Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


1235 просмотров

Единственный бассейн в Жезказгане влез в долги и остался без воды

Горожанам приходится выезжать на плавание в соседний населенный пункт

Фото: Shutterstock

Из-за высоких тарифов на водоснабжение предприниматель, купивший социальный объект, не может выйти даже в ноль. Казалось бы, с монополистом удалось договориться, но перемирие продлилось недолго. 

Единственный в Жезказгане плавательный бассейн «Дельфин» начал функционировать в марте 1988 года. Однако 23 октября 2018 года здание отрезали от воды за долги перед АО «Предприятие тепловодоснабжения» (ПТВС). Постоянными посетителями бассейна являлись несколько тысяч человек. Это простые горожане, воспитанники пришкольных летних лагерей и Специализированной детско-юношеской школы олимпийского резерва (СДЮШОР), дети-инвалиды и инвалиды с профзаболеваниями. 

Ну вот, приплыли!

Как говорит директор городской СДЮШОР по гребле на байдарке и каноэ Константин Уткин, из-за закрытия единственного в городе бассейна больше всех пострадали спортсмены. 

«В нашем виде спорта при сдаче физнормативов умение плавать является одним из обязательных критериев, так как тренировки в каноэ и на байдарке проходят на большой глубине. Поэтому ребята должны уметь не только плавать, но и буксировать лодку в том случае, если она перевернется. Наша школа находится на госфинансировании, и бюджет не позволяет нам ежедневно вывозить 305 спорт­сменов в бассейн в соседний Сатпаев», – рассказывает Уткин. 

Работа в минус

Жезказганский бассейн всегда числился на балансе крупных объектов градообразующего предприятия ТОО «Корпорация «Казахмыс» – обогатительной фаб­рики Медеплавильного завода. 

В 2013 году корпорация продала социальный объект ТОО «Mustang Servic-2030». Впрочем, тогда бассейн работал по привычному для посетителей графику – с 08:00 до 23:00 ежедневно. Впервые «Дельфин» приостановил свою деятельность на несколько месяцев в феврале 2016 года. Как вспоминает исполнительный директор ТОО «Mustang Service 2030» Султан Балаев, тогда ПТВС ввел биллинговую систему оплаты за свои услуги, и тарифы на воду резко взлетели от 100% и выше.

«Оплачивать месячные счета, превышающие 4 млн тенге, при ежемесячном доходе чуть выше 2,3 млн, нам не по карману. Я доказал в суде, что действия услугодателя неправомерны: биллинговая система предусматривает, что расчет потребленной воды производится исходя из диамет­ра трубы и ее пропускной способности. А в бассейне система циклична – воду фильтр чистит 24 часа в сутки, и она опять пригодна к использованию по всем нормам, которые проверялись в лаборатории бассейна. В 2016 году закрытие бассейна вызвало большой резонанс в городе. И мы с руководством ПТВС и акимом города сели за стол переговоров. Итог – в бассейне были установлены счетчики на воду. После судебного решения ПТВС долги списало», – поясняет г-н Балаев. 

Тогда же руководство бассейна решило приобрести котельное оборудование, пробурить скважину для холодной воды. Эти меры позволили бы сократить коммунальные расходы на тепло и воду в несколько раз. Но банки не одобрили кредитование этого проекта, ссылаясь на отсутствие прибыли.

Долг платежом красен? 

Но 23 октября 2018 года ПТВС отключило «Дельфин» от водоснабжения за долги. Как следствие, разморозилась система отопления. Но чашу бассейна удалось сохранить благодаря обогревателям, из-за беспрерывной работы которых до мая 2019 года счета за электроэнергию выросли до 400 тыс. тенге в месяц.

В апреле 2019 года после многочисленных жалоб горожан аким Жезказгана Кайрат Бегимов пригласил за стол переговоров директора АО «ПТВС» Болата Аманбаева и владельца «Дельфина». На этой встрече было решено, что бизнесмен восстанавливает отопительную систему в бассейне, а ПТВС дает воду. 1 мая «Дельфин» должен был вновь открыть свои двери. Султан Балаев свою часть договора выполнил, однако АО «ПТВС» воду так и не подключило.

Сегодня монополист выставляет ТОО «Mustang Service-2030» долг в размере 10,5 млн тенге. Из этой суммы владелец «Дельфина» признает задолженность – 5,7 млн тенге, половину которой готов погасить сразу, как только ему подключат воду. Оставшуюся сумму предприниматель, согласно гарантийному письму, готов погасить до 20 августа. Долг в сумме 4,8 млн тенге за февраль – июнь 2016 года, когда бассейн был отключен от всех услуг АО «ПТВС», собственник бассейна не признает.

Справится ли «Дельфин» в одиночку с возникшими трудностями, пока неизвестно. Потеряно три летних месяца, во время которых бассейн мог бы приносить стабильную прибыль. Пока глава ТОО рассчитывает на поддержку со стороны корпорации «Казахмыс». А тем временем ПТВС выставляет новый счет с обременительной суммой долга. 

Согласно плану развития Жезказгана на 2017–2019 годы, запланировано строительство физкультурно-оздоровительного комплекса с бассейном. Но стройка еще не начата. Поэтому знойным летом 2019-го жезказганцы остались без бассейна.


16298 просмотров

Почему на границе с Россией скапливаются грузовики из Казахстана и других стран

И что можно изменить

Фото: Алла Злобина

Первым руководителям пограничной, налоговой, антикоррупционной служб ЗКО, РПП «Атамекен», группе общественного мониторинга и акиму района Байтерек 9 августа пришлось срочно выехать на пограничный переход (ПП), чтобы решить конф­ликт, разразившийся в результате массового скопления большегрузов на посту «Сырым».

Наконец-то!

Без еды и удобств с 8 по 10 августа стояли в очереди на таможне водители почти 400 большегрузных автомашин: 180 – со стороны Уральска и более 200 – со стороны российского пограничного перехода «Маштаково». В своей группе WhatsApp дальнобойщики занимали и контролировали очередь на таможенный пост, просили привозить воду водителей автомашин, направлявшихся в сторону Самары, и ненормативной лексикой комментировали очередной автоколлапс на посту «Сырым». 

Сезон плодоовощной торговли только начался – многокилометровые очереди фур, загруженных дынями и арбузами для петербуржцев и москвичей и виноградом для оптовиков Беларуси, уходили за горизонты двух пограничных переходов.

Приезд группы чиновников и журналистов был встречен одобрительными возгласами дальнобойщиков: «Наконец-то!».

20190809_121329_1.jpg

На российском погранпосту «Маштаково» фуры не пропускали. Отрезок между двумя таможнями всего лишь 1,5 км, и здесь лишней фуре встать попросту негде. Казахстанская сторона пропускала по одной машине, чтобы в случае отказа в пересечении российской границы большегруз мог развернуться и выехать с небольшой площадки территории ПП. 

«Мы попросили старшего сотрудника погранпоста ФСБ России объяснить ситуацию, и он ответил: «Все вопросы – к вашим налоговикам». А если мы все большегрузы пропустим, то нейтральная полоса забьется. В конце июня была та же ситуация. Люди пять суток стояли тут в очереди. А сколько раз водители в знак протеста перекрывали дороги! Плюс создание аварийных ситуа­ций: по встречной полосе идет большегруз, а навстречу – легковушка», – возмущались члены мониторинговой группы антикоррупционной службы по ЗКО. 

98489.jpg

Нам любые дороги дороги! 

Очередь на ПП «Сырым» сформировали фуры, следующие транзитом, в том числе с ПП «Хоргос». Сегодня сюда стекается весь коммерческий груз Казахстана: предприниматели не желают ездить по платным российским дорогам и выбирают дешевый и короткий путь – через Западно-Казахстанскую область. К тому же закручивание гаек на «Хоргосе» в связи с огромными расхождениями в сборах ожидаемых и полученных налогов привело к тому, что коммерческие грузы из Китая стали завозить в Казахстан через Кыргызстан. Об этом членам мониторинговой группы сообщили сами предприниматели.

20190809_112519.jpg

Свою роль играет и устаревшая инфраструктура отечественных погранпереходов, из-за которой многократно увеличившийся за последние годы поток большегрузов входит в коллапс даже при малой сезонной активности.

Вот и на этот раз все участники хмуро кивали на налоговиков: это их экспортный мониторинг товаров создает проблемы в передвижении коммерческих грузов. Те в ответ демонстрировали приехавшим журналистам оперативность в оформлении документов – пять минут, и скан документов готов. 

«Сейчас дополнительно трех человек привлекли. В регламент 25 минут, в том числе таможенного осмотра одной машины, они укладываются. Но пока товаросопроводительные документы не цифровизованы, мы не можем наладить контакт с другими странами. Этот документ имеет международный статус. Мы с претензиями не согласны. У нас тут очереди нет», – парировал нападки мониторинговой службы антикоррупционного бюро заместитель руководителя ДГД ЗКО Максат Нурахаев.

