Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


2982 просмотра

Появится ли в Западном Казахстане своя индустриальная зона?

И что мешает реализации проекта

Фото: Shutterstock.com

Проект, который местный акимат намеревался воплотить в период с 2015 по 2019 год, пока существует лишь на бумаге. Почему инициатива акимата области, заявленная в рамках госпрограммы по индустриально-инновационному развитию регионов, до сих пор не реализована, выяснял «Курсив».

Технико-экономическое обоснование (ТЭО) по строительству индустриальной зоны в ЗКО было готово в 2016 году. Тогда же местные власти заявили о том, что строить ее будет акимат области совместно с турецкими инвесторами. Но время шло, а стройка все не начиналась. Напомнил теперь уже экс-акиму ЗКО Алтаю Кульгинову о намерении создать в области такую зону президент РК Касым-Жомарт Токаев во время своего визита в ЗКО в мае 2019 года. Тогда глава государства отметил, что ЗКО является ключевым нефтегазодобывающим регионом, на который приходится 14% республиканской добычи нефти и 36% добычи газа, и поручил руководству области ускорить создание индустриальной зоны в Уральске, приложить все усилия для запуска реальных проектов на ее территории.

Паспорт есть, а зоны нет

Паспорт индустриальной зоны размещен на официальном сайте акимата ЗКО. Период реализации проекта по строительству индустриальной зоны обозначен в пределах 2015–2019 годов (с начала разработки ТЭО).

Согласно имеющейся в нем информации, заявителем проекта является АО «НК «СПК «Орал», оно же выбрано в качестве управляющей индустриальной зоной компании.

Местом для реализации проекта был выбран участок общей площадью 281 гектар в районе станции Пойма Теректинского района, в 15 километрах от Уральска, вдоль международной трассы Уральск – Оренбург и Самара – Шымкент.

Основной целью индустриальной зоны в ЗКО, согласно паспорту проекта, является привлечение отечественных и иностранных инвесторов для создания на территории области современных промышленных комплексов, отвечающих мировым стандартам, создание экономических и организационных условий для развития частного бизнеса.

Главные задачи, которые поставило перед собой руководство области при реализации данного проекта, как значится в документе, – это предоставление потенциальным инвесторам земельных участков с ближайшими точками подключения к инженерно-транспортной инфраструктуре; минимизация временных и денежных затрат предпринимателей на прохождение административно-разрешительных процедур по организации новых производств; возможность кооперации бизнеса с другими профильными предприятиями; предоставление производственникам комплекса услуг по обеспечению всей необходимой инженерно-транспортной инфраструктурой, начиная от коммуникационных сетей и заканчивая транспортными и консалтинговыми услугами.

Результатом реализации данного проекта должно было стать строительство и запуск промышленных предприятий в индустриальной зоне.

Согласно ТЭО проекта, индустриальная зона должна включать 14 секторов в зависимости от вида промышленности: кожевенно-обувное производство, стекольное, химическое, текстильное, машиностроение, производство упаковочной тары, пищевых продуктов, электроприборов, строительных материалов, изделий из резины и пластмассы, мебели, изделий для ландшафтного дизайна, а также прочее малое производство – всего 346 объектов. Также на территории зоны по проекту должны находиться объекты управляющей компании, зона инженерных сооружений и транспортно-логистический центр.

Всем – выгода, когда – неизвестно

Словно предвидя вопрос от обывателя по поводу того, для чего нам нужна эта зона, чиновники в паспорте объекта поспешили объяснить, что основными выгодополучателями в случае строительства индустриальной зоны стали бы потенциальные инвесторы и предприниматели, предполагающие разместить свои производства в индустриальной зоне. Да и что тут мелочиться – в паспорте указано, что все население ЗКО и РК в целом непременно ощутит на себе выгоду от такого грандиозного проекта.

Планы хорошие, если бы не одно но. По факту никаких работ на выделенной под индустриальную зону территории за четыре прошедших года не произведено.

Это подтверждают и официальные ответы госорганов.

Так, на запрос «Курсива» относительно судьбы долгоиграющего проекта экс-аким ЗКО Алтай Кульгинов в своем блоге на портале электронного правительства РК ответил, что для привлечения инвестиций в область и внедрения крупных проектов планируется создание индустриальной зоны. Общая стоимость проекта, согласно ТЭО, составляет 14 млрд тенге.

«На сегодняшний день пересматривается проектно-сметная документация (ПСД) проекта и планируется проведение госэкспертизы. АО «СПК «Орал» определено управляющей компанией по деятельности индустриальной зоны», – уточнил Кульгинов.

В своем ответе глава ЗКО также перечислил все 14 секторов, которые указаны в паспорте проекта индустриальной зоны.

Управляющие не в курсе

Больше света на проводимые работы на территории индустриальной зоны могли бы пролить в управляющей компании – АО «НК «СПК «Орал».

Однако первый заместитель председателя правления СПК «Орал» Артур Доскалиев в ответ на запрос «Курсива», что конкретно сделано на территории индустриальной зоны и как продвинулась реализация этого проекта, сообщил ту же самую информацию, которая содержится в паспорте проекта индустриальной зоны. Плюс к тому Доскалиев отметил, что первым этапом проекта предусмотрены строительство административных зданий, складских помещений и подведение инженерно-коммуникационных сетей.

«Разработка ПСД – на стадии завершения. Заказчиком ПСД является КПО («Карачаганак Петролиум Оперейтинг Б.В.». – «Курсив»), – заключил представитель управляющей компании Доскалиев.

Каким образом в проекте строительства индустриальной зоны оказалась задействована компания КПО (разработчик крупнейшего в области Карачаганакского месторождения нефти и газа. – «Курсив»), объяснять в АО «НК «СПК «Орал» не стали.

В свою очередь заместитель генерального директора КПО Габриеле Джиона в ответе на запрос «Курсива», сколько стоит их участие в проекте индустриальной зоны, какие сроки компания берет на реализацию своей доли участия, пояснил, что проект «Разработка ПСД для строительства индустриальной зоны в Теректинском районе ЗКО» является одним из объектов инвестирования в рамках социальных проектов КПО. Причем компания осуществляет финансирование только проектирования данного проекта. Сумму, которая выделена на разработку ПСД индустриальной зоны, Габриеле Джиона не озвучил.

Проект завис. Вопросы, на каком этапе случился промах и почему индустриальная зона, которая должна была по проекту появиться в ЗКО до конца 2019 года, до сих пор находится в стадии разработки, пока так и остаются без ответа.


396 просмотров

Законодательные инициативы Комитета госдоходов насторожили карагандинских бизнесменов

Предприниматели считают, что новые нормативные правовые акты серьезно усложнят их деятельность, если вообще не приведут к ее прекращению

Фото: Shutterstock

Речь идет о Правилах реализации пилотного проекта по совершенствованию администрирования НДС и Методических рекомендациях о некоторых вопросах признания сделок недействительными. Пилотный проект должен был вступить в силу 18 октября 2019 года. Вместе с тем на практике сотрудники органов госдоходов еще в сентябре начали блокировать электронные счета-фактуры (ЭСФ) налогоплательщиков, относящихся к зоне высокого риска, а также без обращения в суд исключать из зачетов и вычетов НДС.

Изменения в законодательстве призваны ограничить деятельность неблагонадежных поставщиков. Однако бизнесмены опасаются, что в черный список ошибочно могут попасть и их добросовестные коллеги, а это обернется проблемами, так как за невыписку электронного ЭСФ в течение 15 дней грозит штраф. 

Хороши ли критерии? 

С 2019 года налоговые органы применяют систему управления рисками. Присвоение предпринимателю той или иной степени зависит от соответствия определенным критериям – неконфиденциальным и конфиденциальным. К ним относятся налоговая нагрузка, среднемесячная заработная плата на одного работника, использование контрольно-кассовых машин с функцией передачи данных, выписка счетов-фактур в электронном виде, наличие основных средств, размер оборота.

Попадая в высокую зону риска, предприниматель автоматически оказывается в числе проверяемых объектов. Если в течение пяти дней он не реагирует на полученное уведомление, то, согласно нововведениям, ему ограничивают доступ к информационной системе ЭСФ. Таковых в Карагандинской области уже насчитывается 149, и в будущем, судя по настроенности налоговых органов, станет только больше.

По мнению директора Ассоциации налогоплательщиков и бухгалтеров Сары Жунусовой, требования системы управления рисками сложно назвать корректными. 

«По сведениям сайта Комитета государственных доходов, в 2019 году в список проверяемых объектов по всему Казахстану попали 1858 организаций. 78% из них – субъекты малого и микробизнеса, которые не могут установить для своих сотрудников заработную плату в размере 120 тыс. тенге (данное требование действует для торговых организаций в Карагандинской области. – «Курсив»), выписать электронный счет-фактуру, потому что находятся там, где нет возможности сделать это, начать своевременно использовать онлайн-ККМ. Претендентами на попадание в этот список также являются владельцы малого бизнеса, которые работают в упрощенном режиме. Поскольку такие налогоплательщики в основном не ведут бухгалтерский учет и не оприходуют товар, у органов госдоходов могут возникнуть вопросы, когда они продадут товар, который формально отсутствует на складе. Поэтому, прежде чем блокировать электронные счета-фактуры, необходимо провести инвентаризацию остатков», – считает профессиональный бухгалтер. 

Г-жа Жунусова полагает, что определенная часть «заблокированных» предпринимателей получила такое наказание незаслуженно. Но поскольку доказать свою правоту сложно, многие из них, скорее всего, предпочтут приостановить ИП или открыть новое. 

Умный в гору не пойдет

С точки зрения президента Казахстанской ассоциации предпринимателей Ермека Абильдина, налоговики наделили себя несвойственными полномочиями. 

«Организация, которая выписывает ЭСФ, относит на вычеты свой НДС – 12%. Например, предприятие заработало 10 млн тенге и, соответственно, отнесло на вычеты 12% – 1,2 млн. Уже неплохая сумма. А если речь идет о миллиардных оборотах? Конечно, есть предприниматели, которые пытаются обманным путем снизить налоговую нагрузку. Их нужно привлекать к ответственности, но законными методами. Согласно Налоговому кодексу налоговые органы не вправе блокировать ЭСФ. Однако они присвоили себе такое право путем принятия подзаконных актов, которые утверждаются приказом министра финансов и не согласуются в мажилисе парламента», – комментирует г-н Абильдин. 

Похожей позиции придерживается и юрист Ботагоз Садуова, представляющая интересы Ассоциации застройщиков Карагандинской области. 

«Допустим, я поставщик, у которого нет активов. Пока я нахожусь в командировке, мне выставляют уведомление, на которое я физически не могу ответить, – пять дней для этого мало. Мне блокируют ЭСФ и тем самым приостанавливают мою предпринимательскую деятельность. Покупатель тоже страдает, так как не может отнести в зачет НДС и получить товар. Сделка полностью рушится: налоговая взяла на себя функции правоохранительных органов. Чтобы так делать, нужно законодательно прописать, кто такой неблагонадежный поставщик, а не основываться на предположениях. Бизнес должен это четко знать, он не может играть на непонятном поле», – убеждена правовед. 

Было бы желание 

Как говорит руководитель управления администрирования косвенных налогов ДГД по Карагандинской области Серик Мукеев, правила и методические рекомендации пойдут бизнесу только на пользу.

«Когда мы признаем регистрацию неблагонадежных поставщиков недействительной в суде, их контрагенты в последующем нужно убрать из зачета НДС. Поэтому мы уже сегодня блокируем выписку ЭСФ, чтобы действующий налогоплательщик завтра не пострадал», – поясняет г-н Мукеев.

По его словам, внимание налоговых органов в первую очередь привлекают компании с большими оборотами и большими рисками, которые на поверку оказываются обнальными. Опасения предпринимателей по поводу ошибочного отнесения в зону высокого риска или блокировки ЭСФ не имеют под собой оснований, поскольку ввиду многоступенчатого контроля это просто невозможно.

«Информационную систему ЭСФ разработали, чтобы увидеть происхождение товара или услуги. Она интегрируется с другими программами, таможенными например. Прежде всего это прозрачность. Если вы не имеете на балансе транспорта, но реализуете транспортные услуги, то, следовательно, сами должны приобрести их у кого-то, а мы – увидеть это по другим электронным счетам-фактурам. То же самое и с приходом: если вы реализуете товар или услугу по НДС, то и приход должен быть по НДС», – подчеркнул сотрудник органов госдоходов. 

Серик Мукеев также уточнил, что заблокированные налогоплательщики имеют возможность доказать свою благонадежность. Однако за последнее время ею воспользовались только два предпринимателя из 149, которые сдали дополнительные декларации. В последующем их разблокировали. 

«Это произошло не по ошибке налогового органа, а по ошибке налогоплательщиков: они неправильно оформили свою отчетность», – резюмировал он.
 

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

Цифра дня

64-е
место
занял Казахстан по скорости фиксированного интернета в мире

Цитата дня

Популизм – это политика посредственности. Я не раздаю пустых обещаний. Я - человек конкретных дел. Я буду твердо проводить в жизнь свою программу реформ.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций