Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


1817 просмотров

Зачем предпринимателям Казахстана индустриальный сертификат

И почему они не спешат его получить

Фото: Shutterstock

Индустриальный сертификат, наличие которого теперь обязательно для участия в госзакупках производителям товаров легкой и мебельной промышленности, в Шымкенте получило только одно предприятие. Местные производители не спешат оформить документ, дающий доступ к ряду льгот.

С 1 июля вступили в действие новые правила госзакупок, согласно которым предприятия мебельной и легкой промышленности смогут участвовать в них только при наличии индустриального сертификата. К назначенному сроку в Шымкенте этот документ получил только один производитель  – текстильный комбинат ТОО «AZALA Textile». 

Как сообщила «Курсиву» специалист по сертификации происхождения товаров палаты предпринимателей Шымкента Айгуль Кожабаева, на сегодня было заявлено 27 проектов. Сертификат был выдан по одной из поданных в палату десяти заявок, две находятся на стадии выдачи, семь – в работе. 17 проектов еще пребывают на первом этапе процедуры получения сертификата – анализ производства экспертами от аккредитованных в НПП ассоциаций. Одно предприятие уже ожидает эксперта, 16 занимаются сбором документов и ведут переговоры с профильными ассоциациями о предоставлении эксперта.

Процесс от подачи заявки до выдачи сертификата занял у первого получателя в городе около двух недель. «Сама по себе процедура не сложная, но объемная. Необходимо предоставить большой перечень документов, затем сравнивать их с другими. Из-за ошибок представителей компании пришлось возвращать документы на доработку шесть раз. Поэтому все так затянулось», – пояснила Айгуль Кожабаева. Впрочем, специалист предположила, что, возможно, было трудно еще и потому, что это первый сертификат, дальше будет легче.

Вопреки ожиданиям, ажиотажа с подачей заявок на получение индустриальных сертификатов в Шымкенте не было. Недостаточную информированность предпринимателей в качестве объяснения низкой активности собеседница отрицает. По ее словам, бизнесмены были осведомлены о новшестве через НПП, РПП и профильные ассоциации. Кроме того, документ разрабатывался два года, о нем говорилось на разных площадках не единожды.

Одна из причин возникшей ситуации, по мнению Кожабаевой, связана с мертвым летним сезоном, когда тендеры и госзакупки почти не проводятся, а руководители предприятий отдыхают. Кроме того, обзвонив последние, эксперты палаты выявили, что многим субъектам бизнеса сертификат попросту не нужен. По крайней мере, так заявили те, кто не участвуют в госзакупках и тендерах.

Фактически допуск к ним сегодня имеет только AZALA Textile. А это меньше 1% от общего количества предприятий легпрома города. По данным палаты, сейчас здесь действуют более 130 компаний в этой сфере. При этом Шымкент вместе с Туркестанской и Алматинской областями входит в тройку регионов основной концентрации отрасли в стране и является очевидным ее лидером. Так, согласно сведениям Казахстанского центра индустрии и экспорта, за январь-февраль 2019 года в Шымкенте был произведен самый большой объем продукции легкой промышленности в Казахстане в суммарном отношении – на 3,7 млрд тенге.  По подсчетам палаты, в третьем мегаполисе республики выпускается четверть всей отечественной продукции легпрома – 23%.

Между тем помимо допуска к госзакупкам обладатели индустриального сертификата могут воспользоваться и другими конкурентными преимуществами. Как указала Айгуль Кожабаева, это возмещение затрат экспортерам по продвижению отечественных товаров, работ и услуг на внешнем рынке, начисление 20%-ной условной скидки в тендерах холдинга «Самрук-Казына», включение в реестр его товаропроизводителей.

Само наличие этого документа служит свидетельством того, что компания состоит в Едином реестре отечественных производителей товаров, работ, услуг. Им будут пользоваться госструктуры, участники квазигосударственного сектора, зарубежные партнеры. Предполагается, что со временем индустриальный сертификат заменит CT-KZ,  и преимущества для его обладателей будут расширяться. В частности, планируется ввести требование по наличию сертификата в анкете поставщика, представление при включении в реестр ОТП строительных материалов.

Хотя получение индустриального сертификата – дело добровольное, эксперт советует предпринимателям обзавестись им, причем поскорее. «В любой момент могут быть внесены изменения в закон, расширяющие сферу применения этого документа. Возможно, бизнесмены потом все-таки пожелают участвовать в госзакупках. А сертификат делается не за один день», – отметила Айгуль Кожабаева. Кроме того, как она добавила, осенью начнется активное проведение тендеров, и тогда пойдет большой поток заявок.  


477 просмотров

Законодательные инициативы Комитета госдоходов насторожили карагандинских бизнесменов

Предприниматели считают, что новые нормативные правовые акты серьезно усложнят их деятельность, если вообще не приведут к ее прекращению

Фото: Shutterstock

Речь идет о Правилах реализации пилотного проекта по совершенствованию администрирования НДС и Методических рекомендациях о некоторых вопросах признания сделок недействительными. Пилотный проект должен был вступить в силу 18 октября 2019 года. Вместе с тем на практике сотрудники органов госдоходов еще в сентябре начали блокировать электронные счета-фактуры (ЭСФ) налогоплательщиков, относящихся к зоне высокого риска, а также без обращения в суд исключать из зачетов и вычетов НДС.

Изменения в законодательстве призваны ограничить деятельность неблагонадежных поставщиков. Однако бизнесмены опасаются, что в черный список ошибочно могут попасть и их добросовестные коллеги, а это обернется проблемами, так как за невыписку электронного ЭСФ в течение 15 дней грозит штраф. 

Хороши ли критерии? 

С 2019 года налоговые органы применяют систему управления рисками. Присвоение предпринимателю той или иной степени зависит от соответствия определенным критериям – неконфиденциальным и конфиденциальным. К ним относятся налоговая нагрузка, среднемесячная заработная плата на одного работника, использование контрольно-кассовых машин с функцией передачи данных, выписка счетов-фактур в электронном виде, наличие основных средств, размер оборота.

Попадая в высокую зону риска, предприниматель автоматически оказывается в числе проверяемых объектов. Если в течение пяти дней он не реагирует на полученное уведомление, то, согласно нововведениям, ему ограничивают доступ к информационной системе ЭСФ. Таковых в Карагандинской области уже насчитывается 149, и в будущем, судя по настроенности налоговых органов, станет только больше.

По мнению директора Ассоциации налогоплательщиков и бухгалтеров Сары Жунусовой, требования системы управления рисками сложно назвать корректными. 

«По сведениям сайта Комитета государственных доходов, в 2019 году в список проверяемых объектов по всему Казахстану попали 1858 организаций. 78% из них – субъекты малого и микробизнеса, которые не могут установить для своих сотрудников заработную плату в размере 120 тыс. тенге (данное требование действует для торговых организаций в Карагандинской области. – «Курсив»), выписать электронный счет-фактуру, потому что находятся там, где нет возможности сделать это, начать своевременно использовать онлайн-ККМ. Претендентами на попадание в этот список также являются владельцы малого бизнеса, которые работают в упрощенном режиме. Поскольку такие налогоплательщики в основном не ведут бухгалтерский учет и не оприходуют товар, у органов госдоходов могут возникнуть вопросы, когда они продадут товар, который формально отсутствует на складе. Поэтому, прежде чем блокировать электронные счета-фактуры, необходимо провести инвентаризацию остатков», – считает профессиональный бухгалтер. 

Г-жа Жунусова полагает, что определенная часть «заблокированных» предпринимателей получила такое наказание незаслуженно. Но поскольку доказать свою правоту сложно, многие из них, скорее всего, предпочтут приостановить ИП или открыть новое. 

Умный в гору не пойдет

С точки зрения президента Казахстанской ассоциации предпринимателей Ермека Абильдина, налоговики наделили себя несвойственными полномочиями. 

«Организация, которая выписывает ЭСФ, относит на вычеты свой НДС – 12%. Например, предприятие заработало 10 млн тенге и, соответственно, отнесло на вычеты 12% – 1,2 млн. Уже неплохая сумма. А если речь идет о миллиардных оборотах? Конечно, есть предприниматели, которые пытаются обманным путем снизить налоговую нагрузку. Их нужно привлекать к ответственности, но законными методами. Согласно Налоговому кодексу налоговые органы не вправе блокировать ЭСФ. Однако они присвоили себе такое право путем принятия подзаконных актов, которые утверждаются приказом министра финансов и не согласуются в мажилисе парламента», – комментирует г-н Абильдин. 

Похожей позиции придерживается и юрист Ботагоз Садуова, представляющая интересы Ассоциации застройщиков Карагандинской области. 

«Допустим, я поставщик, у которого нет активов. Пока я нахожусь в командировке, мне выставляют уведомление, на которое я физически не могу ответить, – пять дней для этого мало. Мне блокируют ЭСФ и тем самым приостанавливают мою предпринимательскую деятельность. Покупатель тоже страдает, так как не может отнести в зачет НДС и получить товар. Сделка полностью рушится: налоговая взяла на себя функции правоохранительных органов. Чтобы так делать, нужно законодательно прописать, кто такой неблагонадежный поставщик, а не основываться на предположениях. Бизнес должен это четко знать, он не может играть на непонятном поле», – убеждена правовед. 

Было бы желание 

Как говорит руководитель управления администрирования косвенных налогов ДГД по Карагандинской области Серик Мукеев, правила и методические рекомендации пойдут бизнесу только на пользу.

«Когда мы признаем регистрацию неблагонадежных поставщиков недействительной в суде, их контрагенты в последующем нужно убрать из зачета НДС. Поэтому мы уже сегодня блокируем выписку ЭСФ, чтобы действующий налогоплательщик завтра не пострадал», – поясняет г-н Мукеев.

По его словам, внимание налоговых органов в первую очередь привлекают компании с большими оборотами и большими рисками, которые на поверку оказываются обнальными. Опасения предпринимателей по поводу ошибочного отнесения в зону высокого риска или блокировки ЭСФ не имеют под собой оснований, поскольку ввиду многоступенчатого контроля это просто невозможно.

«Информационную систему ЭСФ разработали, чтобы увидеть происхождение товара или услуги. Она интегрируется с другими программами, таможенными например. Прежде всего это прозрачность. Если вы не имеете на балансе транспорта, но реализуете транспортные услуги, то, следовательно, сами должны приобрести их у кого-то, а мы – увидеть это по другим электронным счетам-фактурам. То же самое и с приходом: если вы реализуете товар или услугу по НДС, то и приход должен быть по НДС», – подчеркнул сотрудник органов госдоходов. 

Серик Мукеев также уточнил, что заблокированные налогоплательщики имеют возможность доказать свою благонадежность. Однако за последнее время ею воспользовались только два предпринимателя из 149, которые сдали дополнительные декларации. В последующем их разблокировали. 

«Это произошло не по ошибке налогового органа, а по ошибке налогоплательщиков: они неправильно оформили свою отчетность», – резюмировал он.
 

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

Цифра дня

64-е
место
занял Казахстан по скорости фиксированного интернета в мире

Цитата дня

Популизм – это политика посредственности. Я не раздаю пустых обещаний. Я - человек конкретных дел. Я буду твердо проводить в жизнь свою программу реформ.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций