Перейти к основному содержанию

2252 просмотра

Кто в Казахстане заработает на проблемах российского поставщика соды

И что от этого получат потребители

Фото: Shutterstock

В РК не выпускают кальцинированную соду, но в ней нуждаются многие отрасли. Рынок много лет занимала российская компания-гигант «Башхим». Падение объемов производства на этом предприятии дает шанс казахстанским бизнесменам на освоение ниши. В Павлодаре уже приступают к реализации давно задуманного проекта.

Заводу – быть

На региональном координационном совете по поддержке предпринимательства, состоявшемся в конце июня в Павлодаре, было заявлено о строительстве завода по выпуску кальцинированной соды. Объем инвестиций составит 77 млрд тенге. Кредитором для местного ТОО «Павлодар-Сода» выступит китайская сторона в лице CITY CONSTRUCTION CO. Этот партнер и сам специализируется на строительстве химических заводов. При его участии построены 16 крупных химзаводов в Китае, Индии, Индонезии и Европе.

По информации руководителя областного управления предпринимательства и торговли Жайыка Хасанова, завод планируется запустить до конца 2021 года, его мощность составит 200 тыс. тонн продукции в год. Он разместится на территории Северной промышленной зоны на 74 гектарах земли. Постоянными рабочими местами будут обеспечены 419 человек, на время строительных работ задействуют 900 человек.

Необходимое сырье – соль – будет приобретаться у соледобывающих компаний, известняк – на месторождении Керегетас, расположенном в области, аммиак будет закупаться из-за рубежа.

Гигант отступает

Как пояснил «Курсиву» технический директор ТОО «Павлодар-Сода» Амантай Сабитов, Казахстан потребляет в год почти
500 тыс. тонн кальцинированной соды, при этом в стране она не производится.

«Тема строительства завода возникла давно. Но сегодня она особенно актуальна. Дело в том, что АО «Башкирска содовая компания» (материнская компания «Башхим». – «Курсив»), базирующееся в городе Стерлитамаке, заявило о снижении объемов производства почти в 2 раза в связи с отсутствием известняка. А это был один из крупнейших
поставщиков соды в Казахстан», – отметил спикер.

Сложившаяся в Башкирии ситуация связана с тем, что новое месторождение известняка, которое планировали разрабатывать, находится в заповедной зоне, его курирует ЮНЕСКО. Разрешения на его разработку нет. Год назад РИА «Новости» отметило, что Башкирская содовая компания (БСК), крупнейший в России производитель пищевой и кальцинированной соды, может прекратить производство после 2022 года из-за нехватки сырья.

«Оставшиеся у БСК запасы известняка для производства соды будут полностью исчерпаны к декабрю 2022 года. Для запуска нового месторождения потребуется минимум пять лет», – говорилось в информационном сообщении агентства.

Что касается рынка сбыта, авторы павлодарского проекта рассчитывают, что их основным клиентом станет расположенное в регионе АО «Алюминий Казахстана», которое потребляет в год 160 тыс. тонн соды.

«На сегодня у нас с компанией никаких договоренностей нет, но это не должно стать проблемой», – считает Амантай Сабитов.

По его информации, после запуска основного производства предприятие намерено пойти по башкирскому пути – из твердых отходов изготавливать сухие строительные смеси. Таким образом, производство будет безотходным.

«На сегодняшний день закончено проектирование внешних сетей инфраструктуры, к строительству планируем приступить в августе, а в следующем году – к строительству завода», – уточнил Амантай Сабитов.

Цена – решающий фактор

Попытка построить завод кальцинированной соды в регионе предпринимается не впервые. Десять лет назад это намеревалось сделать АО «Алюминий Казахстана», потребитель данного продукта. На тот момент планировалось, что мощность предприятия составит 400 тыс. тонн. В 2013 году во время визита акима Павлодарской области в Башкортостан был подписан меморандум о реализации совместного проекта по строительству завода мощностью 400 тыс. тонн, как и было ранее, с объемом инвестиций $500 млн. Но дальше намерений дело не пошло.

В 2016 году по итогам Ertys Invest акимат Павлодара и ТОО «Павлодар-Сода» заключили меморандум о строительстве
завода мощностью 100 тыс. тонн, возвести его планировалось к 2020 году. И вновь тупик. Сказать, что проблема была только в отсутствии инвестора, нельзя. Во всяком случае, для такой компании, как ERG, куда входит АО «Алюминий Казахстана», это не могло стать сложной задачей. Дело в цене. На тот момент было дешевле импортировать соду, чем строить свое производство. Но рынок меняется. Согласно результатам маркетинговых исследований компании Alto Consulting Group, в период 2016–2019 годов средние цены производителей на кальцинированную соду в РФ выросли на 23%, с 11 368,7 до 13 986,2 рубля за тонну (1 рубль стоит 6,02 тенге на конец июня. – «Курсив»).

По данным СМИ, российские потребители стали поднимать перед правительством вопрос ценообразования на соду. Как писал в 2018 году «Коммерсантъ», одна из крупных компаний на рынке минеральных удобрений в Российской Федерации, СНГ и Восточной Европе – «Уралхим» – пожаловалась на «Башхим», ценообразование которого на соду «устроено по принципу импортного нетбэка и учитывает расходы по доставке соды из порта вглубь РФ».

Видимо, казахстанские бизнесмены решили, что пришло время наладить свое производство, тем более что сырья для выпуска кальцинированной соды достаточно. Судя по всему, не только Павлодар станет строительной площадкой. Инвестор из Турции планирует поставить аналогичное производство в Жамбылской области. Речь идет об объеме 400 тыс. тонн в год с инвестициями $220 млн. Работы планируется начать уже в конце текущего года. Остается лишь дождаться закладки фундамента.

2119 просмотров

Как на казахстанских билбордах появилась реклама наркотиков

И что еще известно о рынке «наружки»

Иллюстрация: Shutterstock

Скандал вокруг появления на центральных улицах городов Казахстана билбордов с косвенной рекламой наркотических средств стал поводом внимательнее приглядеться к рынку наружной рекламы. 

Самый крупный рынок наружной рекламы в Казахстане – в Алматы. Второй по величине – рынок Нур-Султана, за ним следуют рынки Шымкента, Кокшетау, Караганды, Актау, Атырау и Кызылорды с Талдыкорганом. Но рекламные возможности южной столицы вне конкуренции, единодушно заметили представители рекламных агентств, с которыми побеседовал «Курсив». В Алматы и ее окрестностях установлено около 4 тыс. различных рекламных конструкций. 

Итоги революции

Последнее крупное потрясение алматинского рынка «наружки» пришлось на начало 2017 года, когда сотни рекламных щитов были демонтированы под покровом ночи по распоряжению городских властей. Среди спиленных конструкций оказался даже дорогостоящий LED-экран на алматинском Арбате.

«До проведения устроенной в марте 2017 года бывшим акимом Алматы «революции» в наружной рекламе наиболее престижными для рекламодателей являлись большие билборды. Их размер составлял 3 на 6 мет­ров. Сегодня ситуация сильно изменилась. Билборды остались только на междугородних трассах. В городе для размещения рекламы в основном предлагаются «ситилайты», скроллинговые «ситиборды» и «сениоры», – рассказал «Курсиву» сотрудник одного из рекламных агентств Алматы, представившийся Рустемом.

По словам собеседника «Курсива», тогда же начались и изменения в раскладе сил на алматинском рынке наружной рекламы.

Если еще пять лет назад рекламными конструкциями южной столицы владели свыше 20 различных ТОО, которые одновременно занимались разработкой, печатью и монтажом баннеров, то в настоящий момент большинство установленных в городе «ситилайтов», «ситибордов» и «сениоров» принадлежит трем ведущим в стране медиаагентствам.

«Для тех, кто занимается наружной рекламой, не секрет, что главными игроками у нас являются компании «РТС Деко», НРР и K-III. Если внимательно посмотреть на металлическую раму «сениора» или «ситиборда», то внизу можно увидеть надпись, указывающую на принадлежность одной из компаний. Каждая из этих компаний занимается производством рекламы, но в то же время активно сдает свои конструкции в аренду рекламным агентствам на длительные сроки», – поделился с «Курсивом» менеджер одного из алматинских рекламных агентств. 

Безымянный_105.png

Стандартная практика

Люди, работающие на рекламном рынке, в большинстве своем предпочли, чтобы в материале их фамилии публично не звучали, но были готовы объяснить схему работы на рынке. Так, дизайнер Александр, который регулярно разрабатывает баннеры для «наружки», пояснил «Курсиву», что в предлагаемых крупными рекламными компаниями пакетах могут быть задействованы конструкции от всех трех ведущих медиаагентств.

«Это обычная практика, когда предлагается «скроллер» от «РТС-Деко», а «сениор», скажем, от НРР. Особенно это характерно для Алматы и Нур-Султана. Связано это с тем, что из-за большого количества клиентов не всегда есть в наличии свободные места. Бывают и такие случаи, когда совмещение происходит в связи с появлением «вкусного клиента», которому вынь да положь срочное проведение рекламной акции», – заметил дизайнер.

По словам собеседника, «вкусные клиенты» не особо считают деньги и готовы платить двойную, а то и тройную цену за все работы, связанные с проведением рекламной акции, включая самую дорогую ее часть – месячную аренду рекламной конструкции.

«Естественно, что рекламные агентства стараются сделать все, чтобы не упустить такого клиента, предлагая ему все свои арендуемые рекламные площади», – подчеркнул Александр, предположив, что именно такая ситуация произошла с размещением косвенной рекламы амфетаминов. 

Сколько стоит аренда билбордов 

Стоимость аренды конструкций наружной рекламы по всему Казахстану любопытствующим вполне доступна. Информацию о ценах можно без особого труда найти как в социальных сетях, так и на официальных сайтах ведущих медиаагентств и крупных рекламных компаний. Из нее следует, что дороже всего обходится месячная аренда, например, «сениоров», установленных на наиболее оживленных перекрестках центральной части Алматы.

Безымянный_106.png

За один рекламный объект клиенту придется заплатить от 437,5 тыс. до 545,5 тыс. тенге в зависимости от месторасположения конструкции и аппетитов того или иного рекламного агентства. Общая цена состоит из четырех пунктов, где к стоимости аренды объекта в месяц добавляется обязательный налог за наружную рекламу в размере 20 МРП (50 500 тенге), 30 тыс. тенге за монтажные работы, а также 12–15 тыс. тенге за печать размещаемого на конструкции баннера. Если же речь идет о «сениорах», установленных на второстепенных улицах в глубине жилых массивов, то цена их аренды может быть снижена до 175,5 тыс. тенге в месяц. 

На фоне Алматы аренда рекламных конструкций в других городах Казахстана заметно дешевле. К примеру, взятые в аренду билборды размером 3 м х 6 м, установленные в центральной части Нур-Султана, обойдутся максимум в 370, 5 тыс. тенге в месяц, а аренда «сениоров» – в 215 тыс. тенге. В Караганде месячная аренда гигантского по своим размерам билборда в 5 м х 15 м может составить 417,5 тыс. тенге, тогда рекламная площадь обычного билборда будет стоить 144 тыс. тенге в месяц. Средняя стоимость месяца аренды вместе с выплатами налогов, печатью и монтажом баннеров для стандартных «скроллинговых ситибордов» и «сениоров» в Уральске и Талдыкоргане – 130–135 тыс. тенге. 

Формальный процесс

Журналист «Курсива» в качестве клиента позвонил в несколько рекламных агентств Алматы, чтобы выяснить, как происходит непосредственный процесс размещения рекламы на билбордах, «ситибордах» и «сениорах». Выяснилось, что для клиентов существует два типа условий: жесткий и либеральный. Жесткие условия, которые применяются в основном к малозначимым заказчикам на три-четыре билборда, предус­матривают самостоятельное обращение потенциального клиента в департамент архитектуры местного акимата. Без одобрения эскиза будущей рекламы городскими властями агентства выполнять заказ не берутся. Однако если заказчик намекнет на свое финансовое благополучие более масштабным заказом, то окажется, что рекламное агентство может взять утверждение эскиза в акимате на себя.

«На самом деле процесс утверждения эскизов уже очень давно носит формальный характер. Особенно когда речь идет о каких-нибудь товарах, услугах или проведении рекламных акций. Мельком глянули на предмет отсутствия политических лозунгов и призывов и тут же подписали. Все на автомате. Разве что на отсутствие телефонного номера и адреса обратить внимание могут», – рассказал «Курсиву» дизайнер Александр. 

Проверке штрих-кодов и QR-кодов, по мнению дизайнера, до скандала с косвенной рекламой наркотиков никогда не придавали особого значения.

«В акиматах работают обычные люди. Большинству из них все эти коды чаще всего представляются какими-то сопутствующими картинками. Вот сколько лет уже существуют штрих-коды? У нас они появились в 90-х годах. А спросите людей на улицах, в какой стране выпущены товары с первыми двумя цифрами на штрих-кодах 88, 90 или 69? Ответят единицы, остальные пожмут плечами», – заметил собеседник «Курсива».

По мнению Александра, ситуация с матричными QR-кодами еще сложнее, поскольку их понимает еще меньше наших граждан. Мало кто пользуется приложениями, позволяющими с помощью смартфонов и сотовых телефонов считывать размещенную в них информацию. К тому же, отметил дизайнер, QR-коды имеют одну особенность: достаточно слегка изменить один из компонентов его изображения, чтобы в итоге получить совсем другую информацию.

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций