Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


3669 просмотров

Запрет на экспорт шкур банкротит кызылординских бизнесменов

В регионе фактически разрушена действовавшая ранее система реализации шкур домашнего скота

фото: shutterstock.com

Введенный в стране с февраля 2019 года запрет на вывоз необработанных шкур КРС привел к падению спроса на это сырье и банкротству кызылординских сельчан, занимавшихся их скупкой и вывозом зарубеж.

До запрета

Потерями и банкротством обернулось для сельских предпринимателей Кызылординской области введение запрета на экспорт шкур. В регионе фактически разрушена действовавшая ранее система реализации шкур домашнего скота, позволявшая зарабатывать как животноводам, так и скупщикам сырья.

По словам начальника отдела АПК РПП по Кызылординской области Жасулана Серикова, она была достаточно налаженной и работала хорошо, причем без какой-либо господдержки.

«Забив корову, сельчане сдавали шкуру в пункт приема, где получали в среднем 5 тысяч тенге. Сдавали необработанную кожу и убойные цеха, где скот режут по несколько голов в день. Пункты приема принадлежали частным предпринимателям. В каждом районе как минимум работали по два таких пункта. Затем шкуры вывозили за рубеж–в Турцию, Китай, Узбекистан», – пояснил «Курсиву» Жасулан Сериков.

После запрета

Введение МИИР запрета на вывоз необработанных шкур КРС сроком на 6 месяцев – с 19 февраля по 10 сентября 2019 года – было продиктовано интересами отечественных производителей. Напомним, впрошлом году кожевенные предприятия республики (Семипалатинский кожевенно-меховой комбинат, Алматинский кожевенный завод, ТОО «ТаразКожОбувь») обратились в Минсельхоз, МИИР, Нацпалатус жалобами на то, что население вывозит шкуры на продажу за рубеж, лишая их доступного сырья.

Кроме того, решение мотивировалось тем, что экспортная стоимость выделанной кожи превосходит в 14 раз цену полуфабриката. Таким образом, запрет должен был поддержать существующие казахстанские кожевенные предприятия и простимулировать экспортеров необработанных шкур заняться как минимум их первичной обработкой.

Однако, добившись желаемого, казахстанские кожевенные предприятия оказались не готовы к приему и переработке отечественного сырья. Как уточнил начальник отдела АПК РПП, они не предложили соотечественникам адекватные цены на сырье, не открыли пункты приема шкур даже в своих регионах. И отказываются принимать кожу с дефектами, чего не наблюдается с китайскими заводами.

В результате в регионе прекратилась закупка шкур всех видов домашнего скота, что привело в первую очередь к падению цены на кожу. Так, если ранее шкуру коровы оценивали в среднем в 5–8 тыс. тенге, то сейчас максимум могут предложить 200, редко 400 тенге. Цены упали в 10–15 раз.

По словам г-на Серикова, в районах сейчас никто не закупает шкуры–не хотят рисковать. Некоторые предприниматели уже стали банкротами. Они закупили кожу на десятки миллионов тенге, а после ввода запрета не смогли реализовать ее, даже чтобы отбить вложенные средства.

Кроме того, из-за дешевизны сельчане попросту выбрасывают прежде доходный товар. Сейчас десятки тысяч шкур валяются на мусорке, что приводит к загрязнению окружающей среды и создает дополнительную экологическую проблему.

Лишились миллионов

Выяснить, сколько пунктов приема шкур работало в области до запрета, нам не удалось. Таких данных нет ни у одного из госорганов, в которые мы обращались. Ответ у всех короткий: приемщики шкур – частные лица, их никто не подсчитывал.

Зато есть сведения, по которым можно косвенно судить о потерях животноводов. Так, по данным сельхозуправления, в 2018 году было произведено 67 тыс. шкур всех видов домашнего скота. Если умножить это число на среднюю стоимость одной шкуры – 5 тыс. тенге, получается как минимум 335 млн тенге. Аналогичную сумму сельчане могли бы заработать в этом году, не будь запрета. К слову, проблема касается практически половины населения региона: 56% кызылординцев проживают в сельских районах, большинство из них являются самозанятыми сельскими жителями и индивидуальными предпринимателями, занимающимися животноводством. Шкурный бизнес был для многих стабильным источником дохода.

Скупщик кожи одного из районов Приаралья поделился с «Курсивом», что месяц назад полностью забросил это дело. Запрет сильно ударил по его кошельку.

«Для вывоза за рубеж собрал больше 3 тыс. шкур КРС, в итоге все пришлось выбросить на мусорку. Еще собирал шкуры лошадей, платил за них 8,10 или 15 тыс. тенге. Вложил немало денег в дело и все потерял. Теперь я банкрот. Еще мой отец занимался этим делом. Последние восемь лет я управлял бизнесом. Я не хочу даже говорить об этом», – разочарованно закончил разговор собеседник.

