Перейти к основному содержанию

32524 просмотра

Из-за высоких налогов в Шымкенте закрываются обменные пункты

В городе прекратили работу уже более 20 обменников

фото: shutterstock.com

Нововведения Нацбанка РК и местное налогообложение могут привести к снижению числа валютных обменников Шымкента и появлению нелегального теневого рынка валют, считают бизнесмены и представители палаты предпринимателей города. Из-за высокого размера базовой ставки фиксированного налога в 50 МРП в Шымкенте уже закрылись 24 точки.

24 уже выпали

Если в 2018 году изменения в организации деятельности обменных пунктов привели к закрытию 24 обменников, то с введением в силу новых предложений Национального банка РК таковых может стать еще больше, прогнозируют в Палате предпринимателей Шымкента. Как отметил заместитель директора палаты Кайрат Акенов, шымкентский городской маслихат установил для каждого обменного пункта города максимальную ставку фиксированного налога – в размере 50 МРП.

«Это максимально возможный размер базовой ставки, – подчеркнул Кайрат Акенов. – При этом в Нур-Султане и Алматы фиксированный налог установлен в размере 30 МРП на единицу налогообложения».

Как напомнил спикер, с 1 января 2018 года Национальным банком РК минимальный размер уставного капитала обменных пунктов для городов Алматы и Нур-Султан был увеличен в шесть раз – с 5 до 30 млн тенге. Для других городов пороговое значение возросло в четыре раза и составило 20 млн тенге. Размер базовой ставки фиксированного налога на единицу налогообложения в месяц составил от 10 до 50 МРП.

В итоге в 2018 году шымкентские предприниматели уплатили в местный бюджет около 38 млн тенге. По подсчетам палаты, при сохранении увеличенной ставки фиксированного налога ожидается увеличение поступлений в бюджет на 50% – до 66,6 млн тенге в 2019 году. Между тем с учетом последних нововведений Национального банка РК одновременно прогнозируется уход с рынка значительной части бизнеса.

Проще закрыться

Владельцы обменных пунктов сетуют, что никто не берет в расчет их риски. «Вчера мы торговали доллар по 386 тенге, сегодня он уже по 387,5 тенге. Этот минус никем не учитывается. Вы знаете, какая сейчас волатильность. Очень трудно работать. Говорят, бесполезно и проще закрыться. Будет все, как в Сарыагаше и Черняевке, когда работают вчерную, без уплаты налогов», – высказала свое мнение владелица обменного пункта, находящегося в Шымкенте.

«В масштабах РК требование о наличии 20 млн тенге резервных денег на счету в БВУ – это 2 млрд бесплатных денег для банков. При этом в случае банкротства банка судьба 20 млн тенге, которые лежат мертвым грузом на текущих счетах, неизвестна. Деньги не гарантированы фондом гарантирования депозитов. Возможно, после ликвидации банка предприниматель может вообще не увидеть своих денег», – считает другая предпринимательница Хилола Назарметова.

В целом, как она предполагает, все новшества приведут к закрытию их точек.

Где проблема зарыта

Как выяснилось на заседании Совета по защите прав предпринимателей и противодействию коррупции при Палате предпринимателей Шымкента, внесение изменений в размер ставки фиксированного налога производится местными представительными органами. Основание – данные хронометражных обследований, предоставленных налоговым органом.

По словам представителя управления экономики и бюджетного планирования Шымкента Гульмиры Пернебаевой, чтобы изменить ставку налога, необходимо обратиться в ДГД.

«Они являются представительным органом и могут определить основания для того, чтобы маслихат изменил размер ставки в ту или иную сторону. А шымкентский маслихат принял решение на основании хронометража, представленного ДГД. То, что в столице ставка меньше, – это решение их маслихатов», – объяснила г-жа Пернебаева.

Прокурор поможет

Тем временем палата предпринимателей обратилась с вопросом о величине ставки в маслихат, акимат, управление экономики и бюджетного планирования, в ДГД, но ответа не добилась.

«В результате обращений имеем следующее: управление экономики и бюджетного планирования направило в ДГД письмо об изменении ставок фиксированного налога, однако ответов от ДГД не последовало. Направленные в адрес ДГД и маслихата письмо и обращение от палаты предпринимателей о рассмотрении ставок ФСН оставлены без ответа», – констатировал Кайрат Акенов.

Впрочем, он не исключает, что, возможно, фиксированный налог все же будет снижен.

Решению этой проблемы в палате предпринимателей уделяют большое значение, так как барьеры республиканского и местного уровня негативно сказываются не только на деятельности обменных пунктов, но и в целом на экономических и социальных показателях региона. На сегодняшний день в Шымкенте в сфере обменных валютных операций работают 76 компаний, функционируют 200 обменных пунктов, которые обеспечивают 700 рабочих мест

1200 просмотров

В каком направлении будет развиваться молочное производство Казахстана

Прогноз на ближайшие пять лет

Фото: Shutterstock

В 2020 году Казахстан должен был перейти на новый регламент оценки качества молока. Однако под самый занавес прошлого года решением совета ЕАЭС переход отложили на пять лет. 

Это не значит, что казахстанское молоко некачественное – оно соответствует всем стандартам Евразийского экономического союза, кроме микробиологических. Но чтобы решить эти микробиологические проблемы, молочной промышленности надо серьезно перестроиться на мак­роэкономическом уровне.

Планки качества достичь не удалось

Конец 2019 года для молочного рынка страны выдался нервным. 31 декабря истекал срок, после которого молокозаводы должны были начать принимать для переработки сырое молоко единого высокого качества. Такие правила диктует Технический регламент Таможенного союза 033-2013, регулирующий безопасность молочных продуктов в ЕАЭС. 

Согласно этому регламенту молоко не может делиться на сорта по качеству. Любое молоко, попадающее на переработку, должно быть полностью безопасным для человека. Казахстану для достижения этой качественной планки осталось отрегулировать содержание в молоке микробов, бактерий и соматических клеток – следов болезни животного. Для этого надо обеспечить высокий уровень санитарно-гигиенического контроля за всеми молочными фермами, а это оказалось непросто из-за особенностей устройства производственной молочной базы страны.

Главный на рынке – мелкий производитель

Рынок молока, по оценке Молочного союза Казахстана, составляет 5 млн т. Из них только 1 млн т является товарным молоком, то есть годным к переработке. Около 78% такого молока дают мелкие крестьянские хозяйства, остальное приходится на долю специализированных ферм. 

По данным Министерства сельского хозяйства РК, сейчас в республике переработкой молока занимаются 164 предприятия. 35 молокозаводов имеют собственные молочно-товарные фермы и не зависят от поставщиков. Остальные 129 заводов (а это 80%) покупают сырье на открытом рынке. 

Совокупная мощность переработки заводов составляет около 2 млн т сырья в год, фактически заводы загружены наполовину. Зимой же из-за дефицита сырья загрузка падает до 20%, из-за чего некоторые заводы даже закрываются. 

Гульмира Исаева, вице-министр министерства сельского хозяйства, приводит такие данные: в 2018 году из переработанных на заводах объемов лишь 337 тыс. т сырого молока поступило от организованных сельхозпредприятий. Еще 606 тыс. т молока заводы купили у 84 тыс. домашних хозяйств. 

Мелкое производство неконкурентоспособно

Доминирующее положение мелких производителей на молочном рынке Казахстана и стало причиной, по которой внедрение более серьезного качественного регламента перенесено на пять лет. Это уже не первая отсрочка: стандарт товарного молока ЕАЭС внедрен в 2013 году, когда соответствовать ему могла только Белоруссия – в этой республике доля мелких хозяйств в молочной отрасли всего 5%. 

В России ситуация была схожей с нашей – там организованные хозяйства не обеспечивали и пятой части рынка, что отражалось на качестве продукта. И только в прошлом году Минсельхоз России констатировал небольшое преобладание продукции крупных хозяйств в общем объеме производства. Далее, по прогнозам, мелкие российские производители будут уступать по 2,5% рынка ежегодно.

Мелкое производство молока неконкурентоспособно по простой причине: материальная база таких хозяйств устарела, а доходы не позволяют модернизироваться. По данным Исаевой, средний месячный заработок мелкой семейной фермы составляет 60 тыс. тенге. Очевидно, что доход такого уровня не позволяет вести полноценную ветеринарную или племенную работу или даже просто вкладывать средства в улучшение рациона питания коров. Но это те самые задачи, от решения которых зависит качество молока. 

Каким путем пойдет молочный рынок 

Динмухамед Айсаутов, эксперт Молочного союза Казахстана, отмечает, что эволюция молочного рынка не бывает быстрой. Он приводит пример Хорватии, которая потратила 15 лет, прежде чем выполнила требования Европейского союза. За этот срок в этой стране 65 тыс. мелких ферм преобразовались в 6 тыс. организованных молочных предприятий. 

Именно опыт Хорватии лег в основу «Дорожной карты развития молочной отрасли РК». Документ разработали Молочный союз Казахстана, Комиссия ООН по продовольственной безопасности и Евразийский банк реконструкции и развития. В середине 2019 года план принят Министерством сельского хозяйства, но внедрить его за полгода было немыслимо, зато в пятилетний цикл отсрочки техрегламента страна входит с ясным планом развития.  

Одна из основных обозначенных в документе задач – обеспечение качественного ветеринарного контроля. Планируется создание электронной ветеринарной карты, где в режиме онлайн будет отражаться проведение плановых мероприятий. Осталось решить кадровый вопрос – сейчас, по данным минсельхоза, ветеринарные службы страны испытывают дефицит специалистов: свободно 820 вакансий. 

Запланированы широкие образовательные курсы для работников молочного рынка – компетенции и профессиональные навыки мелких производителей оставляют желать лучшего. Школы фермеров – обычное дело в Европе и в России. В Казахстане их проводили крупные переработчики молока, заинтересованные в качестве сырья, теперь эта практика переводится в обязательную часть государственной политики. 

Результатом должен стать планомерный рост доли молока, соответствующий Техрегламенту 033-2013. «Дорожная карта» прогнозирует, что в 2020 году производство молока «по нормам ЕАЭС» составит 36 тыс. т, в 2021-м – 105 тыс. т, в 2022-м – 210 тыс. т, в 2023-м – 350 тыс. т и в 2024 году – 500 тыс. т.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Биржевой навигатор от Freedom Finance