Перейти к основному содержанию

18995 просмотров

Как бизнес грузоперевозок Казахстана страдает от мошенников

Злоумышленники обманным путем похищают ценные грузы, воруют целые фуры

На территории Казахстана и России действует организованная преступная группировка, промышляющая мошенничеством в сфере грузоперевозок. В день, по словам предпринимателей, пропадает до четырех грузовых машин, кроме того, исчезают и грузы с ходовым товаром: чаем, металлом, бытовой химией.

Реальная история

Руководитель фирмы Tranz.kz Жомарт Есентугелов уже несколько лет борется с мошенниками в сфере грузоперевозок и помогает владельцам транспортных компаний отстаивать права. Несколько лет назад он сам стал жертвой обманщиков и понес ущерб на несколько десятков миллионов тенге. Его фирма обязалась доставить фуру с пустыми алюминиевыми пивными кегами из Петропавловска в Алматы, маршрут предполагал две дозагрузки в Нур-Султане и Балхаше. Нашли водителя, собрали все документы, оформили договор. 

«Машина вышла, мы получили данные водителя, указали, где ему нужно разгрузить кеги. Мы общались по телефону с водителем. Он называл нам особенности дороги, говорил, где он проезжает, где остановился, а потом выяснилось, что на самом деле это уже был мошенник, все это время находился вообще в Ростове-на-Дону», – рассказал Жомарт Есентугелов.

По его словам, в этот же момент мошенник все время общался с настоящим водителем, сопровождая груз. Компании грузоперевозок он выслал по почте реальные документы человека, который вел машину. 

«Мы разговаривали все время с мошенником, а думали, что говорим с водителем и груз идет по заданному маршруту, что все в порядке по срокам», – поясняет предприниматель. 

Но груженная кегами машина в Алматы не приехала. Груз стоимостью 36 млн тенге исчез. Спустя время пострадавшей компании удалось установить место последней разгрузки товара, но дальше следы потерялись. 

«Мы выяснили, что груз разгрузили не в том месте, но узнали об этом спустя много времени, по номеру машины нашли реального водителя, который сообщил нам, что по нашему же указанию разгрузился уже очень давно. К сожалению, это происходит очень часто, введенные мошенниками в заблуждение водители везут груз в другой город, потому что те действуют от имени компании-грузоперевозчика», – отмечает владелец ТОО «Tranz.kz».

Это не залетные хулиганы

Пропадают в Казахстане не только грузы, но и грузовые автомобили, их разбирают на запчасти и продают по дешевой цене. Предприниматели уверены: помимо мошенников-одиночек на территории страны действует организованная преступная группировка, поиском которой правоохранительные органы не занимаются. 

«На территории нашей страны, а также России безнаказанно действует одна и та же преступная группировка. Речь идет не о залетных хулиганах. Это долгие годы четко работающая группа, из-за которой три-четыре машины в месяц пропадает по Казахстану, это мои наблюдения субъективные. Стоимость фуры – не менее 15 млн тенге каждая, запчасти мошенники продают как лом», – поясняет Жомарт Есентугелов.

Изучив списки обманутых предпринимателей, он связался с ними и только за два месяца выявил 30 пострадавших компаний. Говорит, что в реальности их гораздо больше. Дело в том, что далеко не все обращаются в полицию, поскольку не хотят портить имидж своей фирмы. 
По словам предпринимателя, схема обмана во всех случаях одна и та же: мошенники под видом реальных компаний заключают договоры на перевозку грузов, а затем похищают товар. При этом для грузоотправителя мошенники выступают как транспортная компания, а для транспортной компании – как грузоотправитель. При работе используют, как правило, интернет-площадки для поиска грузов и машин – dela.kz, fafa.kz.

Схема обмана проста

Чтобы хоть как-то обезопасить свой бизнес, предприниматели создали страницы на специализированных сайтах, где публикуют данные мошенников. Общаются в созданных группах WhatsApp, где делятся информацией и занимаются выявлением липовых грузоперевозчиков. 
Предприниматель Ерсаин Сатаев содержит несколько логистических фирм, говорит, что ему тоже пришлось столкнуться с мошенниками, в его случае убытки понес водитель грузовой машины, которого обманули, пообещав хорошие деньги за маршрут. Сейчас бизнесмен активно сотрудничает с группой активистов, помогая выявлять ложные заявки, на помощь полиции уже и не надеется.

«Сейчас с каждым днем все больше и больше становится мошенников, ситуация очень тревож­ная, каждый третий-четвертый звонок – от мошенников. Есть мошенники, которые авансы берут, обычно клиенты на погрузке 50% делают предоплату водителям, на солярку, на другие расходы, чтобы нормально машина доехала. И вот мошенник добивается, чтоб этот аванс падал на его карточку, не на его, конечно, а на тот счет, на который он скажет», – поясняет Ерсаин Сатаев. 

Схема обмана проста, говорит предприниматель, свое имя мошенник не светит, использует временную сим-карту и чужие банковские карты. Он добивается, чтобы либо водитель, либо клиент отправил ему деньги на счет. А после того как деньги упадут, выкидывает использованную сим-карту, придумывает себе новое имя и работает дальше. Люди за день могут отправить ему до миллиона тенге. 

Предприниматели подробно описывают алгоритм действий мошенников. Выяснилось, что они заходят на сайты, находят грузы, звонят по телефонам, которые указаны, подробно узнают у клиентов информацию о том, что за груз, куда его надо отправить. Потом звонят водителю или выставляют заявку, причем делают это не сами, а через третьих лиц, просят логистов или водителей, объясняя последним, что у них нет интернета, а груз срочно нужно выставить. За каждую выставленную заявку в знак благодарности обещают до 30 тыс. тенге. 

«Один мошенник работает постоянно, мы его уже и голос знаем, и почерк. До 10 заявок в день он может выставить. Посторонние люди выставляют его заявки, его контакты. А по этим номерам ему звонят водители, спрашивают про груз, им обещает денежных клиентов, обнадеживая, что водители пустыми ехать не будут и смогут заработать за рейс до 900 тыс. тенге. Говорит, что сам бывший перевозчик и знает, какой это труд. Водители рады такому «жирному» случаю, верят, и тут он им говорит, что при первой же загрузке следует сказать клиенту, чтобы он закинул деньги на карту. Банковские карты тоже чужие, просто находит людей у банкоматов и уговаривает их дать свои данные и снять деньги с карты, а за эту услугу платит им по 5 тыс. тенге»,– поясняет Сатаев.

На полицию надежды нет

Как рассказывают предприниматели, им удалось однажды выследить мошенника и идентифицировать его личность, данные принесли в полицию, но его никто не задержал. 

«В конце января этого года он попался на видеокамеру. Пострадавшие люди нашли фото, установили имя и фамилию. Ребята, которые «попадали», написали заявления в полицию, указав его подлинное имя. И сделали они это в четырех городах. И что бы вы думали? Ничего не случилось, никто его не задержал, а мы по сей день собираем факты, скриншоты, голосовые сообщения и квитанции, ну, и считаем новых пострадавших. Полицейские просто не хотят работать. Именно поэтому мошенники и орудуют», – говорит Ерсаин Сатаев. 

Кстати, еще в 2018 году обманутые грузоперевозчики устроили пресс-конференцию в Алматы, где публично обратились к журналистам и полицейским, сообщив, что транспортные компании становятся жертвами мошенников. Они заявили, что смогли выйти на след мошенников, полицейским осталось только задержать подозреваемых. В числе пострадавших тогда выступили несколько компаний, среди них ТОО «Victoriya TLC», у которого были украдены орехи на сумму 9,5 млн тенге, ТОО «ПрогрессВторРесурсы» лишилось лома свинца стоимостью более 10 млн тенге, у ТОО «RG Global» украли силовой медный кабель – 23 млн тенге, у ИП «Иванько» – кондитерские изделия на сумму 25 млн тенге. У фирмы «Маткина» пропала машина с кофе на сумму 20 млн тенге. В числе пострадавших также ТОО «Tranz.kz», ADT Trade, компании Beer Group и Хpress Link Logistic. 

Общая сумма ущерба составила около 50 млн тенге. Тогда владельцы пострадавших компаний написали официальные письма генеральному прокурору и в КНБ РК. Они также обратились к главе МВД России с просьбой объединить их заявления и создать межведомственную следственную группу для расследования этого уголовного дела. Но ситуация до сих пор не изменилась.

«На этих мошенников часто вообще не заводят дел, а отпускают почему-то. Действует целая группировка в Ростове-на-Дону. Мы знаем их голоса и даже разговаривали с ними по телефону. Они откровенно над нами смеются и говорят, что не надо этим заниматься. Полицейские же прикрываются тем, что идет гуманизация уголовного права и они не могут бездоказательно давить на подозреваемых, что им якобы не хватает объективных доказательств», – негодует бизнесмен Жомарт Есентугелов. 

Уязвимость бизнеса

По мнению владельцев транспортных компаний, в Казахстане сложился ряд благоприятных факторов для эффективной работы мошенников. Огромные расстояния между городами, маленькая плотность населения, рынок небольшой, и транспортных компаний, у которых есть свои машины, очень мало. 

Он отмечает, что очень часто полицейские отправляют предпринимателей писать заявление в город, где груз или машина были похищены.

Порой казахстанским предпринимателям приходится отправлять заявления в российские города, что значительно усложняет расследование и волокитит дело. 

«Правоохранительные органы способны раскрыть эти преступления, но они бездействуют. Действия уполномоченных органов неэффективны. Размеры хищений значительные, все это колоссальные средства. И можно предположить, что это позволяет мошенникам влиять на следствие и уходить от ответственности», – предполагает руководитель ТОО «Tranz.kz».

P.S.: Изучая данную тему, «Курсив» обратился с официальным запросом в МВД РК. Однако ответа редакция пока так и не получила.

banner_wsj.gif

3186 просмотров

Как казахстанской конине найти путь на экспортные рынки

По темпам прироста поголовья коневодство – одна из самых быстроразвивающихся отраслей животноводства в республике

Фото: Shutterstock.com

Сейчас количество лошадей в Казахстане в полтора раза превышает показатели 1991 года. Внутренние потребности страны в конине почти закрыты, и теперь нужен выход на внешние рынки, иначе отрасль ждет стагнация.   

3,6 млн лошадей – это казахстанский рекорд почти столетней давности, 1928 года.  Коллективизация в 30-х годах прошлого века это поголовье изрядно сократила – до 0,9 млн голов. К 1991 году в республике  насчитывалось 1,7 млн лошадей, но оно резко упало – до 1 млн – к 1998-му. Вернуться к предыдущему показателю удалось лишь через 20 лет: к 2018 году количество лошадей в стране выросло до 1,79 млн голов, что позволило Казахстану занять 8-е место в мире по количеству лошадей.

По итогам 2019 года Министерство сельского хозяйства сообщило о рекордном для Казахстана нового времени показателе – 2,7 млн лошадей, а в середине марта 2020 года министр сельского хозяйства Казахстана Сапархан Омаров, выступая на правительственном часе в мажилисе, озвучил новое достижение казахстанского коневодства – 2,8 млн голов. По оценке Омарова, рост поголовья в коневодстве за последние пять лет составил 45,8%, что делает отрасль абсолютным лидером в мясном и племенном животноводстве. Для сравнения: аналогичный показатель по крупному рогатому скоту за тот же пятилетний период составил только 23,3%, по МРС – 6,6%. 

Чем обусловлен «демографический взрыв»

Коневодство – мечта любого инвестора, уверен генеральный директор Мясного союза Казахстана Максут Бактыбаев. Он аргументирует: вложения по сравнению с другими направлениями животноводства ниже, а продукция имеет устойчивый спрос и высокую маржинальную прибыль, поскольку сбывается по цене выше говядины и баранины. В ноябре 2019 года, ссылается Бактыбаев на данные Комстата, цена килограмма говядины составляла от 1491 до 2143 тенге в разных регионах страны, а баранины – от 1353 до 2136 тенге. Конина же сбывалась в ценовом диапазоне от 1705 до 2405 тенге за килограмм, и это при себестоимости в 300–400 тенге, подчеркивает представитель Мясного союза. «Низкая себестоимость обусловлена тем, что лошадей можно пасти круглый год, – поясняет Бактыбаев и убежденно добавляет: – Но при этом из-за более высоких вкусовых качеств и традиций в Казахстане конина будет дороже и говядины, и баранины».

Потребление в Казахстане говядины (по данным Комстата, 5,6 кг на одного жителя страны во втором квартале 2019 года) и баранины (1,7 кг за тот же период) пока превышает потребление конины – 1 кг на жителя за тот же период. Но при этом конина в прошлом году дорожала медленнее, чем два ее основных конкурента по внутреннему рынку (13% роста в цене за 10 месяцев прошлого года против 15% роста стоимости говядины за тот же период и 15,6% роста цены баранины). Не исключено, что ценовое сближение способствовало тому, что конина показала на внутреннем рынке вдвое большие темпы роста спроса, чем баранина: 15% и 7% соответственно. И если эти темпы роста спроса сохранятся, то уже в ближайшее время конина будет делить второе место с бараниной по востребованности на внутреннем рынке.

лошади копия-1.jpg

Почему табунам в Казахстане уже тесно

Сейчас Казахстан на 98% закрывает внутренние потребности по конине. 2% экспорта, по мнению экс-вице-министра сельского хозяйства страны Тоулетая Рахимбекова, – это в основном разовые поставки из стран, которые ставку на коневодство не делают. Например, пару лет назад конину в Казахстан завозили из Уругвая, Исландии и Болгарии только благодаря ценовой разнице. «В этих странах конину вообще не потребляют, поэтому она там стоит очень дешево – раза в три-четыре ниже, чем у нас», – заметил Рахимбеков.

Эксперты считают вызовом для казахстанских коневодов отнюдь не конкуренцию с завозным мясом, а потолок внутреннего рынка: экспортные 2% при текущих темпах роста поголовья могут быть покрыты в любой момент. И сразу после не исключено перенасыщение маленького рынка республики и, как следствие, стагнация отрасли, у которой не будет стимулов для дальнейшего роста.

Выход – в экспорте казахстанской конины. Старший научный сотрудник отдела коневодства Казахского научно-исследовательского института животноводства и кормопроизводства Даурен Сыдыков рассказывает, что конину используют в Европе при изготовлении колбас. Например, в Италии спрос еще в 2017 году доходил до 50 тыс. туш лошадей для переработки соответствующими производствами. Заместитель директора Всероссийского научно-исследовательского института коневодства, кандидат сельскохозяйственных наук Александр Зайцев убежден: несмотря на специфичность рынка конины в мире (потребление этого мяса в чистом виде распространено в ограниченном количестве стран), у его казахстанских экспортеров большой потенциал. Но только при условии налаженной переработки мяса и поставок на экспорт именно полуфабрикатов. «Сырьевой путь на экспорт – это неправильно, тут можно взять только переработкой», – говорит российский эксперт.

Выход за границу требует кооперации

В личных подворьях, по данным Минсельхоза за 2019 год, содержится 48,9% поголовья (1,28 млн голов), еще 44,9% (1,18 млн голов) находится в распоряжении индивидуальных предпринимателей, крестьянских и фермерских хозяйств и лишь 6,2% (163 тыс. голов) – в крупных сельхозпредприятиях. При этом динамика прироста поголовья в сельхозпредприятиях и крестьянских хозяйствах оказалась выше, чем в хозяйствах населения, – 11–12% против 6%. Государство решило закрепить тенденцию наращивания поголовья в семейных фермах по опыту Америки и Австралии, внеся изменения в госпрограмму развития АПК на 2017–2021 годы и в отраслевые подпрограммы. «Основу программы развития мясного животноводства составят небольшие хозяйства в виде семейных ферм: предусматривается создание более 80 тыс. семейных ферм, занятых скотоводством, овцеводством и коневодством, расширение площади используемых пастбищ с 58 млн га до 100 млн га», – говорится в скорректированной программе.

Предполагается, что фермеры станут частью якорной кооперации, состоящей из фермерских хозяйств по выращиванию лошадей, промышленных откормочных площадок и современных мясоперерабатывающих комплексов. Также в стране будут созданы сельскохозяйственные кооперативы по оказанию сервисных услуг, заготовке и переработке продукции коневодства и продолжена программа обводнения пастбищ за счет субсидирования затрат на обустройство колодцев и проведение мероприятий по улучшению пастбищ.

Исторически опыт в изготовлении продуктов переработки конины у Казахстана есть: Сыдыков утверждает, что на территории села Коянды (Акмолинская область) базировался консервный завод, который снабжал тушенкой из конины еще царскую армию. Есть опыт нового времени: за последние четыре года Казахстан нарастил производство кобыльего молока на 5,2%, до 27 тыс. т в год. Карагандинская компании «Евразия Инвест ЛТД» экспортирует сухое кобылье молоко под маркой Saumal как в Россию и Китай, так и в США – на этот рынок продукция казахстанского предприятия вышла через Amazon, крупнейший в мире интернет-магазин. По итогам 2018 года суммарный объем экспорта составил 30 т при общей мощности производства 40 т в год.

Желающим попробовать себя в выстраивании такой кооперационной цепочки государство готово предоставить поддержку в виде приоритетного выделения земельных участков, льготного кредитования закупа поголовья, приобретения техники и оборудования, а также создания инфраструктуры пастбищ.

banner_wsj.gif

drweb_ESS_kursiv.gif