Это только цветочки…

Начальник отдела животноводства управления сельского хозяйства Кызылординской области Арыстан Омаров подтвердил, что сейчас в регионе никто не принимает шкуры домашнего скота.

«Сбыта нет, действует запрет на вывоз необработанной кожи из страны. Частники не принимают шкуры, редко кто берет даже за крайне низкую цену. Раньше за шкуру лошади платили 10–15 тысяч тенге, сейчас она никому не нужна. За шкуру коровы платили 5–6 тысяч тенге. Овчину принимали за 3 тысяч тенге. Сейчас все шкуры выбрасывают на мусорки», – констатировал чиновник.

Как он сообщил, управление обратилось в Минсельхоз с просьбой открыть хотя бы два завода по переработке шкур в регионах, где больше всего домашнего скота. На данный момент ведутся поиски инвестора.

Арыстан Омаров напомнил, что в начале 1990-х годов в одном из пригородных совхозов Кызылорды наладили пошив дубленок и шуб из овчины, но развал Союза разрушил все планы нового предприятия.Переработкой шкур занимались также в Жамбылской и Туркестанской (ранее ЮКО.–«Курсив») областях.

Председатель Ассоциации легкой промышленности по Кызылординской области Дильмухамед Абизов в свою очередь отметил, что проблема с переработкой шкур системная.

«Первое – у нас мало перерабатывающих фабрик. Второе – это низкое качество кожи, что выявляется при изготовлении продукции», – уточнил он.

Вместе с тем спикер сообщил, что Узбекистан–один из покупателей казахстанского сырья–недавно отменил пошлины на ввоз необработанных шкур домашнего скота. Это привело к снижению цен на конечную продукцию – обувь и одежду из кожи. И, по утверждению властей Узбекистана, обеспечило своей обувью 80–90% населения республики.

«То, что происходит сейчас,– это только цветочки. У меня свое предприятие, занимаюсь пошивом изделий из текстиля. Если в Казахстане за ввоз одного вагона ткани стоимостью $300 тысяч мы платим $75 тысяч, то в Узбекистане всего $3 тысяч. С кожей аналогичная ситуация», – уверен глава ассоциации.

Как прогнозирует эксперт, до конца 2019 года узбекистанские бизнесмены обойдут казахстанских коллег по многим позициям на рынке. Поэтому он призвал создать аналогичные условия в Казахстане – как для поставщиков сырья, так и для перерабатывающих предприятий. В том же Узбекистане, по его сведениям, создано 17 СЭЗ, где предприятия освобождены от налогов на срок от 3 до 15 лет.

Тем временем РПП направила письмо с изложением нынешних проблем кызылординских сельчанв центральный аппарат НПП «Атамекен» и в Министерство сельского хозяйства.

Предприниматели опасаются, что запрет продлят еще на пять лет – такая мера указана в запланированных мероприятиях «Дорожной карты по развитию легкой промышленности на 2019-2021 годы», одобренной на заседании правительства страны в марте этого года.


538 просмотров

Молокозаводы Казахстана опасаются сырьевого дефицита

Половина поступающего на переработку молока в стране не соответствует техрегламенту Таможенного союза

Фото: Shutterstock

С 1 января 2020 года завершается отсрочка, предоставленная Казахстану для наведения порядка в отрасли. Не соответствующее стандартам молоко принимать не будут.

Перед смертью не надышишься

По сути, устанавливается норма продукта по составу и чистоте, определены правила сбора сырья. Работать по стандарту поставщики и предприятия должны были начать в 2018 году. Но получили еще два года на проведение реформ. 

Об этом напомнили эксперты Молочного союза Казахстана, побывавшие в Петропавловске. Они разработали дорожную карту, суть которой сводится к обучению домохозяйств, чем кормить и как содержать скот, и процедуре сбора и хранения молока. 

«Дорожная карта предусматривает целый комплекс мер, чтобы молоко, которое поступает на переработку, было безопасным. Это главный критерий для нашей отрасти. Сырье, которое не будет соответствовать регламенту, мы не сможем принимать на молокоперерабатывающие предприятия», – отметил в ходе брифинга для СМИ исполнительный директор Молочного союза Казахстана Владимир Кожевников. 

Пейте на здоровье!

«Потребительские исследования показали, что 34% населения страны доверяют продукту от личных подсобных хозяйств. Процент доверия в южном регионе составляет примерно 44%. Это значит, что многие потребители берут продукт необработанный. Если, например, покупать продукцию у дороги, то не понятно, в каких условиях она произведена, как хранилась, доставлена. Сейчас температурный режим очень высокий, 38 градусов. А женщины на улице торгуют», – рассказала журналистам координатор работ по дорожной карте Сауле Жанкина.

Разные частники

Стандарты Таможенного союза могут поставить неподготовленных поставщиков в затруднительное положение, отметил в комментариях корреспонденту «Курсива» директор ТОО «Молсервис» Сергей Чепурко. Уже сейчас переработчики начинают уходить от работы с ЛПХ, предпочитая сотрудничество с профессиональными производителями.

«На нашем предприятии в последние годы мы вообще с такими проблемами не сталкиваемся, потому что работаем с серьезными поставщиками. Если раньше у нас была половина сырья от ТОО, половина – от личных подсобных хозяйств, то сейчас личные подворья занимают 25%», – рассказал предприниматель.

Также хорошим шагом в сторону качества сырья стало открытие сельхозкооперативов, говорит бизнесмен. Однако тут все также зависит от профессионализма их руководителей.

«Проблемы по сбыту возникают как раз у тех, кто не подготовлен. Они думают, что закупят молоко, сдадут и сразу получат деньги. Но это не так. У нас несколько лет назад были проблемы с поставщиками. Мы просто разворачивали молоковозы и не принимали некачественный продукт. Как раз от частных подворий», – резюмировал Сергей Чепурко.

Много ли село дает молока

По информации Молочного союза Казахстана, на сегодня 77% от 1,5 млн тонн товарного молока в стране производят мелкие хозяйства. И если к молоку, которое получают на производстве, претензий практически нет, то к этому их достаточно.  Почти в 700 тыс. тонн сырья находят нарушения –  повышены микробиологические показатели и обнаружены антибиотики.  Отрицательно сказываются на качестве сырья большие расстояния между населенными пунктами, неразвитая сеть сбора молока, нехватка специалистов и банальная неграмотность сдатчиков.

По информации исполнительного директора Молочного союза Казахстана Владимира Кожевникова, большая проблема заключается еще и в том, что на молочных заводах летом возникает переизбыток молока, а зимой – острый дефицит.  Как следствие, заводы находятся в зависимости от сухого молока, а оно на 90% импортное.  

В общую бочку

Выйти на уровень соответствия техническому регламенту ТС, считает МСК, поможет объединение небольших хозяйств в кооперативы, которые будут централизованы. В Карагандинской области уже есть пример такой работы. ТОО «Натиже» создало в регионе сеть из 30 молокоприемных пунктов. В пунктах приема молоко сразу фильтруется, охлаждается и проверяется на чистоту, качество и только после в специализированных емкостях отправляется на завод, как этого требует регламент ТС. 

«Если молоко не будет соответствовать качеству, то, конечно, с введением техрегламента мы понесем урон. Поэтому и доводим до сведения сдатчиков, какие требования предъявляются к качеству молока, создаем вот такие молокоприемные пункты. Надеемся на положительный результат этой работы», – рассказал директор ТОО «Натиже» Даулетбек Акпар.

По его словам, пока в кооперативах 3–4 случая в месяц, когда молоко не проходит проверку. 

Жительница села Жаман жол Светлана Мокишина сдает молоко больше 20 лет. Женщина отмечает, что с появлением кооператива правила приема уже сточились, но местные быстро к ним привыкли, поскольку сами заинтересованы в качестве своего сырья.  

«Случаи, когда молоко не проходит проверку, – редкость, потому что все правила, в принципе, простые, главное – чистота во всем и здоровое животное», – рассказывает Светлана Мокишина.  

Тем не менее, по данным МСК, в кооперативы мелкие хозяйства объединяются неохотно. Директор заготовительной компании ТОО «Ауыл Сутты» Канат Абдыгалиев считает, что причиной  этого является недостаточная информированность населения о преимуществах такого объединения.  

«Нужно объяснять людям, что собой представляет кооператив, что есть субсидии – 10 тенге с литра молока возвращаются в кооператив.  Это тоже мотивирует. А у нас вышла информация, что существует программа, а до сдатчика она не доходит», – поделился мнением Канат Абдыгалиев.

Цифровизация в помощь

Производители начали применять приложение Collect mobile.

«Это приложение помогает делать картирование параметров сдатчиков молока, тех факторов, которые влияют на продуктивность скота. Это помогает переработчикам лучше прогнозировать свою работу. Например, если они понимают, что в районе есть проблема деградации генетического потенциала, то вмешиваются – закупают семя скота, осеменяют коров, чтобы у этих людей было больше молока, было больше дохода», – прокомментировала экономист по агробизнесу Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (FAO) Инна Пунда

Главная задача этого ноу-хау, по словам Инны Пунда, сократить цепочку производства молока до «сдатчик – производитель». 

«Нужно понимать, что сегодня куш в цепочке молока снимает перекупщик. К сожалению, есть перекупщики, которые зарабатывают в день несколько тысяч долларов за 4 часа работы. Их заинтересованность – оставить в неведении сдатчика, а завод держать в сырьевой зависимости и манипулировать ценой», – говорит эксперт FAO.

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Как вы провели или планируете провести отпуск этим летом?

Варианты

svadba.jpg

Цифра дня

старше 20 лет
половина продаваемых авто в Казахстане

Цитата дня

Земля должна принадлежать тем, кто на ней работает. Земля иностранцам продаваться не будет. Это моя принципиальная позиция

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций