Перейти к основному содержанию

2252 просмотра

Кто в Казахстане заработает на проблемах российского поставщика соды

И что от этого получат потребители

Фото: Shutterstock

В РК не выпускают кальцинированную соду, но в ней нуждаются многие отрасли. Рынок много лет занимала российская компания-гигант «Башхим». Падение объемов производства на этом предприятии дает шанс казахстанским бизнесменам на освоение ниши. В Павлодаре уже приступают к реализации давно задуманного проекта.

Заводу – быть

На региональном координационном совете по поддержке предпринимательства, состоявшемся в конце июня в Павлодаре, было заявлено о строительстве завода по выпуску кальцинированной соды. Объем инвестиций составит 77 млрд тенге. Кредитором для местного ТОО «Павлодар-Сода» выступит китайская сторона в лице CITY CONSTRUCTION CO. Этот партнер и сам специализируется на строительстве химических заводов. При его участии построены 16 крупных химзаводов в Китае, Индии, Индонезии и Европе.

По информации руководителя областного управления предпринимательства и торговли Жайыка Хасанова, завод планируется запустить до конца 2021 года, его мощность составит 200 тыс. тонн продукции в год. Он разместится на территории Северной промышленной зоны на 74 гектарах земли. Постоянными рабочими местами будут обеспечены 419 человек, на время строительных работ задействуют 900 человек.

Необходимое сырье – соль – будет приобретаться у соледобывающих компаний, известняк – на месторождении Керегетас, расположенном в области, аммиак будет закупаться из-за рубежа.

Гигант отступает

Как пояснил «Курсиву» технический директор ТОО «Павлодар-Сода» Амантай Сабитов, Казахстан потребляет в год почти
500 тыс. тонн кальцинированной соды, при этом в стране она не производится.

«Тема строительства завода возникла давно. Но сегодня она особенно актуальна. Дело в том, что АО «Башкирска содовая компания» (материнская компания «Башхим». – «Курсив»), базирующееся в городе Стерлитамаке, заявило о снижении объемов производства почти в 2 раза в связи с отсутствием известняка. А это был один из крупнейших
поставщиков соды в Казахстан», – отметил спикер.

Сложившаяся в Башкирии ситуация связана с тем, что новое месторождение известняка, которое планировали разрабатывать, находится в заповедной зоне, его курирует ЮНЕСКО. Разрешения на его разработку нет. Год назад РИА «Новости» отметило, что Башкирская содовая компания (БСК), крупнейший в России производитель пищевой и кальцинированной соды, может прекратить производство после 2022 года из-за нехватки сырья.

«Оставшиеся у БСК запасы известняка для производства соды будут полностью исчерпаны к декабрю 2022 года. Для запуска нового месторождения потребуется минимум пять лет», – говорилось в информационном сообщении агентства.

Что касается рынка сбыта, авторы павлодарского проекта рассчитывают, что их основным клиентом станет расположенное в регионе АО «Алюминий Казахстана», которое потребляет в год 160 тыс. тонн соды.

«На сегодня у нас с компанией никаких договоренностей нет, но это не должно стать проблемой», – считает Амантай Сабитов.

По его информации, после запуска основного производства предприятие намерено пойти по башкирскому пути – из твердых отходов изготавливать сухие строительные смеси. Таким образом, производство будет безотходным.

«На сегодняшний день закончено проектирование внешних сетей инфраструктуры, к строительству планируем приступить в августе, а в следующем году – к строительству завода», – уточнил Амантай Сабитов.

Цена – решающий фактор

Попытка построить завод кальцинированной соды в регионе предпринимается не впервые. Десять лет назад это намеревалось сделать АО «Алюминий Казахстана», потребитель данного продукта. На тот момент планировалось, что мощность предприятия составит 400 тыс. тонн. В 2013 году во время визита акима Павлодарской области в Башкортостан был подписан меморандум о реализации совместного проекта по строительству завода мощностью 400 тыс. тонн, как и было ранее, с объемом инвестиций $500 млн. Но дальше намерений дело не пошло.

В 2016 году по итогам Ertys Invest акимат Павлодара и ТОО «Павлодар-Сода» заключили меморандум о строительстве
завода мощностью 100 тыс. тонн, возвести его планировалось к 2020 году. И вновь тупик. Сказать, что проблема была только в отсутствии инвестора, нельзя. Во всяком случае, для такой компании, как ERG, куда входит АО «Алюминий Казахстана», это не могло стать сложной задачей. Дело в цене. На тот момент было дешевле импортировать соду, чем строить свое производство. Но рынок меняется. Согласно результатам маркетинговых исследований компании Alto Consulting Group, в период 2016–2019 годов средние цены производителей на кальцинированную соду в РФ выросли на 23%, с 11 368,7 до 13 986,2 рубля за тонну (1 рубль стоит 6,02 тенге на конец июня. – «Курсив»).

По данным СМИ, российские потребители стали поднимать перед правительством вопрос ценообразования на соду. Как писал в 2018 году «Коммерсантъ», одна из крупных компаний на рынке минеральных удобрений в Российской Федерации, СНГ и Восточной Европе – «Уралхим» – пожаловалась на «Башхим», ценообразование которого на соду «устроено по принципу импортного нетбэка и учитывает расходы по доставке соды из порта вглубь РФ».

Видимо, казахстанские бизнесмены решили, что пришло время наладить свое производство, тем более что сырья для выпуска кальцинированной соды достаточно. Судя по всему, не только Павлодар станет строительной площадкой. Инвестор из Турции планирует поставить аналогичное производство в Жамбылской области. Речь идет об объеме 400 тыс. тонн в год с инвестициями $220 млн. Работы планируется начать уже в конце текущего года. Остается лишь дождаться закладки фундамента.

2672 просмотра

Почти 100 млн тенге субсидий должны вернуть павлодарские крестьяне

Фермерам, пустившим из-за бруцеллеза скот под нож, государство предъявило счет

Коллаж: Вадим Квятковский

В Павлодарской области ревизионная комиссия установила, что несколько десятков хозяйств не сохранили скот, приобретенный с помощью бюджетных субсидий.  

По словам представителя комиссии Жанар Шейхисламовой, в третьем квартале текущего года проводился аудит по использованию средств, выданных по Государственной программе развития агропромышленного комплекса на 2018–2021 годы. Как отметила ревизор, во время проверки была выявлена серьезная проблема.

«Согласно правилам субсидирования товаропроизводители обязаны обеспечить сохранность просубсидированного КРС. Это прописано в документации. Конкретно указано, что в случае необеспечения сохранности животных они обязуются вернуть выделенные суммы», – напомнила г-жа Шейхисламова.

По ее словам, программа преду­сматривает потерю скота – около 2%. Согласно правилам основное маточное поголовье должно сохраниться как минимум в течение одного года; если  скот для породного преобразования приобретен за рубежом – в течение трех лет, если отечественный – двух.

Но, по данным Жанар Шейхисламовой, условие не выполнили 59 хозяйств, снявших с учета более 6 тыс. «выбывших» по причине болезней и падежа бычков и буренок. И теперь они должны вернуть почти 100 млн тенге. Выводы аудиторов кажутся неоспоримыми, однако фермеры просят понять и их.

Повинную голову

Среди «проштрафившихся» – крупное крестьянское «Сергей» из Аксуского региона, получившее в начале года более 18 млн тенге на субсидирование покупки КРС. Хозяйство приобрело 330 голов племенного КРС, но 114 из них заболели. Руководитель хозяйства Виктор Рямбов предоставил соответствующие справки о том, что эти животные  были сданы на переработку на местный мясокомбинат. 

Предприниматель объясняет, что произошел форс-мажор, и убой маточного поголовья был вынужденной мерой. Основная проблема, по его словам, – бруцеллез, риск которого нельзя предотвратить полностью, так как проблема ликвидации данного заболевания в регионе окончательно не решена.

Однако оператор программы в лице сельского хозяйства ссылается на отсутствие такого пункта в договоре. 

Фермер уже обратился за помощью в региональную палату предпринимателей, чтобы получить содействие в разрешении сложившейся ситуации. По словам фермера, такая напасть произошла в его хозяйстве в 2014 году. Тогда 95% скотины пошло под нож.

«Думаю, что проблема осталась, она и сказалась в дальнейшем. Конечно, в такой ситуации под нож необходимо пускать все стадо. Именно так делают за границей. Но проблема в том, что приобрести новое поголовье в Казахстане нет возможности. У нас попросту нет скота. А что значит завезти животное из другой страны? Во-первых, за время транспортировки оно ослабнет. Во-вторых, эти коровы выросли в другой среде. Это как домашнего здорового ребенка привести в детский сад, и он тут же начинает болеть», – отмечает Виктор Рямбов.

По мнению руководителя хозяйства, в правилах по субсидированию необходимо учесть форс-мажор, поскольку животноводческие фермы – один из самых трудоемких и рискованных в плане реализации проектов. 

«Конечно, я не снимаю с себя вину, но чем больше поголовье, тем сложнее с ним работать. В данной ситуации обидно, что со мной разговаривают, как с преступником. Скот-то я за свои деньги покупал, спасибо, дали и субсидии. Но получается, государство одной рукой дает, а другой забирает», – говорит фермер. 

Правила есть правила

По словам эксперта Палаты предпринимателей «Атамекен» Сейфоллы Касымканова, сотрудники провели анализ и не усмотрели хищений или незаконного обогащения. Они установили, что в КХ «Сергей» 700 голов крупного рогатого скота имеют статус племенного. В прошлом году за собственные деньги бизнесмен построил молочно-товарную ферму. Предприятие развивается.

Заместитель руководителя управления сельского хозяйства области Марат Шугаев согласен с тем фактом, что сохранность поголовья скота – одна из проблем казахстанского животноводства. 

«Речь идет об исключительном обстоятельстве, которого нет в правилах. Фермер заплатил за каждую голову по 900 тыс. тенге, при сдаче животного на убой выручил 250 тыс. тенге. Это прямые убытки. Субсидии составляют от 100 до 225 тыс. тенге в зависимости от того, где приобретается животное. С другой стороны, правила есть правила, он их подписал», – говорит чиновник.

Палата предпринимателей намерена помочь фермеру оспорить в суде необходимость возврата средств. Юристы уверены, что и другие фермеры последуют примеру КХ «Сергей». По мнению Сейфоллы Касымканова, данная ситуация выходит за пределы одной области, так как может коснуться любого из участников программы, пока проблема заболевания животных бруцеллезом в стране не снята. Например, весной текущего года только в СКО было уничтожено более 120 голов КРС, у которых выявлено данное заболевание. Не исключено, что среди них были те, чью покупку просубсидировало государство.

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций