Перейти к основному содержанию

2367 просмотров

Иностранные инвесторы больше не скупятся на стартапы

Грань между стартапами и прошедшими листинг компаниями стирается

Фото: Shutterstock

Объем инвестиций в закрытые технологические компании побил рекорд прошлого года и продолжает расти, поскольку все больше средств, которые традиционно инвестировались в рынки публичного капитала, теперь в поисках большей доходности перетекают в стартапы – таковы данные недавно опубликованного отчета.

Проведенный информационной компанией Pitch Book опрос 95 институциональных и портфельных инвесторов показал, что 59% из них в течение ближайших пяти лет планируют «значительно увеличить» либо «увеличить незначительно» вливания своего капитала в частные компании. Урезать такие инвестиции планировали всего 6% инвесторов.

Проведенному в июне опросу предшествовало интересное событие: инвестиции в частные технологические компании в целом по миру побили прошлогодний рекорд; объем инвестиций институциональных и портфельных инвесторов в частные технологические компании достиг $274 млрд, говорится в отчете Pitch Book, опубликованном в прошлую пятницу.

Рост объема инвестиций составил 57% по сравнению с 2017 годом, когда был зафиксировал прежний максимум в $174 млрд, который был достигнут благодаря увеличению числа новых венчурных фирм и корпораций, инвестирующих в стартапы, а также возросшей заинтересованности портфельных инвесторов в частных компаниях. По состоянию на июнь частные компании при поддержке венчурного капитала за год привлекли $107 млрд.

Кроме того, недавний бум IPO технологических компаний размыл границу между стартапами и листингованными компаниями. Исторически сложилось так, что компании становились публичными практически сразу после своего появления, что после IPO обеспечивало инвесторам в акционерный капитал хорошую прибыль.

Впрочем, все чаще технологические компании показывают лучшую доходность, оставаясь частными, нежели когда приобретают публичный статус. К примеру, инвесторы, кто вкладывал деньги в сервис вызова такси Lyft Inc., когда та была частной, могли видеть, как за восемь лет ее стоимость с $6 млн выросла до $15 млрд. Однако после того как на мартовском IPO оценка компании достигла $24 млрд, стоимость акций Lyft начала колебаться, и сегодня рыночная капитализация компании составляет около $19 млрд.

«Важно понимать: если вы ждете, пока компания станет публичной, то вы рис­куете пропустить период основного роста», – говорит Низар Тархуни, директор по исследованиям и анализу компании Pitch Book и один из авторов отчета. - Инвесторы действительно не делают различий между публичными и частными компаниями. Это продолжительный по времени структурный сдвиг на рынках капитала, который мы будем наблюдать на протяжении длительного времени», – отмечает эксперт.

Инвестиционные компании, паевые инвестиционные фонды и семейные офисы устремились на рынок частных технологических компаний, вливая все больше средств в такие быстрорастущие проекты, как Palantir Technologies, Airbnb Inc., We Work Cos., а также в венчурные фонды и фонды прямых инвестиций, поддерживающие стартапы.

Согласно отчету Pitch Book на конец прошлого года венчурные (на поздней стадии инвестирования) и инвестиционные фонды поддержали рекордное количество проектов – 13 695, хотя в целом число публичных компаний сократилось.

Переток капитала в стартапы, происходящий в последние годы, а также рост оценочной стоимости компаний до того, как они прошли испытания суровой реальностью публичных рынков, породили опасения, что бум стартапов – это всего лишь пузырь. Однако низкие процентные ставки и государственные облигации с отрицательными ставками доходности продолжают подталкивать инвесторов к поиску подобных сделок с технологическими компаниями.

По данным Pitch Book, под управлением венчурных и инвестиционных компаний в совокупности находится около $3,3 трлн, что почти на 50% больше, чем десять лет назад. Из них $1,1 трлн – это свободные средства, так называемый сухой порошок, то есть финансовый резерв, который может быть задействован в любой момент.

Международная инвестиционная компания Baillie Gifford из Эдинбурга, управляющая капиталом в $250 млрд, начала инвестировать в частные технологические компании в конце 2014 года, после того как получила значительную отдачу от инвестиций в китайскую компанию Alibaba Group Holding Ltd., когда та была частной. С тех пор фирма инвестировала порядка $3,5 млрд в 60 с лишним частных компаний, поддерживаемых венчурным капиталом.

«По большому счету, мы действительно не хотели бы проводить разницу между частными и публичными компаниями», – говорит Питер Синглхерст, глава департамента Baillie Gifford по работе с непубличными компаниями. 

В некоторых случаях институциональные инвесторы объединяют акции частных и публичных технологических компаний в один фонд. Компания Fidelity Investments является одним из наиболее активных спонсоров стартапов, оцениваемых на общую сумму свыше $1 млрд, а ее широко известные фонды Contrafund и Blue Chip Growth Fund владеют долями в таких частных технологических компаниях, как We Work, SpaceX Exploration Technologies Co., Juul Labs Inc. и многих других. Впрочем, хотя эти инвестиции могут исчисляться сотнями миллионов долларов, они составляют лишь малую часть портфеля фонда.

При этом Fidelity часто занижала стоимость некоторых принадлежащих ей частных компаний, в том числе производителя программного обеспечения Cloudera, а также DropboxInc. и Snap Inc. до того, как они стали публичными. В 2015 году Fidelity инвестировала в стартап по разработке программного обеспечения для учета кадров Zenefits. Год спустя после череды скандалов оценка этой компании уменьшилась вдвое.

Некоторые инвесторы предпочитают не принимать участие в гонке стартапов. По словам Джордана Стюарта из компании Federated Investors, ряд инвесторов должным образом не просчитывают риски, связанные с непредсказуемым бизнесом стартапов. А ведь даже на поздних этапах развития они могут потерпеть неудачу, и поскольку инвестиции в стартапы неликвидные, их нельзя оперативно продать в случае, если дела пойдут совсем плохо.

Federated Investors инвестировала лишь в некоторые частные компании – как правило, при условии уже запланированного IPO либо наличия других вариантов выхода из сделки.

«Возможно, у нас на руках и остаются свободные деньги, но это лучше, чем сообщать о потерях в случае, если стартап потерпит неудачу», – говорит Дж. Стюарт, управляющий портфелем в KaufmannFund фирмы Federated Investors.
 

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

1376 просмотров

Стоимость реконструкции аэропорта в Уральске может превысить 2,4 млрд тенге

Строительные работы планируют завершить в следующем году

Фото: Shutterstock.com

С начала реконструкции уральского аэропорта проект переделывали дважды, и стоимость увеличилась с 1,5 до 2,4 млрд тенге. В управляющей компании рассказали, что поскольку речь идёт о строительстве - сумма может ещё увеличиться.

«Изначально проект шёл, как реконструкция терминала. Сейчас известно, что просадка здания не позволяет ничего надстраивать или делать какие-либо пристройки: и фундамент, и колонны имеют высокий износ. Мы дважды переделывали проект. Теперь уже речь идёт не о реконструкции, а о строительстве нового аэропорта», - сообщил первый заместитель председателя АО «СПК «Орал» Артур Доскалиев.

Сумму на строительство терминала выделяет нефтедобывающая компания KPO B.V. (нидерландское юрлицо, участвующей в разработке Карачаганакского месторождения) в рамках договорных социальных обязательств. На торжественном закрытии аэропорта на ремонт в июле 2019 года генеральный директор компании Эдвин Блом говорил о 1,5 млрд тенге инвестиций. 

По договору с правительством Казахстана за право разрабатывать месторождение, компания KPO B.V. обязана ежегодно выплачивать $30 млн на социальные объекты для населения ЗКО.

Новый эскиз здания уральского аэропорта..jpg
 
В январе 2020 года власти презентовали новый эскизный проект. Стоимость нового терминала оценили в 2,4 млрд тенге. Согласно документу в новом аэропорту должна была появиться возможность установки рукава для посадки пассажиров на борт самолета, увеличиться площадь с 3,85 тыс. до 7 тыс. квадратных метров, и вырасти пропускная способность – со 160 тыс. до 350 тыс. пассажиров в год. 

Тогда заместитель акима области Тимуржан Шакимов заверил, что этот проект – окончательный, что к обследованию привлекли проектный институт АО «КАЗНИИС строительства и архитектуры», и если где-то еще в процессе строительства найдутся поврежденные конструкции — их тоже заменят. Но всё снова пошло не по плану.

«Поскольку теперь мы говорим о строительстве – сумма может вырасти еще. Мы создали новый эскиз, прорабатываем, чтобы терминал был полностью готов и никаких проблем не возникло», - пояснил Артур Доскалиев.

Перед началом реконструкции в 2019 году аэропорт был продан АО «СПК Орал», а после окончания снова будет возвращён в частные руки на условиях поэтапного выкупа и возмещения затрат. Необходимость таких «манёвров» объяснили тем, что по закону социальные объекты, на которые KPO B.V. выделяют деньги должны быть в собственности государства. Сумму сделки в СПК не назвали, сославшись на коммерческую тайну. 

«Акимат не может управлять аэропортом – вида деятельности такого нет. Тут или создавать новое предприятие, или передавать имеющемуся с таким видом деятельности. Поэтому после завершения всех работ, аэропорт планируется продать прежним управляющим – ТОО «Международный аэропорт «Орал», - рассказал заместитель председателя СПК.

Новый эскиз здания уральского аэропорта. (2).jpg

В конце апреля директор аэропорта Хайретдин Раскалиев в интервью газете «Время» обвинял проектировщиков в искусственном удорожании проекта. По его словам, руководство ТОО «Международный аэропорт «Орал» заинтересован в прозрачном финансировании, так как впоследствии им придётся возмещать затраты на строительство. В СПК «Орал» заверили, что все конфликтные вопросы с бывшими владельцами аэропорта были улажены, и смета полностью соответствует требованиям.

«Тут как: мы закладываем в смете пропускной сканер, например, а он уже есть (у ТОО «Международный аэропорт «Орал» - прим. «К»). Но мы не можем его не включить, ведь сейчас аэропорт у нас в собственности, а у нас нет сканера. Поэтому проект мы обязаны считать полностью, учитывая каждую деталь, чтобы в нём было абсолютно всё при открытии. Конечно, впоследствии, при закупе, мы будем вычитать то, что уже есть у прежних владельцев», - пояснил Артур Доскалиев.

ТОО «Международный аэропорт «Орал» зарегистрировано 17 февраля 1997 года. Директором аэропорта числится Хайретдин Раскалиев, а единственным учредителем ТОО «Беркут Аэропорт». 

В составе учредителей ТОО «Беркут Аэропорт» - два ТОО и одно физическое лицо.

Одно из предприятий владельцев - ТОО «Меридиан Капитал» принадлежит Нурболу Султану. Господин Султан приходится сыном покойному экс-главе администрации президента Сарбаю Калмурзаеву, а также входит в топ-50 самых богатых людей Казахстана по версии Forbes. 

Ещё одним владельцем ТОО «Беркут Аэропорт» значится ТОО «STAIER GROUP», учредителем которого является Айтмухаммед Алдажаров, являющийся по совместительству членом совета директоров (независимым директором) сразу трёх газовых предприятий: АО «ЭмбаМунайГаз», АО «ОзенМунайГаз» и АО «Интергаз Центральная Азия».

Физическим лицом в руководителях ТОО «Беркут Аэропорт» числится экс-руководитель ТОО «Bek Air» и жена главы «Bek Air» Нурлана Жумасултанова - Айгуль Жумасултанова. Она проработала на посту руководителя компании с 29 августа 2013 года по 18 июля 2016 года. 

На отчётной встрече с населением аким ЗКО Гали Искалиев упомянул, что строительство хотят завершить в 2021 году. Удастся ли уложиться в этот срок, в СПК ответить затруднились.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

drweb_ESS_kursiv.gif