Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


1 просмотр

Как рыбопитомник в Карагандинской области вырвался из нищеты

И стал крупнейшим хозяйством в регионе

Фото: Vladislav Gajic

Восемь лет потребовалось карагандинскому рыбопитомнику, чтобы из банкрота вырасти в самое крупное рыбное хозяйство региона. Сегодня годовой оборот предприятия – около 150 миллионов тенге. При этом 90-95% оборота рыбопитомника – это доля частных организаций. 

Вторая жизнь 

В 2012 году, когда карагандинский рыбопитомник передали в частные руки, он находился на грани банкротства. Около 60 млн тенге составляла задолженность предприятия перед коммунальными службами, различными поставщиками, а также по фонду оплаты труда. Состояние цехов и прудов тоже оставляло желать лучшего. Чтобы дать рыбопитомнику вторую жизнь, потребовалось около 300 млн тенге только первоначальных инвестиций – на восстановление подающих магистралей, инкубационного цеха и прудов различных категорий.

«Вся система подогрева воды была на угольном отоплении. Сейчас мы полностью перешли на автоматическую электронную систему управления процессом инкубации, установили дополнительную очистку поступающей в цех воды. Считаю, что в конечном итоге такие затраты были оправданы не только с экономической точки зрения, но и с точки зрения экологии», – рассказал «Курсиву» директор ТОО «Карагандинский рыбопитомник» Денис Муштаков.

Тогда же закупили новое племенное маточное стадо Алтайского зеркального карпа. Племенной карп, завезенный из России, обеспечил успешность дальнейшей селекционной работы и выведение потомства с высокими показателями темпов роста и процентом оплодотворения. 

Сегодня компании удалось восстановить и ввести в эксплуатацию 780 из 1300 га территории питомника. Предприятие производит около 2,5 млн сеголетки карпа в год. Для сравнения: в 2012 году – менее 200 тыс. рыбы. Производство молоди для зарыбления водоемов составляет 70% дохода. Сеголетка пользуется спросом не только в Карагандинской области, но и за ее пределами. 

Остальные 30% оборота рыбопитомника приходятся на товарную рыбу. В прошлом году предприятие выпустило 45 тонн товарной рыбы. В этом году планируют произвести 60-70 тонн. Но большую маржинальность имеет рыба живая, которую далеко не увезешь. 

«Карп замороженный теряет в цене, а доставлять его живого можно только на небольшие расстояния, максимум до столицы. Охватить одновременно Нур-Султан и Караганду большими объемами товарной продукции на данный момент тяжело, необходимо развивать сеть специализированных магазинов. Мы, конечно, задумываемся над тем, чтобы развернуть свою сеть в Караганде, потом в Темиртау, но это, как известно, большие инвестиции. А ведь еще предыдущие вложенные средства до конца не вернули», – рассказывает Денис Муштаков. 

Особенности госзакупок

По словам г-на Муштакова, рынок в целом растет, но пока темпы небольшие. Если судить по предприятию, каждый год рост объема реализованной продукции составлял от 3 до 7%. Производить сеголеток предприятие могло бы и больше, но спрос рождает предложение. Основными потребителями рыбной молоди являются частные природопользователи и государственные структуры, осуществляющие зарыбление различных водных артерий. Кстати, к системе госзакупок у представителей отрасли масса вопросов. 

«Совершенно непонятно, как на конкурсах главным критерием может быть цена, а не качество продукции? Минимальный допустимый вес рыбы по конкурсу составляет 12 граммов. Но выращивая рыбу весом 20-25 граммов, предприятия несут большие затраты, и цена на нее  уже не может конкурировать с ценой на 12-граммовую рыбу. При этом ни для кого не секрет, что выживаемость более упитанной молоди значительно выше. Однако этот факт во внимание почему-то не принимается», – говорит глава рыбопитомника.

По словам Дениса Муштакова, не учитывается и территориальный фактор. Рыбу перевозят на расстояния свыше 1000 км, вместо того, чтобы дать возможность рыбопитомникам в приоритетном порядке производить зарыбление в непосредственной близости от своего месторасположения. 

«Случаи были несколько раз, когда на зарыбление был выставлен большой объем по конкурсу, мы на него рассчитываем, держим свою рыбу, чтобы поучаствовать в этом конкурсе, а выигрывает непонятная компания с ценовым предложением ниже себестоимости, которая даже не имеет своих прудов. Есть срок, в который она должна совершить поставку, – сентябрь-октябрь. Но в сентябре они заявляют о том, что не могут выполнить договор, а времени на проведение нового тендера уже практически нет», – подчеркивает Денис Муштаков. 

По его словам, даже при объявлении повторного конкурса, который еще две недели должен находиться на портале, у потенциальных поставщиков остается лишь пара недель на исполнение. При больших объемах это технически очень сложно выполнить. В итоге государство оставалось с неосвоенными деньгами, а предприятие – с большим количеством рыбы, которую приходилось переводить на незапланированную зимовку. Для питомника это большие расходы. 
Впрочем, глава рыбопитомника признает, что сейчас форма проведения конкурсов немного улучшилась, указывается необходимость наличия производственной базы, но в целом, по его мнению, у системы остается еще много недостатков. 

Бизнес бизнесу – друг 

Как отмечает Денис Муштаков, на госзаказ приходится лишь небольшой процент оборота рыбопитомника. Основную его долю – 90-95% – составляет частный бизнес. 

«Частник же имеет на руках договор – инструмент обоюдо­острый. Там жесткие требования – с пеней, санкциями, все для того, чтобы он выполнялся», – уточняет глава компании. 

Помогите материально 

В прошлом году ТОО «Карагандинский рыбопитомник» впервые за 8 лет получило субсидии на корма – около 7 млн тенге. Это позволило увеличить объемы кормления и получить качественный рыбопосадочный материал. 

Для развития рыбоводства в стране, по мнению г-на Муштакова, программа субсидирования должна быть более стабильной и разнонаправленной.

«В поддержке нуждаются в первую очередь природопользователи. Если направить средства на субсидирование приобретения молоди для зарыбления, уменьшится число бесхозных водоемов, как следствие, процент заболачивания, загрязнения и браконьерства. Такой шаг, в свою очередь, дал бы толчок развитию воспроизводственных комплексов. На нашем уровне – уровне рынка – мы друг друга хорошо понимаем, а в «высоких кабинетах» нас практически не слышат», – считает глава рыбопитомника.

Пока, по его словам, государственная поддержка носит фрагментарный и нерегулярный характер, поэтому производителям надеяться на качественный скачок в объемах производства рыбному хозяйству не приходится.


610 просмотров

Законодательные инициативы Комитета госдоходов насторожили карагандинских бизнесменов

Предприниматели считают, что новые нормативные правовые акты серьезно усложнят их деятельность, если вообще не приведут к ее прекращению

Фото: Shutterstock

Речь идет о Правилах реализации пилотного проекта по совершенствованию администрирования НДС и Методических рекомендациях о некоторых вопросах признания сделок недействительными. Пилотный проект должен был вступить в силу 18 октября 2019 года. Вместе с тем на практике сотрудники органов госдоходов еще в сентябре начали блокировать электронные счета-фактуры (ЭСФ) налогоплательщиков, относящихся к зоне высокого риска, а также без обращения в суд исключать из зачетов и вычетов НДС.

Изменения в законодательстве призваны ограничить деятельность неблагонадежных поставщиков. Однако бизнесмены опасаются, что в черный список ошибочно могут попасть и их добросовестные коллеги, а это обернется проблемами, так как за невыписку электронного ЭСФ в течение 15 дней грозит штраф. 

Хороши ли критерии? 

С 2019 года налоговые органы применяют систему управления рисками. Присвоение предпринимателю той или иной степени зависит от соответствия определенным критериям – неконфиденциальным и конфиденциальным. К ним относятся налоговая нагрузка, среднемесячная заработная плата на одного работника, использование контрольно-кассовых машин с функцией передачи данных, выписка счетов-фактур в электронном виде, наличие основных средств, размер оборота.

Попадая в высокую зону риска, предприниматель автоматически оказывается в числе проверяемых объектов. Если в течение пяти дней он не реагирует на полученное уведомление, то, согласно нововведениям, ему ограничивают доступ к информационной системе ЭСФ. Таковых в Карагандинской области уже насчитывается 149, и в будущем, судя по настроенности налоговых органов, станет только больше.

По мнению директора Ассоциации налогоплательщиков и бухгалтеров Сары Жунусовой, требования системы управления рисками сложно назвать корректными. 

«По сведениям сайта Комитета государственных доходов, в 2019 году в список проверяемых объектов по всему Казахстану попали 1858 организаций. 78% из них – субъекты малого и микробизнеса, которые не могут установить для своих сотрудников заработную плату в размере 120 тыс. тенге (данное требование действует для торговых организаций в Карагандинской области. – «Курсив»), выписать электронный счет-фактуру, потому что находятся там, где нет возможности сделать это, начать своевременно использовать онлайн-ККМ. Претендентами на попадание в этот список также являются владельцы малого бизнеса, которые работают в упрощенном режиме. Поскольку такие налогоплательщики в основном не ведут бухгалтерский учет и не оприходуют товар, у органов госдоходов могут возникнуть вопросы, когда они продадут товар, который формально отсутствует на складе. Поэтому, прежде чем блокировать электронные счета-фактуры, необходимо провести инвентаризацию остатков», – считает профессиональный бухгалтер. 

Г-жа Жунусова полагает, что определенная часть «заблокированных» предпринимателей получила такое наказание незаслуженно. Но поскольку доказать свою правоту сложно, многие из них, скорее всего, предпочтут приостановить ИП или открыть новое. 

Умный в гору не пойдет

С точки зрения президента Казахстанской ассоциации предпринимателей Ермека Абильдина, налоговики наделили себя несвойственными полномочиями. 

«Организация, которая выписывает ЭСФ, относит на вычеты свой НДС – 12%. Например, предприятие заработало 10 млн тенге и, соответственно, отнесло на вычеты 12% – 1,2 млн. Уже неплохая сумма. А если речь идет о миллиардных оборотах? Конечно, есть предприниматели, которые пытаются обманным путем снизить налоговую нагрузку. Их нужно привлекать к ответственности, но законными методами. Согласно Налоговому кодексу налоговые органы не вправе блокировать ЭСФ. Однако они присвоили себе такое право путем принятия подзаконных актов, которые утверждаются приказом министра финансов и не согласуются в мажилисе парламента», – комментирует г-н Абильдин. 

Похожей позиции придерживается и юрист Ботагоз Садуова, представляющая интересы Ассоциации застройщиков Карагандинской области. 

«Допустим, я поставщик, у которого нет активов. Пока я нахожусь в командировке, мне выставляют уведомление, на которое я физически не могу ответить, – пять дней для этого мало. Мне блокируют ЭСФ и тем самым приостанавливают мою предпринимательскую деятельность. Покупатель тоже страдает, так как не может отнести в зачет НДС и получить товар. Сделка полностью рушится: налоговая взяла на себя функции правоохранительных органов. Чтобы так делать, нужно законодательно прописать, кто такой неблагонадежный поставщик, а не основываться на предположениях. Бизнес должен это четко знать, он не может играть на непонятном поле», – убеждена правовед. 

Было бы желание 

Как говорит руководитель управления администрирования косвенных налогов ДГД по Карагандинской области Серик Мукеев, правила и методические рекомендации пойдут бизнесу только на пользу.

«Когда мы признаем регистрацию неблагонадежных поставщиков недействительной в суде, их контрагенты в последующем нужно убрать из зачета НДС. Поэтому мы уже сегодня блокируем выписку ЭСФ, чтобы действующий налогоплательщик завтра не пострадал», – поясняет г-н Мукеев.

По его словам, внимание налоговых органов в первую очередь привлекают компании с большими оборотами и большими рисками, которые на поверку оказываются обнальными. Опасения предпринимателей по поводу ошибочного отнесения в зону высокого риска или блокировки ЭСФ не имеют под собой оснований, поскольку ввиду многоступенчатого контроля это просто невозможно.

«Информационную систему ЭСФ разработали, чтобы увидеть происхождение товара или услуги. Она интегрируется с другими программами, таможенными например. Прежде всего это прозрачность. Если вы не имеете на балансе транспорта, но реализуете транспортные услуги, то, следовательно, сами должны приобрести их у кого-то, а мы – увидеть это по другим электронным счетам-фактурам. То же самое и с приходом: если вы реализуете товар или услугу по НДС, то и приход должен быть по НДС», – подчеркнул сотрудник органов госдоходов. 

Серик Мукеев также уточнил, что заблокированные налогоплательщики имеют возможность доказать свою благонадежность. Однако за последнее время ею воспользовались только два предпринимателя из 149, которые сдали дополнительные декларации. В последующем их разблокировали. 

«Это произошло не по ошибке налогового органа, а по ошибке налогоплательщиков: они неправильно оформили свою отчетность», – резюмировал он.
 

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

Цифра дня

64-е
место
занял Казахстан по скорости фиксированного интернета в мире

Цитата дня

Популизм – это политика посредственности. Я не раздаю пустых обещаний. Я - человек конкретных дел. Я буду твердо проводить в жизнь свою программу реформ.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций