Перейти к основному содержанию

42342 просмотра

В Казахстане перестанут принимать молоко у частников для переработки

Если их продукция не будет соответствовать техрегламенту Таможенного союза

Фото: Shutterstock

С 1 января 2020 года казахстанские молочные заводы не смогут принимать на переработку сырье, которое не соответствует требованиям техрегламентов ТС. Загрузка мощностей перерабатывающих предприятий упадет сразу на 50%, предрекают представители отраслевого союза. 

Техрегламент ТС «О безопасности молока и молочной продукции» был принят в 2013 году – Казахстан тогда получил отсрочку до 1 января 2020 года, поскольку основным поставщиком сырья в молочной отрасли на момент принятия техрегламента были личные подворные хозяйства, и ожидать от них быстрого перехода к новым нормам было по меньшей мере наивно. В следую­щем году отсрочка истекает, и 33 крупных производителя, входящих в Молочный союз, забили тревогу. По словам исполнительного директора Молочного союза Казахстана Владимира Кожевникова, молокозаводы не смогут принимать на переработку примерно половину всего сырья. 

Эмблема отрасли – бабушка с ведром 

По данным главы Молочного союза, на заводах в Казахстане перерабатывается около 1,5 млн т молока в год. Половину этого объема – от 700 тыс. до 800 тыс. т –получают от крупных сельхозпроизводителей, чья продукция техрегламентам ТС в целом соответствует. Вторая половина сырья – это продукция личных подворных хозяйств, и здесь лишь 10% из 700–800 тыс. т соответствует техрегламенту по двум самым жестким его направлениям – микробиологическим и соматическим показателям. Главная причина несоответствия – неправильно организованные процессы сборки и хранения молока до поступления его на завод. 

«Молоко от наших коров выходит хорошее, но сама система сбора на личных подсобных хозяйствах вызывает вопросы: каждая бабушка в своем ведре через весь поселок несет это молоко сдатчику, приехавшему на машине, – говорит Кожевников. – Закрыла ли она это молоко марлей, не попала ли туда муха, помыла ли она это ведро, какое это ведро (в пластиковом ведре вообще нельзя хранить молоко, потому что в микротрещинах в пластике всегда будут микробы) – за этим не следят».

Опасения молокозаводов связаны не только с качеством сырья – ведь сейчас они его принимают, и технологии предприятий позволяют довести такое сырье до товарной кондиции.

Предприятия не исключают давления со стороны местных властей.

«Мы сегодня еще принимаем молоко, которое этому регламенту не соответствует. Для того чтобы его довести до товарной кондиции, нам приходится применять более жесткую пастеризацию, до 90-95 градусов доводить, чтобы убить все, что там есть, – говорит Кожевников. – А с 1 января мы попадаем под двойной пресс: приняли такое молоко – будем отвечать перед контролирующими органами, не приняли – ответим перед местными исполнительными органами, которые будут нам выкручивать руки для того, чтобы мы это молоко приняли. Они отвечают за социальную политику, а сдача молока – это доходы части населения».

Скорая помощь

Минимизировать влияние новых техрегламентов на отрасль Молочный союз Казахстана собирается из счет действий из разряда скорой помощи. Во-первых, население будут учить правильно собирать молоко (для этого специально разрабатывается дорожная карта с рекомендациями госорганам и личным подворным хозяйствам). Во-вторых, в планах организации – ввести аккредитацию тех организаций и лиц, которые занимаются сборкой молока на личных подворных хозяйствах.

«Мы хотим провести аккредитацию заготовительных организаций, чтобы при этом учитывалось наличие специализированного автотранспорта, условий мойки емкостей под молоко, подготовка работающих там специалистов, вплоть до того, какие моющие средства они используют, – говорит глава Молочного союза. – Вот этот спектр вопросов мы еще можем успеть решить за полгода, а строительство новых товарно-молочных ферм быстро не сделать. Мы же понимаем, что чуда не произойдет, и завтра у нас не будет 90% молока производиться на промышленной основе, как в Беларуси. Хотя понятно, что надо идти по этому пути», – отмечает спикер.

По его оценке, без принятия предложенных мер через полгода молочный рынок Казахстана займут более подготовленные к требованиям техрегламента белорусские и российские предприятия. 

Минсельхоз спокоен

Курс на укрупнение личных подворных хозяйств и создание в стране молочно-товарных ферм Минсельхоз РК взял еще в 2013 году. Мастер-план по развитию молочного скотоводства в Казахстане на 2014–2020 годы предполагал, что к сроку его окончания производство молока в стране увеличится на 1,7 млн т, причем дадут этот соответствующий всем нормам ТС объем именно молочно-товарные фермы. 

В настоящее время, по словам директора департамента животноводства Министерства сельского хозяйства Еркебулана Ахметова, ежегодный объем производства организованными хозяйствами, чья продукция соответствует техрегламентам, составляет около 1,3 млн т, или около 70% от производственной мощности перерабатывающих предприятий как за счет трехкратного увеличения объемов производства с 2014 года фермерскими хозяйствами, так и за счет появления за этот период в стране крупных промышленных молочных комплексов. 

«Перерабатывают наши предприятия 1,6 млн т, 900 тыс. т из них дают в год фермерские хозяйства, 380 тыс. т – это крупные промышленные комплексы, в среднем разница выходит в 200–300 тыс. т ежегодно. Это  та разница, которую должны покрывать личные подсобные хозяйства, – говорит Ахметов. – 1 января 2020 года никакого дефицита быть не должно, потому что производство товарного молока ежегодно увеличивается на 10–12%. У нас ежегодно только организованные фермерские хозяйства добавляют по 150–180 тыс. т молока». 

Представленные оптимистичные показатели данные Комитета по статистике Министерства национальной экономики не подтверждают. По данным комстата, объем товарного молока (это как раз то молоко, что идет на переработку), произведенного крупными сельхозпроизводителями и фермерскими хозяйствами вместе, в 2018 году едва дотягивал до 900 тыс. т.

Еще одна причина, по которой перерабатывающие предприятия закупают молоко у личных подсобных хозяйств, – более низкие цены, что позволяет компаниям – производителям молочной продукции снижать себестоимость своей продукции и быть более гибкими в политике ценообразования.

«Никто не против, чтобы они закупались у ЛПХ, чтобы снижали себестоимость. Вопрос только в том, чтобы их поставщики гарантировали качество, а для этого, поверьте, достаточно установки охлаждающего оборудования. Сейчас в северных и восточных регионах страны уже есть целые поселки, в которых эти производственные цепочки в ЛПХ выстроены. Согласен с Молочным союзом, что этому надо обучать и другие регионы», – говорит Ахметов.

Он добавляет, что проблемы с молоком в подсобных хозяйствах были и без техрегламентов. Нововведения должны подтолкнуть посредников, собирающих молоко с личных подворий, вычислить тех поставщиков, кто портит им все сырье – и отказаться от их продукции, а также модернизировать сам процесс сбора.

«В одном и том же селе один ЛПХшник может соблюдать процесс сбора и охлаждения, хранения, а другой – нет, а когда это молоко скупщик потом сливает в одну цистерну, то портится ведь все молоко, правильно? – говорит директор профильного департамента МСХ. – И если завтра переработчик скажет поставщику, что не будет у него покупать сырье, потому что оно не соответствует регламенту, то поставщик сам начнет думать, как повысить качество. И он сначала выяснит, кто ему портит цистерну, а потом поставит охладительное оборудование – поверьте, этого будет достаточно, чтобы молоко с подворий соответствовало регламенту».
 

459 просмотров

От лизинга мебели – к бизнесу лизинга

Казахстанский производитель мебели использовал лизинговые технологии, чтобы спастись от влияния кризиса

Фото: Shutterstock.com

Компания Tornadoplus, производитель корпусной мебели, внедрила инструмент лизинга для расширения продаж собственной продукции. Наработанные методы взаимодействия с клиентами заставили Игоря Проценко, владельца компании, задуматься о применении лизинга и на других рынках. Наибольшие перспективы предприниматель видит в фитнес-индустрии. 

В 2016 году рынок мебели погрузился в кризис. Потребление сократилось на 30% в сравнении с 2014 годом, когда мебельная промышленность достигла пика производства. В деньгах за 2014–2016 годы рынок упал на 24%. Низкие продажи повлекли закрытие 30% производственных предприятий. Внедряя в этот момент лизинговые продажи мебели, – впервые на этом рынке в Казахстане, – компания Tornadoplus рассчитывала нивелировать для себя последствия кризиса. 

Проценко попытался привлечь к финансированию лизинговых операций банки, но они отказались. Главная особенность лизинга состоит в том, что до полного выкупа имущества владение закреплено за продавцом. Но бывшая в употреблении мебель выступать залогом для банка не могла. Поэтому Tornadoplus разработала собственную лизинговую программу.

Основой послужил стандартный банковский договор лизинга, который доработали с учетом знания рынка и проблем, с которыми можно столкнуться. К примеру, в документ внесены личные гарантийные обязательства акционеров компании-покупателя. Другой способ снижения рисков – ограничение суммы сделки, она не может быть больше 20 млн тенге. 

Разрабатывая программу, Игорь Проценко понимал, что продукт должен быть востребован на рынке B2B. Наиболее перспективно выглядели частные учебные заведения. К примеру, в 2016 году только в Алматы работало около 200 частных детских садов, 80% которых испытывали потребность в новой мебели. 

Сотрудничество начинается с заявки, которую клиент оставляет на сайте компании. Tornadoplus с согласия контр­агента собирает и анализирует доступную информацию о нем. На принятие решения уходит в среднем две недели. Договор лизинга возможен на срок от года до трех, первоначальный взнос – от 20 до 40%, годовые проценты по лизингу – от 0 до 18%. График платежей строится с учетом сезонных спадов. 

За три года, говорит Игорь Проценко, клиентами программы пожелали стать 40 компаний, с половиной из них были заключены договоры лизинга. Ни одного дефолта допущено не было. «Эта программа была жестом отчаяния в разгар кризиса мебельной отрасли, но спасательным кругом для нас она не стала, – говорит Игорь Проценко. – Зато теперь, когда мебельный рынок пошел в рост, мы будем использовать этот опыт как дополнительное конкурентное преимущество». 

В руках у предпринимателя оказался универсальный финансовый инструмент для любого рынка. Банковские лизинговые программы ориентированы на крупное промышленное производство, а в сфере малого и среднего бизнеса никто подобные инструменты в стране не применяет. 

Что связывает мебель и фитнес-индустрию

Новый бизнес Игоря Проценко – «Самал Лизинг Текнолоджиз». Директор компании Алия Саиди в силу собственных компетенций определила наиболее перспективный для лизинговых технологий рынок: фитнес-индустрия. 

У Алии Саиди – большой опыт в индустрии фитнеса, она участвовала в развитии таких известных фитнес-брендов, как Fitnation, Luxor, Classis, Fightclub в Казахстане, Magneto и Aqquafirst в России. Эксперт говорит, что текущее проникновение фитнеса в Казахстане – минимально. Для Алматы этот показатель составляет 3%, для регионов – не более 1%. В то же время в Москве фитнесом увлечены 8% населения, в Лондоне и Нью-Йорке – 20%, а рекордсмен по этому показателю Барселона – 34% ее жителей регулярно посещают фитнес-залы.

Причин, почему в Казахстане такое низкое проникновение фитнеса, много, но одной из основных Саиди считает низкий уровень готовности индустрии в целом. Это совокупность показателей: от дефицита квалифицированного персонала до низкой компетенции владельцев, слабо представляющих возможные риски бизнеса. По мнению собеседницы, сейчас в Казахстане наступил период массового ухода с рынка некомпетентных игроков. Образующиеся ниши спешат занять крупные отечественные и российские фитнес-бренды. Собственный масштабный фитнес-проект планирует запустить даже крупный игрок из сферы ритейла.

Тренажеры в лизинг 

Сложившуюся ситуацию Алия Саиди называет не кризисом, а качественным перерождением индустрии. Клиенты пойдут туда, где будет лучше обслуживание и спортивные технологии. В этой сфере и видит перспективы «Самал Лизинг Текнолоджиз». 

Для поставок фитнес-оборудования компания заключила договоры с тремя солидными производителями, которые обеспечивают гарантийное обслуживание. 

Сейчас в работе у «Самал Лизинг Текнолоджиз» пять крупных фитнес-проектов: два в Нур-Султане, два в Алматы и один – в Ташкенте. По словам Игоря Проценко, сделки на этом рынке серьезные и требуют тщательной проработки финансового обеспечения, которое может колебаться в пределах от $100 тыс. до более чем $1 млн. 

«В лизинговые программы мы вкладываем весь накопленный опыт и возможности: собственные средства, банковские и частные займы, доход от работающего бизнеса», – говорит Игорь Проценко. Главными проблемами он считает невысокий уровень доверия к лизингу в Казахстане и короткие сроки финансирования. В России лизинговые программы возможны на срок до семи лет. В Казахстане стоимость денег и общее экономическое положение не позволяют запускать программы на срок более трех лет.

Комплексный подход увеличивает доход

Современное спортивное оборудование при должном уходе служит около 10 лет. Сами по себе тренажеры, даже очень качественные и современные, не гарантируют успех фитнес-зала. Поскольку прибыльность лизингового бизнеса напрямую зависит от жизнеспособности компаний-клиентов, «Самал Лизинг Текнолоджиз» проповедует комплексный подход. Перед заключением лизингового соглашения Алия Саиди консультирует клиентов по всем вопросам ведения бизнеса. «Конечно, консультации – это часть нашей прибыли, – признается Алия. – Но так мы показываем, что в успехе бизнеса клиента мы заинтересованы так же, как и в сохранении своей репутации».

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций