Перейти к основному содержанию

2966 просмотров

Будут ли в ВКО сносить незаконные постройки в воодохранных зонах?

Прецедент уже создан

фото: автора

На небольшом участке побережья Бухтарминского водохранилища в ВКО впервые за многие годы установили публичный сервитут. Владельца одного прибрежного гектара в Голубом заливе принудили убрать забор и отменить плату за подход к воде. Создан прецедент, который пока является исключением. Ведь километры земли в водоохранных полосах Бухтармы представляют собой застроенную территорию, и доступ к ним закрыт воротами и шлагбаумами.

«Войны» соседей

17 августа вступило в законную силу постановление акимата района Алтай Восточно-Казахстанской области об установлении права ограниченного целевого пользования (иными словами, публичного сервитута) на земельном участке возле дома отдыха «Голубой залив». До этого времени по распоряжению владельца земли, руководителя ТОО «Голубой залив» Кульжиян Уразбаевой, со всех посетителей других баз, дач, жителей многоэтажек поселка Новая Бухтарма за вход на пляж брали от 300 до 500 тенге.

По Земельному кодексу публичный сервитут устанавливается либо по решению местного акимата, либо постановлением суда. В этом случае был использован первый вариант. По поручению главы региона Даниала Ахметова акимат района Алтай восстановил права отдыхающих на доступ к воде, положенные им по закону.

История многолетних жалоб получила широкий общественный резонанс и дошла до акима области только потому, что в активной борьбе принял участие бизнесмен, имеющий личные интересы в этом вопросе. Сергей Акентьев, владелец соседней базы отдыха «Аквамарин», уже больше семи лет «воюет» с ТОО «Голубой залив» за право прохода и проезда к своей гостинице через пляж. В 2013 году к Кульжиян Уразбаевой даже было подано исковое заявление в суд с требованием не препятствовать в проходе и проезде транспорта по спорной территории. Однако, исходя из решения районного суда №2 района Алтай, в иске Акентьеву было отказано «так как не указано, какое именно нарушение прав истца допущено».

Владелица ТОО «Голубой залив» уведомления о вступлении в силу нового постановления о публичном сервитуте до сих пор не получила. В интервью корреспонденту «Курсива» Кульжиян Уразбаева сказала, что пока не решила, будет ли оспаривать данный документ в суде. Тем не менее забор на спорной территории убрали, проход освобожден.

«После жалобы владельца дома отдыха «Голубой залив» в ПП «Атамекен» по ВКО члены регионального совета РПП пришли к мнению, что сервитут должен быть установлен, но только при отведении общедоступного пляжа для отдыхающих «дикарями», – сообщила пресс-секретарь РПП Христина Дорошенко.

Показали пример

Независимый эксперт в области права, экс-руководитель территориальной земельной инспекции ВКО Владимир Соловьев отмечает, что после установления публичного сервитута на каком-либо определенном земельном участке побережья по его примеру можно открыть для прохода и остальную территорию побережья, занятую частниками. Ведь согласно Водному кодексу каждый человек имеет право доступа к водоему.

Серьезным нарушением, влекущим запрет на проход по частной территории, является сам факт продажи земли рядом с водой. В ответе на запрос «Курсива» руководитель Ертисской бассейновой инспекции по регулированию использования и охране водных ресурсов (ЕБИ) Казымбек Баймагамбетов поясняет, что согласно Водному кодексу водоохранная полоса – а это 35 метров от воды – относится к землям водного фонда и находится в государственной собственности. Как гласит статья 125 указанного закона, строительство и эксплуатация зданий на этой земле вообще запрещены. Но для этого местные исполнительные органы должны определить эти самые полосы и принять соответствующее постановление.

На побережье Бухтарминского водохранилища на достаточно большой территории близ Голубого залива берег был застроен еще в 2002 году, когда водоохранные полосы не были закреплены законодательно. Данную информацию подтверждает исполняющий обязанности руководителя управления земельных отношений ВКО Даулет Сарманов. То есть, запрет на строительство был принят постфактум, когда здания уже стояли.

Однако на остальной территории – в туристической зоне близ села Алтайка (район Алтай), в Кокпектинском районе ВКО – строения рядом с водой появились совсем недавно. Хотя в первом случае водоохранные полосы были определены в 2017 году, во втором – в апреле этого года. На фото, сделанных журналистом «Курсива», хорошо видно, что дома, бани возведены гораздо ближе, чем в 35 метрах от воды. И доступ к пляжам на некоторых участках перекрыт бетонными заборами как с земли, так и с моря. Все фотоматериалы редакция передала в управление земельных отношений ВКО. Даулет Сарманов пообещал, что со своей стороны сотрудники управления проведут анализ предоставления земель вдоль береговой линии Бухтарминского водохранилища в этих двух районах.

