Перейти к основному содержанию

2411 просмотров

Зачем Япония возобновила китобойный промысел

Спрос на мясо этих млекопитающих в стране невелик

Фото: Shutterstock

В июле Япония начала охоту на китов в коммерческих целях – китобойная отрасль страны вернулась на бизнес-рельсы после перерыва в 30 с лишним лет. Чтобы заниматься коммерческим выловом китов на законных основаниях, Япония вышла из состава Международной китобойной комиссии (МКК). Эта организация установила запрет на китобойный промысел в 1986 году, дабы популяции разных видов китовых могли восстановить свою численность.

Научная добыча

Квота по добыче китов на 2019 год, которую сами для себя установили японцы, – 227 особей. В исключительной экономической зоне (см. инфографику) японские китобои могут добыть 52 малых полосатика, 150 полосатиков Брайда и 25 ивасевых китов. По мнению японских властей, первые два вида полностью восстановили численность, да и популяция ивасевого кита растет. В прошлом году японские китобои добыли 330 китов, правда, не в своих территориальных водах, а в антарктических. Дело в том, что МКК запрещает коммерческую добычу китов, но ловля того же малого полосатика в исследовательских целях разрешена (опять же в рамках установленных квот). Так что более 30 лет запрета Япония не прекращала охоту на китов, но эта охота шла в рамках исследовательской антарктической программы.

Экологи называли эту программу «замаскированным коммерческим китобойным промыслом», поскольку мясо животных, пойманных в исследовательских целях, в результате оказывалось на прилавках магазинов и кухнях ресторанов. На практике же ситуация складывалась следующим образом: прибыль от «научной» добычи, с одной стороны, шла на финансирование экспедиций в Антарктику, с другой – эта прибыль не могла превышать затрат на экспедиционную деятельность, поскольку исследования фактически проводились госструктурой.

Теперь китобоям не придется снаряжать экспедиции – киты водятся и у берегов Японии. Объем японского рынка, который удовлетворяла «научная» добыча, – около 5 тыс. тонн китового мяса в год. Это примерно 50 граммов китового мяса на одного жителя Страны восходящего солнца в год – для наглядности такой вес можно сравнить с половиной крупного яблока. 

Очень маленькая отрасль

Тридцать лет назад, когда МКК ввел запрет на китобойный промысел, объем рынка китового мяса составлял примерно 6 тыс.тонн, то есть немногим больше, чем сейчас. Китовое мясо – дешевый источник белка – действительно было массовым продуктом после Второй мировой войны – тогда объем рынка оценивался в 200 тыс. тонн. Но с ростом уровня жизни японцы перешли на птицу, свинину и говядину. Для того чтобы снова создать высокий спрос на китовое мясо в стране, требуется время, считают сторонники охоты на китов. «В Японии так много еды, что ее выбрасывают, поэтому мы не ожидаем, что спрос на китовое мясо будет расти быстро», – эту цитату Казуо Ямамуры, президента Японской китобойной ассоциации, приводит Reuters. 

1 июля пять японских китобойных судов вышли в море из поселка Кусиро, еще три – из Симоносеки. Киты, привыкшие к безопасности у берегов Японии, стали легкой добычей: в первый же день флотилия из Кусиро вернулась с двумя малыми полосатиками. Их мясо через два дня было продано на первом в XXI веке аукционе по продаже китового мяса – таких аукционов в Японии тоже не было несколько десятилетий. По данным агентства Kyodo, на торгах было продано около 66 кг мяса, цена доходила и даже превышала $150 за килограмм. Основными покупателями были супермаркеты и рестораны. 

Непосредственно в китобойный промысел в Японии вовлечены примерно 300 человек. Перед ними нет задачи добыть как можно больше китов и заполнить прилавки магазинов – как минимум этого не позволит квота, как максимум – спрос, поскольку особой моды на упот­ребление мяса кита в Японии нет, это больше нишевой деликатес. Ставка скорее сделана на развитие китобойного туризма: и местным, и иностранным туристам предложат знакомство с историей китобойного промысла, посещение китобойных судов и даже мест переработки туш. Дегустация тоже включена, а пос­ле нее в программе посещение буддийского храма, где почитают души убитых китов. 

Выбор за туристом

Создание целой индустрии (сувениры, обслуживание турпотока и т. д.) вокруг охоты на китов – это пока только возможная перспектива. В то же время в Японии уже создана и активно растет туристическая отрасль вокруг совсем другого направления – наблюдение за китами. С 1998 по 2015 год количество наблюдателей за китами увеличилось более чем вдвое. Местечко Раусу находится всего в 160 км от Кусиро. В Раусу в прошлом году 33,5 тыс. человек нанимали туристические катеры для наблюдения за китами и птицами. Это на 2 тыс. человек больше, чем в 2017 году, и на 9 тыс. человек больше, чем в 2016-м. Многие туристы останавливаются в местных отелях, едят в местных ресторанах и покупают местные продукты – морских ежей и водоросли.

«65% бизнеса туристических лодок занимается наблюдением за китами. Здесь можно увидеть не один вид китов, а несколько. Наблюдение за китами – это огромный туристический ресурс для Раусу, и я надеюсь, что это будет продолжаться», – цитирует Reuters слова Икуйо Вакабаяши, исполнительного директора туристической ассоциации Shiretoko Rausu. 

Владелец судна, с которого можно наблюдать за китами, Масато Хасегава – бывший рыбак. Он начал свой туристический бизнес в 2006 году, и хотя первые несколько лет были непростыми, сейчас он доволен: слава о Раусу расходится по миру, и в высокий сезон число желающих наблюдать за китами настолько велико, что приходится составлять лист ожидания, поэтому Хасегава уже заказал второе судно для наблюдений за китами.

Мужчина сомневается в том, что спрос на китовое мясо в будущем возрастет – во всяком случае, рестораны и отели Раусу его закупать не собираются. Хасегава объясняет, почему:

«У нас много детей на летних каникулах. Что им говорить – смотрите, это такой же кит, как тот, которого мы ели вчера вечером?».

Киты Япония.png

 

4418 просмотров

Как гостиничный бизнес Узбекистана пытается догнать растущий поток туристов

Власти республики объявили туротрасль стратегической и выделяют немалые средства из бюджета на поддержку этого бизнеса

Фото: Shutterstock.com/Marina Rich

Увеличить и количество гостиниц, и объем номерного фонда в два раза планирует Узбекистан уже до конца 2021 года – рынок требует все больше мест для туристов.

В 2019 году Узбекистан посетили 6,7 млн туристов. Три года назад этот показатель был равен лишь 2,2 млн человек. По оценке Всемирной туристской организации при ООН, республика сейчас на четвертом месте среди стран с наиболее динамично развивающейся туристической отраслью. Растущий поток гостей выявил слабые места, которые тормозят развитие туризма в Узбекистане. Одна из главных болевых точек – гостиничный фонд.

Койко-место под узбекским солнцем  

На начало года в Узбекистане, по данным Госкомитета по развитию туризма, насчитывалось 1,2 тыс. объектов инфраструктуры гостеприимства, 70% из них – это гостиницы, 18% – хостелы и 12% – другие виды размещения. Общий номерной фонд составляет 24 тыс. и рассчитан на 50 тыс. койко-мест. «Средний уровень загрузки гостиничного фонда по итогам 2019 года составил 83%. Это очень большой показатель. В пиковые сезоны порой невозможно найти свободного номера в Ташкенте и особенно в таких туристических центрах, как Хива, Самарканд, Бухара», – прокомментировал начальник департамента по стратегическому развитию и кадровым ресурсам Госкомтуризма Шухрат Исакулов.

По словам председателя Ассоциации отельеров Узбекистана Фарангиз Абдуллаевой, из-за повышенного спроса понятие сезонности для гостиниц становится менее актуальным. «Узбекистан всегда считался сезонным направлением. Но в 2019 году серьезная загруженность была на протяжении всего года», – подчеркнула Фарангиз Абдуллаева. 

Поддержать сумом

Провозгласив туризм стратегической отраслью, власти Узбекистана взялись за решение проблем с дефицитом гостиничного фонда. В 2019 году в стране стартовала программа субсидирования строительства новых отелей. Государство покрывает расходы застройщиков в размере 40 млн сумов ($4,2 тыс.) за один номер для трехзвездочных гостиниц и 65 млн сумов ($6,8 тыс.) за номер в «четырех звездах». 

Учредитель трехзвездочного отеля «Согдиана» в Самарканде Азиз Ташев – один из тех предпринимателей, кто такой поддержкой уже воспользовался. «Благодаря субсидии государства мы смогли покрыть свои расходы на 20%, а всего получили 4,08 миллиарда сумов (эквивалентно $428 тыс.). Это существенная поддержка для нас. Без дотаций со стороны государства ускоренно развивать туризм невозможно», – уверен Ташев. 

Программа субсидирования будет действовать до 2022 года. За это время количество гостиниц в стране должно вырасти вдвое – до 2,4 тыс, а номерной фонд увеличиться до 50 тыс. Только в прошлом году в Узбекистане появилось 270 новых объектов гостиничного бизнеса. 

Бросить все и уйти в туризм

Власти Узбекистана поддержали предпринимателей не только деньгами, но и административно – упростив порядок и требования к получению лицензии на данный вид деятельности. В результате в стране резко выросло число гостевых домов и хостелов. Именно они, по оценке Шухрата Исакулова, помогли выправить ситуацию в пиковые периоды туристического сезона 2019 года. 

Абдулазиз Икрамжанов полтора года назад с родителями открыл первый хостел в Ташкенте. Сейчас он более чем уверен, что у этого вида гостиниц большие перспективы в Узбекистане. «Мы не ощущаем большой конкуренции, да и разнообразия среди хостелов тоже пока нет. Узбеки привыкли жить в больших домах, а сейчас все больше к людям приходит понимание, что использовать свое жилище для размещения гостей – это нормально. Тем более что никаких проверок или дополнительных бумажек тоже не требуется», – говорит Икрамжанов. 

Отсутствие бюрократии при открытии гостиничного бизнеса приводит к тому, что некоторые предприимчивые владельцы жилплощади в многоквартирных домах регистрируют свое имущество как хостел. Ташкентские риелторы объясняют это тем, что из-за отсутствия номеров в гостиницах туристы часто выбирают посуточную аренду квартир. А по узбекистанским законам если иностранец находится в стране более трех дней, он обязан зарегистрироваться по месту пребывания. 

Хостелы, как и другие объекты размещения, зарегистрированы в единой операционной системе, с помощью которой ведется учет туристов.

«Мы сейчас наблюдаем такую картину, что те предприниматели, которые занимались другими видами деятельности, переключаются в сферу туризма. Потому что туризм быстро окупается. Тем более в условиях дефицита, который есть по номерному фонду», – прокомментировал Шухрат Исакулов. Нехватка средств размещения, по его словам, сказывается на ценовой политике гостиниц. «Стоимость номера в Узбекис­тане относительно выше, чем в других странах. В Ташкенте или Бухаре номер в трехзвездочном отеле будет стоить примерно 40–50 долларов», – отметил Исакулов. Он уверен, что ситуация изменится с появлением большего числа гостиниц в стране.

kak-gostinichnyj-biznes-uzbekistana-pytaetsya-dognat-rastushhij-potok-turistov-2.jpg

Фото: Shutterstock.com/Polina LVT

Красиво жить не запретишь

Рост туристической активности спровоцировал интерес к Узбекистану со стороны компаний, которые специализируются на строительстве пятизвездочных отелей и крупных гостиничных комплексов. В настоящее время в республике всего две гостиницы высшего сегмента – Hyatt Regency и Hilton, обе находятся в Ташкенте. К концу года в узбекской столице откроется отель сети Marriot, сообщила Фарангиз Абдуллаева. «Ведутся переговоры с Sheraton и InterContinental – это те бренды, которые были у нас на рынке, но по определенным причинам ушли с него. Сейчас они возвращаются, и очень активно. Была информация, но пока не подтвержденная, что и Four Seasons хотят войти на наш рынок. Большой интерес крупные бренды проявляют  к Самарканду. Крупные сети хотят выйти на узбекский рынок, потому что для гостиниц в стране действует много разных преференций», – акцентировала председатель Ассоциации отельеров.

Внимание глобальных гостиничных сетей к Узбекистану продиктовано в том числе и ростом деловой активности в стране, которая, в свою очередь, стимулирует развитие такого направления, как MICE-туризм. Этот вид туризма подразумевает проведение крупных бизнес-мероприятий, форумов, конгрессов и так далее. «Мы видим, что строятся отели с конференц-залами, потому что есть спрос, и неплохой. Благодаря этому Узбекистан может позиционировать себя как площадка для организации и проведения деловых мероприятий», – заявила Абдуллаева.

Отели без сервиса – деньги на ветер

Развитие сферы гостеприимства автоматически требует новых, квалифицированных работников отрасли.  Для организации качественного сервиса и подготовки персонала при Госкомтуризме был создан институт развития туризма – это научно-методологический центр, разрабатывающий стандарты и программы обучения, а в Самарканде открыт международный университет «Шелковый путь» для будущих менеджеров в индустрии туризма. 

Кроме того, в прошлом году под юрисдикцию Госкомтуризма перешли 18 профессиональных колледжей во всех регионах страны, а при Ассоциации отельеров Узбекистана появилась академия гостеприимства. Эти учебные заведения будут готовить линейный персонал для стратегически важной индустрии в целом и для гостиниц в частности.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

drweb_ESS_kursiv.gif