Как в Восточном Казахстане заработать уроками игры на домбре

История Арлана Сулейменова

Фото: Shutterstock

Молодой предприниматель из Усть-Каменогорска открыл частную школу игры на домбре. Это не первый стартап Арлана Сулейменова. Раньше он записывал рэп, продавал мороженое, кофе и, несмотря на ряд поражений, уверен, что заработать миллион – не проблема.

Как заработать на домбре

Открыть частную школу игры на домбре Арлану предложил знакомый предприниматель. Обдумав идею, парень согласился. Решил, что музыкальное образование и опыт раскрутки стартапов – достаточный капитал для запуска музыкального проекта.

Как отмечает предприниматель, у него нет цели конкурировать с государственными музыкальными образовательными учреждениями, где придерживаются четкой программы обучения. По словам парня, «фишки» его школы, которую он позиционирует как творческий коворкинг, нескучные занятия и никаких ограничений по возрасту.

Прежде чем запустить музыкальный бизнес, Арлан провел анализ работы конкурентов. По его словам, это всегда помогает избежать дальнейших ненужных ошибок и сэкономить деньги и нервы. В ВКО удалось найти только частные школы, где учат игре на гитаре и скрипке. Их владельцы поделились советами по привлечению клиентов, подсказали, какие сайты объявлений дают большую отдачу.

«Запустили в сеть видео, в котором пообещали за 12 уроков научить играть любимую мелодию или вернуть деньги. Уже есть первые клиенты. По моим подсчетам, чтобы выйти в плюс, в месяц нужно обучать хотя бы семь человек. Ищем сейчас также преподавателей игры на барабане и гитаре», – говорит предприниматель.

Выдать по окончании курса документ государственного образца владелец школы не сможет. Но он заверяет, что клиентов интересуют не формальности, а опыт педагога, и в качестве подтверждения своей квалификации рассказывает о выступлении вместе с сокурсниками перед президентами нескольких стран в тогда еще Астане.

Стартап за 30 тыс.

На запуск бизнес-проекта у Арлана ушло 30 тыс. тенге. 10 тыс. тенге – на рекламу, 20 тыс. тенге – на аренду помещения. Музыкальный инструмент использовал личный, поэтому больших вложений не потребовалось. Предприниматель заверяет, что стартап, основанный на оказании услуг, можно раскручивать и с пустым карманом. Но важно хорошо разбираться в деле, которым планируешь заниматься.

«Когда я еще учился в музыкальном училище Алматы, открыл свое клининговое агентство, хотя совершенно не знал, как устроен этот бизнес. Думал, наберу студентов, и они будут делать уборку в частных домах. Выяснилось же, что подобные агентства обслуживают в основном крупные фирмы, все ниши заняты. Кроме того, потенциальных клиентов отпугивало, что услуги им предлагали практически дети», – делится опытом парень.

Были в жизни стартапера и другие проекты. Несколько лет назад, еще будучи студентом, он вместе с другом открыл звукозаписывающую студию для рэперов, привлекал клиентов и в месяц зарабатывал 150 тыс. тенге.

Уже вернувшись после учебы в Восточный Казахстан к родителям, в Усть-Каменогорске, Семее и Новой Бухтарме организовал работу шести точек по реализации мягкого мороженого. За прилавками стояли школьники и студенты, а сам автор идеи за первый сезон работы вместе с братом заработал на машину. Но после, как говорит он сам, утратив бдительность, не смог уследить за точками, раскиданными по ВКО на расстоянии сотен километров, и ушел в минус. 

Впрочем, продав сеть, рассчитался со всеми долгами и смог отложить деньги на новый проект.

Был также опыт запуска в центре Усть-Каменогорска кофейной точки, дающей ежедневную выручку в 20–25 тыс. тенге. Этот бизнес молодой предприниматель тоже продал, чтобы идти дальше. Он признается, что с каждым запущенным стартапом приобретает новые знания. Если во время реализации первых бизнес-инициатив боялся уйти в минус, сегодня такая перспектива уже не пугает. По его словам, заработать миллион несложно.

Вредные уроки ипотеки

Арлану – 21 год. Заниматься предпринимательством он мечтал с детства. Еще в восемь лет на собранные у родственников 2 тыс. тенге скупил в магазине все наклейки и перепродал их сверстникам, организовав доставку до дома.

«Получил в итоге 150% прибыли и нагоняй от родителей. Они назвали мою идею воровством и спекуляцией. Впрочем, это не единственный урок. В 15 лет в общежитии организовал торговлю продуктами, за что комендант меня с позором выселил. Пришлось два дня жить на вокзале», – вспоминает парень.

По мнению предпринимателя, среди современных подростков много активных предприимчивых ребят, которые хотели бы в будущем заниматься бизнесом, но им, как и ему в прошлом, не хватает знаний. Арлан уверен, что детей нужно учить основам предпринимательства чуть ли не с пеленок. Кстати, соответствующий курс, по инициативе НПП РК «Атамекен», с нового учебного года будут изучать все старшеклассники Казахстана.

«Начинать говорить о бизнесе в 10-м классе – поздно. Этот важный курс нужно внедрять с детского сада. На примере своей семьи дети с самого раннего возраста узнают о кредитах, ипотеках, финансовых затруднениях, но никто не учит их зарабатывать деньги, мыслить широко и свободно», – делится своим мнением стартапер.

Главное в бизнесе, считает парень, не ставить перед собой никаких барьеров. Говоря об этом, он приводит пример своего опыта работы в сетевом маркетинге. Каждый продавец в день делал выручку в 12–13 тыс. тенге, а один новичок, не зная о сумме «потолка» и не чувствуя никаких рамок, заработал 36 тыс. Арлан признается, что этот случай вспоминает всегда, когда запускает новый проект. По его мнению, если хочешь добиться успеха в предпринимательстве, нужно не бояться ставить высокие цели, даже если есть шанс в итоге упасть со взятой высоты.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

В Казахстане станет проще развивать тепличный бизнес

Новые правительственные поправки снизят число необходимых документов для старта

Фото: Depositphotos/PiLens

Очередной пакет поправок в законодательство по вопросам улучшения бизнес-климата в Казахстане поможет малому бизнесу расширить свои объекты или построить новые. В частности, отменены требования разработки проектно-сметной документации в отношении технически несложных стройобъектов.

Технически несложные объекты – это мобильные комплексы контейнерного, блочного и модульного исполнения, одно­этажные здания для предприятий торговли, общественного питания и бытового обслуживания, которые возводят из сборно-разборных конструкций, склады и хранилища высотой не более 7 метров и площадью до 2 тыс. кв. м, открытые автостоянки на 50 и менее мест. А кроме того, теплицы и парники, строительство которых на госуровне стимулируется с 2015 года. 

Для теплиц и не только

Теплицы должны были сбить ценовые скачки при сезонном подорожании овощей, но при их строительстве бизнес столкнулся с существенными барьерами. Показательна история грузинского бизнесмена, который строил теплицу в Актюбинске.

«Он признался, что когда он такую же теплицу строил в Грузии, то разрешение на строительство теплицы там ему обошлось в 10 тыс. евро и в две-три недели было выдано. У нас стоимость дошла до 100 тыс. евро и по срокам – пять месяцев, но если бы мы не подключились, то разрешение он бы еще полгода получал», – рассказывал Айдос Мамыт из Агентства по противодействию коррупции.

8-й пакет поправок в законодательство по вопросам улучшения бизнес-климата в том числе отменяет требования разработки проектно-сметной документации (ПСД) в отношении технически несложных стройобъектов.

«Изменения, безусловно, произошли в лучшую сторону, поскольку, независимо от того, технически они сложные или несложные, стройобъекты ранее поголовно проходили экспертизу и процедуру разработки проектно-сметной документации», – поясняет руководитель управления анализа и мониторинга бизнес-среды Министерства национальной экономики Мадина Нуртас.

Она говорит, что на разработку ПСД требуется от месяца до года и даже более в зависимости от сложности объекта. 

От экспертизы и ПСД освобождено и строительство сетей электроснабжения с установленной мощностью до 200 кВт для субъектов предпринимательства. Сеть в 200 кВт способно обслуживать помещение с сетью освещения в 83 лампочки мощностью 100 Вт. Ранее, если предприниматель решал расширить свой магазин и, соответственно, увеличить его освещение, ему повторно приходилось разрабатывать ПСД на строительство или модернизацию сети питания, теряя деньги и время. «Тепличная» поправка на самом деле облегчила жизнь всему малому и микробизнесу страны, особенно в том случае, если этот бизнес решит расширяться, наращивая свои производственные и торговые площади. 

KPI для государства

Упрощение процедур в этой сфере может простимулировать рост числа проектов в сфере коммерческого строительства и количества компаний, реализующих такие проекты под ключ, уверены в Министерстве национальной экономики.

Увеличению числа игроков рынка из частного сектора будет способствовать и установленное законом сокращение перечня оснований для создания организаций с государственным участием. Теперь государственные предприятия могут быть созданы исключительно в целях обеспечения национальной безопасности, введения государственной монополии или в связи с недостаточным развитием конкуренции на товарном рынке, которое будет определяться по итогам его анализа со стороны антимонопольного ведомства.

«Анализ состояния конкурентной среды и сейчас проводится при создании госпредприятий либо расширении или изменении осуществляемых ими видов деятельности: им определяется возможное их влияние на рынки», – напоминает руководитель управления правового обеспечения и методологии Комитета по защите и развитию конкуренции Министерства национальной экономики Бахыт Кожикова.

Она поясняет, что для определения уровня развития конкуренции на товарном рынке берутся следующие критерии: рыночная концентрация, доли действующих субъектов частного предпринимательства на этом рынке, показатели спроса и возможности его удовлетворения субъектами частного предпринимательства, а также иные структурные особенности товарного рынка, к примеру, экономические и административные барьеры для входа на рынок. После анализа этих данных будет приниматься решение о целесообразности присутствия государства в предпринимательской среде на конкретном участке.

Напомним, что в начале лета министр национальной экономики Казахстана Руслан Даленов сообщил о том, что по итогам 2019 года участие государства в экономике снизилось до 16% – этот показатель был вычислен путем деления суммы валовой добавленной стоимости продукции, произведенной компаниями квазигосударственного сектора, на объем ВВП страны. При этом доля МСБ в казахстанском ВВП, по оценке того же министерства, составила 30,8%. Государственный KPI – довести этот показатель до 35% к 2025 году.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

qazexpocongresskz.jpg