Перейти к основному содержанию

1668 просмотров

Что мешает казахстанским производителям мороженого торговать с заграницей

Об особенностях этого рынка «Курсиву» рассказал эксперт отрасли мороженого в СНГ и Европе Дмитрий Докин

фото: shutterstock.com

Согласно исследованиям Euromonitor International, в 2019 году объем продаж мороженого в стоимостном выражении вырос на 9%, до 84,8 миллиарда тенге, а в количественном – на 3%, до 27 тысяч тонн. Средняя цена за единицу товара увеличилась на 6%. О том, каковы тенденции рынка и что необходимо учитывать отечественным производителям при экспорте продукции, рассказал «Курсиву» международный эксперт отрасли мороженого в СНГ и Европе Дмитрий Докин.

С точки зрения Дмитрия Докина, экспортный потенциал у казахстанских производителей мороженого достаточно высок. В частности, по его мнению, у лидера на внутреннем рынке – компании «Шин-Лайн» есть все необходимое, чтобы увеличить продажи своего товара не только внутри Казахстана, но и в других странах.

Сегодня казахстанское мороженое поставляется в Россию, Монголию, Таджикистан, Узбекистан, Кыргызстан, Азербайджан, Беларусь и Китай. В перспективе компания планирует выйти на рынок Украины.

«Экспорт в Россию увеличился на 40% в натуральном выражении и на 50% в денежном. Но мы очень внимательно смотрим и за рынком в Узбекистане, потому что он самый большой в Центрально-Азиатском регионе. К слову, там у нас очень динамично растут показатели. В текущем году рост составил 280%. Хорошая динамика продаж и в Беларуси. Кстати, там очень удивились, увидев наш продукт. Ведь они ни разу не видели казахстанских товаров. Мы считаем, что будет динамично развиваться и Азербайджан. И мы произвели тестовую атаку на украинский рынок, потому что там тоже очень много потребителей, так же как и в Узбекистане», – рассказал международный эксперт, директор категории мороженого компании «Шин-Лайн» Дмитрий Докин на встрече с журналистами, прошедшей 20 августа.

Особенности китайского потребителя

Эксперт отмечает, что в странах постсоветского пространства продвигать товар и бренд гораздо легче, чем, к примеру, в Китае. Поскольку у жителей Поднебесной свои, только им присущие потребности, поэтому компании, ориентированной на экспорт мороженого, приходится их учитывать. И, конечно, тщательно изучать рынок.

«Мы долго его анализировали и пришли к выводу: чтобы иметь там большие объемы и продажи, нужно для китайцев создавать отдельные вкусы и продукты. Им нужно не такое сладкое мороженое, к которому привыкли мы. Когда узбеки пробовали нашу продукцию, они восклицали: «О! Как сладко!», а когда китайцы брали ту же продукцию, они замечали: «О-о-о, как сладко…», – отмечает эксперт.

Еще одной особенностью потребителей КНР являются их привычки. Жители Китая предпочитают покупать мороженое онлайн. А это значит казахстанским экспортерам придется разработать яркие упаковки.

«Да, Китай находится в 240 км от Алматы и там полтора миллиарда населения, это притягательно. Но все непросто, нужно много работать», – подводит итог Дмитрий Докин.

Политика не помешает экспорту

Говоря о Кыргызстане, эксперт отметил, что за семь месяцев текущего года в этой стране наблюдался рост продаж на 54% в натуральном выражении и на 73% – в денежном. Рынок Монголии, по словам г-на Докина, также показывает стабильные продажи с перспективой роста до 25%.

Объясняя, почему другим казахстанским производителям тяжело выходить на другие рынки, к примеру на российский, эксперт подчеркнул, что все дело в знаниях.

«Взять хотя бы тот же пломбир. Они не знают, каким он должен быть, как он должен выглядеть. Выйдя на экспорт, конкуренты всего лишь продают свое мороженое, а мы специально изучали рынок и делали продукт именно под него», – говорит Дмитрий Докин.

Не менее интересная ситуация наблюдается и на рынке Украины, куда планирует выйти казахстанский производитель мороженого. Причем, как подчеркнул в комментариях «Курсиву» г-н Докин, экспортировать туда свою продукцию казахстанцам ничто не мешает.

«Если бы мы были российской компанией, то, возможно, имели бы определенные сложности, причем не только сейчас, а гораздо раньше. Вот Nestle – это международная компания, но они долго не выходили на рынок Украины, потому что на упаковке стоял адрес: Московская обл., г. Жуковский. Нас же спасает казахстанское происхождение с корейскими корнями. Когда мы говорим о рынке, в первую очередь речь идет о потребителях, а они будут голосовать своими кошельками. Мы проводили тестирование своего продукта на Украине, и я могу сказать, что и к нам, и к продукту украинцы относятся очень хорошо», – отметил эксперт.

«Бомба» на рынке

По информации Дмитрия Докина, казахстанские производители мороженого, как и сам рынок, растут примерно на 3% в год. В этом году его объем, по оценкам исследовательского агентства Еuromonitor, специализирующегося в области международных стратегических исследований потребительских рынков, достигнет порядка 36–40 тыс. тонн в год. Для сравнения: в России в пересчете на душу населения объемы примерно такие же.

Согласно отчету международного агентства, на казахстанском рынке тройку лидеров по объемам возглавляет компания «Шин-Лайн» – 35% (в деньгах). На втором месте ТОО «Балмуздак» – 18%, на третьем – ОАО «Инмарко» – 11,4%.

Не менее интересен и анализ по лидирующим брендам. Так, мороженое «Бомба» (ТОО «ШинЛайн») – 13,9% от всех продаж. На втором месте «Белый медведь» (TOO «Aiza») – 7,3%. Третье место занимает мороженое «Золотой стандарт» компании «Инмарко» – 5,8%.

banner_wsj.gif

30067 просмотров

Какой казахстанский бизнес потеряет миллиарды тенге на эпидемии

В условиях чрезвычайного положения замирают целые секторы экономики

Фото: Олег Спивак

Целые секторы экономики замирают в условиях чрезвычайного положения в Казахстане и карантина в Алматы и Нур-Султане. Бизнес ищет варианты работы онлайн, но не для всех это возможно. 

Санитайзеры стали обязательным элементом крупных торговых центров в Казахстане. Но даже ежечасная дезинфекция и тепловизоры на входах не спасают бизнес в условиях карантина. «Информируем вас о закрытии всех ТРЦ сети в целях предотвращения угрозы распространения коронавирусной инфекции» – это объявление на сайте «Меги» появилось позавчера, 17 марта. Днем позже о приостановке деятельности сообщил молл «Апорт».  

Работать на территории торговых центров Алматы и Нур-Султана продолжают только супермаркеты и аптеки.

Бизнес закрывается на карантин

Оценивать влияние ЧП и карантина на казахстанский бизнес большинство опрошенных «Курсивом» экспертов отказались, ограничившись словами «последствия будут, но говорить о них рано».

Они перечислили лишь очевидный набор отраслей, которые пострадают первыми, – это непродовольственный ретейл, общепит, транспорт, досуг, туризм. Сфера оптовой и розничной торговли генерирует самое большое число рабочих мест. По данным статистики, в январе 2020 года этим бизнесом занимались 543,9 тыс. субъектов предпринимательства. Оборот розницы в феврале составил 767,1 млрд тенге. Совокупный вклад торговли в ВВП 2019 года – 11,6 трлн тенге. Вклад рынка услуг по проживанию и питанию в ВВП 2019 года составил 777,7 млрд тенге.

Профессиональные ассоциации, куда мы обратились за комментариями, также затруднились оценить масштаб грядущих потерь. Как удалось выяснить «Курсиву», после введения чрезвычайного положения посещаемость в этих заведениях обрушилась на 75%. Можно предположить, что с ужесточением ограничений до карантина поток посетителей сократится почти до нуля. Стоит заметить, что этот сегмент – один из самых динамично развивающихся, и не только в мегаполисах. По данным сервиса 2ГИС, число заведений общественного питания в Казахстане за последний год выросло на 17%. В пяти крупнейших городах страны число действующих точек общепита достигло 10 тыс. При этом число фреш-баров и кофеен удвоилось – до 4397, вдвое больше стало суши-баров, кофейни и кондитерские выросли на 40%, бары – на 32,8%, число пиццерий увеличилось на 31%. Формат кафе, кулинарий и столовых показал рост на 13%, ресторанов – на 8,3%. Все они с 19 марта в Алматы и Нур-Султане закрыты, карантин предполагает «установление нового режима работы объектов общественного питания по принципу «доставки до клиентов», с усилением санитарно-противоэпидемиологических мер». Некоторые представители этого рынка находят креативные пути для функционирования в условиях карантина – например, винотеки продолжают организовывать дегустации, но проходят они онлайн. 

bizness.jpg

Иллюстрация: Мадина Сапарбаева

Все участники дегустации получают вино на дом и общаются с сомелье через интернет. Сектор искусства, развлечений и отдыха, полностью остановленный карантинными мерами, обеспечивает работой 14 729 предприятий малого и среднего бизнеса. Их вклад в ВВП прошлого года – 502,7 млрд тенге. Госстат приводит статистику оборотов этого рынка в минувшем году: организаторы спортивных мероприятий привлекли 208,9 млрд тенге, организаторы культурно-массовых мероприятий – 54,3 млрд тенге. В целом годовой оборот в этой сфере составил 777 млрд тенге. В области оказания транспортных и складских услуг заняты 97,6 тыс. предприятий МСБ. Их вклад в ВВП минувшего года составил 5,5 трлн тенге. 

К каким последствиям приведут ограничения на перемещения, в компаниях и профильных ассоциациях сказать затруднились. Можно отметить, что интернет-магазины переживают рост числа заказов – для продуктовых онлайн-ретейлеров этот рост стал взрывным, и им сейчас приходится резко масштабировать бизнес, чтобы удовлетворить спрос. Проблемы перечисленных секторов экономики быстро отразятся на общем положении – как минимум одному бизнесу нечем будет платить аренду другому бизнесу. Негативный сценарий от одного из экспертов, который пожелал остаться неназванным, подразумевает цепную реакцию последствий, которая затянет в кризис все секторы экономики, включая и самые крупные. Анализ возможных последствий от введения жестких карантинных мер для экономики Казахстана, как стало известно «Курсиву», сейчас по заданию правительства делают несколько казахстанских аналитиков. 

Reuters со ссылкой на данные статистического ведомства КНР сообщает, что влияние карантина на экономику Китая оказалось следующим: промышленный сектор за февраль сократился на 13,5% (вместо прогнозируемых 1,5%), розничные продажи ужались на 20,5% (предсказывали 0,8%), строительная индустрия потеряла 24,5%. В результате аналитические центры сейчас ужесточают прогнозы, касающиеся влияния коронавируса на глобальную экономику.

banner_wsj.gif

drweb_ESS_kursiv.gif