По его мнению, очереди на границе создает целый комплекс проблем: сезон плодоовощной продукции, плохая инфраструктура ПП и низкая проходимость. Слова представителя налоговой службы подтвердили и члены мониторинговой группы. Они подсчитали: время оформления одной фуры составило 18 минут. 

«Конечно, есть коррупционные риски, и мы это признаем. Комментировать предложение о выносе за пределы погранпостов налогового экспортного мониторинга не можем – решение о размещении этих групп на таможенных постах принималось правительством», – объяснил Нурахаев.

Пробки – это полбеды

О коррупции заговорили не случайно. На днях в Агентстве по противодействию коррупции в Нур-Султане, где прошло обсуждение вопроса по коррупционным рискам в сфере таможенного администрирования, пришли к выводу: обстановку на пограничных постах пора кардинально менять. 

Тут целый ряд рисков, объяснил «Курсиву» заместитель руководителя антикоррупционной службы по ЗКО Нурдаулет Самет. Основной – прямой контакт водителей с сотрудниками пограничных и налоговых служб. Это, говорит он, подтверждает и следственная практика. 

«Этим летом на посту «Сырым» задержали двух сотрудников мониторинговой службы ДГД при получении взятки от водителя большегруза. Дело уже передано в суд. В 2019 году было возбуждено три уголовных дела по фактам коррупции на наших погранпостах. Вопрос с пропуском автомашин скоро решится, но по коррупции работать еще придется», – сказал Нурдаулет Самет в комментариях «Курсиву». 

Нужны хорошие условия и современная организация пропуска, согласился с мнением предыдущих спикеров и руководитель РПП «Атамекен» Бакдаулет Ибраимов. «Если никто не против, мы поможем и организуем предпринимателей, которые готовы открыть тут точки общепита», – сказал он.

Аким района Байтерек, на территории которого находится ПП «Сырым», Асхат Шахаров предложить ничего не смог. Для акимата района ПП – головная боль. Как-то акима попросили засыпать ров за территорией ПП, чтобы отправлять туда «штрафные» фуры. Но в бюджете района денег на такие расходы не оказалось.

«Все, что можем делать, – это периодически убирать эту территорию. Скоро сдадут новый терминал ПП, и вопросы антисанитарии, клозетов, общепита отпадут. А чтобы сейчас установить тут точку для питания водителей, нужно все согласовывать. До 50 м от ПП, это дорога НК «КазАвтоЖол», и 800 м от поста до российской таможни нужно согласовывать с погранслужбой КНБ», – развел руками г-н Шахаров, отвечая на вопросы «Курсива».

До Европы как до Китая

«Неприятно, конечно, а по сравнению с Европой у нас вообще ужас», – кинул реплику журналистам один из дальнобойщиков. Своим мнением водители фур делились охотно. Они убеждены: нужно совершенствовать систему очередей.

«Я сам из Латвии, везу груз в Узбекистан. У нас границы с Европой нет – просто проезжаем, и все. А точно такие же очереди видел из России в Латвию. 15–20 км очередь из России в Европу – там мы по четверо суток стоим. Из Беларуси в Латвию – такая же картина. Там тоже пропускная способность низкая и очень много бумажной работы», – рассказал «Курсиву» дальнобойщик Сергей. 

20190809_121126_1.jpg

После обеда налоговики решили запустить пилотный проект – сканировать накладные за пределами погранпункта. 

Сотрудники ДГД планшетами фотографировали транспортные накладные водителей, а пока машины стояли в очереди, проверяли их в своей базе и отсеивали тех, у кого с документами не все в порядке.

20190809_111402.jpg

«В товаротранспортных накладных бывает неполная информация о грузе или его владельце. Зона погранпоста – стратегический объект, и сотовая связь тут только экстренная. Водителям приходится отъезжать за территорию ПП и уточнять у владельца груза номера БИН, название ТОО. Такая фура может задержать весь поток на час», – объяснили представители ДГД.

Как уже сообщал «Курсив», в конце сентября на ПП «Сырым» закончится строительство нового терминала. Это один из крупных социальных проектов 2019 года. Его стоимость – 1,9 млрд тенге. Заказчик работ – НК «КазАвтоЖол». Проект предусматривает строительство 1,4 км дорог, расширение полос пропуска автомашин с 2 до 8 и строительство всей необходимой инфраструктуры.

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Как вы провели или планируете провести отпуск этим летом?

Варианты

 

Цифра дня

старше 20 лет
половина продаваемых авто в Казахстане

Цитата дня

Земля должна принадлежать тем, кто на ней работает. Земля иностранцам продаваться не будет. Это моя принципиальная позиция

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций