Перейти к основному содержанию

3182 просмотра

В Казахстане может появиться Центр учета ставок

В системе будут фиксироваться как электронные, так и наличные платежи, связанные с букмекерскими услугами

Фото: Shutterstock

В Казахстане развернулась полемика по поводу инициативы Министерства культуры и спорта РК о появлении в стране Центра учета ставок. По задумке инициаторов, эта организация будет контролировать взаимоотношения участников пари, совершающих ставки граждан и букмекерских контор.

Букмекеры уверяют, что Центр является лишним звеном между ними и потребителями их услуг. Они ссылаются на существующие аппаратно-программные комплексы, с помощью которых можно отслеживать доходы сектора. Но, как говорят специалисты, эта система не снимает всех проблемных вопросов, связанных с деятельностью букмекерских контор.

Единый Центр учета ставок (ЦУС), который предлагается создать в Казахстане, должен стать системой, в которой будут фиксироваться как электронные, так и наличные платежи, связанные с букмекерскими услугами. В проекте закона Республики Казахстан «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам игорного бизнеса» ЦУС характеризуется следующим образом:

«Центр учета ставок – совокупность программного обеспечения и технических средств, подключенных посредством сетей связи к аппаратно-программному комплексу организатора игорного бизнеса и обеспечивающих регистрацию, учет ставок на пари, получение, хранение и учет информации об участнике пари, коэффициентах на варианты исхода пари, исходе события, выигрыше и выплате по нему».

То есть речь идет о создании системы отслеживания ставок, а не о перенаправлении денежных потоков от букмекеров новой структуре, как считают противники создания ЦУС. Такая система уже действует в России, где работают центры учета переводов интерактивных ставок (ЦУПИС) – кредитные организации, заключившие договоры с саморегулируемой организацией букмекеров. Эта организация выполняет роль посредника между игроком и букмекерской компанией, осуществляя учет денежных операций между сторонами.

Россияне пошли на этот шаг не только с фискальными целями, ведь ЦУПИС позволяет в режиме онлайн получать всю информацию об объеме сделанных сделок и выплаченных объемах выигрышей. Есть и другая причина – нерегулируемый со стороны прием ставок в Интернете, означал для игроков, что в спорных ситуациях с букмекерскими конторами они оставались один на один с ними. Клиенты букмекерской конторы были ничем не защищены, и решение всех вопросов целиком и полностью зависело от доброй воли администрации, вступившей с ними в спор конторы.

В итоге функции ЦУПИС сводятся к приему денежных средств у клиентов, переводу их на счета букмекерских контор, а также вывод их со счетов букмекеров игрокам. При выводе средств автоматически вычитаются 13% подоходного налога (кроме случаев, когда сам букмекер берет на себя эти расходы, как например, делает BingoBoom). Ну и одновременно ЦУПИС служит гарантией принятия справедливого решения при наличии претензий у клиента к букмекеру и наоборот, поскольку аккумулирует всю информацию по каждой ставке.

Также данный центр отсекает попытки сделать ставку лицам, не достигшим разрешенным для участия в азартных играх возраста, и позволяет создать базу данных лиц, страдающих игроманией, накладывая на их участие автоматический запрет – ставки от них просто не будут приниматься системой. Аппаратно-программный комплекс, о существовании которого в стране говорят противники появления ЦУС, обладает только одной функцией – фискальной, то есть уже проигрывает данной системе.

К тому же АПК оперирует данными о приеме ставок, отправляемыми букмекерскими конторами, то есть опирается на данные, предоставляемые заинтересованной стороной, – вернее, проводимой ею через кассовые аппараты. В результате остается нерешенным вопрос с полнотой уплаты налогов – так, в соответствии с данными Комитета по статистике, общий оборот всех игорных заведений (включая букмекерские конторы, казино и залы игровых автоматов) за 2017 год составил около 18 млрд тенге.

В то же время эксперты оценивают ёмкость казахстанского рынка букмекерских контор и тотализаторов в районе 600 млрд тенге – и существует ли на самом деле эта разница и каковы ее объемы на самом деле, без установления контроля на входе ставок выяснить невозможно. По идее, букмекеры, работающие «в белую», сами должны быть заинтересованы в появлении такого инструмента, позволяющего отсечь попытки сокрытия доходов, потому что он приведет к уничтожению фактов недобросовестной конкуренции в отрасли.

К тому же, как уже говорилось выше, аппаратно-программные комплексы не предоставляют возможности по защите прав потребителей услуг букмекерских контор, в результате чего игроки не застрахованы от неполучения законного выигрыша либо от получения его несвоевременно и в неполном объеме. ЦУС же может предоставить полную историю взаимоотношений участников пари и тем самым снять все их вопросы и претензии друг к другу.

По здравому размышлению, эта возможность центра учета ставок является благом и для самих казахстанских букмекерских контор, поскольку предоставляет им конкурентное преимущество перед иностранными букмекерскими конторами ввиду большей защищенности казахстанских игроков за счет механизма регистрации ставок. Равно как и уничтожение тени в секторе – точный учет всех денежных сумм, поступающих от игроков в букмекерские конторы и тотализаторы, а равно все выплаты в виде выигрышей, осуществляемые данными организациями в пользу физических лиц, которые может организовать Центр, действующая система фискального контроля обеспечить не может. Хотя бы в силу того, что она не является ситом, через которое в систему заходят деньги, а видит только проводимые букмекерами через кассовые аппараты операции.

При этом противники введения ЦУС считают неприемлемым введение этой структуры за счет государственного бюджета – но, во-первых, если центр учета ставок позволит выявить теневые обороты в отрасли, такие затраты уже будут оправданны, а, во-вторых, деятельность центра может финансироваться и иными способами: например, за счет комиссий с лиц, осуществляющих ставки. Все мнения по этому поводу могут быть учтены при обсуждении проекта закона «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам игорного бизнеса», при внесении которого в казахстанский парламент норма о создании ЦУС была предусмотрена изначально, еще в декабре 2018 года, но активизацию противников этой идеи вызвала почему-то только сейчас.

banner_wsj.gif

29790 просмотров

Какой казахстанский бизнес потеряет миллиарды тенге на эпидемии

В условиях чрезвычайного положения замирают целые секторы экономики

Фото: Олег Спивак

Целые секторы экономики замирают в условиях чрезвычайного положения в Казахстане и карантина в Алматы и Нур-Султане. Бизнес ищет варианты работы онлайн, но не для всех это возможно. 

Санитайзеры стали обязательным элементом крупных торговых центров в Казахстане. Но даже ежечасная дезинфекция и тепловизоры на входах не спасают бизнес в условиях карантина. «Информируем вас о закрытии всех ТРЦ сети в целях предотвращения угрозы распространения коронавирусной инфекции» – это объявление на сайте «Меги» появилось позавчера, 17 марта. Днем позже о приостановке деятельности сообщил молл «Апорт».  

Работать на территории торговых центров Алматы и Нур-Султана продолжают только супермаркеты и аптеки.

Бизнес закрывается на карантин

Оценивать влияние ЧП и карантина на казахстанский бизнес большинство опрошенных «Курсивом» экспертов отказались, ограничившись словами «последствия будут, но говорить о них рано».

Они перечислили лишь очевидный набор отраслей, которые пострадают первыми, – это непродовольственный ретейл, общепит, транспорт, досуг, туризм. Сфера оптовой и розничной торговли генерирует самое большое число рабочих мест. По данным статистики, в январе 2020 года этим бизнесом занимались 543,9 тыс. субъектов предпринимательства. Оборот розницы в феврале составил 767,1 млрд тенге. Совокупный вклад торговли в ВВП 2019 года – 11,6 трлн тенге. Вклад рынка услуг по проживанию и питанию в ВВП 2019 года составил 777,7 млрд тенге.

Профессиональные ассоциации, куда мы обратились за комментариями, также затруднились оценить масштаб грядущих потерь. Как удалось выяснить «Курсиву», после введения чрезвычайного положения посещаемость в этих заведениях обрушилась на 75%. Можно предположить, что с ужесточением ограничений до карантина поток посетителей сократится почти до нуля. Стоит заметить, что этот сегмент – один из самых динамично развивающихся, и не только в мегаполисах. По данным сервиса 2ГИС, число заведений общественного питания в Казахстане за последний год выросло на 17%. В пяти крупнейших городах страны число действующих точек общепита достигло 10 тыс. При этом число фреш-баров и кофеен удвоилось – до 4397, вдвое больше стало суши-баров, кофейни и кондитерские выросли на 40%, бары – на 32,8%, число пиццерий увеличилось на 31%. Формат кафе, кулинарий и столовых показал рост на 13%, ресторанов – на 8,3%. Все они с 19 марта в Алматы и Нур-Султане закрыты, карантин предполагает «установление нового режима работы объектов общественного питания по принципу «доставки до клиентов», с усилением санитарно-противоэпидемиологических мер». Некоторые представители этого рынка находят креативные пути для функционирования в условиях карантина – например, винотеки продолжают организовывать дегустации, но проходят они онлайн. 

bizness.jpg

Иллюстрация: Мадина Сапарбаева

Все участники дегустации получают вино на дом и общаются с сомелье через интернет. Сектор искусства, развлечений и отдыха, полностью остановленный карантинными мерами, обеспечивает работой 14 729 предприятий малого и среднего бизнеса. Их вклад в ВВП прошлого года – 502,7 млрд тенге. Госстат приводит статистику оборотов этого рынка в минувшем году: организаторы спортивных мероприятий привлекли 208,9 млрд тенге, организаторы культурно-массовых мероприятий – 54,3 млрд тенге. В целом годовой оборот в этой сфере составил 777 млрд тенге. В области оказания транспортных и складских услуг заняты 97,6 тыс. предприятий МСБ. Их вклад в ВВП минувшего года составил 5,5 трлн тенге. 

К каким последствиям приведут ограничения на перемещения, в компаниях и профильных ассоциациях сказать затруднились. Можно отметить, что интернет-магазины переживают рост числа заказов – для продуктовых онлайн-ретейлеров этот рост стал взрывным, и им сейчас приходится резко масштабировать бизнес, чтобы удовлетворить спрос. Проблемы перечисленных секторов экономики быстро отразятся на общем положении – как минимум одному бизнесу нечем будет платить аренду другому бизнесу. Негативный сценарий от одного из экспертов, который пожелал остаться неназванным, подразумевает цепную реакцию последствий, которая затянет в кризис все секторы экономики, включая и самые крупные. Анализ возможных последствий от введения жестких карантинных мер для экономики Казахстана, как стало известно «Курсиву», сейчас по заданию правительства делают несколько казахстанских аналитиков. 

Reuters со ссылкой на данные статистического ведомства КНР сообщает, что влияние карантина на экономику Китая оказалось следующим: промышленный сектор за февраль сократился на 13,5% (вместо прогнозируемых 1,5%), розничные продажи ужались на 20,5% (предсказывали 0,8%), строительная индустрия потеряла 24,5%. В результате аналитические центры сейчас ужесточают прогнозы, касающиеся влияния коронавируса на глобальную экономику.

banner_wsj.gif

drweb_ESS_kursiv.gif