Как быть отдыхающим, если дорога к морю перекрыта воротами, доступ к побережью закрыт? С таким вопросом мы обратились к представителям госорганов. Отвечая на него, Казымбек Баймагамбетов сделал ссылку на Водный кодекс, который запрещает ограничение доступа к водным объектам. Это является административным правонарушением, а значит, нужно обращаться в органы внутренних дел. Но пойдут ли туристы, мечтающие в жару искупаться в море, на то, чтобы стоять перед закрытыми воротами в течение двух-трех часов в ожидании полицейских, принявших вызов? Вопрос открытый.

3062 просмотра

В Мангистауской области третий год не могут построить птицефабрику

Она могла бы решить нехватку в регионе мяса птицы и яиц

Фото: Ольга Золотых

Еще в начале года птицефабрику мясного направления, которая должна покрыть половину потребности Мангистауской области в курином мясе, обещали открыть сначала в сентябре, а затем в декабре. Сейчас ее ввод перенесли на середину следующего года. Также была перенесена сдача в эксплуатацию и птицефабрики яичного направления.

Птицефабрику мясного направления в Тупкараганском районе Мангистауской области начали строить еще в конце 2017 года, но в середине 2018 года проект встал: возникла проблема с инфраструктурой и прокладкой инженерных коммуникаций. Предприниматели вначале заручились поддержкой акимата – местные власти должны были подготовить площадки к строительству. Однако в бюджете средств на это не оказалось.

«ПСД очень долго разрабатывалась, потом были проблемы с экспертизой и коммуникациями. Но в этом году вмешался уже аким области, наш вопрос поставили перед региональной комиссией, и в результате в бюджет заложили средства – 888 млн тенге – на инфраструктуру», – сказал «Курсиву» директор ТОО «Актау Агро» Данияр Тургинов.

На брифингах, которые проходили в Актау с участием руководителя управления сельского хозяйства и заместителей акима области в начале и в середине этого года, журналистам сообщили, что птицефабрика вот-вот запустится: сначала говорилось о вводе в эксплуатацию в сентяб­ре, затем сроки сместились до декабря. В итоге, по последним данным, производство будет запущено в июне 2020 года.

К слову, сегодня более 80% куриного мяса в область завозят извне. Мелкие птицефермы не могут полностью покрыть потребности региона – сейчас она составляет 10 тыс. т мяса птицы в год. Планируется, что строящаяся птицеферма покроет половину от этой потребности – ее производственная мощность 5 тыс. т мяса в год. Сейчас здесь ведется строительство и установка оборудования.

«В инкубаторном цехе будут вылупляться цыплята. Яйца для этого цеха планируем завозить из соседней России и Турции, все будет зависеть от цены. В каждом птичнике – а их всего 16 – можно содержать чуть больше 30 тыс. птиц, будем выращивать их до товарного веса», – добавил Данияр Тургинов.

Затем птицу будут отправлять в убойный цех мощностью 2 тыс. голов в час, а оттуда на полки супермаркетов и рынки области. На четвертой площадке размес­тится комбикормовый завод мощностью 10 тыс. т в час. Здесь планируется производить корма не только для птицы, но и для скота. Стоимость всего проекта птицефабрики – 4,6 млрд тенге. Из них 1 млрд тенге – собственные средства казахстанского инвестора, остальные заемные. В течение следующих пяти лет планируется строительство «родительской площадки». Таким образом, отпадет вопрос о закупе яиц для инкубаторов в других странах. Тогда же мощности фаб­рики могут увеличиться вдвое, а потребность области покроется на 100%.

Что касается птицефабрики яичного направления в Мунайлинском районе, то изначально ее также планировали запустить в 2019 году, но еще в 2018 году из-за проблем с инфраструктурой сроки ввода в эксплуатацию перенесли на 2020 год.

«Сейчас стоит вопрос по финансированию проведения коммуникаций и инфраструктуры. Компания просила акимат выделить средства, но денег на это в бюджете не предусмотрено. На эти работы необходимо 100 млн тенге. Сейчас мы отправили заявку для рассмотрения данного вопроса и финансирования через программу «Дорожная карта бизнеса-2020». Но пока ответа нет», – рассказал в интервью «Курсиву» заместитель руководителя Мангистауского областного управления индустриально-инновационного развития Талгат Абдикадыров.

Двумя месяцами ранее на брифинге в РСК заместитель акима Мангистауской области Нурдаулет Килыбай отметил, что вопрос с выделением средств практически решен.

«Недавно аким области дал задание экономистам, чтобы они заложили деньги на строительство инфраструктуры на эту базу», – сказал Нурдаулет Килыбай.

Сам проект стоимостью около 5 млрд тенге называют очень важным для региона, ведь в области нет ни одной птицефаб­рики, которая производила бы куриные яйца в промышленных масштабах. Мощность будущего производства – 143 млн яиц в год. При этом регион потребляет в среднем до 100 млн яиц в год. Оставшуюся часть продукции планировалось отправлять на экспорт в Иран.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Биржевой навигатор от Freedom Finance