Перейти к основному содержанию

1959 просмотров

Единственный бассейн в Жезказгане влез в долги и остался без воды

Горожанам приходится выезжать на плавание в соседний населенный пункт

Фото: Shutterstock

Из-за высоких тарифов на водоснабжение предприниматель, купивший социальный объект, не может выйти даже в ноль. Казалось бы, с монополистом удалось договориться, но перемирие продлилось недолго. 

Единственный в Жезказгане плавательный бассейн «Дельфин» начал функционировать в марте 1988 года. Однако 23 октября 2018 года здание отрезали от воды за долги перед АО «Предприятие тепловодоснабжения» (ПТВС). Постоянными посетителями бассейна являлись несколько тысяч человек. Это простые горожане, воспитанники пришкольных летних лагерей и Специализированной детско-юношеской школы олимпийского резерва (СДЮШОР), дети-инвалиды и инвалиды с профзаболеваниями. 

Ну вот, приплыли!

Как говорит директор городской СДЮШОР по гребле на байдарке и каноэ Константин Уткин, из-за закрытия единственного в городе бассейна больше всех пострадали спортсмены. 

«В нашем виде спорта при сдаче физнормативов умение плавать является одним из обязательных критериев, так как тренировки в каноэ и на байдарке проходят на большой глубине. Поэтому ребята должны уметь не только плавать, но и буксировать лодку в том случае, если она перевернется. Наша школа находится на госфинансировании, и бюджет не позволяет нам ежедневно вывозить 305 спорт­сменов в бассейн в соседний Сатпаев», – рассказывает Уткин. 

Работа в минус

Жезказганский бассейн всегда числился на балансе крупных объектов градообразующего предприятия ТОО «Корпорация «Казахмыс» – обогатительной фаб­рики Медеплавильного завода. 

В 2013 году корпорация продала социальный объект ТОО «Mustang Servic-2030». Впрочем, тогда бассейн работал по привычному для посетителей графику – с 08:00 до 23:00 ежедневно. Впервые «Дельфин» приостановил свою деятельность на несколько месяцев в феврале 2016 года. Как вспоминает исполнительный директор ТОО «Mustang Service 2030» Султан Балаев, тогда ПТВС ввел биллинговую систему оплаты за свои услуги, и тарифы на воду резко взлетели от 100% и выше.

«Оплачивать месячные счета, превышающие 4 млн тенге, при ежемесячном доходе чуть выше 2,3 млн, нам не по карману. Я доказал в суде, что действия услугодателя неправомерны: биллинговая система предусматривает, что расчет потребленной воды производится исходя из диамет­ра трубы и ее пропускной способности. А в бассейне система циклична – воду фильтр чистит 24 часа в сутки, и она опять пригодна к использованию по всем нормам, которые проверялись в лаборатории бассейна. В 2016 году закрытие бассейна вызвало большой резонанс в городе. И мы с руководством ПТВС и акимом города сели за стол переговоров. Итог – в бассейне были установлены счетчики на воду. После судебного решения ПТВС долги списало», – поясняет г-н Балаев. 

Тогда же руководство бассейна решило приобрести котельное оборудование, пробурить скважину для холодной воды. Эти меры позволили бы сократить коммунальные расходы на тепло и воду в несколько раз. Но банки не одобрили кредитование этого проекта, ссылаясь на отсутствие прибыли.

Долг платежом красен? 

Но 23 октября 2018 года ПТВС отключило «Дельфин» от водоснабжения за долги. Как следствие, разморозилась система отопления. Но чашу бассейна удалось сохранить благодаря обогревателям, из-за беспрерывной работы которых до мая 2019 года счета за электроэнергию выросли до 400 тыс. тенге в месяц.

В апреле 2019 года после многочисленных жалоб горожан аким Жезказгана Кайрат Бегимов пригласил за стол переговоров директора АО «ПТВС» Болата Аманбаева и владельца «Дельфина». На этой встрече было решено, что бизнесмен восстанавливает отопительную систему в бассейне, а ПТВС дает воду. 1 мая «Дельфин» должен был вновь открыть свои двери. Султан Балаев свою часть договора выполнил, однако АО «ПТВС» воду так и не подключило.

Сегодня монополист выставляет ТОО «Mustang Service-2030» долг в размере 10,5 млн тенге. Из этой суммы владелец «Дельфина» признает задолженность – 5,7 млн тенге, половину которой готов погасить сразу, как только ему подключат воду. Оставшуюся сумму предприниматель, согласно гарантийному письму, готов погасить до 20 августа. Долг в сумме 4,8 млн тенге за февраль – июнь 2016 года, когда бассейн был отключен от всех услуг АО «ПТВС», собственник бассейна не признает.

Справится ли «Дельфин» в одиночку с возникшими трудностями, пока неизвестно. Потеряно три летних месяца, во время которых бассейн мог бы приносить стабильную прибыль. Пока глава ТОО рассчитывает на поддержку со стороны корпорации «Казахмыс». А тем временем ПТВС выставляет новый счет с обременительной суммой долга. 

Согласно плану развития Жезказгана на 2017–2019 годы, запланировано строительство физкультурно-оздоровительного комплекса с бассейном. Но стройка еще не начата. Поэтому знойным летом 2019-го жезказганцы остались без бассейна.

1439 просмотров

Разработка карьеров в Туркестанской области наносит вред природе

Нарушителей штрафуют

Фото: Maksim Safaniuk

Несмотря на отсутствие разрешительных документов на разработку в русле реки Боралдай Туркестанской области, частная компания ведет добычу песчано-гравийной смеси (ПГС). По мнению экологов, разработка карьера ПГС наносит непоправимый ущерб природе и негативно отражается на ведении сельского хозяйства жителями поселков, расположенных вдоль русла Боралдая.    

Вопреки штрафам

В 2,4 млн тенге оценили ущерб окружающей среде, нанесенный деятельностью ТОО «Тумар ХХI» сотрудники департамента экологии по Туркестанской области. 

Экологи направили предписание о возмещении ущерба и 19 июля текущего года подали исковое заявление в СМЭС Туркестанской области на при­остановку деятельности ТОО. Судебный процесс продолжается по нынешний день. 

За несоблюдение экологических требований предприятие уже наказывали административным штрафом в размере 75 750 тенге. А за то, что в период приостановки деятельности было добыто до 300 м3 ПГС, компания была оштрафована еще на 123 тыс. тенге. 

«У ТОО «Тумар ХХI» был контракт и разрешение на эмиссию до 2018 года. Но предприятие продолжило работу и в 2019 году. Ввиду отсутствия у них документации им выставили ущерб и направили предписание на приостановку деятельности.  Однако руководитель в суде стал оспаривать правомочность нашей проверки. Но суд подтвердил законность проведения проверки. Следующая стадия по итогам судебного разбирательства – приостановка деятельности ТОО», – рассказала в комментариях «Курсиву» главный специалист отдела госэкологического контроля департамента экологии по Туркестанской области Татьяна Ленникова. 

По ее словам, с момента выдачи предписания ТОО уже не должно работать. Но для того чтобы это проконтролировать, экологам пришлось бы ежедневно находиться на месте разработки. По мнению Татьяны Ленниковой, контроль за исполнением должны осуществлять местные органы власти, а жители окрестных поселков – сообщать о нарушениях. Но это в идеале.

«Накануне мы выехали, чтобы посмотреть, работает карьер или нет. Был установлен факт, что разработка ведется. Два КамАЗа при нас погрузили ПГС, то есть фирма «Тумар ХХI» работала. Машинами занялась полиция, но накладных при водителях не было. В результате были составлены протоколы. Мы требовали отогнать на штрафстоянку технику», – рассказывает Татьяна Ленникова.

Общественники против

О необходимости решить вопрос с действиями компании на карьере говорят и местные жители. Они пригласили на встречу руководство местной исполнительной власти, прокурора Ордабасинского района, представителей РОВД, руководство «Казгидромета» и департамента экологии. 

«В третий раз приезжаем по жалобе жителей, которые возмущаются незаконной работой на карьере. Дважды в этом году уже отправляли материалы в департамент. Но ТОО все равно продолжает работать», – рассказал участковый поселка Коктобе Ордабасинского РОВД, лейтенант полиции Нурсултан Абиров.  

На деятельность ТОО «Тумар ХХI» давно обратили внимание и общественники. Руководитель природоохранного фонда «Эко «Око» Константин Подушкин в беседе с корреспондентом «Курсива» рассказал, что  по поводу работы компании на боралдайском карьере он неоднократно обращался в различные инстанции.

«При добыче ПГС не соблюдается природоохранная зона. Гравий с песком достаются прямо из русла реки, хотя можно их брать и на берегу. Но при этом необходимо промывать», – отмечает Константин Подушкин.  

Вопросы соблюдения законности при недропользовании  обсуждались не так давно и на координационном совете Туркестанской области. По данным первого заместителя прокурора области Артыкбека Пашаева, около десяти контрактов из двух десятков, заключенных с разработчиками карьеров, находящихся в границах водоохранной зоны, уже расторгнуты.

Но предприятиями, которые продолжили незаконную разработку месторождений уже после расторжения контрактов,  добыто почти 200 тыс. м3 ПГС. По оценке департамента экологии, ущерб составил более полумиллиарда тенге.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

drweb_ESS_kursiv.gif