Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


4439 просмотров

Как приехать в Алматы с $1200 в кармане и открыть свое дело

История Хусейна Абилова

Фото: Shutterstock

В формуле успеха семейного бизнеса много составляющих: надежные партнеры, качественное сырье, удачный брак и крепкие семейные отношения. На собственном примере это доказывает казахстанский бизнесмен с грузинским паспортом Хусейн Абилов. 

В Турцию от войны

В Караганде предприниматель поделился с коллегами секретами успеха на нетворкинг-конференции, посвященной вопросам развития личного бренда.

Свой первый бизнес Хусейн Абилов, строитель по профессии, начал развивать в Украине. С этой страной предпринимателя связывают 11 лет жизни. Но когда обстановка в Донбассе перестала быть стабильной, он начал подумывать о переводе инвестиций в Турцию. 

«В Богазкенте мы открыли трехэтажный магазин и там начали покупать футболки, майки, штаны, все, что необходимо рядовому туристу, – рассказывает бизнесмен. – В 2014-м ко мне приехали мои давние знакомые из Казахстана. У меня всегда тут было много друзей, поскольку мои предки были переселены в 1937 году в Южный Казахстан. Они предложили мне переехать в Астану».

Знакомые Хусейна утверждали, что в казахстанской столице неплохие перспективы для бизнеса – активные, предприимчивые люди всегда смогут там хорошо заработать. Он решил отправиться в Казахстан, имея в наличии лишь $1200.


И дело, и чувства

Поначалу гостю столицы все нравилось. Но потом стали заканчиваться заработанные в Турции деньги, наступали холода, а у, как он сам про себя говорит, «горячего кавказского парня» даже теплой одежды с собой не было. Он поселился в самой дешевой гостинице, открыл фирму по дизайну интерьера.

«Первое, что я делал, – это как можно больше знакомился с людьми, в магазинах стройматериалов, в маршрутках, автобусах, предлагал свои услуги. Вскоре мой бизнес перешел на иной уровень, я открыл свою строительную компанию», – делится предприниматель.

В 2017 году Хусейн решил обзавестись семьей и со своей супругой Жанной начал заниматься новым делом. С 2008 года предпринимательница реализовывала изделия из кашемира, изготовленные из шерсти монгольских горных коз. Два года назад у нее были свои бутики в Астане и Алматы и примерно 5 тыс. клиентов. 

«Мы произвели полный ребрендинг компании, – говорит Хусейн Абилов. – Во-первых, изменили название марки на аббревиатуру, включающую начальные буквы имен всех членов семьи. Затем начали думать, как продвигать бренд на новый уровень. Для начала определились с целевой аудиторией – это состоятельные люди от сорока лет. Участвовали во всех выставках, фэшн-показах, деловых завтраках. Но работа не шла».

Плевать на запятые

По словам Хусейна, индустрия продвижения чаще работает по избитым шаблонам, которые не дают результатов.

«Мы пригласили в нашу компанию десять человек, открыли YouTube-канал. Как вы думаете, сколько подписчиков они набрали за три месяца? 16 человек!» – говорит предприниматель.

Дело сдвинулось с мертвой точки, когда хозяева бизнеса самостоятельно взялись за свое продвижение в соцсетях. Снимали ролики, писали посты, рассказывали как можно больше, и не только о своей продукции, но и о повседневных вещах, о себе. Хусейн рассказывает, что не боялся негативных комментариев и высказываний о том, что он ничего не смыслит в пунктуации. Именно открытость, по его словам, и стала главным козырем разнообразных постов в интернет-пространстве. Через полтора месяца на том же YouTube-канале у них было уже 1800 подписчиков.

«Жанна давно мечтала о собственном производстве. Конечно, наладить выпуск кашемира в Казахстане почти невозможно, у нас нет собственного сырья. В то время как на предприятии в Монголии уже наработанные технологии, постоянные источники. Шерсть получают путем вычесывания, потом сортируют по цвету, что позволяет получать трикотаж без красителя. Из этого материала фабрика по нашим лекалам делает готовые изделия», – говорит Хусейн Абилов.

Отказ – это тоже возможность

Но супруги-компаньоны все-таки открыли свой пошивочный цех. Параллельно с продажей кашемира они наладили выпуск изделий из верблюжьей шерсти: пояса, наколенники, повязки, жилеты. Проблема возникла лишь с получением сертификата на товары. 

«Оказывается, для нашего государства это огромная проблема – выдать сертификат для предприятия, чтобы оно платило налоги, зарплату сотрудникам и так далее. Я по этому поводу с «Атамекеном» все время конфликтую, с «Даму» тоже», – делится бизнесмен. 

Нелегко, но все же предпринимателям удалось внедриться на рынок с новой продукцией. В результате сейчас изделия из верблюжьей шерсти продаются в 58 аптеках Астаны и Алматы. 

Но самый наглядный пример того, как неудачи в бизнесе могут оказаться только на руку, произошел с супружеской четой в Милане. Туда Хусейн и Жанна отправились по предварительной договоренности с местным модным павильоном, чтобы выставить там свою продукцию. Но уже по приезде хозяин павильона, не объясняя причин, отказал предпринимателям из Казахстана.

«Тогда мы с женой взяли огромные сумки, обошли все show room (демонстрационные залы. – «Курсив») Милана, выбрали самый крутой и там продемонстрировали свои изделия», – говорит предприниматель.

По словам Хусейна Абилова, теперь их семейная компания реализовывает свой трикотаж в России, Беларуси, Украине, Польше, на Кипре и в Италии. 

По его мнению, что бы ни случилось, нужно всегда стремиться проявлять себя. В бизнесе иногда больше важен собственный опыт, нежели чужие рекомендации. За узнаваемость марки каждый предприниматель несет личную ответственность. А раскрученное название можно использовать в любой сфере.

«Если я открою ресторан, то я уже не назову его «Хусейн», как хотел раньше, я дам ему имя семейного бренда», – делится предприниматель.


264 просмотра

Будут ли в ВКО сносить незаконные постройки в воодохранных зонах?

Прецедент уже создан

фото: автора

На небольшом участке побережья Бухтарминского водохранилища в ВКО впервые за многие годы установили публичный сервитут. Владельца одного прибрежного гектара в Голубом заливе принудили убрать забор и отменить плату за подход к воде. Создан прецедент, который пока является исключением. Ведь километры земли в водоохранных полосах Бухтармы представляют собой застроенную территорию, и доступ к ним закрыт воротами и шлагбаумами.

«Войны» соседей

17 августа вступило в законную силу постановление акимата района Алтай Восточно-Казахстанской области об установлении права ограниченного целевого пользования (иными словами, публичного сервитута) на земельном участке возле дома отдыха «Голубой залив». До этого времени по распоряжению владельца земли, руководителя ТОО «Голубой залив» Кульжиян Уразбаевой, со всех посетителей других баз, дач, жителей многоэтажек поселка Новая Бухтарма за вход на пляж брали от 300 до 500 тенге.

По Земельному кодексу публичный сервитут устанавливается либо по решению местного акимата, либо постановлением суда. В этом случае был использован первый вариант. По поручению главы региона Даниала Ахметова акимат района Алтай восстановил права отдыхающих на доступ к воде, положенные им по закону.

История многолетних жалоб получила широкий общественный резонанс и дошла до акима области только потому, что в активной борьбе принял участие бизнесмен, имеющий личные интересы в этом вопросе. Сергей Акентьев, владелец соседней базы отдыха «Аквамарин», уже больше семи лет «воюет» с ТОО «Голубой залив» за право прохода и проезда к своей гостинице через пляж. В 2013 году к Кульжиян Уразбаевой даже было подано исковое заявление в суд с требованием не препятствовать в проходе и проезде транспорта по спорной территории. Однако, исходя из решения районного суда №2 района Алтай, в иске Акентьеву было отказано «так как не указано, какое именно нарушение прав истца допущено».

Владелица ТОО «Голубой залив» уведомления о вступлении в силу нового постановления о публичном сервитуте до сих пор не получила. В интервью корреспонденту «Курсива» Кульжиян Уразбаева сказала, что пока не решила, будет ли оспаривать данный документ в суде. Тем не менее забор на спорной территории убрали, проход освобожден.

«После жалобы владельца дома отдыха «Голубой залив» в ПП «Атамекен» по ВКО члены регионального совета РПП пришли к мнению, что сервитут должен быть установлен, но только при отведении общедоступного пляжа для отдыхающих «дикарями», – сообщила пресс-секретарь РПП Христина Дорошенко.

Показали пример

Независимый эксперт в области права, экс-руководитель территориальной земельной инспекции ВКО Владимир Соловьев отмечает, что после установления публичного сервитута на каком-либо определенном земельном участке побережья по его примеру можно открыть для прохода и остальную территорию побережья, занятую частниками. Ведь согласно Водному кодексу каждый человек имеет право доступа к водоему.

Серьезным нарушением, влекущим запрет на проход по частной территории, является сам факт продажи земли рядом с водой. В ответе на запрос «Курсива» руководитель Ертисской бассейновой инспекции по регулированию использования и охране водных ресурсов (ЕБИ) Казымбек Баймагамбетов поясняет, что согласно Водному кодексу водоохранная полоса – а это 35 метров от воды – относится к землям водного фонда и находится в государственной собственности. Как гласит статья 125 указанного закона, строительство и эксплуатация зданий на этой земле вообще запрещены. Но для этого местные исполнительные органы должны определить эти самые полосы и принять соответствующее постановление.

На побережье Бухтарминского водохранилища на достаточно большой территории близ Голубого залива берег был застроен еще в 2002 году, когда водоохранные полосы не были закреплены законодательно. Данную информацию подтверждает исполняющий обязанности руководителя управления земельных отношений ВКО Даулет Сарманов. То есть, запрет на строительство был принят постфактум, когда здания уже стояли.

Однако на остальной территории – в туристической зоне близ села Алтайка (район Алтай), в Кокпектинском районе ВКО – строения рядом с водой появились совсем недавно. Хотя в первом случае водоохранные полосы были определены в 2017 году, во втором – в апреле этого года. На фото, сделанных журналистом «Курсива», хорошо видно, что дома, бани возведены гораздо ближе, чем в 35 метрах от воды. И доступ к пляжам на некоторых участках перекрыт бетонными заборами как с земли, так и с моря. Все фотоматериалы редакция передала в управление земельных отношений ВКО. Даулет Сарманов пообещал, что со своей стороны сотрудники управления проведут анализ предоставления земель вдоль береговой линии Бухтарминского водохранилища в этих двух районах.

Как быть отдыхающим, если дорога к морю перекрыта воротами, доступ к побережью закрыт? С таким вопросом мы обратились к представителям госорганов. Отвечая на него, Казымбек Баймагамбетов сделал ссылку на Водный кодекс, который запрещает ограничение доступа к водным объектам. Это является административным правонарушением, а значит, нужно обращаться в органы внутренних дел. Но пойдут ли туристы, мечтающие в жару искупаться в море, на то, чтобы стоять перед закрытыми воротами в течение двух-трех часов в ожидании полицейских, принявших вызов? Вопрос открытый.

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Как вы провели или планируете провести отпуск этим летом?

Варианты

 

Цифра дня

старше 20 лет
половина продаваемых авто в Казахстане

Цитата дня

Земля должна принадлежать тем, кто на ней работает. Земля иностранцам продаваться не будет. Это моя принципиальная позиция

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций