Перейти к основному содержанию

1 просмотр

Первый перевозчик в Усть-Каменогорске отменил льготы для стариков и детей

Последуют ли его примеру остальные?

Иллюстрация: Shutterstock

В областном центре Восточного Казахстана снижается регулярность движения общественного транспорта. Перевозчики говорят о нерентабельности услуг из-за высоких цен на ГСМ. Больше года власти города не могут рассмотреть заявку на новый тариф или выделить субсидии. В начале июля ситуация обострилась из-за отмены льгот по некоторым маршрутам.

Камень, брошенный в воду

В середине июня руководство одного из частных автобусных парков Усть-Каменогорска направило в акимат города письмо об отмене с 1 июля льготного проезда для детей с 7 до 15 лет и пенсионеров старше 70 лет по четырем маршрутам. Директор ТОО «Автотранспортный цех «БЭСТ» Елена Рядинских в документе объяснила это действие тем, что компания изыскивает возможность далее обслуживать городские маршруты при слишком высоких ценах на дизтопливо и таким образом оптимизирует расходы.

В акимате Усть-Каменогорска на сообщение перевозчика отреагировали сразу. Была распространена информация о незаконности действий ТОО. По данным, полученным от пресс-секретаря акима областного центра Алибека Турсымбетова, «отмена льготного проезда детей в возрасте от 7 до 15 лет со скидкой 50% является нарушением закона о транспорте».

«Упразднение данной льготы является нарушением договорных обязательств и влечет за собой расторжение договора на обслуживание маршрута. Руководству ТОО «Автотранспортный цех «БЭСТ» городским отделом ЖКХ было направлено соответствующее уведомление. При выявлении нарушений, и, если они не будут устранены в течение 30 дней, договор будет расторгнут. Уже сейчас ведутся переговоры с другими перевозчиками, которые продолжат работу на маршрутах в порядке замещения», – сообщил «Курсиву» пресс-секретарь акима Усть-Каменогорска. 

Елена Рядинских была очень удивлена такой аргументацией со стороны городского акимата и предложила просто обратиться к закону о транспорте. Статья 13 гласит о том, что пассажир в возрасте от 7 до 15 лет может приобрести билет с оплатой 50% от полной стоимости.

«Да, пассажир имеет право на льготный проезд. Но в законе не написано, что эта льгота ему должна предоставляться за счет перевозчика. Наоборот, если дочитать до конца эту статью, то там указано, что при установлении отдельным категориям лиц льгот определяется источник финансирования и при этом исполнительными органами заключается договор с перевозчиками», – цитирует нормы закона директор ТОО.

По данным перевозчика, которые подтверждает и акимат, такой договор между сторонами не подписывался. Источник финансирования не определен. Акимат никаких компенсаций или субсидий не выделяет. В контракте на обслуживание этих четырех маршрутов обязанность перевозчика предоставлять льготный проезд вовсе не прописана.

«Мы не нарушили ни один закон. Мы просто уведомили акимат о том, что больше не можем заниматься благотворительностью. Если отдел ЖКХ решит расторгнуть с нами договор, он должен будет сначала найти законные основания и не просто передать наши маршруты другим перевозчикам, а объявить новый тендер», – сказала Елена Рядинских, отвечая на вопросы «Курсива».

Чем дальше, тем сложнее

Отмена льготного проезда – это лишь небольшая часть многолетних проблем бизнесменов в сфере пассажирских перевозок Усть-Каменогорска. Самая главная сложность всех семи компаний-перевозчиков, обслуживающих городские маршруты, заключается в несоответствии утвержденного и расчетного тарифов. В 2016 году, когда цена за поездку в Усть-Каменогорске увеличилась с 75 до 90 тенге, согласно примененной методике, расчетный тариф был на уровне 175 тенге. То есть его утвердили с большим дефицитом. Два с половиной года назад в дефицитном тарифе 90 тенге стоимость солярки учитывалась на уровне 115 тенге.

Безымянный_45.png

«Сегодня же при этой же цене на билет 90 тенге дизтопливо нам отпускают по 195 тенге за литр. Разница колоссальная. Уже 14 месяцев мы поднимаем перед акиматом вопрос о возмещении невосполнимых затрат. И мы ведь не требуем повышения тарифа, мы просим о выплате субсидий или компенсаций за льготников, как это делают в других городах», – продолжает разговор Елена Рядинских.

По информации Ассоциации автоперевозчиков Восточного Казахстана, сумма понесенных перевозчиками Усть-Каменогорска убытков только за 2018 год составила около 900 млн тенге. Представители объединения юридических лиц обращались за помощью во многие организации, в том числе и в Региональную палату предпринимателей «Атамекен».

«В правилах прописано, что при росте стоимости дизтоплива должен повышаться и тариф. С марта прошлого года мы не можем решить вопрос с субсидированием. В ответе, который мы получили от акимата, сказано, что не представляется возможным покрыть эту разницу. А ведь перевозчики работают себе в убыток», – отметила руководитель пресс-службы региональной Палаты предпринимателей «Атамекен» Христина Дорошенко. 

Никто и не заявлял?

Согласно информации управления экономики и бюджетного планирования ВКО, в прошлом году областной бюджет выделил 346 млн тенге на субсидирование пассажирских перевозок по социально-значимым междугородним сообщениям. На 2019 год сумма увеличена до 481 млн тенге. Несмотря на то, что статья расходов предполагает дотации по внутриобластным перевозкам, в перечне таких сообщений значатся восемь городских маршрутов города Алтай. 

Когда данный вопрос обсуждался на заседании Общественного совета области, то у представителя управления пассажирского транспорта и автомобильных дорог ВКО спросили, почему в числе субсидируемых нерентабельных маршрутов нет ни одного из Семея и Усть-Каменогорска.

«Социально-значимые маршруты определяются местными исполнительными органами. Как только они (акиматы этих городов – «Курсив») их определят и подадут, то нами также будут поданы заявки на финансирование», – сообщил заместитель руководителя управления Ернар Мустафин.

А пока в городском акимате всячески оттягивают решение наболевшей проблемы, перевозчики начали снижать процент регулярности маршрутов. По словам предпринимателей, это вынужденная мера, связанная лишь с тем, что некоторые автопарки просто не могут при отсутствии финансирования поддерживать нормальное техническое состояние машин. Автобусы сходят с линии, стоят на ремонте. Елена Рядинских считает, что бездействием со стороны акимата можно довести бизнес в сфере общественных перевозок до банкротства.

В заключение отметим, что редакции так и не удалось узнать, как видит разрешение проблемной ситуации акимат Усть-Каменогорска. Руководство города отказалось дать оперативный комментарий на эту тему.

1 просмотр

На юге Казахстана свиноводство становится нерентабельным бизнесом

Дефицит проще покрывать поставками мяса из других регионов

Фото: LastShotLife

В Туркестанской области за пять лет в три раза сократилось поголовье свиней – с 17,8 тысяч до 5 тысяч голов. Местные фермеры считают этот бизнес экономически невыгодным в первую очередь из-за высокой стоимости кормов в регионе. Освобождающуюся нишу мясного рынка заполняет импорт свинины из других областей страны.

Дорогой корм

Из 5 тыс. туркестанских свиней 3,2 тыс. голов, по данным местного департамента статистики, обитают в крестьянских или фермерских хозяйствах, подворьях индивидуальных предпринимателей и домашних хозяйствах. И именно этот сегмент производителей свинины заявляет о невыгодности такого бизнеса – корм для животных слишком дорог. 

«У нас на юге нет дешевых добавок – картофеля или свеклы, поэтому корм в основном зерновой. А на одно животное на 100 кг привеса уходит около тонны зерна и отрубей», – рассказывает шестидесятилетний житель пригорода Шымкента Александр Штурм. Раньше он держал у себя на подворье от 50 до 70 голов свиней, сейчас у него нет ни одной. 

Статистика показывает: если на 1 января 2018 года в регионе было официально зарегистрировано шесть крестьянских хозяйств и один индивидуальный предприниматель, занимающиеся разведением свиней, то уже к началу 2020 года крестьянских хозяйств осталось только четыре, правда, нашелся еще один «ипэшник», желающий заняться свиноводством.

Теперь уже бывший свиновод Штурм вспоминает, что еще два года назад во время уборки урожая зерно с комбайнов можно было купить по 40 тенге за 1 кг. Сейчас цена выросла на 50%, до 60 тенге.

«Арендаторы в период уборки нуждаются в деньгах на ГСМ, вот и продают зерно дешевле. Но в 2019 году ячмень уже был по 50 тенге, а пшеница – по 60 тенге за 1 кг. Возле мелькомбината, где должны быть самые дешевые отруби, они продавались по 56 тенге за 1 кг. При таких высоких ценах на корм разве есть смысл держать скотину?», – сетует Александр Штурм.

О сокращении количества фермерских хозяйств, разводящих свиней, и нехватке и дороговизне кормов говорит и начальник отдела по развитию племенного животноводства Управления сельского хозяйства и ветеринарии Шымкента Жанибек Тогай.

«Занятие этим видом животноводства, по всей видимости, в таких условиях нерентабельно, поэтому многие фермеры переходят на разведение птицы. На сегодняшний день в Шымкенте у нас только два крупных фермерских хозяйства, которые занимаются свиноводством», – рассказал чиновник.

По его словам, в этих двух фермах содержат в общей численности свыше 9 тыс. голов. Еще около 9,7 тыс. голов разводят в придомовых хозяйствах Шымкента.

Рыночная цена

Несмотря на уменьшение профильных крестьянских и фермерских хозяйств в Туркестанской области, свинины на местных рынках стало больше – за счет импорта из других регионов страны.

«Мясо привозят из Павлодара, Актобе, Караганды. Оно там очень хорошего качества», – рассказала «Курсиву» продавец Саера Туленбаева, которая около 20 лет занимается мясной торговлей

И продавцы, и производители отмечают снижение спроса на свинину. Эту тенденцию они объясняют оттоком из региона целевой покупательской аудитории – славянского населения.

«Славяне уезжают, и спроса меньше. Если два-три года назад за день можно было продать две туши, то сейчас и одна с трудом уходит», – отмечает Виктор Коваленко, житель села Састобе, тоже в прошлом державший на своем подворье несколько десятков свиней.

Гипотезу туркестанских продавцов и производителей поддерживают данные Комстата о том, что по итогам 2018 года Казахстан покинуло более 41,8 тыс. человек, из них 72,4% – русские, 7,4% – немцы, 6,6% – украинцы и 4,5% – казахи.

На рынках южного региона цена на свинину колеблется в диапазоне от 1 300 до 1 800 тенге за кг. Для сравнения: стоимость килограмма свинины в Центральном Казахстане – около 2 тыс. тенге, на севере – 1 400 тенге, на западе – от 1 500 до 1 800 тенге. Непосредственно в Актау цены на свинину достигают 2 600 за кг.

Поголовье свиней в Казахстане на начало 2020 года составляло почти 900 тыс. Это число должно заметно вырасти в ближайшие пять лет. Действующая программа развития мясного свиноводства на экспорт предполагает, что к концу 2025 года объем производства свинины в республике увеличится с 91,9 тыс. тонн до 200 тыс. тонн в год, и половина произведенной свинины пойдет на экспорт в Китай и Россию.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Биржевой навигатор от Freedom Finance