Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


15684 просмотра

Как рыбопитомник в Карагандинской области вырвался из нищеты

И стал крупнейшим хозяйством в регионе

Фото: Vladislav Gajic

Восемь лет потребовалось карагандинскому рыбопитомнику, чтобы из банкрота вырасти в самое крупное рыбное хозяйство региона. Сегодня годовой оборот предприятия – около 150 миллионов тенге. При этом 90-95% оборота рыбопитомника – это доля частных организаций. 

Вторая жизнь 

В 2012 году, когда карагандинский рыбопитомник передали в частные руки, он находился на грани банкротства. Около 60 млн тенге составляла задолженность предприятия перед коммунальными службами, различными поставщиками, а также по фонду оплаты труда. Состояние цехов и прудов тоже оставляло желать лучшего. Чтобы дать рыбопитомнику вторую жизнь, потребовалось около 300 млн тенге только первоначальных инвестиций – на восстановление подающих магистралей, инкубационного цеха и прудов различных категорий.

«Вся система подогрева воды была на угольном отоплении. Сейчас мы полностью перешли на автоматическую электронную систему управления процессом инкубации, установили дополнительную очистку поступающей в цех воды. Считаю, что в конечном итоге такие затраты были оправданы не только с экономической точки зрения, но и с точки зрения экологии», – рассказал «Курсиву» директор ТОО «Карагандинский рыбопитомник» Денис Муштаков.

Тогда же закупили новое племенное маточное стадо Алтайского зеркального карпа. Племенной карп, завезенный из России, обеспечил успешность дальнейшей селекционной работы и выведение потомства с высокими показателями темпов роста и процентом оплодотворения. 

Сегодня компании удалось восстановить и ввести в эксплуатацию 780 из 1300 га территории питомника. Предприятие производит около 2,5 млн сеголетки карпа в год. Для сравнения: в 2012 году – менее 200 тыс. рыбы. Производство молоди для зарыбления водоемов составляет 70% дохода. Сеголетка пользуется спросом не только в Карагандинской области, но и за ее пределами. 

Остальные 30% оборота рыбопитомника приходятся на товарную рыбу. В прошлом году предприятие выпустило 45 тонн товарной рыбы. В этом году планируют произвести 60-70 тонн. Но большую маржинальность имеет рыба живая, которую далеко не увезешь. 

«Карп замороженный теряет в цене, а доставлять его живого можно только на небольшие расстояния, максимум до столицы. Охватить одновременно Нур-Султан и Караганду большими объемами товарной продукции на данный момент тяжело, необходимо развивать сеть специализированных магазинов. Мы, конечно, задумываемся над тем, чтобы развернуть свою сеть в Караганде, потом в Темиртау, но это, как известно, большие инвестиции. А ведь еще предыдущие вложенные средства до конца не вернули», – рассказывает Денис Муштаков. 

Особенности госзакупок

По словам г-на Муштакова, рынок в целом растет, но пока темпы небольшие. Если судить по предприятию, каждый год рост объема реализованной продукции составлял от 3 до 7%. Производить сеголеток предприятие могло бы и больше, но спрос рождает предложение. Основными потребителями рыбной молоди являются частные природопользователи и государственные структуры, осуществляющие зарыбление различных водных артерий. Кстати, к системе госзакупок у представителей отрасли масса вопросов. 

«Совершенно непонятно, как на конкурсах главным критерием может быть цена, а не качество продукции? Минимальный допустимый вес рыбы по конкурсу составляет 12 граммов. Но выращивая рыбу весом 20-25 граммов, предприятия несут большие затраты, и цена на нее  уже не может конкурировать с ценой на 12-граммовую рыбу. При этом ни для кого не секрет, что выживаемость более упитанной молоди значительно выше. Однако этот факт во внимание почему-то не принимается», – говорит глава рыбопитомника.

По словам Дениса Муштакова, не учитывается и территориальный фактор. Рыбу перевозят на расстояния свыше 1000 км, вместо того, чтобы дать возможность рыбопитомникам в приоритетном порядке производить зарыбление в непосредственной близости от своего месторасположения. 

«Случаи были несколько раз, когда на зарыбление был выставлен большой объем по конкурсу, мы на него рассчитываем, держим свою рыбу, чтобы поучаствовать в этом конкурсе, а выигрывает непонятная компания с ценовым предложением ниже себестоимости, которая даже не имеет своих прудов. Есть срок, в который она должна совершить поставку, – сентябрь-октябрь. Но в сентябре они заявляют о том, что не могут выполнить договор, а времени на проведение нового тендера уже практически нет», – подчеркивает Денис Муштаков. 

По его словам, даже при объявлении повторного конкурса, который еще две недели должен находиться на портале, у потенциальных поставщиков остается лишь пара недель на исполнение. При больших объемах это технически очень сложно выполнить. В итоге государство оставалось с неосвоенными деньгами, а предприятие – с большим количеством рыбы, которую приходилось переводить на незапланированную зимовку. Для питомника это большие расходы. 
Впрочем, глава рыбопитомника признает, что сейчас форма проведения конкурсов немного улучшилась, указывается необходимость наличия производственной базы, но в целом, по его мнению, у системы остается еще много недостатков. 

Бизнес бизнесу – друг 

Как отмечает Денис Муштаков, на госзаказ приходится лишь небольшой процент оборота рыбопитомника. Основную его долю – 90-95% – составляет частный бизнес. 

«Частник же имеет на руках договор – инструмент обоюдо­острый. Там жесткие требования – с пеней, санкциями, все для того, чтобы он выполнялся», – уточняет глава компании. 

Помогите материально 

В прошлом году ТОО «Карагандинский рыбопитомник» впервые за 8 лет получило субсидии на корма – около 7 млн тенге. Это позволило увеличить объемы кормления и получить качественный рыбопосадочный материал. 

Для развития рыбоводства в стране, по мнению г-на Муштакова, программа субсидирования должна быть более стабильной и разнонаправленной.

«В поддержке нуждаются в первую очередь природопользователи. Если направить средства на субсидирование приобретения молоди для зарыбления, уменьшится число бесхозных водоемов, как следствие, процент заболачивания, загрязнения и браконьерства. Такой шаг, в свою очередь, дал бы толчок развитию воспроизводственных комплексов. На нашем уровне – уровне рынка – мы друг друга хорошо понимаем, а в «высоких кабинетах» нас практически не слышат», – считает глава рыбопитомника.

Пока, по его словам, государственная поддержка носит фрагментарный и нерегулярный характер, поэтому производителям надеяться на качественный скачок в объемах производства рыбному хозяйству не приходится.


356 просмотров

Строители Караганды требуют принять методику расчета стоимости работ при ЧС

Они уверены, что такой документ даст им уверенность, если они будут незамедлительно приступать к ликвидации последствий катаклизмов

Фото: Олег Спивак

Особенно остро этот вопрос стоит сейчас, когда на 97% завершены восстановительные работы в городе Арыси Туркестанской области, где в июне 2019 года прогремели взрывы на военных складах. Предприниматели, восстанавливающие жилые дома и другие объекты, опасаются, что и на этот раз им заплатят меньше, чем положено. 

Напомним, со всего Казахстана на помощь жителям Арыси пришли около 120 строительных компаний. В том числе 25 карагандинских, выполнивших заявленный объем работ одними из первых, восстановив 519 квартир в 11 многоэтажках и 72 частных дома. Кроме того, они подарили городу новую спортивную площадку с тренажерами. 

По предварительным данным министра финансов РК Алихана Смаилова, для восстановления Арыси требовалось 34,5 млрд тенге, большую часть этой суммы планировалось выделить из резерва правительства и бюджетов регионов.

«Кинули два раза»

По мнению предпринимателей, их опасения вполне обоснованны, поскольку уже были случаи, когда за оказанную своевременную помощь строителям выплачивали гораздо меньше изначально оговоренной суммы. 

В 2014 году в селе Кокпекты близ Караганды произошел прорыв дамбы, в 2015-м паводки затопили 35 населенных пунктов, сильнее всех из которых пострадал поселок имени Габидена Мустафина. В результате природных бедствий сотни людей остались без крова. 

Председатель ПК «Аспап» Толеген Ашимов утверждает: чаще всего в случаях ЧС бизнесмены по просьбе госорганов приступают к работам сразу. Между тем оценщики и проектировщики составляют расчеты в течение двух-трех месяцев. К моменту их изготовления подрядчики выполняют уже половину заявленного объема работ. А к окончанию строительства уходят в минус, поскольку сметная стоимость работ оказывается вдовое меньше реальной. 

«Такое отношение ведет к недоверию к государству. В Жамбылской области было землетрясение, рухнул поселок. Мы первыми отстроились, ушли. Потом узнали, что нам будут платить по $200 за квадратный метр. Кто хоть немного ориентируется в ценах, понимает, что это красивый бросок. Было наводнение в Кокпекты. Мы долго и упорно строили. Каждый ребенок с порога своего дома ушел в школу. Но власти приняли решение заплатить всего 80 тыс. тенге за квадрат», – сказал Ашимов на недавнем заседании совета по строительству Палаты предпринимателей Карагандинской области. 

Его слова подтвердила исполнительный директор Ассоциации застройщиков Карагандинской области Найля Каирбекова

«В 2014 и 2015 годах наши компании начали ликвидацию ЧС без документов. Я буду говорить жаргоном: нас кинули два раза. Что сегодня сделали некоторые компании? Взяли те же грабли и пошли. Чего и следовало ожидать. На мое имя буквально вчера поступило письмо с просьбой оказать содействие по выплате заработной платы, погашению расходов на приобретение строительных материалов и техники по ликвидации ЧС в Арыси», – сообщила она. 

Письмо депутатам 

Как говорит заместитель руководителя управления финансов Карагандинской области Ардак Саттыбаева, выделение средств из резерва регламентируется четкими правилами. 

«При возмещении ущерба, нанесенного ЧС, прежде всего необходима оценка его масштаба. Если объект был застрахован, средства выплачивает страховая компания, в противном случае – государство. При этом деньги застройщику без наличия проектно-сметной документации, прошедшей экспертизу, не переводятся», – подчеркнула чиновница. 

Однако предприниматели считают, что заведенный порядок не учитывает фактора внезапности, характерного для чрезвычайных ситуаций. Чтобы расставить все точки над i во взаимоотношениях с государством, они планируют обратиться к депутатам мажилиса и в Комитет по строительству Министерства экономики РК. 

«Мы предлагаем разработать типовые проекты, которые будут проходить государственную экспертизу и запускаться в ход без всяких отсрочек, как только наступила ЧС. Государство должно принять закон или подзаконный акт, определяющий данный порядок, а также создать специальный фонд, откуда бы сразу выделялись деньги при объявлении ЧС. Таким документом может стать методика расчета стоимости строительных работ в чрезвычайных ситуациях, которая применялась в советские времена. Я предлагала ее разработать и принять еще в 2016 году», – отметила Каирбекова. 

Утром – деньги 

Впрочем, среди членов строительного комитета нашлись и сторонники действующего законодательного порядка. Как полагает исполнительный директор ТОО «ProIux LTD» Николай Абт, предприниматели могут сами решить свою проблему, если откажутся строить без предварительного заключения договора с заказчиком. 

«Смету составлять долго, но договор – нет. Значит, не следует начинать строить, пока госорган не найдет возможности его заключить», – выразил мнение он. 

По словам генерального директора ТОО «БК-СТРОЙ» Сергея Кима, сегодня проблемы возникают на стадии выделения средств для погашения затрат, понесенных строительными фирмами. 

«С предпринимателями, которые восстанавливали Арысь, договоры были заключены. В них прописано, что сумма будет корректироваться по факту выполнения работ. Проблема в другом: когда все работы выполнены, акты подписаны, не происходит перечисления средств», – отмечает спикер. 

Трудности с оформлением документов и оплатой услуг строительных компаний, устраняющих последствия ЧС, знакомы бизнесменам не только Карагандинской области, но и в других регионах страны. 

«Проблема в том, что сейчас деньги поступают после завершения строительства. За счет республиканского и областного бюджетов нужно создавать фонды по борьбе со стихийными бедствиями. Такие подушки безопасности существуют во многих странах мира. Предприниматели больше не хотят работать по принципу «утром – стулья, вечером – деньги». Но не факт, что за восстановление Арыси с ними полностью рассчитаются», – сказал «Курсиву» председатель Союза строителей Казахстана Талгат Ергалиев

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

b2-uchet_kursiv.png

Цифра дня

1,6 млрд
тенге
задолжали казахстанские работодатели своим работникам

Цитата дня

Порой некоторые лозунги и призывы выглядят крайне привлекательными, но их авторы не несут ответственности перед страной. Реформы ради реформ - это верный путь к кризису и потери управляемости государством. Уверен, никто из нас этого не желает. Развитие должно быть последовательным, поступательным, без забегания вперед, но и без отставания.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций