Перейти к основному содержанию

738 просмотров

Как в ЗКО решают проблему высокой конфликтности в бизнес-среде

Число медиативных соглашений выросло в десятки раз

Фото: Shutterstock.com

Специализированный межрайонный экономический суд (СМЭС) ЗКО пытается снизить конфликтность в среде предпринимательства, используя институт медиации. Ежегодно СМЭС рассматривает не менее 5 тысяч дел с участием бизнеса, и это число растет. Одно из новшеств – участникам процессов стали направлять извещения – конфликт можно решить без суда.

Львиная доля поступающих сегодня исков посвящена спорам в сфере госзакупок, договорным и земельным обязательствам, сообщили в СМЭС на запрос «Курсива». В 2018 году иски субъектов бизнеса были удовлетворены по 2 815 делам, но отказано в удовлетворении по 875 спорам. Предприниматели обжаловали решения по 153 делам. За четыре месяца 2019 года иски удовлетворены по 464 делам, а по 148 делам субъектам бизнеса отказано.

«Ошибки в ходе судебных процессов чаще всего допускают предприниматели. Если говорить о малом и среднем бизнесе, то самая большая проблема – юридическая неграмотность. Люди не могут собрать доказательную базу, обосновать заявленные требования», – сказал «Курсиву» председатель СМЭС Исатай Сматов, комментируя показатели своего ведомства.

Высокая конфликтность в бизнес-среде оказалась буфером в продвижении и развитии института медиации. Если прежде бизнес неохотно шел к медиаторам – там нужно больше платить, к тому же эти решения не всегда исполняются, то за четыре месяца 2019 года СМЭС вынес 17 мировых соглашений и 62 медиативных решения. В прошлом году их было всего 19.

«Это те барьеры, которые препятствуют развитию этого института. Нет фиксированной суммы услуг медиаторов: один может попросить три тыс. тенге, другой пять или десять. Услуги суда, то есть госпошлина, гораздо дешевле услуг медиаторов», – заметил Сматов.

Спикер также сообщил: МСЭС применяет сегодня досудебную и судебную медиации, работают судья-примиритель, профессиональные и общественные медиаторы. Но механизм требует доработки. Например, если решение суда можно привести в исполнение через судоисполнителя, то соглашение медиатора в случае неисполнения придется все равно отстаивать через суд.

Хотя уже внесены дополнения в законодательные акты по вопросам усиления защиты прав собственности, арбитража, оптимизации судебной нагрузки и дальнейшей гуманизации судебной системы. Например, если медиативное соглашение не исполнятся, можно обратиться с заявлением в суд, и там выпишут исполнительный лист.

«Этот процесс еще и ускорили – суд может рассмотреть неисполнение медиативного решения в течение трех дней. Сбор доказательств, их исследование, вызов сторон при рассмотрении в суде невыполненного медиативного соглашения не нужны», – сообщил председатель суда.

По его словам, сегодня задача судов – снизить конфликтность в среде предпринимательства, опираясь в том числе и на опыт развитых стран. Поэтому если тема иска позволяет, то споры перенаправляют медиаторам.

«К примеру, за рубежом идти в суд – непозволительная трата времени и затратное занятие: там очень высокие госпошлины. И суд может годами рассматривать одно дело. Там от 80 до 90% споров решают медиаторы. Лучше договориться, уступить, сохранить деньги и время. Важным также считается сохранить партнерские отношения. В суды обращаются в исключительных случаях», – сообщил Сматов.

К слову, в ходе судебных споров в 2018 году МСЭС ЗКО взыскал с субъектов бизнеса и юридических лиц 16,2 млрд тенге. Плюс по спорам госзакупок в доход государства перечислена неустойка в размере 42,4 млн тенге. В этом году – уже более 1, 2 млрд тенге. По госзакупкам в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением договорных обязательств в доход государства взыскано 136,6 млн тенге неустойки.

Справка

СМЭС ЗКО разбирает только споры между бизнесом, государством и другими структурами. В 2018 году суд рассмотрел 4 914 дел, из них с участием крупного и среднего бизнеса – 4 680. Из них по договорным обязательствам 911 споров, по взысканию задолженности по зарплате 86 дел, по страховым случаям 13 дел, по спорам о защите деловой репутации два дела, о защите прав и интелектуальной собственности – четыре. В 2019 году суд рассмотрел более 864 дел, с участием крупного и среднего бизнеса – более 818 дел.

3137 просмотров

Как гостиничный бизнес Узбекистана пытается догнать растущий поток туристов

Власти республики объявили туротрасль стратегической и выделяют немалые средства из бюджета на поддержку этого бизнеса

Фото: Shutterstock.com/Marina Rich

Увеличить и количество гостиниц, и объем номерного фонда в два раза планирует Узбекистан уже до конца 2021 года – рынок требует все больше мест для туристов.

В 2019 году Узбекистан посетили 6,7 млн туристов. Три года назад этот показатель был равен лишь 2,2 млн человек. По оценке Всемирной туристской организации при ООН, республика сейчас на четвертом месте среди стран с наиболее динамично развивающейся туристической отраслью. Растущий поток гостей выявил слабые места, которые тормозят развитие туризма в Узбекистане. Одна из главных болевых точек – гостиничный фонд.

Койко-место под узбекским солнцем  

На начало года в Узбекистане, по данным Госкомитета по развитию туризма, насчитывалось 1,2 тыс. объектов инфраструктуры гостеприимства, 70% из них – это гостиницы, 18% – хостелы и 12% – другие виды размещения. Общий номерной фонд составляет 24 тыс. и рассчитан на 50 тыс. койко-мест. «Средний уровень загрузки гостиничного фонда по итогам 2019 года составил 83%. Это очень большой показатель. В пиковые сезоны порой невозможно найти свободного номера в Ташкенте и особенно в таких туристических центрах, как Хива, Самарканд, Бухара», – прокомментировал начальник департамента по стратегическому развитию и кадровым ресурсам Госкомтуризма Шухрат Исакулов.

По словам председателя Ассоциации отельеров Узбекистана Фарангиз Абдуллаевой, из-за повышенного спроса понятие сезонности для гостиниц становится менее актуальным. «Узбекистан всегда считался сезонным направлением. Но в 2019 году серьезная загруженность была на протяжении всего года», – подчеркнула Фарангиз Абдуллаева. 

Поддержать сумом

Провозгласив туризм стратегической отраслью, власти Узбекистана взялись за решение проблем с дефицитом гостиничного фонда. В 2019 году в стране стартовала программа субсидирования строительства новых отелей. Государство покрывает расходы застройщиков в размере 40 млн сумов ($4,2 тыс.) за один номер для трехзвездочных гостиниц и 65 млн сумов ($6,8 тыс.) за номер в «четырех звездах». 

Учредитель трехзвездочного отеля «Согдиана» в Самарканде Азиз Ташев – один из тех предпринимателей, кто такой поддержкой уже воспользовался. «Благодаря субсидии государства мы смогли покрыть свои расходы на 20%, а всего получили 4,08 миллиарда сумов (эквивалентно $428 тыс.). Это существенная поддержка для нас. Без дотаций со стороны государства ускоренно развивать туризм невозможно», – уверен Ташев. 

Программа субсидирования будет действовать до 2022 года. За это время количество гостиниц в стране должно вырасти вдвое – до 2,4 тыс, а номерной фонд увеличиться до 50 тыс. Только в прошлом году в Узбекистане появилось 270 новых объектов гостиничного бизнеса. 

Бросить все и уйти в туризм

Власти Узбекистана поддержали предпринимателей не только деньгами, но и административно – упростив порядок и требования к получению лицензии на данный вид деятельности. В результате в стране резко выросло число гостевых домов и хостелов. Именно они, по оценке Шухрата Исакулова, помогли выправить ситуацию в пиковые периоды туристического сезона 2019 года. 

Абдулазиз Икрамжанов полтора года назад с родителями открыл первый хостел в Ташкенте. Сейчас он более чем уверен, что у этого вида гостиниц большие перспективы в Узбекистане. «Мы не ощущаем большой конкуренции, да и разнообразия среди хостелов тоже пока нет. Узбеки привыкли жить в больших домах, а сейчас все больше к людям приходит понимание, что использовать свое жилище для размещения гостей – это нормально. Тем более что никаких проверок или дополнительных бумажек тоже не требуется», – говорит Икрамжанов. 

Отсутствие бюрократии при открытии гостиничного бизнеса приводит к тому, что некоторые предприимчивые владельцы жилплощади в многоквартирных домах регистрируют свое имущество как хостел. Ташкентские риелторы объясняют это тем, что из-за отсутствия номеров в гостиницах туристы часто выбирают посуточную аренду квартир. А по узбекистанским законам если иностранец находится в стране более трех дней, он обязан зарегистрироваться по месту пребывания. 

Хостелы, как и другие объекты размещения, зарегистрированы в единой операционной системе, с помощью которой ведется учет туристов.

«Мы сейчас наблюдаем такую картину, что те предприниматели, которые занимались другими видами деятельности, переключаются в сферу туризма. Потому что туризм быстро окупается. Тем более в условиях дефицита, который есть по номерному фонду», – прокомментировал Шухрат Исакулов. Нехватка средств размещения, по его словам, сказывается на ценовой политике гостиниц. «Стоимость номера в Узбекис­тане относительно выше, чем в других странах. В Ташкенте или Бухаре номер в трехзвездочном отеле будет стоить примерно 40–50 долларов», – отметил Исакулов. Он уверен, что ситуация изменится с появлением большего числа гостиниц в стране.

kak-gostinichnyj-biznes-uzbekistana-pytaetsya-dognat-rastushhij-potok-turistov-2.jpg

Фото: Shutterstock.com/Polina LVT

Красиво жить не запретишь

Рост туристической активности спровоцировал интерес к Узбекистану со стороны компаний, которые специализируются на строительстве пятизвездочных отелей и крупных гостиничных комплексов. В настоящее время в республике всего две гостиницы высшего сегмента – Hyatt Regency и Hilton, обе находятся в Ташкенте. К концу года в узбекской столице откроется отель сети Marriot, сообщила Фарангиз Абдуллаева. «Ведутся переговоры с Sheraton и InterContinental – это те бренды, которые были у нас на рынке, но по определенным причинам ушли с него. Сейчас они возвращаются, и очень активно. Была информация, но пока не подтвержденная, что и Four Seasons хотят войти на наш рынок. Большой интерес крупные бренды проявляют  к Самарканду. Крупные сети хотят выйти на узбекский рынок, потому что для гостиниц в стране действует много разных преференций», – акцентировала председатель Ассоциации отельеров.

Внимание глобальных гостиничных сетей к Узбекистану продиктовано в том числе и ростом деловой активности в стране, которая, в свою очередь, стимулирует развитие такого направления, как MICE-туризм. Этот вид туризма подразумевает проведение крупных бизнес-мероприятий, форумов, конгрессов и так далее. «Мы видим, что строятся отели с конференц-залами, потому что есть спрос, и неплохой. Благодаря этому Узбекистан может позиционировать себя как площадка для организации и проведения деловых мероприятий», – заявила Абдуллаева.

Отели без сервиса – деньги на ветер

Развитие сферы гостеприимства автоматически требует новых, квалифицированных работников отрасли.  Для организации качественного сервиса и подготовки персонала при Госкомтуризме был создан институт развития туризма – это научно-методологический центр, разрабатывающий стандарты и программы обучения, а в Самарканде открыт международный университет «Шелковый путь» для будущих менеджеров в индустрии туризма. 

Кроме того, в прошлом году под юрисдикцию Госкомтуризма перешли 18 профессиональных колледжей во всех регионах страны, а при Ассоциации отельеров Узбекистана появилась академия гостеприимства. Эти учебные заведения будут готовить линейный персонал для стратегически важной индустрии в целом и для гостиниц в частности.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

drweb_ESS_kursiv.gif