Перейти к основному содержанию

26511 просмотров

Китайским инвесторам закрыли доступ к лесам Восточного Казахстана

Переговоры местных властей и зарубежных предпринимателей зашли в тупик

Фото: Shutterstock

Самый лесистый регион Казахстана ищет бизнесменов-лесопользователей, готовых заниматься вырубкой и переработкой древесины. Иностранные партнеры из КНР, которые проявляли заинтересованность в этом бизнесе, не согласились на предложения Казахстана, и переговоры зашли в тупик.

Экспорт под запретом

В 2019 году подходит дедлайн для принятия решения китайскими инвесторами, с которыми власти Восточного Казахстана уже больше года ведут переговоры о сотрудничестве в сфере лесопользования. Однако руководству областного ведомства, отвечающего за лесной бизнес, уже сейчас понятно, что никакого совместного казахстанско-китайского завода не будет.

Глава управления природных ресурсов и регулирования природопользования ВКО Мурат Кусаинов сообщил, что переговоры приостановлены. Стороны не договорились в главном – какой именно вид сотрудничества будет между бизнесменами СУАР и ВКО. Предприниматели из Поднебесной хотели бы получать в Восточном Казахстане круглый лес и экспортировать его к себе на родину. Чиновники акимата ВКО предлагали им другой вариант – открытие на территории двух районов ВКО (Риддер и Алтай) фабрики по глубокой переработке низкосортной лиственной древесины, получение такого востребованного товара, как, например, OSB-плиты.

«Переговоры приостановились, последний раз делегация приезжала из Китая в декабре прошлого года. Они не заинтересованы в нашем предложении. Но мы не дадим им наши лесные ресурсы. И раньше не давали ни одного гектара, ни одного кубометра, и теперь не собираемся. Мы хотим, чтобы казахстанцы, наши люди этим занимались», – сказал Мурат Кусаинов.

Такая позиция – не личное решение кого-то из властьимущих в акимате ВКО. Экспорт круглого леса из Казахстана запрещен в рамках законодательства. Кроме того, лесопользователями, которые занимаются непосредственно рубкой, согласно Лесному кодексу, могут быть только граждане РК. Иностранцам такой вид предпринимательской деятельности не дозволен.

Мы ищем лесорубов

Вместе с тем объемы, рекомендованные к вырубке, в ВКО составляют 1,5 млн кубометров хвойного и лиственного леса. По словам руководителя управления, фактический объем рубок в регионе не превышает 225 тыс. кубометров в год. Остальные 1,3 млн кубометров – это тот ресурсный потенциал области, который остается невостребованным. 

По данным Ассоциации предприятий лесной, деревообрабатывающей и мебельной промышленности ВКО, лесной бизнес не имеет инвестиционной привлекательности, потому что лесопользователи несут большие затраты на налог на право первичной вырубки и серьезные издержки на развитие инфраструктуры. Ведь невозможно постоянно рубить деревья рядом с дорогой. А чтобы идти глубже в лес, нужны дороги и хорошая техника.

Немаловажно, что к «долгосрочникам» закон предъявляет слишком жесткие требования. По мнению экспертов ассоциации, риски потерять этот бизнес в пять раз выше, чем его сохранить. 

Как говорят специалисты, в настоящее время в ВКО определено 12 перспективных участков для лесопользования с ежегодным объемом рубок до 450 тыс. кубометров в год. Все они расположены относительно недалеко от областного центра – в Усть-Каменогорском, Асубулакском, Верхубинском и Самарском лесхозах. Власти готовы уже в ближайшее время предоставить эти земли предпринимателям, способным влиться в лесной бизнес, но желающих пока нет. 

Существующие средние перерабатывающие предприятия – ТОО «Фаворит», ТОО «Мелисса» – сами едва осваивают выделенные им фонды.

«Из-за отсутствия производства по глубокой переработке низкосортной древесины лиственных пород заготовка этих видов деревьев на 1 декабря 2018 года не превышает 107 тыс. кубометров, или 11% от выделенного объема», – отмечает Мурат Кусаинов.

Действующие предприятия и рады бы взять кредиты на развитие бизнеса, но сделать это мешает отсутствие интересного банкам залогового имущества. Те станки и машины, которые сегодня стоят в цехах, из-за их узконаправленной специфики не считаются высоколиквидными. А какой-то отдельной госпрограммы поддержки лесорубов-переработчиков нет.

894489.jpg

7824 просмотра

Обратная сторона минимальной зарплаты

Почему бизнес будет платить больше налогов, если повысить МЗП знает основатель «Учет.кз»

Фото: Shutterstock

Министерство нацэкономики и Минтруда изучают варианты поэтапного повышения минимальной зарплаты (МЗП) с июля 2020 года. При этом ведомства отмечают, что просчитываются дополнительные расходы и потери бюджета, связанные с тем, что МЗП относится к вычетам при исчислении индивидуального подоходного налога (ИПН) и социального налога.

Казалось бы, позитивная инициатива. Однако тут есть некоторые вопросы, давайте разберемся.

Во-первых, заработная плата сотрудников – это предмет договоренности между работодателем и работником. В Трудовом кодексе указано, что заработная плата работника (при определенных условиях) не может быть ниже МЗП. Предприниматели считают свои расходы и, возможно, будут вынуждены сокращать штат работников на фоне повышения заработной платы или переводить их на неполный рабочий день. Есть другой риск – что предприниматели для сохранения уровня своих расходов на прежнем уровне повысят цены на продукты или услуги.

Во-вторых, от размера МЗП зависит не только размер заработной платы и вычета при расчете ИПН, но и размер всех социальных платежей, таких как социальный налог, социальные отчисления, обязательные пенсионные взносы, отчисления и взносы на обязательное медицинское страхование.

Увеличение размера МЗП сразу ударит по карману индивидуальных предпринимателей, ведь они оплачивают обязательные пенсионные взносы, социальные отчисления и взносы на обязательное социальное медицинское страхование из суммы МЗП (минимально). Сегодня в Казахстане зарегистрировано около миллиона индивидуальных предпринимателей, которые ежемесячно оплачивают минимум 8 713 тенге. В том числе: обязательные пенсионные взносы 4250 тенге (10% от МЗП), социальные отчисления 1 488 тенге (3,5% от МЗП) и взносы на обязательное медицинское страхование 2 975 тенге (5% от 1,4 МЗП).

Также увеличатся взносы на обязательное медицинское страхование в размере 5% от 1 МЗП (2 125 тенге), которые ежемесячно обязаны перечислять самостоятельные плательщики, в том числе не зарегистрированные на бирже труда безработные, а также приостановившие представление налоговой отчетности или признанные бездействующими индивидуальные предприниматели.

В-третьих, увеличение размера минимальной заработной платы с июля 2020 года приведет еще и к тому, что работающим по патенту предпринимателям необходимо будет представить дополнительную отчетность и доплатить социальные платежи за 2020 год, так как зачастую они платят на год вперед. А малому бизнесу, не имеющему в штате бухгалтера, сложно уследить за всеми изменениями в законодательстве, поэтому любые изменения, касающиеся платежей в фонды, правильности их расчетов и своевременной оплаты, могут привести к доначислению пеней и штрафов.

При увеличении минимального размера оплаты труда мы не добьемся улучшения состояния неплатежеспособного населения, а добавится хлопот малому бизнесу. Считаю, что необходимо пересмотреть налогообложение оплаты труда в целом, снизить ставку индивидуального подоходного налога и объединить социальные платежи (социальный налог, социальные отчисления, отчисления и взносы на обязательное медицинское страхование) в один – социальный налог, как это было сделано в 1999 году.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

drweb_ESS_kursiv.gif