Перейти к основному содержанию

1959 просмотров

Единственный бассейн в Жезказгане влез в долги и остался без воды

Горожанам приходится выезжать на плавание в соседний населенный пункт

Фото: Shutterstock

Из-за высоких тарифов на водоснабжение предприниматель, купивший социальный объект, не может выйти даже в ноль. Казалось бы, с монополистом удалось договориться, но перемирие продлилось недолго. 

Единственный в Жезказгане плавательный бассейн «Дельфин» начал функционировать в марте 1988 года. Однако 23 октября 2018 года здание отрезали от воды за долги перед АО «Предприятие тепловодоснабжения» (ПТВС). Постоянными посетителями бассейна являлись несколько тысяч человек. Это простые горожане, воспитанники пришкольных летних лагерей и Специализированной детско-юношеской школы олимпийского резерва (СДЮШОР), дети-инвалиды и инвалиды с профзаболеваниями. 

Ну вот, приплыли!

Как говорит директор городской СДЮШОР по гребле на байдарке и каноэ Константин Уткин, из-за закрытия единственного в городе бассейна больше всех пострадали спортсмены. 

«В нашем виде спорта при сдаче физнормативов умение плавать является одним из обязательных критериев, так как тренировки в каноэ и на байдарке проходят на большой глубине. Поэтому ребята должны уметь не только плавать, но и буксировать лодку в том случае, если она перевернется. Наша школа находится на госфинансировании, и бюджет не позволяет нам ежедневно вывозить 305 спорт­сменов в бассейн в соседний Сатпаев», – рассказывает Уткин. 

Работа в минус

Жезказганский бассейн всегда числился на балансе крупных объектов градообразующего предприятия ТОО «Корпорация «Казахмыс» – обогатительной фаб­рики Медеплавильного завода. 

В 2013 году корпорация продала социальный объект ТОО «Mustang Servic-2030». Впрочем, тогда бассейн работал по привычному для посетителей графику – с 08:00 до 23:00 ежедневно. Впервые «Дельфин» приостановил свою деятельность на несколько месяцев в феврале 2016 года. Как вспоминает исполнительный директор ТОО «Mustang Service 2030» Султан Балаев, тогда ПТВС ввел биллинговую систему оплаты за свои услуги, и тарифы на воду резко взлетели от 100% и выше.

«Оплачивать месячные счета, превышающие 4 млн тенге, при ежемесячном доходе чуть выше 2,3 млн, нам не по карману. Я доказал в суде, что действия услугодателя неправомерны: биллинговая система предусматривает, что расчет потребленной воды производится исходя из диамет­ра трубы и ее пропускной способности. А в бассейне система циклична – воду фильтр чистит 24 часа в сутки, и она опять пригодна к использованию по всем нормам, которые проверялись в лаборатории бассейна. В 2016 году закрытие бассейна вызвало большой резонанс в городе. И мы с руководством ПТВС и акимом города сели за стол переговоров. Итог – в бассейне были установлены счетчики на воду. После судебного решения ПТВС долги списало», – поясняет г-н Балаев. 

Тогда же руководство бассейна решило приобрести котельное оборудование, пробурить скважину для холодной воды. Эти меры позволили бы сократить коммунальные расходы на тепло и воду в несколько раз. Но банки не одобрили кредитование этого проекта, ссылаясь на отсутствие прибыли.

Долг платежом красен? 

Но 23 октября 2018 года ПТВС отключило «Дельфин» от водоснабжения за долги. Как следствие, разморозилась система отопления. Но чашу бассейна удалось сохранить благодаря обогревателям, из-за беспрерывной работы которых до мая 2019 года счета за электроэнергию выросли до 400 тыс. тенге в месяц.

В апреле 2019 года после многочисленных жалоб горожан аким Жезказгана Кайрат Бегимов пригласил за стол переговоров директора АО «ПТВС» Болата Аманбаева и владельца «Дельфина». На этой встрече было решено, что бизнесмен восстанавливает отопительную систему в бассейне, а ПТВС дает воду. 1 мая «Дельфин» должен был вновь открыть свои двери. Султан Балаев свою часть договора выполнил, однако АО «ПТВС» воду так и не подключило.

Сегодня монополист выставляет ТОО «Mustang Service-2030» долг в размере 10,5 млн тенге. Из этой суммы владелец «Дельфина» признает задолженность – 5,7 млн тенге, половину которой готов погасить сразу, как только ему подключат воду. Оставшуюся сумму предприниматель, согласно гарантийному письму, готов погасить до 20 августа. Долг в сумме 4,8 млн тенге за февраль – июнь 2016 года, когда бассейн был отключен от всех услуг АО «ПТВС», собственник бассейна не признает.

Справится ли «Дельфин» в одиночку с возникшими трудностями, пока неизвестно. Потеряно три летних месяца, во время которых бассейн мог бы приносить стабильную прибыль. Пока глава ТОО рассчитывает на поддержку со стороны корпорации «Казахмыс». А тем временем ПТВС выставляет новый счет с обременительной суммой долга. 

Согласно плану развития Жезказгана на 2017–2019 годы, запланировано строительство физкультурно-оздоровительного комплекса с бассейном. Но стройка еще не начата. Поэтому знойным летом 2019-го жезказганцы остались без бассейна.

2604 просмотра

Огонь, вода и полиэтиленовые трубы

Репортаж с алматинского завода, чья продукция полностью уходит на экспорт

Фото: Офелия Жакаева

Сверхпрочным кабельным трубам казахстанского производства не страшны время, климат, тяжелая строительная техника и челюсти белого медведя. 

«Модный» – вот слово, которое первым приходит в голову при посещении завода по выпуску высокопрочных кабельных труб. Бухты готовых к отправке поли­этиленовых труб взрывают серое пространство цеха всеми цветами радуги.

«Фиолетовые поедут в Омск, оранжевые – в Нигерию, а там дальше цветные "посылки" в Польшу, Великобританию, Украину», – перечисляет генеральный директор завода Максим Югай.

Эти трубы веселой расцветки рассчитаны на самые суровые условия эксплуатации. Они способны выдерживать давление 250 килограммов на квадратный сантиметр. Это подтвердили испытания зимой на Ямале при температуре минус 60 градусов, где по случаю прочность труб оценили еще и челюсти белого медведя. Английская дорожная компания перед заключением контракта пыталась раздавить трубы строительной техникой. Удивительно, но в числе партнеров завода пока нет ни одной казахстанской компании – предприятие работает только на экспорт.

DSC05006.jpg

Казахстанский завод с иностранными инвестициями

Завод высокопрочных кабельных труб выпускает продукцию уже год, он был открыт в феврале 2019 года в Алматы, на территории индустриально-логистического центра Damu Logistics. Инвестиции составили $4 млн, основные акционеры – казахстанец Максим Барышев, британский подданный Максим Югай и гражданин Канады Рустам Бийсембаев

Есть миноритарный акционер – южнокорейский предприниматель Ли Кёнг Ро. Именно его изобретения лежат в основе производства. Мистер Ли заработал капитал на производстве кабеля, много времени посвятил разработке систем кабельной защиты. Изобретенные Ли продукты и способы производства запатентованы в 192 странах мира, в семи из них запущены заводы. 

Сырьем для производства труб служит полиэтилен низкого давления (ПНД) – продукт переработки газа. Пока алматинское производство покупает ПНД на казанском заводе «Оргсинтез», но ожидается запуск подобного производства в Атырау. 

Дополнительный стресс-фактор как основа технологии

Переработка полиэтиленовой крошки не представляет особой сложности. Особенность технологии Ли Кёнг Ро заключается в создании стресс-факторов, пройдя через которые поли­этилен приобретает исключительную твердость: для этого на расплавленный полиэтилен специальным образом воздействуют водой и воздухом. Способность выдерживать большие нагрузки усиливает особая форма трубы – внешние ребра сформированы в виде спирали, и благодаря этому любое давление распределяется по всей длине.

На первый взгляд, процесс производства прост. Полиэтиленовая крошка из бункера подается в специальные формовочные агрегаты, где плавится при температуре до 220 градусов и формируется в трубы нужного диаметра. В ходе этого процесса добавляется краситель того цвета, который выбрал заказчик. 

Далее водяная ванна для охлаждения и затем – вторая часть. Теперь нужное количество разноцветных труб (от трех до семи) пропускается через процесс формирования внешней трубы. На выходе получается многокомпонентный защитный модуль длиной до 800 метров. 

При монтаже и соединении стыков сети специально разработанные аксессуары обеспечивают высокий уровень изоляции кабеля. Это оптимизирует затраты на прокладку сетей – требуется траншея неглубокого залегания, в некоторых случаях возможна открытая установка.

Завод гарантирует – их трубы будут защищать коммуникации как минимум 50 лет.

DSC04952.jpg

Экспортный путь

Максим Югай признается, что переоценил потребности казахстанского рынка в инновационных материалах. За минувший год не подписано ни одного договора поставки для местных заказчиков. Такой вариант развития событий стал неприятным сюрпризом – Югай лично отстаивал перед разработчиком технологии идею запуска производства именно в Алматы. Планировалось, что завод станет эксклюзивным поставщиком сверхпрочных труб на рынок ЕАЭС и в страны Центральной Азии. Но на практике основные заказчики сейчас из европейских и африканских стран. 

Отсутствие интереса отечественного телеком-рынка не помешало заводу высокопрочных кабельных труб завершить первый год работы с показателями, которые в два раза превышают самые оптимистичные ожидания. Благодаря заказам из Европы и Африки завод выпускает около тысячи километров трубы ежемесячно. В денежном выражении годовой объем продаж составил $1,5 млн. Цена продукта во всем мире регулируется офисом изобретателя технологии и предусматривает маржинальность такого бизнеса в диапазоне 12,5–20%.

DSC05123.jpg

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

drweb_ESS_kursiv.gif