Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


2202 просмотра

Иностранные инвесторы больше не скупятся на стартапы

Грань между стартапами и прошедшими листинг компаниями стирается

Фото: Shutterstock

Объем инвестиций в закрытые технологические компании побил рекорд прошлого года и продолжает расти, поскольку все больше средств, которые традиционно инвестировались в рынки публичного капитала, теперь в поисках большей доходности перетекают в стартапы – таковы данные недавно опубликованного отчета.

Проведенный информационной компанией Pitch Book опрос 95 институциональных и портфельных инвесторов показал, что 59% из них в течение ближайших пяти лет планируют «значительно увеличить» либо «увеличить незначительно» вливания своего капитала в частные компании. Урезать такие инвестиции планировали всего 6% инвесторов.

Проведенному в июне опросу предшествовало интересное событие: инвестиции в частные технологические компании в целом по миру побили прошлогодний рекорд; объем инвестиций институциональных и портфельных инвесторов в частные технологические компании достиг $274 млрд, говорится в отчете Pitch Book, опубликованном в прошлую пятницу.

Рост объема инвестиций составил 57% по сравнению с 2017 годом, когда был зафиксировал прежний максимум в $174 млрд, который был достигнут благодаря увеличению числа новых венчурных фирм и корпораций, инвестирующих в стартапы, а также возросшей заинтересованности портфельных инвесторов в частных компаниях. По состоянию на июнь частные компании при поддержке венчурного капитала за год привлекли $107 млрд.

Кроме того, недавний бум IPO технологических компаний размыл границу между стартапами и листингованными компаниями. Исторически сложилось так, что компании становились публичными практически сразу после своего появления, что после IPO обеспечивало инвесторам в акционерный капитал хорошую прибыль.

Впрочем, все чаще технологические компании показывают лучшую доходность, оставаясь частными, нежели когда приобретают публичный статус. К примеру, инвесторы, кто вкладывал деньги в сервис вызова такси Lyft Inc., когда та была частной, могли видеть, как за восемь лет ее стоимость с $6 млн выросла до $15 млрд. Однако после того как на мартовском IPO оценка компании достигла $24 млрд, стоимость акций Lyft начала колебаться, и сегодня рыночная капитализация компании составляет около $19 млрд.

«Важно понимать: если вы ждете, пока компания станет публичной, то вы рис­куете пропустить период основного роста», – говорит Низар Тархуни, директор по исследованиям и анализу компании Pitch Book и один из авторов отчета. - Инвесторы действительно не делают различий между публичными и частными компаниями. Это продолжительный по времени структурный сдвиг на рынках капитала, который мы будем наблюдать на протяжении длительного времени», – отмечает эксперт.

Инвестиционные компании, паевые инвестиционные фонды и семейные офисы устремились на рынок частных технологических компаний, вливая все больше средств в такие быстрорастущие проекты, как Palantir Technologies, Airbnb Inc., We Work Cos., а также в венчурные фонды и фонды прямых инвестиций, поддерживающие стартапы.

Согласно отчету Pitch Book на конец прошлого года венчурные (на поздней стадии инвестирования) и инвестиционные фонды поддержали рекордное количество проектов – 13 695, хотя в целом число публичных компаний сократилось.

Переток капитала в стартапы, происходящий в последние годы, а также рост оценочной стоимости компаний до того, как они прошли испытания суровой реальностью публичных рынков, породили опасения, что бум стартапов – это всего лишь пузырь. Однако низкие процентные ставки и государственные облигации с отрицательными ставками доходности продолжают подталкивать инвесторов к поиску подобных сделок с технологическими компаниями.

По данным Pitch Book, под управлением венчурных и инвестиционных компаний в совокупности находится около $3,3 трлн, что почти на 50% больше, чем десять лет назад. Из них $1,1 трлн – это свободные средства, так называемый сухой порошок, то есть финансовый резерв, который может быть задействован в любой момент.

Международная инвестиционная компания Baillie Gifford из Эдинбурга, управляющая капиталом в $250 млрд, начала инвестировать в частные технологические компании в конце 2014 года, после того как получила значительную отдачу от инвестиций в китайскую компанию Alibaba Group Holding Ltd., когда та была частной. С тех пор фирма инвестировала порядка $3,5 млрд в 60 с лишним частных компаний, поддерживаемых венчурным капиталом.

«По большому счету, мы действительно не хотели бы проводить разницу между частными и публичными компаниями», – говорит Питер Синглхерст, глава департамента Baillie Gifford по работе с непубличными компаниями. 

В некоторых случаях институциональные инвесторы объединяют акции частных и публичных технологических компаний в один фонд. Компания Fidelity Investments является одним из наиболее активных спонсоров стартапов, оцениваемых на общую сумму свыше $1 млрд, а ее широко известные фонды Contrafund и Blue Chip Growth Fund владеют долями в таких частных технологических компаниях, как We Work, SpaceX Exploration Technologies Co., Juul Labs Inc. и многих других. Впрочем, хотя эти инвестиции могут исчисляться сотнями миллионов долларов, они составляют лишь малую часть портфеля фонда.

При этом Fidelity часто занижала стоимость некоторых принадлежащих ей частных компаний, в том числе производителя программного обеспечения Cloudera, а также DropboxInc. и Snap Inc. до того, как они стали публичными. В 2015 году Fidelity инвестировала в стартап по разработке программного обеспечения для учета кадров Zenefits. Год спустя после череды скандалов оценка этой компании уменьшилась вдвое.

Некоторые инвесторы предпочитают не принимать участие в гонке стартапов. По словам Джордана Стюарта из компании Federated Investors, ряд инвесторов должным образом не просчитывают риски, связанные с непредсказуемым бизнесом стартапов. А ведь даже на поздних этапах развития они могут потерпеть неудачу, и поскольку инвестиции в стартапы неликвидные, их нельзя оперативно продать в случае, если дела пойдут совсем плохо.

Federated Investors инвестировала лишь в некоторые частные компании – как правило, при условии уже запланированного IPO либо наличия других вариантов выхода из сделки.

«Возможно, у нас на руках и остаются свободные деньги, но это лучше, чем сообщать о потерях в случае, если стартап потерпит неудачу», – говорит Дж. Стюарт, управляющий портфелем в KaufmannFund фирмы Federated Investors.
 

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz


1802 просмотра

Мясо птицы может сравняться по цене с говядиной

Птицеводы нескольких областей Казахстана оказались в тяжелом положении

Фото: Ovknhr

Птицеводы нескольких областей Казахстана находятся в тяжелом положении из-за того, что недополучают субсидии. Вопрос о создании фуражного фонда, который поднимается несколько лет, остается открытым. Фабрики вынуждены снижать объемы производства, которые усиленно наращивали в последние годы. 

По данным Комитета статистики МНЭ РК, поголовье птицы в Казахстане на 1 сентября 2019 года составляет 47,2 млн голов, что на 2 млн голов больше, чем за аналогичный период 2018 года. Лидируют по числу птицы Алматинская область (10,2 млн голов), следом идут Акмолинская (7,5 млн голов) и Северо-Казахстанская (4,5 млн голов) области. За восемь месяцев 2019 в республике произведено 142,6 тыс. т мяса, что на 14,2% больше чем в 2018 году, и 3,7 млрд штук яиц. Птицефабрики более чем на 100% обеспечивают страну яйцом и на 51% курятиной.

На игле субсидий 

По мнению президента Союза птицеводов Казахстана Руслана Шарипова, в нескольких областях страны птицеводам придется снизить объемы производства.  Из-за отсутствия субсидий в тяжелом положении оказались птицефабрики Алматинской, Акмолинской и Восточно-Казахстанской областей.  Поддержку производители не получают уже полгода.  

Минсельхоз запрашивал 36,6 млрд тенге у правительства на поддержку сельского хозяйства, из них 8-9 млрд должно было пойти на субсидирование птицеводов, однако заявку не одобрили.  

Как говорит г-н Шарипов, из создавшейся ситуации существует два выхода: либо снижение объемов производства, либо повышение стоимости продукции.   

«Мы находимся в такой зависимости от субсидий, потому что все необходимое, кроме зерновой части, покупаем за границей. Это витамины, лекарства, племенное поголовье – всего 19 наименований. Если мы это вложим в себестоимость продукта, куриное мясо вырастет в цене до уровня баранины и говядины», – утверждает собеседник.

Неравные условия

Алматинская область, которая производит почти половину всего птичьего мяса в республике, и в прошлом году недополучила субсидий.  Одна из крупнейших птицефабрик региона – «Когер LTD» – в 2018 году по этой причине снизила обороты на 40%, сократила поголовье, кроме того, пришлось провести сокращение штата.  В 2019 выйти на полную мощность не удалось. До сих пор несколько корпусов стоят пустые. 

По словам директора «Когер LTD» Светланы Ивановой, фабрике удалось отсудить у управления сельского хозяйства области часть не выплаченных субсидий за апрель, однако в самые тяжелые месяцы для производства (июнь, июль, август) поддержки снова не было.  

«Вроде есть понимание проблемы. Может, в ноябре нам дадут субсидии на следующий год. Но по правилам субсидирования товаропроизводитель может раз в полгода подать заявки.  Но сроки уже все пройдут, и мы опять останемся без поддержки. Поэтому мы вынуждены будем и в этом году снижать поголовье конечно, продолжим, и в этом году.  Предстоит и сокращение персонала», – говорит бизнесвумен.

Курочка по зернышку 

Проблемы с субсидиями существовали и в прошлые годы – дотации выделялись с задержкой.  Но в 2019 году ситуацию усугубил дефицит зерна и его подорожание почти на 70%. Если в 2018 году корм покупали по 45 тенге за килограмм, то в этом – по 75 тенге.

Птицеводы опасаются, что если такая цена установилась в сезон урожая, то зимой она вырастет еще больше. Это может повлечь за собой удорожание готовой продукции, поскольку корм составляет 70% ее себестоимости.

Именно поэтому сейчас актуален вопрос о создании фуражного фонда, который стоит уже несколько лет. В этом году представители отрасли снова предложили правительству закупать 300 тыс. т зерна во время сбора урожая, что составляет 50% от потребности птицефабрик Казахстана, и продавать его весь год по фиксированной цене. 

В начале марта этого года депутат мажилиса парламента РК Роман Ким обратился с депутатским запросом на имя премьер-министра страны Аскара Мамина, в котором просил изыскать возможность по созданию государственного фуражного фонда. Однако поддержки не нашел. 

Тем временем согласно плану развития птицеводства в Казахстане в текущем году прогнозировалось производство мяса 274 тыс. т, в 2020 году – 339 тыс. т, а в 2025 г – 677 тыс. т. Производство яйца с 5,5 млрд штук в 2018 году к 2027 году должно вырасти до 7,5 млрд штук. По мнению птицеводов, воплощение программы возможно только при условии регулярных субсидий и создании фуражного фонда.

яичноепроизводство.jpg

мясо птицы.jpg

субптицефабрик.jpg

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

Цифра дня

64-е
место
занял Казахстан по скорости фиксированного интернета в мире

Цитата дня

Популизм – это политика посредственности. Я не раздаю пустых обещаний. Я - человек конкретных дел. Я буду твердо проводить в жизнь свою программу реформ.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций