Перейти к основному содержанию


1435 просмотров

Кто в Казахстане заработает на проблемах российского поставщика соды

И что от этого получат потребители

Фото: Shutterstock

В РК не выпускают кальцинированную соду, но в ней нуждаются многие отрасли. Рынок много лет занимала российская компания-гигант «Башхим». Падение объемов производства на этом предприятии дает шанс казахстанским бизнесменам на освоение ниши. В Павлодаре уже приступают к реализации давно задуманного проекта.

Заводу – быть

На региональном координационном совете по поддержке предпринимательства, состоявшемся в конце июня в Павлодаре, было заявлено о строительстве завода по выпуску кальцинированной соды. Объем инвестиций составит 77 млрд тенге. Кредитором для местного ТОО «Павлодар-Сода» выступит китайская сторона в лице CITY CONSTRUCTION CO. Этот партнер и сам специализируется на строительстве химических заводов. При его участии построены 16 крупных химзаводов в Китае, Индии, Индонезии и Европе.

По информации руководителя областного управления предпринимательства и торговли Жайыка Хасанова, завод планируется запустить до конца 2021 года, его мощность составит 200 тыс. тонн продукции в год. Он разместится на территории Северной промышленной зоны на 74 гектарах земли. Постоянными рабочими местами будут обеспечены 419 человек, на время строительных работ задействуют 900 человек.

Необходимое сырье – соль – будет приобретаться у соледобывающих компаний, известняк – на месторождении Керегетас, расположенном в области, аммиак будет закупаться из-за рубежа.

Гигант отступает

Как пояснил «Курсиву» технический директор ТОО «Павлодар-Сода» Амантай Сабитов, Казахстан потребляет в год почти
500 тыс. тонн кальцинированной соды, при этом в стране она не производится.

«Тема строительства завода возникла давно. Но сегодня она особенно актуальна. Дело в том, что АО «Башкирска содовая компания» (материнская компания «Башхим». – «Курсив»), базирующееся в городе Стерлитамаке, заявило о снижении объемов производства почти в 2 раза в связи с отсутствием известняка. А это был один из крупнейших
поставщиков соды в Казахстан», – отметил спикер.

Сложившаяся в Башкирии ситуация связана с тем, что новое месторождение известняка, которое планировали разрабатывать, находится в заповедной зоне, его курирует ЮНЕСКО. Разрешения на его разработку нет. Год назад РИА «Новости» отметило, что Башкирская содовая компания (БСК), крупнейший в России производитель пищевой и кальцинированной соды, может прекратить производство после 2022 года из-за нехватки сырья.

«Оставшиеся у БСК запасы известняка для производства соды будут полностью исчерпаны к декабрю 2022 года. Для запуска нового месторождения потребуется минимум пять лет», – говорилось в информационном сообщении агентства.

Что касается рынка сбыта, авторы павлодарского проекта рассчитывают, что их основным клиентом станет расположенное в регионе АО «Алюминий Казахстана», которое потребляет в год 160 тыс. тонн соды.

«На сегодня у нас с компанией никаких договоренностей нет, но это не должно стать проблемой», – считает Амантай Сабитов.

По его информации, после запуска основного производства предприятие намерено пойти по башкирскому пути – из твердых отходов изготавливать сухие строительные смеси. Таким образом, производство будет безотходным.

«На сегодняшний день закончено проектирование внешних сетей инфраструктуры, к строительству планируем приступить в августе, а в следующем году – к строительству завода», – уточнил Амантай Сабитов.

Цена – решающий фактор

Попытка построить завод кальцинированной соды в регионе предпринимается не впервые. Десять лет назад это намеревалось сделать АО «Алюминий Казахстана», потребитель данного продукта. На тот момент планировалось, что мощность предприятия составит 400 тыс. тонн. В 2013 году во время визита акима Павлодарской области в Башкортостан был подписан меморандум о реализации совместного проекта по строительству завода мощностью 400 тыс. тонн, как и было ранее, с объемом инвестиций $500 млн. Но дальше намерений дело не пошло.

В 2016 году по итогам Ertys Invest акимат Павлодара и ТОО «Павлодар-Сода» заключили меморандум о строительстве
завода мощностью 100 тыс. тонн, возвести его планировалось к 2020 году. И вновь тупик. Сказать, что проблема была только в отсутствии инвестора, нельзя. Во всяком случае, для такой компании, как ERG, куда входит АО «Алюминий Казахстана», это не могло стать сложной задачей. Дело в цене. На тот момент было дешевле импортировать соду, чем строить свое производство. Но рынок меняется. Согласно результатам маркетинговых исследований компании Alto Consulting Group, в период 2016–2019 годов средние цены производителей на кальцинированную соду в РФ выросли на 23%, с 11 368,7 до 13 986,2 рубля за тонну (1 рубль стоит 6,02 тенге на конец июня. – «Курсив»).

По данным СМИ, российские потребители стали поднимать перед правительством вопрос ценообразования на соду. Как писал в 2018 году «Коммерсантъ», одна из крупных компаний на рынке минеральных удобрений в Российской Федерации, СНГ и Восточной Европе – «Уралхим» – пожаловалась на «Башхим», ценообразование которого на соду «устроено по принципу импортного нетбэка и учитывает расходы по доставке соды из порта вглубь РФ».

Видимо, казахстанские бизнесмены решили, что пришло время наладить свое производство, тем более что сырья для выпуска кальцинированной соды достаточно. Судя по всему, не только Павлодар станет строительной площадкой. Инвестор из Турции планирует поставить аналогичное производство в Жамбылской области. Речь идет об объеме 400 тыс. тонн в год с инвестициями $220 млн. Работы планируется начать уже в конце текущего года. Остается лишь дождаться закладки фундамента.


422 просмотра

Как открыть свою швейную мастерскую в Таразе

История Тахмины Нуралиевой

Фото: Виктор Барбаш

Начать свое дело может каждый, считает предпринимательница из Тараза Тахмина Нуралиева. Молодая женщина открыла свой швейный бизнес, потрудившись в этой сфере около 10 лет. С чего она начала и какой путь проделала для организации собственной швейной мастерской, выяснял «Курсив». 

Личный опыт

29-летняя Тахмина Нуралиева в швейном бизнесе работает давно. После 9-го класса средней школы она поступила в колледж модельного искусства и бизнеса «Аспара», который окончила с красным дипломом. Затем проходила практику в одном из городских домов моды. После несколько лет трудилась в ателье мод. За это время получила хорошую практику. 

«Я всегда работала закройщиком, а потом ушла в декретный отпуск. Когда ребенку исполнилось два годика, стала думать о трудоустройстве. Обратилась в городской центр занятости населения, и там мне предложили стать участницей программы «Енбек». Три месяца обучалась на краткосрочных курсах по основам ведения бизнеса. Получила сертификат и решила начать свое дело», – рассказывает Тахмина Нуралиева. 

Она отметила, что к тому времени в швейном деле ориентировалась прекрасно. Но для открытия собственной мастерской этого оказалось недостаточно. Нужно было найти помещение, приобрести оборудование, закупить фурнитуру. С деньгами – а на все про все понадобилось около 2 млн тенге – помогли родственники и друзья.

«Я, конечно, могла действовать по примеру многих, кто окончил такие курсы: получил сертификат и сразу взял кредит на несколько миллионов тенге. Но это, скажу вам, огромная ответственность, даже риск. Ведь даже в ателье сегодня есть клиенты, а завтра, может, никто не придет. Но оплачивать аренду и делать ежемесячные взносы за кредит надо каждый месяц. Поэтому о кредите я задумаюсь, когда хорошо наработаю точку», – поделилась собеседница.

Пошьем все

Вместе со своей подругой Жанной Жолдошевой, с которой в свое трудилась в ателье мод, Тахмина составила бизнес-план и, следуя ему, строит свой небольшой бизнес. 

«Сейчас мы с Жанной равноправные партнеры. Работаем всего несколько месяцев. С клиентами пока проблем нет, так как некоторые перешли к нам с прежнего ателье. Хорошо помогает «сарафанное радио». Берем любые заказы – от повседневного платья до вечернего наряда. Закройщик в швейном деле – это все. От конструирования платья зависит 90%. Остальные 10% – это качество ткани, швы и отделка», – говорит мастер. 

По ее словам, только индивидуальными заказами мастерская не ограничивается. Она наладила контакт с двумя свадебными салонами, для которых шьет новые и реставрирует арендные свадебные наряды. 

«Признаюсь, я с оптимизмом смотрю в будущее, так как собственное дело позволяет распоряжаться имеющимися ресурсами по своему усмотрению и ни от кого не зависеть. Конечно, это и огромная ответственность. Но у меня есть хороший опыт, полученный ранее, и желание работать», – отметила Тахмина Нуралиева. 

В городском разрезе

Хотя услуги портных в Таразе пользуются стабильным спросом, этот сектор в предпринимательской сфере города представлен довольно широко.  Поэтому свой бизнес молодая предпринимательница строит в достаточно развитой конкурентной среде. 

В каталоге компаний на сайте gorodtaraz.kz значится 15 предприятий, занимающихся индивидуальным пошивом одежды. Но здесь не указаны мелкие швейные мастерские, специализирующиеся на реставрации и подгонке готового платья. К примеру, на каждом из трех крупных городских рынках действует по меньшей мере по три-четыре такие точки, обеспечивающие работой не менее двух  человек. 

По данным сайта Комитета по статистике МНЭ РК, стоимость услуг портных в Таразе остается стабильной с начала 2019 года – в среднем 10,2 тыс. тенге за пошив одного женского платья. По словам Тахмины Нуралиевой, стоимость платья, сшитого на заказ, зависит от нескольких факторов.  

«Если говорить только о работе мастера, то она рассчитывается из учета сложности покроя и качества ткани. К примеру, пошив простого платья из хлопчатобумажной материи будет стоить 6 тыс. тенге. Когда изделие декорируется шифоном или шелком, то его цена возрастает до 7,5–8 тыс. тенге. Вечерний наряд обойдется заказчику в 10 тыс. тенге. Причем за фурнитуру (молния, нитки, резинка и пуговицы) мы дополнительную плату не берем», – пояснила швея. 

Подрубить платье или брюки в мелких швейных мастерских города стоит от 500 до 600 тенге. Ремонт и реставрация одежды стоит в зависимости от сложности работы, но возьмут с заказчика не более 2 тыс. тенге.

Тахмина Нуралиева говорит, что ее наряды привлекательны не только ценой, но в первую очередь качеством. Именно на качественную работу и делает ставку начинающая бизнесвумен и считает это главным в швейном деле. Как заверила собеседница, она может сконструировать любой фасон и подогнать модель под любую фигуру.

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Депозиты в какой валюте вы предпочитаете?

Варианты

Цифра дня

старше 20 лет
половина продаваемых авто в Казахстане

Цитата дня

Земля должна принадлежать тем, кто на ней работает. Земля иностранцам продаваться не будет. Это моя принципиальная позиция

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций