Перейти к основному содержанию
3734 просмотра

Мелкая торговля Семея вернулась в СССР

Основы продаж вновь свелись к советскому принципу поставок с базы

Иллюстрация: Shutterstock

Почему магазины-клоны в Семее предлагают покупателям идентичный набор товаров с оптовых баз, а сами предприниматели не стремятся расширить ассортимент, выяснял «Курсив».

В советские времена на протяжении многих десятилетий все товары распределялись в магазины с торговой базы. Ситуация радикально изменилась в 90-е годы, когда наступило время изобилия и первые предприниматели наполнили рынок самыми разными товарами – обувью и одеждой, косметикой и сладостями, постельными принадлежностями и мебелью, бытовой техникой и стройматериалами на любой вкус и кошелек. 

Каждый из коммерсантов той эпохи самостоятельно ездил закупать товары в Китай, Турцию, Польшу, Германию. «Челноки» физически не могли завозить товары вагонами, они привозили ровно столько товаров, сколько могли уместить в багажные сумки, а потому, загружая баулы покупками для перепродажи, они выбирали товары разнообразные, чтобы привлечь покупателя выбором, которого нет у конкурента.

С той поры прошло всего три десятилетия, а торговля в Семее по-прежнему остается одним из самых распространенных видов бизнеса. Но вот изобилия 90-х в мелкой торговле не осталось и в помине. Основы продаж вновь свелись к советскому принципу поставок с базы. 

Например, в прошлом году в магазинах Семея невозможно было отыскать приправу карри: городские хозяйки заказывали ее родственникам и друзьям в соседних городах. В этом году приправа появилась на прилавках, но исчезла другая пряность – орегано. Если консервированные шампиньоны представлены на витринах во всевозможных вариациях, то маринованные опята, белые грибы или лисички можно найти лишь одной линейки – «Грибное лукошко». Из всего огромного ассортимента бренда «Сто рецептов красоты» на прилавках можно с большим трудом отыскать всего пару видов продуктов. И таких примеров становится все больше и больше. Ответ по поводу отсутствующих товаров у продавцов один: «Этого нет на базе». 

«К нам регулярно приходят представители оптовых баз, мы заказываем у них только те товары, которые есть у них на складах», – пояснила продавец магазина «Жангуль» Меруерт Искакова. 

И вроде бы полки ломятся от товаров, а выбрать особенно не из чего. А ведь при нынешних технических возможностях любой человек может заказать кофе или шампунь непосредственно на сайте производителя. Магазинам это помогло бы расширить ассортимент без посредников.

Однако в Семее ситуация сложилась такая: есть несколько крупных оптовых компаний, снабжающих все маленькие магазины, и там представлен только тот ассортимент, который обеспечивают оптовики. Причем в спальных районах Семея мелких лавчонок – по две и более на каждую многоэтажку. Нередко их разделяет друг от друга всего несколько подъездов, но зайди в любой магазин – везде будет один и тот же набор печенья, майонеза, зубных паст и средств для чистки сантехники. 

Почему магазины-клоны предлагают покупателям идентичный набор товаров, который есть на пресловутой базе, а сами владельцы не стремятся расширить ассортимент, пояснил «Курсиву» индивидуальный предприниматель Нурлан Ахметов.

«В нашем магазине совершают покупки жители 10–12 близлежащих пятиэтажек. Ко мне заходят люди, которым нужно купить обычный набор продуктов, – хлеб, молоко, кусок мыла или жидкость для мытья посуды. Ко мне не придут за редким сортом кофе или каким-то особенным кремом для рук. Зачем мне заказывать по интернету дополнительные товары, если людям достаточно имеющегося? Те, кому нужно что-то специфическое, идут в специализированные магазины. Если я закажу, например, у компании «Фитокосметик» 20 шампуней, то где гарантия, что я их продам? А с оптовыми поставщиками можно договориться о поставке товаров под реализацию, если у меня есть сомнения в том, будет ли данный товар пользоваться спросом», – считает Нурлан Ахметов.

Специалисты полагают, что у тесной связи между оптовыми поставщиками и теми, кто реализует товары в розницу, есть свои причины.

«Скорее всего, предприниматель только называется предпринимателем. Он оформил свое ИП, открыл магазин, но по своей сути он – наемный работник оптовой базы и реализует ее товары. Механизм тут такой же, как в нашем общественном транспорте», – отмечает в свою очередь специалист по развитию человеческого капитала и социальному партнерству филиала Палаты предпринимателей по Семею Александр Люй.

По его мнению, в большинстве случаев владелец магазина просто привязан к оптовой базе. Предпринимателям так выгоднее работать. «Они давно сориентировались. Ну, один-два покупателя возмутятся отсутствием какого-то товара, а 50 уйдут довольные, деньги оставят», – отметил Александр Люй.

Нарушая основной принцип торговли

Государство сделало все для развития торгового бизнеса – ограничений нет, зато есть множество госпрограмм, направленных на развитие и субсидирование предпринимательской инициативы. Предпринимателей винить тоже вроде бы не в чем, каждый имеет право торговать так, как ему выгоднее. Но сломался основной принцип торговли, где спрос рождает предложение. А потому все больше покупателей отдают свои деньги тем, кто их запросы готов удовлетворить.

«Уже несколько лет я предпочитаю совершать покупки в интернет-магазинах. Часто это выгоднее по цене, так как в Семее не встретишь реальных акций и скидок, не развита система дисконтных карт. И у нас скудный ассортимент. Кажется, наши магазины даже понятия не имеют, что сегодня появилось очень много компаний, производящих бюджетную, но качественную продукцию», – считает постоянный покупатель интернет-магазинов Алина Дорохина.

По мнению интернет-шопперов, у онлайн-продаж есть только один минус – нужно ждать поступления заказа от недели до пары месяцев. Конечно, намного интереснее получить товар здесь и сейчас, но если в городе никто не предлагает такую возможность, покупатели предпочитают совершать покупки в интернет-магазинах. А предприниматели, ограничивая себя ассортиментом городских оптовых компаний, по сути, сами себе сужают поле для расширения бизнеса, теряя потенциальных клиентов, а значит, и собственную прибыль.
 

banner_wsj.gif

2989 просмотров

Во время карантина на севере Казахстана открыли производство биг-бэгов

Их первая партия была отгружена, когда в республике еще действовал режим ЧП

Фото: Shutterstock/Mr. Amarin Jitnathum

Биг-бэг – большой прочный мешок из полипропиленовой ткани, в котором можно хранить, а главное, транспортировать любое сыпучее вещество – сахар, цемент, зерно.

Сейчас 60% казахстанского рынка биг-бэгов занимают российские производители. Многопрофильная петропавловская компания SMBGROUP Family увидела для себя перспективы в этом направлении и решила открыть собственное производство мягких полипропиленовых мешков. Запуск линии по изготовлению мешков и биг-бэгов готовился несколько лет и пришелся ровно на время карантина, но откладывать начало производства биг-бэгов на лучшие времена в Петропавловске не стали.

Выход в свет

SMBGROUP Family – в бизнесе не новичок. Компания занимается коммерческой деятельностью с 2005 года, у нее несколько направлений – аренда и сдача в аренду недвижимого имущества, оптово-розничная реализация различных товаров, услуги специализированной техники. К запуску нового бизнеса в SMBGROUP Family подошли по всем правилам, начав с маркетинговых исследований рынка полипропиленовых мешков и мягких контейнеров. Еще на стадии планирования проекта заинтересованность в такой продукции высказали горнодобывающие предприятия, производители пищевой соли, представители агросектора, в том числе из разных регионов РК и даже из других стран.

Сейчас предприятие находится на первом этапе реализации проекта, рассказывает генеральный директор компании Асхат Исенов. Работает производственный цикл раскроя и пошива мягких контейнеров и вагонных вкладышей для хранения и транспортировки сыпучих грузов. На полную мощность предприятие должно выйти к концу 2020 года, если до этого времени на завод поступит все оборудование. Полная экипировка предприятия позволит, например, изготавливать на заводе полипропиленовую нить. Пока такие материалы заказывают в соседней России.

Миллион биг-бэгов

Планируемый объем производства – 1,2 млн мягких контейнеров в год. Сейчас, в тестовом режиме, здесь шьют 20–30 тыс. биг-бэгов в месяц, эти биг-бэги выдерживают около 1,5 тонн.

По словам главы предприятия, основное производственное оборудование еще не поступило с завода-изготовителя. Станки ждут японские, стоимость одного – $5,8 тыс.

«Наш проект включили в Государственную программу индустриально-инновационного развития и Карту индустриализации, – говорит Асхат Исенов. – На данный момент вложено около 600 млн тенге инвестиций. По программе «Даму-Өндіріс» банком второго уровня нам был выдан заем в размере 500 млн тенге под 6% годовых на десять лет. Деньги пошли на приобретение оборудования, сырья и материалов, проведение реконструкции».

Здания нового предприятия находятся на территории бывшей Петропавловской автоколонны 2559. SMBGROUP Family выкупила ее в 2016 году специально под проект по производству биг-бэгов. Это 5 га земли, 11 тыс. кв. м производственных помещений, которые пустовали несколько лет. Уже работающие раскройный и швейный цеха расположились на площади 700 кв. м. Сейчас идет реконструкция цеха площадью 2,8 тыс. кв. м под основное оборудование и производство.

«Во время карантина мы обеспечили работой 38 человек на производстве, – подчеркивает Асхат Исенов. – И 28 человек наняли на строительно-монтажные работы. В перспективе штат сотрудников расширим до 190 человек».

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_kaz.png