Павлодарские мясники задолжали государству миллионы тенге

Узнали они об этом случайно и решили судиться

Фото: Shutterstock.com

Индивидуальные предприниматели, торгующие мясом на рынках, неожиданно для себя стали основными импортерами российской продукции в регионе. Узнали они об этом, получив из управления госдоходов уведомления о необходимости погасить налоговую задолженность. Начисление сумм вызвало массу вопросов к госорганам. За ответами представители малого бизнеса отправились в суд. В ситуации попытался разобраться и «Курсив».

А щепки летят

В Павлодарской области вопрос пополнения казны и своевременной оплаты налогов находится на особом контроле. Здесь разработана дорожная карта, благодаря которой местные власти рассчитывают нарастить доходную часть бюджета. Одним из важных направлений считается изыскание дополнительных резервов по налогам и другим обязательным платежам. В этой связи призывают работодателей искоренить практику выдачи черных зарплат, выводят из тени реальные доходы бизнеса и устанавливают истинный объем импортируемых из стран ЕАЭС товаров. 

«Кроме этого, есть и собственный план работы, благодаря чему в бюджет поступило дополнительно более 900 млн тенге. Это разные направления – администрирование налогоплательщиков посредством применения онлайн ККМ или применение базы данных третьих лиц по деятельности предпринимателей и другие», – рассказал на недавно прошедшем аппаратном совещании в акимате Павлодарской области исполняющий обязанности руководителя регионального департамента госдоходов Бауыржан Айнабеков.

Правда, при этом, говоря о достижениях, глава департамента не упомянул о том, что не все налогоплательщики согласны с результатами дорожной карты. 

Получите – распишитесь!  

Весной текущего года индивидуальные предприниматели, реализующие мясо на рынках «Асыл», «Затонский» и «Квазар», начали получать уведомления. Электронные послания от городского управления госдоходов указывали на необходимость сдать отчетность за 2018 год по форме 320 – «Декларация по косвенным налогам по импортируемым товарам» и по форме 328 – «Заявление о ввозе товаров и уплате косвенных налогов». То есть малому бизнесу, занятому приобретением мяса у поставщиков непосредственно на рынке и его перепродажей с наценкой, предлагалось уплатить 12% НДС на импорт товара из страны ЕАЭС – Российской Федерации. Чтобы избежать проблем в дальнейшем, люди получили в пограничной службе справки о том, что границу не пересекали. То, что предприниматели лично не завозили на рынки говядину, свинину и конину из России и других стран, подтвердили и ветеринарные инспекторы. 

Но в августе неожиданно выяснилось, что дело дошло до запрета на пользование банковскими и пенсионными счетами – до погашения задолженности. В связи с чем люди пошли по инстанциям. Они говорят, что это нелепая ошибка. И она очевидна хотя бы потому, что  многим приписали слишком большой объем продаж. Есть и другие нестыковки.

«Судя по распечатке, которую мне представила сотрудник управления госдоходов, за один раз я покупала 5 или 7 туш конины. Это не может быть правдой, так как, учитывая проходимость на «Затонском» рынке, я беру одну, реализую ее четыре-пять дней. На весь этот срок получаю и продлеваю талон ветеринарной экспертизы», – рассказывает индивидуальный предприниматель Толкын Жакишева.

По словам хозяйки прилавка, органы госдоходов предписывают уплатить НДС за 38 туш, якобы проданных за год. По ее подсчетам, выходит сумма примерно в 2 млн тенге.

Другой торговец из мясного ряда Толеген Алинов готов представить проездные документы, подтверждающие, что с 4 по 21 февраля прошлого года он отсутствовал в Павлодаре: вместе с семьей отдыхал в Египте.

«Однако, согласно данным управления государственных доходов, в это же время я купил и продал 14 туш конины. Мне говорят, что кто-то мог торговать вместо нас, но администрация рынка может подтвердить, что мой отдел был закрыт. А вообще меня заставляют уплатить НДС с 84 туш, я не понимаю, как это возможно», – рассказал изданию собеседник.

Считающих проведенные начисления несправедливыми набралось несколько десятков. Суммы у всех разные, но это, говорят люди, значения не имеет. Они хотят выяснить, за кого им предлагается уплатить налог на импорт? 

А у нас есть бумажка!

Чтобы разобраться в коллизии, «Курсив» обратился непосредственно в региональный департамент госдоходов. Как пояснил руководитель управления экспортного контроля Нурболат Нурахметов, данные об импортерах формировались на основании сведений, предоставленных управлением ветеринарии Павлодарской области, в рамках статьи 22 Налогового кодекса. 

«По транспорту нам сведения предоставляет МВД, по земле – управление земельных ресурсов, а по недвижимости – ЦОН. Это те сведения, по которым есть сроки и форма. Всю другую информацию, которая необходима нам для налогового контроля, мы получаем в сотрудничестве с уполномоченными органами, с которыми у нас есть план по администрированию, – говорит спикер. – И нами данные по мясу были получены из управления ветеринарии Павлодарской области».

В департаменте госдоходов действительно продемонстрировали письмо с приложенным списком дат и лиц, поставляющих мясо из России. Они указаны в качестве нерезидентов, то есть плательщиками НДС на импорт не являются. Кроме этого, внесены данные ветеринарных сертификатов и фамилии людей, занимающихся реализацией мяса на рынке. Выходит, что обязательства по уплате НДС на импорт автоматически перешли к рядовым продавцам. В подтверждение слов сотрудники департамента ссылаются на статьи Налогового кодекса и на вопрос о полноценной проверке предоставленных сведений здесь отвечают:  обязаны верить уполномоченному государственному органу. Все ли поставщики мяса являются нерезидентами, имеются ли письменные договоры и другая документация, подтверждающая факты сделок между ними и ИП, здесь не проверяли. Важно, что в Павлодарскую область в период с начала 2018-го по апрель 2019 года поступило 163,5 тонны говядины, конины, свинины и баранины. А значит, налог – более 14 млн тенге – должен быть в казне.

Кто крайний?

Между тем в областном управлении ветеринарии изданию пояснили, что сведения предоставило нижестоящее подразделение, а именно городской отдел ветеринарии, инспекторы которой непосредственно несут службу на рынках. И уже в отделе рассказали свою версию появления оспариваемых налогов. Если она правдива,  то надежность формирования налоговой базы в данном случае действительно оказывается под вопросом. 

«Нам 12 февраля поступил запрос от руководителя управления ветеринарии о том, чтобы до 14 февраля 2019 года заполнить данные в представленную таблицу. Согласно ей, мы должны были указать поставщиков, ветеринарный сертификат, вид мясной продукции и реализаторов на рынке. А сколько туш кто конкретно купил – такие сведения не спрашивали, мы не предоставляли, да и не могли», – поясняет заместитель руководителя отдела Асылтас Тлеубаев.

Ветеринарная служба города Павлодара обеспечивает ветеринарную безопасность, но никак не учет сделок на рынке, это не в ее компетенции, считает инспектор Ризабек Апсалямов. «Мы не можем вмешиваться в хозяйственную деятельность предпринимателей», – говорит он.

Тем не менее таблицу заполнили в соответствии с требованиями управления ветеринарии, зачем-то вписав в соответствующую графу часть продавцов рынка, среди которых, судя по всему, и было распределено бремя налогов.

«Мы не знали, что этот бланк предназначен для налогов. Тогда мы дали иной ответ и указали, что он неверно составлен», – заключил заместитель отдела ветеринарии. 

Выходит, недоразумение. Именно эта таблица, заполненная рукой неназванного специалиста, и стала основанием для налоговых расчетов, поскольку иной документации, которая бы указывала на совершение сделок, попросту нет. Как выяснилось, туши продавцы покупали без чеков, накладных и договоров. Тем временем они успели озвучить в прокуратуре города Павлодара свою проблему. На днях их оповестили о том, что обращение направлено… в департамент госдоходов Павлодарской области. Между тем там им уже посоветовали самостоятельно доказывать, что они не приобретали российское  мясо у поставщиков-нерезидентов в том объеме, который у них имеется, или что не приобретали вообще.

«Далее, если вы представили пояснение, где четко указали основного импортера мясной продукции (БИН, Ф. И. О. резидента РК) с приложением подтверждающих документов (договоры, накладные, счета-фактуры), то в данном случае нами будет выставлено уведомление в адрес основного импортера», – говорится в ответе госоргана ИП.
 
Чтобы круг, таким образом, не замкнулся, продавцы рынка намерены рассказать все обстоятельства дела в суде. Более 30 человек подготовили соответствующий иск. В департаменте госдоходов говорят, что к этой встрече готовы.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

В Казахстане станет проще развивать тепличный бизнес

Новые правительственные поправки снизят число необходимых документов для старта

Фото: Depositphotos/PiLens

Очередной пакет поправок в законодательство по вопросам улучшения бизнес-климата в Казахстане поможет малому бизнесу расширить свои объекты или построить новые. В частности, отменены требования разработки проектно-сметной документации в отношении технически несложных стройобъектов.

Технически несложные объекты – это мобильные комплексы контейнерного, блочного и модульного исполнения, одно­этажные здания для предприятий торговли, общественного питания и бытового обслуживания, которые возводят из сборно-разборных конструкций, склады и хранилища высотой не более 7 метров и площадью до 2 тыс. кв. м, открытые автостоянки на 50 и менее мест. А кроме того, теплицы и парники, строительство которых на госуровне стимулируется с 2015 года. 

Для теплиц и не только

Теплицы должны были сбить ценовые скачки при сезонном подорожании овощей, но при их строительстве бизнес столкнулся с существенными барьерами. Показательна история грузинского бизнесмена, который строил теплицу в Актюбинске.

«Он признался, что когда он такую же теплицу строил в Грузии, то разрешение на строительство теплицы там ему обошлось в 10 тыс. евро и в две-три недели было выдано. У нас стоимость дошла до 100 тыс. евро и по срокам – пять месяцев, но если бы мы не подключились, то разрешение он бы еще полгода получал», – рассказывал Айдос Мамыт из Агентства по противодействию коррупции.

8-й пакет поправок в законодательство по вопросам улучшения бизнес-климата в том числе отменяет требования разработки проектно-сметной документации (ПСД) в отношении технически несложных стройобъектов.

«Изменения, безусловно, произошли в лучшую сторону, поскольку, независимо от того, технически они сложные или несложные, стройобъекты ранее поголовно проходили экспертизу и процедуру разработки проектно-сметной документации», – поясняет руководитель управления анализа и мониторинга бизнес-среды Министерства национальной экономики Мадина Нуртас.

Она говорит, что на разработку ПСД требуется от месяца до года и даже более в зависимости от сложности объекта. 

От экспертизы и ПСД освобождено и строительство сетей электроснабжения с установленной мощностью до 200 кВт для субъектов предпринимательства. Сеть в 200 кВт способно обслуживать помещение с сетью освещения в 83 лампочки мощностью 100 Вт. Ранее, если предприниматель решал расширить свой магазин и, соответственно, увеличить его освещение, ему повторно приходилось разрабатывать ПСД на строительство или модернизацию сети питания, теряя деньги и время. «Тепличная» поправка на самом деле облегчила жизнь всему малому и микробизнесу страны, особенно в том случае, если этот бизнес решит расширяться, наращивая свои производственные и торговые площади. 

KPI для государства

Упрощение процедур в этой сфере может простимулировать рост числа проектов в сфере коммерческого строительства и количества компаний, реализующих такие проекты под ключ, уверены в Министерстве национальной экономики.

Увеличению числа игроков рынка из частного сектора будет способствовать и установленное законом сокращение перечня оснований для создания организаций с государственным участием. Теперь государственные предприятия могут быть созданы исключительно в целях обеспечения национальной безопасности, введения государственной монополии или в связи с недостаточным развитием конкуренции на товарном рынке, которое будет определяться по итогам его анализа со стороны антимонопольного ведомства.

«Анализ состояния конкурентной среды и сейчас проводится при создании госпредприятий либо расширении или изменении осуществляемых ими видов деятельности: им определяется возможное их влияние на рынки», – напоминает руководитель управления правового обеспечения и методологии Комитета по защите и развитию конкуренции Министерства национальной экономики Бахыт Кожикова.

Она поясняет, что для определения уровня развития конкуренции на товарном рынке берутся следующие критерии: рыночная концентрация, доли действующих субъектов частного предпринимательства на этом рынке, показатели спроса и возможности его удовлетворения субъектами частного предпринимательства, а также иные структурные особенности товарного рынка, к примеру, экономические и административные барьеры для входа на рынок. После анализа этих данных будет приниматься решение о целесообразности присутствия государства в предпринимательской среде на конкретном участке.

Напомним, что в начале лета министр национальной экономики Казахстана Руслан Даленов сообщил о том, что по итогам 2019 года участие государства в экономике снизилось до 16% – этот показатель был вычислен путем деления суммы валовой добавленной стоимости продукции, произведенной компаниями квазигосударственного сектора, на объем ВВП страны. При этом доля МСБ в казахстанском ВВП, по оценке того же министерства, составила 30,8%. Государственный KPI – довести этот показатель до 35% к 2025 году.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

qazexpocongresskz.jpg