В Шымкенте нашли новые ниши для развития МСБ

Как они помогут развиваться предпринимателям

фото: shutterstock.com

По данным Палаты предпринимателей города Шымкента 26% городских предприятий испытывают проблемы со сбытом. Кроме того, потенциальные стартаперы и отдельные действующие предприниматели не знают, каким видом деятельности заняться. Помощь в решении таких вопросов оказывает Палата предпринимателей, которая является оператором государственных программ.

Палата предпринимателей оказывает нефинансовые услуги в рамках государственной программы Дорожная карта бизнеса (ДКБ), а также активно работает с предприятиями города Шымкента в рамках программы «Экономика простых вещей». Анализ состояния производства в Шымкенте в марте 2019 года показал, что 200 компаний города производят 55-60% всех видов продукции, но при этом доля импорта по этим же отраслям составляет 70-72%.

Нужна связка

По словам директора шымкентского филиала Палаты предпринимателей «Атамекен» Нурлана Кабиштаева, мониторинг городских предприятий помог выявить основную проблему, в решении которой бизнесменам нужна поддержка - это обеспечение сбыта продукции.

«Мы сейчас начали выстраивать сбытовую цепочку для уже действующих предпринимателей и находим нишевые проекты для стартапов, - рассказал «Курсиву» Нурлан Кабиштаев. – Это позволит представителям малого и среднего бизнеса в максимально короткие сроки и качественно реализовать свои проекты, закрепив их либо долгосрочным контрактом, либо договорами с дистрибьютерами или торговыми точками».

В развитых странах малый и средний бизнес на 60-70% привязан к крупному, то есть работает на него. Как рассказал Нурлан Кабиштаев, одно такое предприятие может тянуть за собой сотню малых производств. При они, специализируясь на выпуске одной продукции, могут повысить ее качество, снизить себестоимость и сократить сроки поставок.

«Крупный завод тоже имеет свою выгоду. Он оптимизирует свои затраты, а также непрофильные функции передает на выполнение среднему бизнесу. Аутсорсинг выгоден крупному предприятию как с точки зрения уплаты налогов, так и с точки зрения затрат на персонал.Однако в Казахстане крупный бизнес действует сам по себе, средний и малый – также отдельно. Привязка между ними очень маленькая, на уровне 20-30%. Мы хотим заполнить эти ниши. Из 30 крупных предприятий Шымкента, которые мы промониторили, практически у всех есть такие ниши. Например, мукомольные предприятия или производитель чая вынуждены сами делать упаковку или покупать ее за рубежом в три дорога. Но эти предприятия могут обеспечить контрактами на 5 или 10 лет местных поставщиков при соответствии качества», - подчеркнул спикер.

Перспектив и возможностей сразу больше

Если когда крупный бизнес заключает контракт на 10 лет с производственной компанией, то уже у предпринимателя средней руки появляется уверенность, что у него будет стабильный сбыт продукции. Он может смело идти в любой финансовый институт за кредитом. И даже банк второго уровня охотно идет навстречу такому бизнесмену и готов рассмотреть беззалоговые кредиты. Поскольку видит,что у него контракт на сбыт продукции на руках. Предпринимателю остается только купить оборудование и работать.

«У нас есть пул нишевых проектов. Что мы получим в итоге? Крупное производство специализируется на своих сильных сторонах, а производство косвенных, попутных вещей передаст малому и среднему бизнесу.Усиливающий эффект от такого взаимодействия – синергия, повысит эффективность производства в целом, а бизнес будет друг друга тянуть вперед. И тогда у нас появится достаточно сильный средний бизнес, который в будущем имеет потенциал превратиться в более крупный бизнес. Соответственно, средний бизнес должен также тянуть малый бизнес», - подчеркнул Нурлан Кабиштаев.

Проблему решат при помощи госпрограмм

Но здесь возникает другая проблема: обеспечение заводов и фабрик кадрами. Ведь в основном это технические специалисты.

«Проанализировав ситуацию, промониторив свыше 1000 предприятий, мы выявили, что они не могут найти работников по более чем 2000 технических и других специальностей. В основном это сварщики, автослесари, электрики, автоэлектрики, а также работники в сфере услуг: профессиональные торговцы, официанты, менеджеры, горничные, парикмахеры и так далее. Это та ниша, которую можно и нужно заполнить», - сообщил «Курсиву» Нурлан Кабиштаев.

И здесь на помощь бизнесу приходят еще несколько государственных программ. В рамках государственной программы «Енбек» проводится краткосрочное обучение. Но назрела необходимость в открытии учебных центров при предприятиях города.

«Работодатель лучше знает, кто ему нужен. Сейчас у нас уже действуют 23 таких учебных центра, до конца 2019 года мы хотим открыть всего 80 таких учебных центров. Наше основное требование: трудоустройство 60% их выпускников, - говорит руководитель Палаты предпринимателей города. - В Шымкенте большой потенциал. На сегодня мы выявили около 30 нишевых проектов, до конца года планируем сделать 100. Наша конечная цель заключается в том, чтобы предприниматель пришел к нам, обучился по всем государственным программам. Если есть необходимость финансирования, опять же подберем программу, которая больше всего подходит конкретному бизнесмену. Это даст большой импульс к развитию в городе малому и среднему бизнесу».

В рамках государственной программы «Бастау Бизнес» на 2019 год в Шымкенте запланирована выдача 4,5 тыс. грантов. По этой программе стартаперы имеют возможность получить гранты для начала собственного бизнеса.

«Получить в БВУ кредит, где очень серьезные требования по залогам, начинающему бизнесмену практически невозможно, да и невыгодно. А грант  дает возможность на начальном уровне купить станок или арендовать торговую точку и начать собственное дело. Гранты выдаются в размере 200 МРП или 505 тыс. тенге. Финансирует гранты центр занятости на невозвратной основе. Мы должны дать малому бизнесу шанс, чтобы начинающий предприниматель обучился, понял, как надо работать, получил сертификат, разработал бизнес-план», - подчеркнул г-н Кабиштаев.

Напомним, что старт программе «Бастау Бизнес» был дан в рамках реализации Программы развития продуктивной занятости и массового предпринимательства на 2017 – 2021 годы. Она направлена на обучение сельского населения предпринимательским навыкам, в том числе принципам формирования сельскохозяйственных кооперативов, а также сопровождение их бизнес-проектов.     

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

В Казахстане станет проще развивать тепличный бизнес

Новые правительственные поправки снизят число необходимых документов для старта

Фото: Depositphotos/PiLens

Очередной пакет поправок в законодательство по вопросам улучшения бизнес-климата в Казахстане поможет малому бизнесу расширить свои объекты или построить новые. В частности, отменены требования разработки проектно-сметной документации в отношении технически несложных стройобъектов.

Технически несложные объекты – это мобильные комплексы контейнерного, блочного и модульного исполнения, одно­этажные здания для предприятий торговли, общественного питания и бытового обслуживания, которые возводят из сборно-разборных конструкций, склады и хранилища высотой не более 7 метров и площадью до 2 тыс. кв. м, открытые автостоянки на 50 и менее мест. А кроме того, теплицы и парники, строительство которых на госуровне стимулируется с 2015 года. 

Для теплиц и не только

Теплицы должны были сбить ценовые скачки при сезонном подорожании овощей, но при их строительстве бизнес столкнулся с существенными барьерами. Показательна история грузинского бизнесмена, который строил теплицу в Актюбинске.

«Он признался, что когда он такую же теплицу строил в Грузии, то разрешение на строительство теплицы там ему обошлось в 10 тыс. евро и в две-три недели было выдано. У нас стоимость дошла до 100 тыс. евро и по срокам – пять месяцев, но если бы мы не подключились, то разрешение он бы еще полгода получал», – рассказывал Айдос Мамыт из Агентства по противодействию коррупции.

8-й пакет поправок в законодательство по вопросам улучшения бизнес-климата в том числе отменяет требования разработки проектно-сметной документации (ПСД) в отношении технически несложных стройобъектов.

«Изменения, безусловно, произошли в лучшую сторону, поскольку, независимо от того, технически они сложные или несложные, стройобъекты ранее поголовно проходили экспертизу и процедуру разработки проектно-сметной документации», – поясняет руководитель управления анализа и мониторинга бизнес-среды Министерства национальной экономики Мадина Нуртас.

Она говорит, что на разработку ПСД требуется от месяца до года и даже более в зависимости от сложности объекта. 

От экспертизы и ПСД освобождено и строительство сетей электроснабжения с установленной мощностью до 200 кВт для субъектов предпринимательства. Сеть в 200 кВт способно обслуживать помещение с сетью освещения в 83 лампочки мощностью 100 Вт. Ранее, если предприниматель решал расширить свой магазин и, соответственно, увеличить его освещение, ему повторно приходилось разрабатывать ПСД на строительство или модернизацию сети питания, теряя деньги и время. «Тепличная» поправка на самом деле облегчила жизнь всему малому и микробизнесу страны, особенно в том случае, если этот бизнес решит расширяться, наращивая свои производственные и торговые площади. 

KPI для государства

Упрощение процедур в этой сфере может простимулировать рост числа проектов в сфере коммерческого строительства и количества компаний, реализующих такие проекты под ключ, уверены в Министерстве национальной экономики.

Увеличению числа игроков рынка из частного сектора будет способствовать и установленное законом сокращение перечня оснований для создания организаций с государственным участием. Теперь государственные предприятия могут быть созданы исключительно в целях обеспечения национальной безопасности, введения государственной монополии или в связи с недостаточным развитием конкуренции на товарном рынке, которое будет определяться по итогам его анализа со стороны антимонопольного ведомства.

«Анализ состояния конкурентной среды и сейчас проводится при создании госпредприятий либо расширении или изменении осуществляемых ими видов деятельности: им определяется возможное их влияние на рынки», – напоминает руководитель управления правового обеспечения и методологии Комитета по защите и развитию конкуренции Министерства национальной экономики Бахыт Кожикова.

Она поясняет, что для определения уровня развития конкуренции на товарном рынке берутся следующие критерии: рыночная концентрация, доли действующих субъектов частного предпринимательства на этом рынке, показатели спроса и возможности его удовлетворения субъектами частного предпринимательства, а также иные структурные особенности товарного рынка, к примеру, экономические и административные барьеры для входа на рынок. После анализа этих данных будет приниматься решение о целесообразности присутствия государства в предпринимательской среде на конкретном участке.

Напомним, что в начале лета министр национальной экономики Казахстана Руслан Даленов сообщил о том, что по итогам 2019 года участие государства в экономике снизилось до 16% – этот показатель был вычислен путем деления суммы валовой добавленной стоимости продукции, произведенной компаниями квазигосударственного сектора, на объем ВВП страны. При этом доля МСБ в казахстанском ВВП, по оценке того же министерства, составила 30,8%. Государственный KPI – довести этот показатель до 35% к 2025 году.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

qazexpocongresskz.jpg