Перейти к основному содержанию

1463 просмотра

Что происходит, когда предприниматели отправляются в отпуск и случается кризис

Три истории от тех, кто пропустил этот опыт через себя

Иллюстрация: Shutterstock

Для любого предпринимателя необходимость решать сложные рабочие вопросы во время отпуска – обычное дело. Но что, если это случается, когда вы находитесь на вершине горного пика? Или в джунглях во время тропического ливня? Или посреди Средиземного моря? 

Отсутствие привычных условий может стать проблемой для топ-менеджеров. Особенного для тех, кто не привык оставлять заместителя, уполномоченного принимать важные решения. И если бизнесмена нет на работе, и что-то идет не так, это может поставить его в весьма затруднительное положение.

Далее – истории предпринимателей, преодолевших непростые внешние обстоятельства, чтобы предотвратить крах своего бизнеса.

Застрявший в горах

В январе 2017 года сооснователь магазина мужского белья Basic Outfitters Майкл Двек принял участие в шоу Shark Tank, а через две недели после этого понял, что ему нужна передышка. Он решил покататься на лыжах в Колорадо вместе со своими братьями, хотя чувствовал – в этот сложный период стоит остаться в офисе и приглядывать за тем, как идет работа.

В Колорадо они оказались в самой широкой зоне катания горнолыжного курорта Вэйл-Бэк-Боулз, где практически нет населенных пунктов и сотовой связи. На половине пути с горы он решил проверить свой телефон и обнаружил, что попал в полосу, где мобильная связь есть. И тут же на него посыпались сообщения и электронные письма от членов его команды с пометкой «Срочно!». Затем связь снова пропала.

Спуск вниз – в тот момент это было единственное направление, куда он мог двигаться. Двек спустился к подножию горы и сел на подъемник, который должен был доставить его в домик, где был Wi-Fi. Пока он ехал, появилась связь и ему удалось связаться с офисом. «Оказалась, что из-за подозрений в мошенничестве нашу кредитную карту заморозил банк. А дело было в том, что после выхода шоу на нас свалилось много заказов и мы были вынуждены воспользоваться почтовыми услугами в большем объеме, чем обычно», – рассказывает он.

Но связь была настолько плохой, что Двек не смог дать четкие инструкции своим сотрудникам в офисе. Необходимо было принять сложное решение.

Хотя он уже добрался до подъемника, это была лишь часть пути к гостиничному домику. Доехав до вершины горы, он должен был спуститься с подъемника и вновь проехать на лыжах к ее подножию, снова сесть на подъемник, чтобы подняться на другую вершину, и только после этого он смог бы попасть в свой домик.

По словам Двека, этот непростой путь занял почти час. Кроме того, испортилась погода, поднялся ветер и небо затянуло тучами, а это означало, что подъемник могли остановить в любой момент.

Что же делать? Когда подъемник доставил его на первый пик, Двек отстегнул свои лыжи и преодолел гору пешком, несмотря на поднявшийся ветер и плохую видимость. Через 45 минут он достиг домика, связался со своей кредитной компанией и провел оплату.

«Этот опыт был чрезвычайно сложным», – говорит он.

Тем не менее сейчас его компания процветает, а все процессы отлажены так, чтобы в будущем ничего подобного повториться не могло.

Гонки в джунглях

В 2013 году, отмечая двухлетие своей компании, Захари Вейнер решил порадовать себя отпуском в Колумбии.

За несколько недель до поездки его маркетинговое агентство Emerging Insider Communications привлекло крупного клиента – стартап по продаже билетов и организации ивентов, начавший при содействии Emerging Insider осваивать зарубежные рынки. Уезжая, Вейнер был уверен, что все текущие задачи находятся в надежных руках.

Во время поездки он со своей девушкой проделал путь от города Санта-Марта до деревни Минка, преодолев по пути горы, поросшие густыми джунглями. В свой гостевой дом пара поднялась под легким моросящим дождем. 

Перед ужином Вейнер решил проверить электронную почту и обнаружил сообщение о том, что его аккаунт-менеджер внезапно покинул компанию. По словам Вейнера, сначала он решил, что сможет поддерживать работу с клиентом удаленно по Skype прямо из гостевого домика. Однако пока они ужинали, дождь усилился. Затем отключилось электричество. К утру электричества по-прежнему не было, а дождь стал таким сильным, что гостям сообщили, что они не смогут покинуть свои домики – паводки размыли все дороги.

Следующий день не принес ничего нового, и тогда Вейнер решил: больше ждать нельзя.

«Я не придумал ничего лучшего, чем завернуть свой ноутбук в несколько слоев пакетов и пойти вниз пешком», – рассказывает он. (Его подруга, которая с этим решением была не согласна, осталась в домике.)

В конце концов Вейнер, покрытый грязью и царапинами, добрался до деревни Минка. Он держал свой ноутбук над головой и стучался в каждую дверь.

«На ломаном испанском я пытался выяснить, сможет ли кто-нибудь рискнуть и, несмотря на сильные паводки, за вознаграждение отвезти меня в Санта-Марту», – говорит Захари.

Наконец он нашел подростка, который согласился отвезти его на своем кроссовом мотоцикле. Они ехали по затопленным дорогам, часто им приходилось толкать мотоцикл. Кроме того, руки Вейнера окоченели от того, что ему приходилось одной рукой держаться за водителя, а другой удерживать над головой ноутбук.

Так они приехали в Санта-Марту.

«Я сразу же заселился в отель, включил компьютер, сделал множество звонков по Skype с извинениями, и жизнь наладилась», – рассказывает Вейнер.

Ему удалось удержать клиента, а позже он участвовал в сделке по слиянию этой фирмы с другой компанией.

Сигнал S.O.S.

Старая поговорка гласит: «Worse things happen at sea», что можно перевести на русский как «Худшие вещи случаются в море». В октябре 2016 года в этом лично убедилась Мехри Бабаева.

Это произошло, когда Бабаева – основатель и генеральный директор компании – производителя одежды для женщин Maraley.com совершала вместе с супругом частный круиз по Средиземному морю во время отпуска в Турции.

Как вспоминает Мехри, первые два дня были просто замечательными и удивительно спокойными. Однако, решив проверить свой телефон, который до этого был на беззвучном режиме, она увидела сообщение от менеджера по производству, отвечающего за партию в 180 единиц товара.

«На производстве есть проблемы, и у меня умер отец. Сожалею, но я должен уехать на неделю или даже больше и не могу сейчас уделить время этой проблеме», – написал он.

Мехри Бабаева попыталась дозвониться до коллег и узнать, что же случилось, но мобильной связи не было. Затем она звонила с телефона мужа, потом – с телефона капитана, но связь отсутствовала. На берег они вернуться не могли – была ночь, а прожектор яхты не работал. 
Срок поставки истекал через два дня. По словам Бабаевой, она была «в ярости и не могла найти себе места».

Чтобы успокоиться, женщина немного поплавала, а затем пришла к капитану с идеей: связаться с капитаном другого корабля по радиосвязи и попросить того созвониться с ее менеджером по производству. Потом нужно было, чтобы капитан другого судна просто поднес мобильный телефон к рации, и тогда Бабаева смогла бы поговорить со своим менеджером.

Капитан не очень обрадовался этой идее, но, очевидно, «моя решимость была написана у меня на лице, так что он согласился сделать то, о чем я просила», – говорит Бабаева.

Почти все капитаны, с кем они связывались, отказывали в помощи, но один из них все-таки согласился. После всех мытарств Бабаева наконец связалась с менеджером и узнала, что произошла ошибка в размерах одежды. 60 предметов были пошиты в среднем размере вместо большого. Бабаева немедленно разрешила переделать всю партию.

На следующий день пара прибыла в ближайший порт, где Мехри забежала в первое же попавшееся интернет-кафе и написала клиенту о том, что поставку придется отложить на день. При этом клиент остался довольным, поскольку расходы на экспресс-доставку взяла на себя предпринимательница.

Как рассказывает Мехри Бабаева, уже за ужином она «мысленно благословила менеджера по производству и капитана другой яхты, который согласился протянуть руку помощи».

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

1373 просмотра

В каком направлении будет развиваться молочное производство Казахстана

Прогноз на ближайшие пять лет

Фото: Shutterstock

В 2020 году Казахстан должен был перейти на новый регламент оценки качества молока. Однако под самый занавес прошлого года решением совета ЕАЭС переход отложили на пять лет. 

Это не значит, что казахстанское молоко некачественное – оно соответствует всем стандартам Евразийского экономического союза, кроме микробиологических. Но чтобы решить эти микробиологические проблемы, молочной промышленности надо серьезно перестроиться на мак­роэкономическом уровне.

Планки качества достичь не удалось

Конец 2019 года для молочного рынка страны выдался нервным. 31 декабря истекал срок, после которого молокозаводы должны были начать принимать для переработки сырое молоко единого высокого качества. Такие правила диктует Технический регламент Таможенного союза 033-2013, регулирующий безопасность молочных продуктов в ЕАЭС. 

Согласно этому регламенту молоко не может делиться на сорта по качеству. Любое молоко, попадающее на переработку, должно быть полностью безопасным для человека. Казахстану для достижения этой качественной планки осталось отрегулировать содержание в молоке микробов, бактерий и соматических клеток – следов болезни животного. Для этого надо обеспечить высокий уровень санитарно-гигиенического контроля за всеми молочными фермами, а это оказалось непросто из-за особенностей устройства производственной молочной базы страны.

Главный на рынке – мелкий производитель

Рынок молока, по оценке Молочного союза Казахстана, составляет 5 млн т. Из них только 1 млн т является товарным молоком, то есть годным к переработке. Около 78% такого молока дают мелкие крестьянские хозяйства, остальное приходится на долю специализированных ферм. 

По данным Министерства сельского хозяйства РК, сейчас в республике переработкой молока занимаются 164 предприятия. 35 молокозаводов имеют собственные молочно-товарные фермы и не зависят от поставщиков. Остальные 129 заводов (а это 80%) покупают сырье на открытом рынке. 

Совокупная мощность переработки заводов составляет около 2 млн т сырья в год, фактически заводы загружены наполовину. Зимой же из-за дефицита сырья загрузка падает до 20%, из-за чего некоторые заводы даже закрываются. 

Гульмира Исаева, вице-министр министерства сельского хозяйства, приводит такие данные: в 2018 году из переработанных на заводах объемов лишь 337 тыс. т сырого молока поступило от организованных сельхозпредприятий. Еще 606 тыс. т молока заводы купили у 84 тыс. домашних хозяйств. 

Мелкое производство неконкурентоспособно

Доминирующее положение мелких производителей на молочном рынке Казахстана и стало причиной, по которой внедрение более серьезного качественного регламента перенесено на пять лет. Это уже не первая отсрочка: стандарт товарного молока ЕАЭС внедрен в 2013 году, когда соответствовать ему могла только Белоруссия – в этой республике доля мелких хозяйств в молочной отрасли всего 5%. 

В России ситуация была схожей с нашей – там организованные хозяйства не обеспечивали и пятой части рынка, что отражалось на качестве продукта. И только в прошлом году Минсельхоз России констатировал небольшое преобладание продукции крупных хозяйств в общем объеме производства. Далее, по прогнозам, мелкие российские производители будут уступать по 2,5% рынка ежегодно.

Мелкое производство молока неконкурентоспособно по простой причине: материальная база таких хозяйств устарела, а доходы не позволяют модернизироваться. По данным Исаевой, средний месячный заработок мелкой семейной фермы составляет 60 тыс. тенге. Очевидно, что доход такого уровня не позволяет вести полноценную ветеринарную или племенную работу или даже просто вкладывать средства в улучшение рациона питания коров. Но это те самые задачи, от решения которых зависит качество молока. 

Каким путем пойдет молочный рынок 

Динмухамед Айсаутов, эксперт Молочного союза Казахстана, отмечает, что эволюция молочного рынка не бывает быстрой. Он приводит пример Хорватии, которая потратила 15 лет, прежде чем выполнила требования Европейского союза. За этот срок в этой стране 65 тыс. мелких ферм преобразовались в 6 тыс. организованных молочных предприятий. 

Именно опыт Хорватии лег в основу «Дорожной карты развития молочной отрасли РК». Документ разработал Молочный союз Казахстана при участии ФАО ООН и Евразийского банка реконструкции и развития. В середине 2019 года план принят Министерством сельского хозяйства, но внедрить его за полгода было немыслимо, зато в пятилетний цикл отсрочки техрегламента страна входит с ясным планом развития.  

Одна из основных обозначенных в документе задач – обеспечение качественного ветеринарного контроля. Планируется создание электронной ветеринарной карты, где в режиме онлайн будет отражаться проведение плановых мероприятий. Осталось решить кадровый вопрос – сейчас, по данным минсельхоза, ветеринарные службы страны испытывают дефицит специалистов: свободно 820 вакансий. 

Запланированы широкие образовательные курсы для работников молочного рынка – компетенции и профессиональные навыки мелких производителей оставляют желать лучшего. Школы фермеров – обычное дело в Европе и в России. В Казахстане их проводили крупные переработчики молока, заинтересованные в качестве сырья, теперь эта практика переводится в обязательную часть государственной политики. 

Результатом должен стать планомерный рост доли молока, соответствующий Техрегламенту 033-2013. «Дорожная карта» прогнозирует, что в 2020 году производство молока «по нормам ЕАЭС» составит 36 тыс. т, в 2021-м – 105 тыс. т, в 2022-м – 210 тыс. т, в 2023-м – 350 тыс. т и в 2024 году – 500 тыс. т.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Биржевой навигатор от Freedom Finance