Перейти к основному содержанию

2047 просмотров

Приватизированное госпредприятие задолжало бюджету сотни миллионов тенге

Почему это произошло

Фото: Shutterstock

Имущественный комплекс КГП «Благоустройство» пустили с торгов в мае прошлого года. Тогда предприятие официально не числилось в списке должников. Однако спустя три месяца его задолженность перед налоговыми органами составила 182 миллиона тенге, а к маю 2019 года выросла до 206,8 миллионов.  

Начиная с 2004 года КГП «Благоустройство» занималось содержанием дорог Караганды. Чтобы сократить нагрузку на бюджет, его включили в комплексный план приватизации на 2016-2020 годы, который утвердило Правительство РК. В итоге 4 мая 2018 года имущественный комплекс предприятия пустили с электронных торгов. Продажа предприятия не получила широкого освещения в СМИ и о смене собственника горожане могли догадаться только по новому логотипу на спецтехнике и форме рабочих. 

Продам в рассрочку

За право стать собственниками имущественного комплекса КГП «Благоустройство» на торгах боролись ТОО «Тазалык Эксперт» и ТОО «Автокомтранс». 

Согласно данным реестра налогоплательщиков, ТОО «Тазалык Эксперт» зарегистрировали в органах госдоходов за полтора месяца до организации электронных торгов. В 2018 году компания перевела в бюджет 34 млн тенге, в 2019 году – 44 млн тенге. 

ТОО «Автокомтранс» поставили на налоговый учет намного раньше, 20 апреля 2012 года. При этом размер ежегодных налоговых выплат, перечисляемых им в бюджет, не превышает даже 1 млн тенге. 

Тем не менее, если верить протоколу электронных торгов, обе фирмы внесли в качестве гарантийного взноса 72 млн тенге. 

«Победителем было признано ТОО «Тазалык Эксперт», предложившее наибольшую цену. 11 мая 2018 года на веб-портале gosreestr.kz между продавцом и ТОО «Тазалык Эксперт» был заключен договор купли-продажи», – отметил в комментариях «Курсиву» руководитель отдела государственных активов и закупок Караганды Бауржан Калиакпаров.

По его словам, имущественный комплекс предприятия был оценен в 1,2 млрд тенге, а продан в рассрочку за 1,4 млрд. Общая сумма, поступившая в бюджет от его продажи, по состоянию на май 2019 года составила свыше 650 млн тенге. 

Крупный должник

Спустя несколько месяцев после продажи имущественного комплекса выяснилось, что КГП «Благоустройство» является крупным должником. Соответствующее уведомление департамент государственных доходов выставил 10 августа 2018 года, ссылаясь на результаты аудиторской проверки, проведенной в мае 2016 года. 

Но в ответ на запрос «Курсива» департамент государственных доходов по Карагандинской области сообщил, что 1 мая 2018 года, то есть накануне электронных торгов, у КГП «Благоустройство» отсутствовала налоговая задолженность. Однако 10 августа 2018 года она составила 182 млн тенге, а к маю 2019-го выросла до 206,8 млн тенге. Механизм образования задолженности в ведомстве не объяснили, сославшись на налоговую тайну.

Финансы поют романсы

1 октября 2018 года специализированный межрайонный экономический суд Карагандинской области удовлетворил заявление отдела коммунального хозяйства, пассажирского транспорта и автомобильных дорог Караганды о применении процедуры урегулирования неплатежеспособности в отношении КГП «Благоустройство». Основанием для обращения в суд стало отсутствие достаточных средств для погашения кредиторской задолженности. А именно 119,1 млн тенге – по налогам, 60,6 млн тенге – по обязательным пенсионным взносам и социальным отчислениям, включая в обоих случаях пеню. 

30 ноября 2018 года указанный суд вынес определение, которым утвердил соглашение о неплатежеспособности между отделом КХ, ПТ и АД и управлением государственных доходов района имени Казыбек би города Караганды. Согласно документу должник обязался погасить оставшуюся к 6 ноября задолженность в размере 117,5 млн тенге в течение трех лет ежемесячными платежами. 

Кроме того, 30 ноября служители Фемиды приняли решение о ликвидации КГП «Благоустройство». 

Три в одном

Подобное положение привело в недоумение юриста Ирину Фурсову, занятую совсем в другом деле, которое также касается данного предприятия. В суде она защищала интересы Виктории Шмарович, которая пострадала по вине водителя автомашины КГП «Благоустройство». Однако даже несмотря на вступившее в силу постановление областного суда, ликвидационная комиссия отказывалась признавать ее кредитором. 

«Сегодня мы наблюдаем сразу три юридические процедуры в отношении КГП «Благоустройство»: продажа, ликвидация и банкротство. Как это все может происходить одновременно, если акимат вправе принять только одно из этих решений?» – задается вопросом правовед. 

С точки зрения г-жи Фурсовой, приватизация должна была фактически положить конец существованию КГП «Благоустройство». 

«Мне непонятно, почему предприятие до сих пор платит налоги, если его функции еще год назад были переданы частной фирме, которая по договору купли-продажи и должна была стать правопреемником прав и обязанностей предприятия», – отметила юрист.  

Исходя из сведений реестра налогоплательщиков, КГП «Благоустройство» состоит на учете в органах госдоходов с 25 июня 2004 года по сегодняшний день. Наибольшую сумму предприятие перечислило в бюджет в 2017 году – 237 млн тенге, наименьшую - в 2019 году, когда налоговые выплаты сократились до 22 млн тенге.

Время покажет

Как утверждает юрист ТОО «Тазалык Эксперт» и по совместительству представитель ликвидационной комиссии КГП «Благоустройство» Виктор Куршин, предположения о банкротстве предприятия не имеют ничего общего с действительностью.  

«Согласно законодательству, ликвидационная комиссия была образована после продажи предприятия. Перед ликвидацией КГП «Благоустройство» обязано рассчитаться с кредиторами. Это значит, что формально предприятие будет существовать до тех пор, пока не погасит все свои долги. Только после этого налоговый орган проведет проверку и выдаст официальный документ», – говорит собеседник. 

По его словам, продажа имущественного комплекса не помешает ликвидируемому госпредприятию рассчитаться с долгами. 

«Это может произойти за счет спонсорских средств. Или, наоборот, у предприятия могут найтись свои должники, к которым оно вправе подать иски», – рассуждает г-н Куршин. 

Представитель ликвидационной комиссии считает, что опасения общественности имели бы под собой основу только в случае немедленного банкротства юридического лица. Вместо этого в отношении КГП «Благоустройство» утвердили соглашение об урегулировании неплатежеспособности с целью поэтапного погашения задолженности. Однако речь о банкротстве все же может пойти, если предприятие по объективным причинам не справится с взятыми на себя обязательствами.  

Вместе с тем перспектива появления на счету предприятия денежных средств, необходимых для погашения многомилионной задолженности, выглядит достаточно туманной. Поскольку, согласно решению суда о применении процедуры неплатежеспособности, КГП «Благоустройство» не имеет дебиторской задолженности.

1373 просмотра

В каком направлении будет развиваться молочное производство Казахстана

Прогноз на ближайшие пять лет

Фото: Shutterstock

В 2020 году Казахстан должен был перейти на новый регламент оценки качества молока. Однако под самый занавес прошлого года решением совета ЕАЭС переход отложили на пять лет. 

Это не значит, что казахстанское молоко некачественное – оно соответствует всем стандартам Евразийского экономического союза, кроме микробиологических. Но чтобы решить эти микробиологические проблемы, молочной промышленности надо серьезно перестроиться на мак­роэкономическом уровне.

Планки качества достичь не удалось

Конец 2019 года для молочного рынка страны выдался нервным. 31 декабря истекал срок, после которого молокозаводы должны были начать принимать для переработки сырое молоко единого высокого качества. Такие правила диктует Технический регламент Таможенного союза 033-2013, регулирующий безопасность молочных продуктов в ЕАЭС. 

Согласно этому регламенту молоко не может делиться на сорта по качеству. Любое молоко, попадающее на переработку, должно быть полностью безопасным для человека. Казахстану для достижения этой качественной планки осталось отрегулировать содержание в молоке микробов, бактерий и соматических клеток – следов болезни животного. Для этого надо обеспечить высокий уровень санитарно-гигиенического контроля за всеми молочными фермами, а это оказалось непросто из-за особенностей устройства производственной молочной базы страны.

Главный на рынке – мелкий производитель

Рынок молока, по оценке Молочного союза Казахстана, составляет 5 млн т. Из них только 1 млн т является товарным молоком, то есть годным к переработке. Около 78% такого молока дают мелкие крестьянские хозяйства, остальное приходится на долю специализированных ферм. 

По данным Министерства сельского хозяйства РК, сейчас в республике переработкой молока занимаются 164 предприятия. 35 молокозаводов имеют собственные молочно-товарные фермы и не зависят от поставщиков. Остальные 129 заводов (а это 80%) покупают сырье на открытом рынке. 

Совокупная мощность переработки заводов составляет около 2 млн т сырья в год, фактически заводы загружены наполовину. Зимой же из-за дефицита сырья загрузка падает до 20%, из-за чего некоторые заводы даже закрываются. 

Гульмира Исаева, вице-министр министерства сельского хозяйства, приводит такие данные: в 2018 году из переработанных на заводах объемов лишь 337 тыс. т сырого молока поступило от организованных сельхозпредприятий. Еще 606 тыс. т молока заводы купили у 84 тыс. домашних хозяйств. 

Мелкое производство неконкурентоспособно

Доминирующее положение мелких производителей на молочном рынке Казахстана и стало причиной, по которой внедрение более серьезного качественного регламента перенесено на пять лет. Это уже не первая отсрочка: стандарт товарного молока ЕАЭС внедрен в 2013 году, когда соответствовать ему могла только Белоруссия – в этой республике доля мелких хозяйств в молочной отрасли всего 5%. 

В России ситуация была схожей с нашей – там организованные хозяйства не обеспечивали и пятой части рынка, что отражалось на качестве продукта. И только в прошлом году Минсельхоз России констатировал небольшое преобладание продукции крупных хозяйств в общем объеме производства. Далее, по прогнозам, мелкие российские производители будут уступать по 2,5% рынка ежегодно.

Мелкое производство молока неконкурентоспособно по простой причине: материальная база таких хозяйств устарела, а доходы не позволяют модернизироваться. По данным Исаевой, средний месячный заработок мелкой семейной фермы составляет 60 тыс. тенге. Очевидно, что доход такого уровня не позволяет вести полноценную ветеринарную или племенную работу или даже просто вкладывать средства в улучшение рациона питания коров. Но это те самые задачи, от решения которых зависит качество молока. 

Каким путем пойдет молочный рынок 

Динмухамед Айсаутов, эксперт Молочного союза Казахстана, отмечает, что эволюция молочного рынка не бывает быстрой. Он приводит пример Хорватии, которая потратила 15 лет, прежде чем выполнила требования Европейского союза. За этот срок в этой стране 65 тыс. мелких ферм преобразовались в 6 тыс. организованных молочных предприятий. 

Именно опыт Хорватии лег в основу «Дорожной карты развития молочной отрасли РК». Документ разработал Молочный союз Казахстана при участии ФАО ООН и Евразийского банка реконструкции и развития. В середине 2019 года план принят Министерством сельского хозяйства, но внедрить его за полгода было немыслимо, зато в пятилетний цикл отсрочки техрегламента страна входит с ясным планом развития.  

Одна из основных обозначенных в документе задач – обеспечение качественного ветеринарного контроля. Планируется создание электронной ветеринарной карты, где в режиме онлайн будет отражаться проведение плановых мероприятий. Осталось решить кадровый вопрос – сейчас, по данным минсельхоза, ветеринарные службы страны испытывают дефицит специалистов: свободно 820 вакансий. 

Запланированы широкие образовательные курсы для работников молочного рынка – компетенции и профессиональные навыки мелких производителей оставляют желать лучшего. Школы фермеров – обычное дело в Европе и в России. В Казахстане их проводили крупные переработчики молока, заинтересованные в качестве сырья, теперь эта практика переводится в обязательную часть государственной политики. 

Результатом должен стать планомерный рост доли молока, соответствующий Техрегламенту 033-2013. «Дорожная карта» прогнозирует, что в 2020 году производство молока «по нормам ЕАЭС» составит 36 тыс. т, в 2021-м – 105 тыс. т, в 2022-м – 210 тыс. т, в 2023-м – 350 тыс. т и в 2024 году – 500 тыс. т.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Биржевой навигатор от Freedom Finance