Появится ли в Западном Казахстане своя индустриальная зона?

И что мешает реализации проекта

Фото: Shutterstock.com

Проект, который местный акимат намеревался воплотить в период с 2015 по 2019 год, пока существует лишь на бумаге. Почему инициатива акимата области, заявленная в рамках госпрограммы по индустриально-инновационному развитию регионов, до сих пор не реализована, выяснял «Курсив».

Технико-экономическое обоснование (ТЭО) по строительству индустриальной зоны в ЗКО было готово в 2016 году. Тогда же местные власти заявили о том, что строить ее будет акимат области совместно с турецкими инвесторами. Но время шло, а стройка все не начиналась. Напомнил теперь уже экс-акиму ЗКО Алтаю Кульгинову о намерении создать в области такую зону президент РК Касым-Жомарт Токаев во время своего визита в ЗКО в мае 2019 года. Тогда глава государства отметил, что ЗКО является ключевым нефтегазодобывающим регионом, на который приходится 14% республиканской добычи нефти и 36% добычи газа, и поручил руководству области ускорить создание индустриальной зоны в Уральске, приложить все усилия для запуска реальных проектов на ее территории.

Паспорт есть, а зоны нет

Паспорт индустриальной зоны размещен на официальном сайте акимата ЗКО. Период реализации проекта по строительству индустриальной зоны обозначен в пределах 2015–2019 годов (с начала разработки ТЭО).

Согласно имеющейся в нем информации, заявителем проекта является АО «НК «СПК «Орал», оно же выбрано в качестве управляющей индустриальной зоной компании.

Местом для реализации проекта был выбран участок общей площадью 281 гектар в районе станции Пойма Теректинского района, в 15 километрах от Уральска, вдоль международной трассы Уральск – Оренбург и Самара – Шымкент.

Основной целью индустриальной зоны в ЗКО, согласно паспорту проекта, является привлечение отечественных и иностранных инвесторов для создания на территории области современных промышленных комплексов, отвечающих мировым стандартам, создание экономических и организационных условий для развития частного бизнеса.

Главные задачи, которые поставило перед собой руководство области при реализации данного проекта, как значится в документе, – это предоставление потенциальным инвесторам земельных участков с ближайшими точками подключения к инженерно-транспортной инфраструктуре; минимизация временных и денежных затрат предпринимателей на прохождение административно-разрешительных процедур по организации новых производств; возможность кооперации бизнеса с другими профильными предприятиями; предоставление производственникам комплекса услуг по обеспечению всей необходимой инженерно-транспортной инфраструктурой, начиная от коммуникационных сетей и заканчивая транспортными и консалтинговыми услугами.

Результатом реализации данного проекта должно было стать строительство и запуск промышленных предприятий в индустриальной зоне.

Согласно ТЭО проекта, индустриальная зона должна включать 14 секторов в зависимости от вида промышленности: кожевенно-обувное производство, стекольное, химическое, текстильное, машиностроение, производство упаковочной тары, пищевых продуктов, электроприборов, строительных материалов, изделий из резины и пластмассы, мебели, изделий для ландшафтного дизайна, а также прочее малое производство – всего 346 объектов. Также на территории зоны по проекту должны находиться объекты управляющей компании, зона инженерных сооружений и транспортно-логистический центр.

Всем – выгода, когда – неизвестно

Словно предвидя вопрос от обывателя по поводу того, для чего нам нужна эта зона, чиновники в паспорте объекта поспешили объяснить, что основными выгодополучателями в случае строительства индустриальной зоны стали бы потенциальные инвесторы и предприниматели, предполагающие разместить свои производства в индустриальной зоне. Да и что тут мелочиться – в паспорте указано, что все население ЗКО и РК в целом непременно ощутит на себе выгоду от такого грандиозного проекта.

Планы хорошие, если бы не одно но. По факту никаких работ на выделенной под индустриальную зону территории за четыре прошедших года не произведено.

Это подтверждают и официальные ответы госорганов.

Так, на запрос «Курсива» относительно судьбы долгоиграющего проекта экс-аким ЗКО Алтай Кульгинов в своем блоге на портале электронного правительства РК ответил, что для привлечения инвестиций в область и внедрения крупных проектов планируется создание индустриальной зоны. Общая стоимость проекта, согласно ТЭО, составляет 14 млрд тенге.

«На сегодняшний день пересматривается проектно-сметная документация (ПСД) проекта и планируется проведение госэкспертизы. АО «СПК «Орал» определено управляющей компанией по деятельности индустриальной зоны», – уточнил Кульгинов.

В своем ответе глава ЗКО также перечислил все 14 секторов, которые указаны в паспорте проекта индустриальной зоны.

Управляющие не в курсе

Больше света на проводимые работы на территории индустриальной зоны могли бы пролить в управляющей компании – АО «НК «СПК «Орал».

Однако первый заместитель председателя правления СПК «Орал» Артур Доскалиев в ответ на запрос «Курсива», что конкретно сделано на территории индустриальной зоны и как продвинулась реализация этого проекта, сообщил ту же самую информацию, которая содержится в паспорте проекта индустриальной зоны. Плюс к тому Доскалиев отметил, что первым этапом проекта предусмотрены строительство административных зданий, складских помещений и подведение инженерно-коммуникационных сетей.

«Разработка ПСД – на стадии завершения. Заказчиком ПСД является КПО («Карачаганак Петролиум Оперейтинг Б.В.». – «Курсив»), – заключил представитель управляющей компании Доскалиев.

Каким образом в проекте строительства индустриальной зоны оказалась задействована компания КПО (разработчик крупнейшего в области Карачаганакского месторождения нефти и газа. – «Курсив»), объяснять в АО «НК «СПК «Орал» не стали.

В свою очередь заместитель генерального директора КПО Габриеле Джиона в ответе на запрос «Курсива», сколько стоит их участие в проекте индустриальной зоны, какие сроки компания берет на реализацию своей доли участия, пояснил, что проект «Разработка ПСД для строительства индустриальной зоны в Теректинском районе ЗКО» является одним из объектов инвестирования в рамках социальных проектов КПО. Причем компания осуществляет финансирование только проектирования данного проекта. Сумму, которая выделена на разработку ПСД индустриальной зоны, Габриеле Джиона не озвучил.

Проект завис. Вопросы, на каком этапе случился промах и почему индустриальная зона, которая должна была по проекту появиться в ЗКО до конца 2019 года, до сих пор находится в стадии разработки, пока так и остаются без ответа.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

В Казахстане станет проще развивать тепличный бизнес

Новые правительственные поправки снизят число необходимых документов для старта

Фото: Depositphotos/PiLens

Очередной пакет поправок в законодательство по вопросам улучшения бизнес-климата в Казахстане поможет малому бизнесу расширить свои объекты или построить новые. В частности, отменены требования разработки проектно-сметной документации в отношении технически несложных стройобъектов.

Технически несложные объекты – это мобильные комплексы контейнерного, блочного и модульного исполнения, одно­этажные здания для предприятий торговли, общественного питания и бытового обслуживания, которые возводят из сборно-разборных конструкций, склады и хранилища высотой не более 7 метров и площадью до 2 тыс. кв. м, открытые автостоянки на 50 и менее мест. А кроме того, теплицы и парники, строительство которых на госуровне стимулируется с 2015 года. 

Для теплиц и не только

Теплицы должны были сбить ценовые скачки при сезонном подорожании овощей, но при их строительстве бизнес столкнулся с существенными барьерами. Показательна история грузинского бизнесмена, который строил теплицу в Актюбинске.

«Он признался, что когда он такую же теплицу строил в Грузии, то разрешение на строительство теплицы там ему обошлось в 10 тыс. евро и в две-три недели было выдано. У нас стоимость дошла до 100 тыс. евро и по срокам – пять месяцев, но если бы мы не подключились, то разрешение он бы еще полгода получал», – рассказывал Айдос Мамыт из Агентства по противодействию коррупции.

8-й пакет поправок в законодательство по вопросам улучшения бизнес-климата в том числе отменяет требования разработки проектно-сметной документации (ПСД) в отношении технически несложных стройобъектов.

«Изменения, безусловно, произошли в лучшую сторону, поскольку, независимо от того, технически они сложные или несложные, стройобъекты ранее поголовно проходили экспертизу и процедуру разработки проектно-сметной документации», – поясняет руководитель управления анализа и мониторинга бизнес-среды Министерства национальной экономики Мадина Нуртас.

Она говорит, что на разработку ПСД требуется от месяца до года и даже более в зависимости от сложности объекта. 

От экспертизы и ПСД освобождено и строительство сетей электроснабжения с установленной мощностью до 200 кВт для субъектов предпринимательства. Сеть в 200 кВт способно обслуживать помещение с сетью освещения в 83 лампочки мощностью 100 Вт. Ранее, если предприниматель решал расширить свой магазин и, соответственно, увеличить его освещение, ему повторно приходилось разрабатывать ПСД на строительство или модернизацию сети питания, теряя деньги и время. «Тепличная» поправка на самом деле облегчила жизнь всему малому и микробизнесу страны, особенно в том случае, если этот бизнес решит расширяться, наращивая свои производственные и торговые площади. 

KPI для государства

Упрощение процедур в этой сфере может простимулировать рост числа проектов в сфере коммерческого строительства и количества компаний, реализующих такие проекты под ключ, уверены в Министерстве национальной экономики.

Увеличению числа игроков рынка из частного сектора будет способствовать и установленное законом сокращение перечня оснований для создания организаций с государственным участием. Теперь государственные предприятия могут быть созданы исключительно в целях обеспечения национальной безопасности, введения государственной монополии или в связи с недостаточным развитием конкуренции на товарном рынке, которое будет определяться по итогам его анализа со стороны антимонопольного ведомства.

«Анализ состояния конкурентной среды и сейчас проводится при создании госпредприятий либо расширении или изменении осуществляемых ими видов деятельности: им определяется возможное их влияние на рынки», – напоминает руководитель управления правового обеспечения и методологии Комитета по защите и развитию конкуренции Министерства национальной экономики Бахыт Кожикова.

Она поясняет, что для определения уровня развития конкуренции на товарном рынке берутся следующие критерии: рыночная концентрация, доли действующих субъектов частного предпринимательства на этом рынке, показатели спроса и возможности его удовлетворения субъектами частного предпринимательства, а также иные структурные особенности товарного рынка, к примеру, экономические и административные барьеры для входа на рынок. После анализа этих данных будет приниматься решение о целесообразности присутствия государства в предпринимательской среде на конкретном участке.

Напомним, что в начале лета министр национальной экономики Казахстана Руслан Даленов сообщил о том, что по итогам 2019 года участие государства в экономике снизилось до 16% – этот показатель был вычислен путем деления суммы валовой добавленной стоимости продукции, произведенной компаниями квазигосударственного сектора, на объем ВВП страны. При этом доля МСБ в казахстанском ВВП, по оценке того же министерства, составила 30,8%. Государственный KPI – довести этот показатель до 35% к 2025 году.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_uz_banner_240x400.jpg