либо зерновые. Поэтому мы кинулись зерновые спасать. Ветер был сильный, ничего не сделаешь. Этот пожар тушили четыре дня. Крестьяне пассивные: мое не горит, у соседа горит, пусть сам и спасает. Нет же такого, чтобы все вышли скопом и потушили. Пусть даже пожар в другом сельском округе, нужно его локализовать там, а все ждут, пока он подойдет к их подворью. В том году космическая съемка работала, нас предупреждали: надвигается пожар, а в этом – нет», – рассказывает глава КХ «Шанс» Игорь Жабяк.

По его мнению, сложившаяся ситуация может повлиять на повышение себестоимости сельхозпродукции, а также серьезно подкосить мелких фермеров. 

«Такой глобальный пожар у нас впервые. Каждый будет выживать как сможет. Сейчас пойдет одно за другим: сначала цена на сено подпрыгнет, а потом на молоко и мясо. Небольшие хозяйства могут из-за всего этого разориться», – резюмировал г-н Жабяк.

Еще не вечер

По данным РГП «Казгидромет», средняя температура августа будет выше нормы на 1 градус – плюс 19–24 градуса по Цельсию. Наряду с этим прог­нозируется малое количество осадков. Подобные погодные условия будут способствовать дальнейшему возникновению степных пожаров. 
Член центрального совета Союза фермеров Казахстана по Осакаровскому району Ерлан Оспанов предупреждает: аграриям следует быть предельно осторожными и строго придерживаться правил пожарной безопасности. 

«Сейчас малейшая искра, отлетевшая от работающей сельхозтехники, может привести к возгоранию. Поэтому в каждом крестьянском хозяйстве необходимо организовать инструктаж», – считает Оспанов.

2604 просмотра

Огонь, вода и полиэтиленовые трубы

Репортаж с алматинского завода, чья продукция полностью уходит на экспорт

Фото: Офелия Жакаева

Сверхпрочным кабельным трубам казахстанского производства не страшны время, климат, тяжелая строительная техника и челюсти белого медведя. 

«Модный» – вот слово, которое первым приходит в голову при посещении завода по выпуску высокопрочных кабельных труб. Бухты готовых к отправке поли­этиленовых труб взрывают серое пространство цеха всеми цветами радуги.

«Фиолетовые поедут в Омск, оранжевые – в Нигерию, а там дальше цветные "посылки" в Польшу, Великобританию, Украину», – перечисляет генеральный директор завода Максим Югай.

Эти трубы веселой расцветки рассчитаны на самые суровые условия эксплуатации. Они способны выдерживать давление 250 килограммов на квадратный сантиметр. Это подтвердили испытания зимой на Ямале при температуре минус 60 градусов, где по случаю прочность труб оценили еще и челюсти белого медведя. Английская дорожная компания перед заключением контракта пыталась раздавить трубы строительной техникой. Удивительно, но в числе партнеров завода пока нет ни одной казахстанской компании – предприятие работает только на экспорт.

DSC05006.jpg

Казахстанский завод с иностранными инвестициями

Завод высокопрочных кабельных труб выпускает продукцию уже год, он был открыт в феврале 2019 года в Алматы, на территории индустриально-логистического центра Damu Logistics. Инвестиции составили $4 млн, основные акционеры – казахстанец Максим Барышев, британский подданный Максим Югай и гражданин Канады Рустам Бийсембаев

Есть миноритарный акционер – южнокорейский предприниматель Ли Кёнг Ро. Именно его изобретения лежат в основе производства. Мистер Ли заработал капитал на производстве кабеля, много времени посвятил разработке систем кабельной защиты. Изобретенные Ли продукты и способы производства запатентованы в 192 странах мира, в семи из них запущены заводы. 

Сырьем для производства труб служит полиэтилен низкого давления (ПНД) – продукт переработки газа. Пока алматинское производство покупает ПНД на казанском заводе «Оргсинтез», но ожидается запуск подобного производства в Атырау. 

Дополнительный стресс-фактор как основа технологии

Переработка полиэтиленовой крошки не представляет особой сложности. Особенность технологии Ли Кёнг Ро заключается в создании стресс-факторов, пройдя через которые поли­этилен приобретает исключительную твердость: для этого на расплавленный полиэтилен специальным образом воздействуют водой и воздухом. Способность выдерживать большие нагрузки усиливает особая форма трубы – внешние ребра сформированы в виде спирали, и благодаря этому любое давление распределяется по всей длине.

На первый взгляд, процесс производства прост. Полиэтиленовая крошка из бункера подается в специальные формовочные агрегаты, где плавится при температуре до 220 градусов и формируется в трубы нужного диаметра. В ходе этого процесса добавляется краситель того цвета, который выбрал заказчик. 

Далее водяная ванна для охлаждения и затем – вторая часть. Теперь нужное количество разноцветных труб (от трех до семи) пропускается через процесс формирования внешней трубы. На выходе получается многокомпонентный защитный модуль длиной до 800 метров. 

При монтаже и соединении стыков сети специально разработанные аксессуары обеспечивают высокий уровень изоляции кабеля. Это оптимизирует затраты на прокладку сетей – требуется траншея неглубокого залегания, в некоторых случаях возможна открытая установка.

Завод гарантирует – их трубы будут защищать коммуникации как минимум 50 лет.

DSC04952.jpg

Экспортный путь

Максим Югай признается, что переоценил потребности казахстанского рынка в инновационных материалах. За минувший год не подписано ни одного договора поставки для местных заказчиков. Такой вариант развития событий стал неприятным сюрпризом – Югай лично отстаивал перед разработчиком технологии идею запуска производства именно в Алматы. Планировалось, что завод станет эксклюзивным поставщиком сверхпрочных труб на рынок ЕАЭС и в страны Центральной Азии. Но на практике основные заказчики сейчас из европейских и африканских стран. 

Отсутствие интереса отечественного телеком-рынка не помешало заводу высокопрочных кабельных труб завершить первый год работы с показателями, которые в два раза превышают самые оптимистичные ожидания. Благодаря заказам из Европы и Африки завод выпускает около тысячи километров трубы ежемесячно. В денежном выражении годовой объем продаж составил $1,5 млн. Цена продукта во всем мире регулируется офисом изобретателя технологии и предусматривает маржинальность такого бизнеса в диапазоне 12,5–20%.

DSC05123.jpg

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

drweb_ESS_kursiv.gif