Перейти к основному содержанию

937 просмотров

Как открыть свою швейную мастерскую в Таразе

История Тахмины Нуралиевой

Фото: Виктор Барбаш

Начать свое дело может каждый, считает предпринимательница из Тараза Тахмина Нуралиева. Молодая женщина открыла свой швейный бизнес, потрудившись в этой сфере около 10 лет. С чего она начала и какой путь проделала для организации собственной швейной мастерской, выяснял «Курсив». 

Личный опыт

29-летняя Тахмина Нуралиева в швейном бизнесе работает давно. После 9-го класса средней школы она поступила в колледж модельного искусства и бизнеса «Аспара», который окончила с красным дипломом. Затем проходила практику в одном из городских домов моды. После несколько лет трудилась в ателье мод. За это время получила хорошую практику. 

«Я всегда работала закройщиком, а потом ушла в декретный отпуск. Когда ребенку исполнилось два годика, стала думать о трудоустройстве. Обратилась в городской центр занятости населения, и там мне предложили стать участницей программы «Енбек». Три месяца обучалась на краткосрочных курсах по основам ведения бизнеса. Получила сертификат и решила начать свое дело», – рассказывает Тахмина Нуралиева. 

Она отметила, что к тому времени в швейном деле ориентировалась прекрасно. Но для открытия собственной мастерской этого оказалось недостаточно. Нужно было найти помещение, приобрести оборудование, закупить фурнитуру. С деньгами – а на все про все понадобилось около 2 млн тенге – помогли родственники и друзья.

«Я, конечно, могла действовать по примеру многих, кто окончил такие курсы: получил сертификат и сразу взял кредит на несколько миллионов тенге. Но это, скажу вам, огромная ответственность, даже риск. Ведь даже в ателье сегодня есть клиенты, а завтра, может, никто не придет. Но оплачивать аренду и делать ежемесячные взносы за кредит надо каждый месяц. Поэтому о кредите я задумаюсь, когда хорошо наработаю точку», – поделилась собеседница.

Пошьем все

Вместе со своей подругой Жанной Жолдошевой, с которой в свое трудилась в ателье мод, Тахмина составила бизнес-план и, следуя ему, строит свой небольшой бизнес. 

«Сейчас мы с Жанной равноправные партнеры. Работаем всего несколько месяцев. С клиентами пока проблем нет, так как некоторые перешли к нам с прежнего ателье. Хорошо помогает «сарафанное радио». Берем любые заказы – от повседневного платья до вечернего наряда. Закройщик в швейном деле – это все. От конструирования платья зависит 90%. Остальные 10% – это качество ткани, швы и отделка», – говорит мастер. 

По ее словам, только индивидуальными заказами мастерская не ограничивается. Она наладила контакт с двумя свадебными салонами, для которых шьет новые и реставрирует арендные свадебные наряды. 

«Признаюсь, я с оптимизмом смотрю в будущее, так как собственное дело позволяет распоряжаться имеющимися ресурсами по своему усмотрению и ни от кого не зависеть. Конечно, это и огромная ответственность. Но у меня есть хороший опыт, полученный ранее, и желание работать», – отметила Тахмина Нуралиева. 

В городском разрезе

Хотя услуги портных в Таразе пользуются стабильным спросом, этот сектор в предпринимательской сфере города представлен довольно широко.  Поэтому свой бизнес молодая предпринимательница строит в достаточно развитой конкурентной среде. 

В каталоге компаний на сайте gorodtaraz.kz значится 15 предприятий, занимающихся индивидуальным пошивом одежды. Но здесь не указаны мелкие швейные мастерские, специализирующиеся на реставрации и подгонке готового платья. К примеру, на каждом из трех крупных городских рынках действует по меньшей мере по три-четыре такие точки, обеспечивающие работой не менее двух  человек. 

По данным сайта Комитета по статистике МНЭ РК, стоимость услуг портных в Таразе остается стабильной с начала 2019 года – в среднем 10,2 тыс. тенге за пошив одного женского платья. По словам Тахмины Нуралиевой, стоимость платья, сшитого на заказ, зависит от нескольких факторов.  

«Если говорить только о работе мастера, то она рассчитывается из учета сложности покроя и качества ткани. К примеру, пошив простого платья из хлопчатобумажной материи будет стоить 6 тыс. тенге. Когда изделие декорируется шифоном или шелком, то его цена возрастает до 7,5–8 тыс. тенге. Вечерний наряд обойдется заказчику в 10 тыс. тенге. Причем за фурнитуру (молния, нитки, резинка и пуговицы) мы дополнительную плату не берем», – пояснила швея. 

Подрубить платье или брюки в мелких швейных мастерских города стоит от 500 до 600 тенге. Ремонт и реставрация одежды стоит в зависимости от сложности работы, но возьмут с заказчика не более 2 тыс. тенге.

Тахмина Нуралиева говорит, что ее наряды привлекательны не только ценой, но в первую очередь качеством. Именно на качественную работу и делает ставку начинающая бизнесвумен и считает это главным в швейном деле. Как заверила собеседница, она может сконструировать любой фасон и подогнать модель под любую фигуру.

1373 просмотра

В каком направлении будет развиваться молочное производство Казахстана

Прогноз на ближайшие пять лет

Фото: Shutterstock

В 2020 году Казахстан должен был перейти на новый регламент оценки качества молока. Однако под самый занавес прошлого года решением совета ЕАЭС переход отложили на пять лет. 

Это не значит, что казахстанское молоко некачественное – оно соответствует всем стандартам Евразийского экономического союза, кроме микробиологических. Но чтобы решить эти микробиологические проблемы, молочной промышленности надо серьезно перестроиться на мак­роэкономическом уровне.

Планки качества достичь не удалось

Конец 2019 года для молочного рынка страны выдался нервным. 31 декабря истекал срок, после которого молокозаводы должны были начать принимать для переработки сырое молоко единого высокого качества. Такие правила диктует Технический регламент Таможенного союза 033-2013, регулирующий безопасность молочных продуктов в ЕАЭС. 

Согласно этому регламенту молоко не может делиться на сорта по качеству. Любое молоко, попадающее на переработку, должно быть полностью безопасным для человека. Казахстану для достижения этой качественной планки осталось отрегулировать содержание в молоке микробов, бактерий и соматических клеток – следов болезни животного. Для этого надо обеспечить высокий уровень санитарно-гигиенического контроля за всеми молочными фермами, а это оказалось непросто из-за особенностей устройства производственной молочной базы страны.

Главный на рынке – мелкий производитель

Рынок молока, по оценке Молочного союза Казахстана, составляет 5 млн т. Из них только 1 млн т является товарным молоком, то есть годным к переработке. Около 78% такого молока дают мелкие крестьянские хозяйства, остальное приходится на долю специализированных ферм. 

По данным Министерства сельского хозяйства РК, сейчас в республике переработкой молока занимаются 164 предприятия. 35 молокозаводов имеют собственные молочно-товарные фермы и не зависят от поставщиков. Остальные 129 заводов (а это 80%) покупают сырье на открытом рынке. 

Совокупная мощность переработки заводов составляет около 2 млн т сырья в год, фактически заводы загружены наполовину. Зимой же из-за дефицита сырья загрузка падает до 20%, из-за чего некоторые заводы даже закрываются. 

Гульмира Исаева, вице-министр министерства сельского хозяйства, приводит такие данные: в 2018 году из переработанных на заводах объемов лишь 337 тыс. т сырого молока поступило от организованных сельхозпредприятий. Еще 606 тыс. т молока заводы купили у 84 тыс. домашних хозяйств. 

Мелкое производство неконкурентоспособно

Доминирующее положение мелких производителей на молочном рынке Казахстана и стало причиной, по которой внедрение более серьезного качественного регламента перенесено на пять лет. Это уже не первая отсрочка: стандарт товарного молока ЕАЭС внедрен в 2013 году, когда соответствовать ему могла только Белоруссия – в этой республике доля мелких хозяйств в молочной отрасли всего 5%. 

В России ситуация была схожей с нашей – там организованные хозяйства не обеспечивали и пятой части рынка, что отражалось на качестве продукта. И только в прошлом году Минсельхоз России констатировал небольшое преобладание продукции крупных хозяйств в общем объеме производства. Далее, по прогнозам, мелкие российские производители будут уступать по 2,5% рынка ежегодно.

Мелкое производство молока неконкурентоспособно по простой причине: материальная база таких хозяйств устарела, а доходы не позволяют модернизироваться. По данным Исаевой, средний месячный заработок мелкой семейной фермы составляет 60 тыс. тенге. Очевидно, что доход такого уровня не позволяет вести полноценную ветеринарную или племенную работу или даже просто вкладывать средства в улучшение рациона питания коров. Но это те самые задачи, от решения которых зависит качество молока. 

Каким путем пойдет молочный рынок 

Динмухамед Айсаутов, эксперт Молочного союза Казахстана, отмечает, что эволюция молочного рынка не бывает быстрой. Он приводит пример Хорватии, которая потратила 15 лет, прежде чем выполнила требования Европейского союза. За этот срок в этой стране 65 тыс. мелких ферм преобразовались в 6 тыс. организованных молочных предприятий. 

Именно опыт Хорватии лег в основу «Дорожной карты развития молочной отрасли РК». Документ разработал Молочный союз Казахстана при участии ФАО ООН и Евразийского банка реконструкции и развития. В середине 2019 года план принят Министерством сельского хозяйства, но внедрить его за полгода было немыслимо, зато в пятилетний цикл отсрочки техрегламента страна входит с ясным планом развития.  

Одна из основных обозначенных в документе задач – обеспечение качественного ветеринарного контроля. Планируется создание электронной ветеринарной карты, где в режиме онлайн будет отражаться проведение плановых мероприятий. Осталось решить кадровый вопрос – сейчас, по данным минсельхоза, ветеринарные службы страны испытывают дефицит специалистов: свободно 820 вакансий. 

Запланированы широкие образовательные курсы для работников молочного рынка – компетенции и профессиональные навыки мелких производителей оставляют желать лучшего. Школы фермеров – обычное дело в Европе и в России. В Казахстане их проводили крупные переработчики молока, заинтересованные в качестве сырья, теперь эта практика переводится в обязательную часть государственной политики. 

Результатом должен стать планомерный рост доли молока, соответствующий Техрегламенту 033-2013. «Дорожная карта» прогнозирует, что в 2020 году производство молока «по нормам ЕАЭС» составит 36 тыс. т, в 2021-м – 105 тыс. т, в 2022-м – 210 тыс. т, в 2023-м – 350 тыс. т и в 2024 году – 500 тыс. т.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Биржевой навигатор от Freedom Finance