В Казахстане может появиться Центр учета ставок

В системе будут фиксироваться как электронные, так и наличные платежи, связанные с букмекерскими услугами

Фото: Shutterstock

В Казахстане развернулась полемика по поводу инициативы Министерства культуры и спорта РК о появлении в стране Центра учета ставок. По задумке инициаторов, эта организация будет контролировать взаимоотношения участников пари, совершающих ставки граждан и букмекерских контор.

Букмекеры уверяют, что Центр является лишним звеном между ними и потребителями их услуг. Они ссылаются на существующие аппаратно-программные комплексы, с помощью которых можно отслеживать доходы сектора. Но, как говорят специалисты, эта система не снимает всех проблемных вопросов, связанных с деятельностью букмекерских контор.

Единый Центр учета ставок (ЦУС), который предлагается создать в Казахстане, должен стать системой, в которой будут фиксироваться как электронные, так и наличные платежи, связанные с букмекерскими услугами. В проекте закона Республики Казахстан «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам игорного бизнеса» ЦУС характеризуется следующим образом:

«Центр учета ставок – совокупность программного обеспечения и технических средств, подключенных посредством сетей связи к аппаратно-программному комплексу организатора игорного бизнеса и обеспечивающих регистрацию, учет ставок на пари, получение, хранение и учет информации об участнике пари, коэффициентах на варианты исхода пари, исходе события, выигрыше и выплате по нему».

То есть речь идет о создании системы отслеживания ставок, а не о перенаправлении денежных потоков от букмекеров новой структуре, как считают противники создания ЦУС. Такая система уже действует в России, где работают центры учета переводов интерактивных ставок (ЦУПИС) – кредитные организации, заключившие договоры с саморегулируемой организацией букмекеров. Эта организация выполняет роль посредника между игроком и букмекерской компанией, осуществляя учет денежных операций между сторонами.

Россияне пошли на этот шаг не только с фискальными целями, ведь ЦУПИС позволяет в режиме онлайн получать всю информацию об объеме сделанных сделок и выплаченных объемах выигрышей. Есть и другая причина – нерегулируемый со стороны прием ставок в Интернете, означал для игроков, что в спорных ситуациях с букмекерскими конторами они оставались один на один с ними. Клиенты букмекерской конторы были ничем не защищены, и решение всех вопросов целиком и полностью зависело от доброй воли администрации, вступившей с ними в спор конторы.

В итоге функции ЦУПИС сводятся к приему денежных средств у клиентов, переводу их на счета букмекерских контор, а также вывод их со счетов букмекеров игрокам. При выводе средств автоматически вычитаются 13% подоходного налога (кроме случаев, когда сам букмекер берет на себя эти расходы, как например, делает BingoBoom). Ну и одновременно ЦУПИС служит гарантией принятия справедливого решения при наличии претензий у клиента к букмекеру и наоборот, поскольку аккумулирует всю информацию по каждой ставке.

Также данный центр отсекает попытки сделать ставку лицам, не достигшим разрешенным для участия в азартных играх возраста, и позволяет создать базу данных лиц, страдающих игроманией, накладывая на их участие автоматический запрет – ставки от них просто не будут приниматься системой. Аппаратно-программный комплекс, о существовании которого в стране говорят противники появления ЦУС, обладает только одной функцией – фискальной, то есть уже проигрывает данной системе.

К тому же АПК оперирует данными о приеме ставок, отправляемыми букмекерскими конторами, то есть опирается на данные, предоставляемые заинтересованной стороной, – вернее, проводимой ею через кассовые аппараты. В результате остается нерешенным вопрос с полнотой уплаты налогов – так, в соответствии с данными Комитета по статистике, общий оборот всех игорных заведений (включая букмекерские конторы, казино и залы игровых автоматов) за 2017 год составил около 18 млрд тенге.

В то же время эксперты оценивают ёмкость казахстанского рынка букмекерских контор и тотализаторов в районе 600 млрд тенге – и существует ли на самом деле эта разница и каковы ее объемы на самом деле, без установления контроля на входе ставок выяснить невозможно. По идее, букмекеры, работающие «в белую», сами должны быть заинтересованы в появлении такого инструмента, позволяющего отсечь попытки сокрытия доходов, потому что он приведет к уничтожению фактов недобросовестной конкуренции в отрасли.

К тому же, как уже говорилось выше, аппаратно-программные комплексы не предоставляют возможности по защите прав потребителей услуг букмекерских контор, в результате чего игроки не застрахованы от неполучения законного выигрыша либо от получения его несвоевременно и в неполном объеме. ЦУС же может предоставить полную историю взаимоотношений участников пари и тем самым снять все их вопросы и претензии друг к другу.

По здравому размышлению, эта возможность центра учета ставок является благом и для самих казахстанских букмекерских контор, поскольку предоставляет им конкурентное преимущество перед иностранными букмекерскими конторами ввиду большей защищенности казахстанских игроков за счет механизма регистрации ставок. Равно как и уничтожение тени в секторе – точный учет всех денежных сумм, поступающих от игроков в букмекерские конторы и тотализаторы, а равно все выплаты в виде выигрышей, осуществляемые данными организациями в пользу физических лиц, которые может организовать Центр, действующая система фискального контроля обеспечить не может. Хотя бы в силу того, что она не является ситом, через которое в систему заходят деньги, а видит только проводимые букмекерами через кассовые аппараты операции.

При этом противники введения ЦУС считают неприемлемым введение этой структуры за счет государственного бюджета – но, во-первых, если центр учета ставок позволит выявить теневые обороты в отрасли, такие затраты уже будут оправданны, а, во-вторых, деятельность центра может финансироваться и иными способами: например, за счет комиссий с лиц, осуществляющих ставки. Все мнения по этому поводу могут быть учтены при обсуждении проекта закона «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам игорного бизнеса», при внесении которого в казахстанский парламент норма о создании ЦУС была предусмотрена изначально, еще в декабре 2018 года, но активизацию противников этой идеи вызвала почему-то только сейчас.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

В Казахстане станет проще развивать тепличный бизнес

Новые правительственные поправки снизят число необходимых документов для старта

Фото: Depositphotos/PiLens

Очередной пакет поправок в законодательство по вопросам улучшения бизнес-климата в Казахстане поможет малому бизнесу расширить свои объекты или построить новые. В частности, отменены требования разработки проектно-сметной документации в отношении технически несложных стройобъектов.

Технически несложные объекты – это мобильные комплексы контейнерного, блочного и модульного исполнения, одно­этажные здания для предприятий торговли, общественного питания и бытового обслуживания, которые возводят из сборно-разборных конструкций, склады и хранилища высотой не более 7 метров и площадью до 2 тыс. кв. м, открытые автостоянки на 50 и менее мест. А кроме того, теплицы и парники, строительство которых на госуровне стимулируется с 2015 года. 

Для теплиц и не только

Теплицы должны были сбить ценовые скачки при сезонном подорожании овощей, но при их строительстве бизнес столкнулся с существенными барьерами. Показательна история грузинского бизнесмена, который строил теплицу в Актюбинске.

«Он признался, что когда он такую же теплицу строил в Грузии, то разрешение на строительство теплицы там ему обошлось в 10 тыс. евро и в две-три недели было выдано. У нас стоимость дошла до 100 тыс. евро и по срокам – пять месяцев, но если бы мы не подключились, то разрешение он бы еще полгода получал», – рассказывал Айдос Мамыт из Агентства по противодействию коррупции.

8-й пакет поправок в законодательство по вопросам улучшения бизнес-климата в том числе отменяет требования разработки проектно-сметной документации (ПСД) в отношении технически несложных стройобъектов.

«Изменения, безусловно, произошли в лучшую сторону, поскольку, независимо от того, технически они сложные или несложные, стройобъекты ранее поголовно проходили экспертизу и процедуру разработки проектно-сметной документации», – поясняет руководитель управления анализа и мониторинга бизнес-среды Министерства национальной экономики Мадина Нуртас.

Она говорит, что на разработку ПСД требуется от месяца до года и даже более в зависимости от сложности объекта. 

От экспертизы и ПСД освобождено и строительство сетей электроснабжения с установленной мощностью до 200 кВт для субъектов предпринимательства. Сеть в 200 кВт способно обслуживать помещение с сетью освещения в 83 лампочки мощностью 100 Вт. Ранее, если предприниматель решал расширить свой магазин и, соответственно, увеличить его освещение, ему повторно приходилось разрабатывать ПСД на строительство или модернизацию сети питания, теряя деньги и время. «Тепличная» поправка на самом деле облегчила жизнь всему малому и микробизнесу страны, особенно в том случае, если этот бизнес решит расширяться, наращивая свои производственные и торговые площади. 

KPI для государства

Упрощение процедур в этой сфере может простимулировать рост числа проектов в сфере коммерческого строительства и количества компаний, реализующих такие проекты под ключ, уверены в Министерстве национальной экономики.

Увеличению числа игроков рынка из частного сектора будет способствовать и установленное законом сокращение перечня оснований для создания организаций с государственным участием. Теперь государственные предприятия могут быть созданы исключительно в целях обеспечения национальной безопасности, введения государственной монополии или в связи с недостаточным развитием конкуренции на товарном рынке, которое будет определяться по итогам его анализа со стороны антимонопольного ведомства.

«Анализ состояния конкурентной среды и сейчас проводится при создании госпредприятий либо расширении или изменении осуществляемых ими видов деятельности: им определяется возможное их влияние на рынки», – напоминает руководитель управления правового обеспечения и методологии Комитета по защите и развитию конкуренции Министерства национальной экономики Бахыт Кожикова.

Она поясняет, что для определения уровня развития конкуренции на товарном рынке берутся следующие критерии: рыночная концентрация, доли действующих субъектов частного предпринимательства на этом рынке, показатели спроса и возможности его удовлетворения субъектами частного предпринимательства, а также иные структурные особенности товарного рынка, к примеру, экономические и административные барьеры для входа на рынок. После анализа этих данных будет приниматься решение о целесообразности присутствия государства в предпринимательской среде на конкретном участке.

Напомним, что в начале лета министр национальной экономики Казахстана Руслан Даленов сообщил о том, что по итогам 2019 года участие государства в экономике снизилось до 16% – этот показатель был вычислен путем деления суммы валовой добавленной стоимости продукции, произведенной компаниями квазигосударственного сектора, на объем ВВП страны. При этом доля МСБ в казахстанском ВВП, по оценке того же министерства, составила 30,8%. Государственный KPI – довести этот показатель до 35% к 2025 году.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

qazexpocongresskz.jpg