3440 просмотров
3440 просмотров

Кто на самом деле будет расплачиваться за новый антитабачный закон

Радикальный запрет курения без предоставления альтернативы приносил убытки во всем мире

Фото: Shutterstock

Новый проект Кодекса «О здоровье народа и системе здравоохранения» повлечет экономические последствия для казахстанского бизнеса. Предлагаемые ограничения заденут и крупный табачный бизнес, и сферу услуг и общепита. 

«Я иду утром на работу, и передо мной идет человек и дымит, а я с ребенком иду. Это разве нормально? Почему мои конституционные права нарушает человек, впереди идущий и курящий? … Дома пускай курит, в туалете у себя пускай курит, но когда он вышел в общественное место, он не может курить». 

Высказывание зампредседателя Комитета охраны общественного здоровья Минздрава Нуркана Садвакасова полностью соответствует позиции всего министерства, в планах которого – ужесточить закон по отношению к курильщикам и расширить перечень мест, где нельзя курить. Проект нового Кодекса «О здоровье» предлагает штрафовать за курение в общественных местах, а специально оборудованные курилки в ресторанах и аэропортах закрыть. Противники нововведений напоминают, что радикальная запретительная практика в этой сфере до сих пор неизменно оборачивалась последующей либерализацией законодательства.

Кто заплатит за антитабачный банкет? 

С 2014 года, когда пошла первая волна законодательных ограничений курения, и до сих пор Минздрав не возражал против изолированных курилок в ресторанах, аэропортах и офисах. В действующем Кодексе «О здоровье» закреп­лены санитарные требования для курительных кабин, и рестораторы оборудовали такие места. Речь идет о миллионных вложениях в оборудование, перепланировку, обустройство вентиляции, утверждает президент Национальной ассоциации предприятий ресторанно-гостиничного бизнеса Игорь Копайлов.

«В Алматы 194 заведения оборудовали места для курения, стоимость вложений на каждое достигает 2 млн 900 тыс. тенге», – говорит Копайлов.

По его расчетам, только в южной столице владельцы ресторанов уже потратили около одного миллиарда тенге, чтобы выполнить требование закона об обустройстве курительных комнат, причем некоторые сделали это в кредит. 

В случае принятия нормы о запрете курилок бизнес понесет убытки, возмещать которые должно государство, уверена руководитель специальной мониторинговой группы внешнего анализа и оценки реализации антикоррупционной стратегии Казахстана Айгуль Соловьева.

«По закону тот, кто предлагает законодательные нормы, несущие за собой расходы бизнеса, должен в полной мере возмещать согласно кодексу все убытки. Если примут эту норму, то государство должно возместить», – комментирует Соловьева.

Сами инициаторы поправок пока оставляют вопрос возмещения убытков без комментариев. В расходы республиканского бюджета на 2019–2021 годы эти траты не заложены. 

Двойные убытки

Инициативу Минздрава РК по глобальному запрету на курение следует оценивать не только через возмещение затрат бизнеса на оборудование спецкомнат. Ограничения приведут и к снижению налоговых поступлений в бюджет – такое мнение высказывает Копайлов.

«На 1 апреля 2019 года в Казахстане зарегистрировано 39 тыс. 600 субъектов малого предпринимательства, которые предоставляют услуги проживания и питания. Если рынок общепита отреагирует на запрет курилок и кальянов падением аналогично тому, как это было в России, то за год может потерять около $1 млрд выручки. А государство – от $30 до $100 млн налоговых поступлений», – подсчитал глава «HoReCa Казахстан».

Вне правового поля сразу же окажутся еще и 5 тыс. кальянных. Их владельцы за год зарабатывают около $700 млн, а государство, по сведениям эксперта, ежегодно получает от них от $20 до $70 млн. 

Оценка потерь со стороны Минфина может отличаться от экспертной оценки, но если порядок цифр в десятки и даже в сотни миллионов долларов сохранится, то финансовый блок правительства может стать главной блокирующей силой на пути антитабачной инициативы. 

Миннацэкономики – еще одно ведомство, которое способно заставить Минздрав пересмотреть свои взгляды на курение с радикальных на умеренные. В департаменте развития предпринимательства Министерства национальной экономики дали понять, что готовы прислушаться к бизнесу.

«Без учета потенциальных издержек принимать запреты подобного характера неправильно. Призываю бизнес-сообщество принять активное участие. К примеру, если взять рестораны, нужно высчитать, сколько у нас ресторанов пострадают, будут ли превалировать выгоды над этими издержками», – говорит директор департамента Асланбек Джакупов.

Запрет без альтернативы не работает

Мировой опыт показывает: радикальный запрет курения без предоставления альтернативы приносил убытки во всем мире. В Шотландии с 2004 по 2007 год действовал полный запрет на курение в общественных местах, что привело к закрытию 20% ресторанов и увольнению 14% сотрудников ресторанного бизнеса (закрывались в основном пабы, в которых число работников было невелико). В Испании, где в 2013 году ввели аналогичное табу, тысячи трудящихся в сфере общепита остались без работы, к тому же участились случаи неуплаты по счету: люди выходили покурить на улицу и пропадали без следа.

В России после отказа от специальных мест для курения и введения полного запрета в аэропортах в 2013 году увеличилось количество людей, курящих украдкой. В итоге в прошлом году только в аэропорту Шереметьево было более 30 случаев ложного срабатывания пожарной сигнализации и систем пожаротушения.

«Раньше курили в специальных помещениях. Теперь – в туалетах, по углам прячась. Запрет может работать там, где дается альтернатива. Госдума выступила с законопроектом, возвращающим в аэропорты специальные места для курения», – прокомментировал российский опыт исполнительный директор международной ассоциации аэропортов Сергей Никотин. 

Школьная стометровка

Ряд ограничительных норм, которые в отношении табачной продукции только предполагаются, в Казахстане уже действовали, правда, применительно к алкоголю. Запрет на продажу алкоголя в радиусе ста метров от школ действовал с 2009 по 2014 год, и, в конце концов, Министерство финансов РК признало этот запрет бессмысленным. 

Более того, в «стометровой» норме были найдены коррупционные риски: проверяющие указанное расстояние считали по-разному – кто-то от двери школы до двери магазина, а кто-то – от забора до забора. И во втором случае возникали причины для официального наложения штрафов и возможности неофициально этих штрафов избежать. Получается, что однажды респуб­лика школьную «стометровку» уже пробежала и для одного вида специфической продукции признала такой подход вредным для бизнеса и законности. Но теперь собирается повторить все то же самое для другого вида подакцизной продукции. 

Безусловно, Минздрав не может, да и не должен предпринимать усилия по оздоровлению нации с постоянной оглядкой на бизнес. Но на законодательный уровень должны выходить реальные механизмы, позволяющие постепенно снижать зависимость населения от никотина и алкоголя, а не запреты, которые через несколько лет оказываются пересмотрены. Если сигареты, как и алкоголь ранее, будут доступны через 101 метр от школ, то норма о «100 метрах» опять окажется бессмысленной.
 

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook и Telegram


Материалы по теме


Читайте в этой рубрике

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

kursiv_instagram.gif

Читайте свежий номер