Перейти к основному содержанию

2940 просмотров

Почему в Шымкенте сдают в эксплуатацию недостроенные здания

Чиновники оспорили в судах решения по трем объектам

Фото: Shutterstock

В Шымкенте выявлены объекты, которые в недостроенном виде были сданы в эксплуатацию. Как рассказал «Курсиву» руководитель управления государственного архитектурно-строительного контроля Шымкента Берик Дуйсенов, профильные госорганы не имеют права проверять качество строительства и его соответствие строительным нормам и стандартам без обращений граждан или сотрудников отделов акимата. В итоге строительство в третьем мегаполисе страны всевозможных объектов проводится фактически бесконтрольно. 

По словам Берика Дуйсенова, согласно новому законодательству профильные государственные организации не имеют права проверять, как ведется строительство объекта, и даже на конечном этапе при подписании акта приема госорганы не участвуют.

«Построенный объект вводится в эксплуатацию, и документы тут же отправляются на регистрацию в органы юстиции. По собственной инициативе мы его проверить не можем», – говорит господин Дуйсенов. 

Спикер сообщил «Курсиву», что в Шымкенте сегодня есть недостроенные здания, которые уже были введены в эксплуатацию. Поэтому ГАСК проводит работу по признанию недействительными зарегистрированных в юстиции актов приемки. 

«То есть мы начали обращаться в суд и привлекать людей, которые принимали в эксплуатацию объекты, построенные с нарушениями. На сегодня о признании недействительными актов ввода в эксплуатацию направили в суд три дела. Мы выявили грубейшие нарушения, вплоть до того, что недостроенные объекты были введены в эксплуатацию. Одно из таких дел, когда второй этаж только поднимается, а здание уже введено в эксплуатацию, мы передали в суд, – это коммерческий объект, торговый ряд», – рассказал «Курсиву» Берик Дуйсенов.

Он также отметил, что без проверок со стороны ГАСК ведется абсолютно все строительство в Шымкенте, вплоть до жилых многоэтажных домов. Назначить проверку строящегося объекта можно только после обращения граждан, специалистов технадзора, которые осуществляют контроль, но являются частной структурой, или сотрудников акимата города.

Существует и профилактический контроль, но он утверждается за полгода до его фактического проведения.

«Профилактический контроль проводится только в том случае, если были выявлены грубые нарушения в ведении строительства, но опять-таки по обращению. То есть к нам поступает обращение, мы проверяем и выявляем грубые нарушения. После этого мы можем назначить профилактический контроль, срок которого чаще всего наступает уже тогда, когда объект построен и сдан в эксплуатацию. Ведь строительство ведется очень быстрыми темпами. Если не было грубых нарушений, профилактический контроль не осуществляется», – подчеркнул Берик Дуйсенов. 

Вице-президент Союза строителей РК, почетный строитель, председатель комитета строительства при палате предпринимателей «Атамекен» города Шымкента Рахманали Оразбаев подтвердил, что проблема существует. Он рассказал «Курсиву», что  при нынешней системе контроля уследить за качеством строительства не представляется возможным. 

«Сейчас акт приемки подписывают трое: застройщик, авторский надзор и технический надзор, то есть те, кто вел строительство. Эти организации являются частными компаниями, получившими лицензию на свою деятельность. Ни ГАСК, ни комитет строительства не имеют права проверять возводимые объекты по собственной инициативе. Для этого нужны обращение или жалоба граждан», – подчеркнул Рахманали Оразбаев.

Но существует другая проблема. Как рассказал спикер, все государственные структуры, имеющие отношение к строительству, подчиняются местной исполнительной власти. 

«С одной стороны – правильно, что государственные органы не могут контролировать.Так как они сами дают разрешение на выделение участка и возведение здания, и сами же строительство потом контролируют. Но по этой же причине мы не видим эффекта: объекты как строились на красной линии, так и строятся. Серьезно нарушается градостроительный регламент, в том числе строительство некоторых объектов осуществляется без проекта детальной планировки улиц – ПДП. Те объекты, которые сейчас появляются на улицах Шымкента, не значатся в ПДП. Там участки очень малы, некоторые не больше 1-5 соток, что не позволяет выполнять требования противопожарных, экологических и санитарных норм», – подчеркнул Берик Оразбаев.

С ним не согласен руководитель управления архитектуры и градостроительства Шымкента Женис Байымбетов.

«Если бизнесмен хочет сделать пристройку к уже существующему зданию, он обращается к нам, мы поднимаем все документы, проверяем на соответствие с генпланом и ПДП – есть ли там коммуникации и так далее. Если с нашей стороны нет ограничений, территория позволяет сделать пристройку, мы отправляем документы на земельную комиссию.Там документы рассматриваются и выносится либо положительный, либо отрицательный вердикт», – отметил он. 

Напомним, 29 октября 2015 года парламентом был принят Предпринимательский кодекс Республики Казахстан, который вступил в силу в  2016 году. Он определяет недопустимость незаконного вмешательства государства в дела субъектов предпринимательства.

1934 просмотра

В каком направлении будет развиваться молочное производство Казахстана

Прогноз на ближайшие пять лет

Фото: Shutterstock

В 2020 году Казахстан должен был перейти на новый регламент оценки качества молока. Однако под самый занавес прошлого года решением совета ЕАЭС переход отложили на пять лет. 

Это не значит, что казахстанское молоко некачественное – оно соответствует всем стандартам Евразийского экономического союза, кроме микробиологических. Но чтобы решить эти микробиологические проблемы, молочной промышленности надо серьезно перестроиться на мак­роэкономическом уровне.

Планки качества достичь не удалось

Конец 2019 года для молочного рынка страны выдался нервным. 31 декабря истекал срок, после которого молокозаводы должны были начать принимать для переработки сырое молоко единого высокого качества. Такие правила диктует Технический регламент Таможенного союза 033-2013, регулирующий безопасность молочных продуктов в ЕАЭС. 

Согласно этому регламенту молоко не может делиться на сорта по качеству. Любое молоко, попадающее на переработку, должно быть полностью безопасным для человека. Казахстану для достижения этой качественной планки осталось отрегулировать содержание в молоке микробов, бактерий и соматических клеток – следов болезни животного. Для этого надо обеспечить высокий уровень санитарно-гигиенического контроля за всеми молочными фермами, а это оказалось непросто из-за особенностей устройства производственной молочной базы страны.

Главный на рынке – мелкий производитель

Рынок молока, по оценке Молочного союза Казахстана, составляет 5 млн т. Из них только 1 млн т является товарным молоком, то есть годным к переработке. Около 78% такого молока дают мелкие крестьянские хозяйства, остальное приходится на долю специализированных ферм. 

По данным Министерства сельского хозяйства РК, сейчас в республике переработкой молока занимаются 164 предприятия. 35 молокозаводов имеют собственные молочно-товарные фермы и не зависят от поставщиков. Остальные 129 заводов (а это 80%) покупают сырье на открытом рынке. 

Совокупная мощность переработки заводов составляет около 2 млн т сырья в год, фактически заводы загружены наполовину. Зимой же из-за дефицита сырья загрузка падает до 20%, из-за чего некоторые заводы даже закрываются. 

Гульмира Исаева, вице-министр министерства сельского хозяйства, приводит такие данные: в 2018 году из переработанных на заводах объемов лишь 337 тыс. т сырого молока поступило от организованных сельхозпредприятий. Еще 606 тыс. т молока заводы купили у 84 тыс. домашних хозяйств. 

Мелкое производство неконкурентоспособно

Доминирующее положение мелких производителей на молочном рынке Казахстана и стало причиной, по которой внедрение более серьезного качественного регламента перенесено на пять лет. Это уже не первая отсрочка: стандарт товарного молока ЕАЭС внедрен в 2013 году, когда соответствовать ему могла только Белоруссия – в этой республике доля мелких хозяйств в молочной отрасли всего 5%. 

В России ситуация была схожей с нашей – там организованные хозяйства не обеспечивали и пятой части рынка, что отражалось на качестве продукта. И только в прошлом году Минсельхоз России констатировал небольшое преобладание продукции крупных хозяйств в общем объеме производства. Далее, по прогнозам, мелкие российские производители будут уступать по 2,5% рынка ежегодно.

Мелкое производство молока неконкурентоспособно по простой причине: материальная база таких хозяйств устарела, а доходы не позволяют модернизироваться. По данным Исаевой, средний месячный заработок мелкой семейной фермы составляет 60 тыс. тенге. Очевидно, что доход такого уровня не позволяет вести полноценную ветеринарную или племенную работу или даже просто вкладывать средства в улучшение рациона питания коров. Но это те самые задачи, от решения которых зависит качество молока. 

Каким путем пойдет молочный рынок 

Динмухамед Айсаутов, эксперт Молочного союза Казахстана, отмечает, что эволюция молочного рынка не бывает быстрой. Он приводит пример Хорватии, которая потратила 15 лет, прежде чем выполнила требования Европейского союза. За этот срок в этой стране 65 тыс. мелких ферм преобразовались в 6 тыс. организованных молочных предприятий. 

Именно опыт Хорватии лег в основу «Дорожной карты развития молочной отрасли РК». Документ разработал Молочный союз Казахстана при участии ФАО ООН и Евразийского банка реконструкции и развития. В середине 2019 года план принят Министерством сельского хозяйства, но внедрить его за полгода было немыслимо, зато в пятилетний цикл отсрочки техрегламента страна входит с ясным планом развития.  

Одна из основных обозначенных в документе задач – обеспечение качественного ветеринарного контроля. Планируется создание электронной ветеринарной карты, где в режиме онлайн будет отражаться проведение плановых мероприятий. Осталось решить кадровый вопрос – сейчас, по данным минсельхоза, ветеринарные службы страны испытывают дефицит специалистов: свободно 820 вакансий. 

Запланированы широкие образовательные курсы для работников молочного рынка – компетенции и профессиональные навыки мелких производителей оставляют желать лучшего. Школы фермеров – обычное дело в Европе и в России. В Казахстане их проводили крупные переработчики молока, заинтересованные в качестве сырья, теперь эта практика переводится в обязательную часть государственной политики. 

Результатом должен стать планомерный рост доли молока, соответствующий Техрегламенту 033-2013. «Дорожная карта» прогнозирует, что в 2020 году производство молока «по нормам ЕАЭС» составит 36 тыс. т, в 2021-м – 105 тыс. т, в 2022-м – 210 тыс. т, в 2023-м – 350 тыс. т и в 2024 году – 500 тыс. т.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Биржевой навигатор от Freedom Finance