Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


2023 просмотра

Кто на самом деле будет расплачиваться за новый антитабачный закон

Радикальный запрет курения без предоставления альтернативы приносил убытки во всем мире

Фото: Shutterstock

Новый проект Кодекса «О здоровье народа и системе здравоохранения» повлечет экономические последствия для казахстанского бизнеса. Предлагаемые ограничения заденут и крупный табачный бизнес, и сферу услуг и общепита. 

«Я иду утром на работу, и передо мной идет человек и дымит, а я с ребенком иду. Это разве нормально? Почему мои конституционные права нарушает человек, впереди идущий и курящий? … Дома пускай курит, в туалете у себя пускай курит, но когда он вышел в общественное место, он не может курить». 

Высказывание зампредседателя Комитета охраны общественного здоровья Минздрава Нуркана Садвакасова полностью соответствует позиции всего министерства, в планах которого – ужесточить закон по отношению к курильщикам и расширить перечень мест, где нельзя курить. Проект нового Кодекса «О здоровье» предлагает штрафовать за курение в общественных местах, а специально оборудованные курилки в ресторанах и аэропортах закрыть. Противники нововведений напоминают, что радикальная запретительная практика в этой сфере до сих пор неизменно оборачивалась последующей либерализацией законодательства.

Кто заплатит за антитабачный банкет? 

С 2014 года, когда пошла первая волна законодательных ограничений курения, и до сих пор Минздрав не возражал против изолированных курилок в ресторанах, аэропортах и офисах. В действующем Кодексе «О здоровье» закреп­лены санитарные требования для курительных кабин, и рестораторы оборудовали такие места. Речь идет о миллионных вложениях в оборудование, перепланировку, обустройство вентиляции, утверждает президент Национальной ассоциации предприятий ресторанно-гостиничного бизнеса Игорь Копайлов.

«В Алматы 194 заведения оборудовали места для курения, стоимость вложений на каждое достигает 2 млн 900 тыс. тенге», – говорит Копайлов.

По его расчетам, только в южной столице владельцы ресторанов уже потратили около одного миллиарда тенге, чтобы выполнить требование закона об обустройстве курительных комнат, причем некоторые сделали это в кредит. 

В случае принятия нормы о запрете курилок бизнес понесет убытки, возмещать которые должно государство, уверена руководитель специальной мониторинговой группы внешнего анализа и оценки реализации антикоррупционной стратегии Казахстана Айгуль Соловьева.

«По закону тот, кто предлагает законодательные нормы, несущие за собой расходы бизнеса, должен в полной мере возмещать согласно кодексу все убытки. Если примут эту норму, то государство должно возместить», – комментирует Соловьева.

Сами инициаторы поправок пока оставляют вопрос возмещения убытков без комментариев. В расходы республиканского бюджета на 2019–2021 годы эти траты не заложены. 

Двойные убытки

Инициативу Минздрава РК по глобальному запрету на курение следует оценивать не только через возмещение затрат бизнеса на оборудование спецкомнат. Ограничения приведут и к снижению налоговых поступлений в бюджет – такое мнение высказывает Копайлов.

«На 1 апреля 2019 года в Казахстане зарегистрировано 39 тыс. 600 субъектов малого предпринимательства, которые предоставляют услуги проживания и питания. Если рынок общепита отреагирует на запрет курилок и кальянов падением аналогично тому, как это было в России, то за год может потерять около $1 млрд выручки. А государство – от $30 до $100 млн налоговых поступлений», – подсчитал глава «HoReCa Казахстан».

Вне правового поля сразу же окажутся еще и 5 тыс. кальянных. Их владельцы за год зарабатывают около $700 млн, а государство, по сведениям эксперта, ежегодно получает от них от $20 до $70 млн. 

Оценка потерь со стороны Минфина может отличаться от экспертной оценки, но если порядок цифр в десятки и даже в сотни миллионов долларов сохранится, то финансовый блок правительства может стать главной блокирующей силой на пути антитабачной инициативы. 

Миннацэкономики – еще одно ведомство, которое способно заставить Минздрав пересмотреть свои взгляды на курение с радикальных на умеренные. В департаменте развития предпринимательства Министерства национальной экономики дали понять, что готовы прислушаться к бизнесу.

«Без учета потенциальных издержек принимать запреты подобного характера неправильно. Призываю бизнес-сообщество принять активное участие. К примеру, если взять рестораны, нужно высчитать, сколько у нас ресторанов пострадают, будут ли превалировать выгоды над этими издержками», – говорит директор департамента Асланбек Джакупов.

Запрет без альтернативы не работает

Мировой опыт показывает: радикальный запрет курения без предоставления альтернативы приносил убытки во всем мире. В Шотландии с 2004 по 2007 год действовал полный запрет на курение в общественных местах, что привело к закрытию 20% ресторанов и увольнению 14% сотрудников ресторанного бизнеса (закрывались в основном пабы, в которых число работников было невелико). В Испании, где в 2013 году ввели аналогичное табу, тысячи трудящихся в сфере общепита остались без работы, к тому же участились случаи неуплаты по счету: люди выходили покурить на улицу и пропадали без следа.

В России после отказа от специальных мест для курения и введения полного запрета в аэропортах в 2013 году увеличилось количество людей, курящих украдкой. В итоге в прошлом году только в аэропорту Шереметьево было более 30 случаев ложного срабатывания пожарной сигнализации и систем пожаротушения.

«Раньше курили в специальных помещениях. Теперь – в туалетах, по углам прячась. Запрет может работать там, где дается альтернатива. Госдума выступила с законопроектом, возвращающим в аэропорты специальные места для курения», – прокомментировал российский опыт исполнительный директор международной ассоциации аэропортов Сергей Никотин. 

Школьная стометровка

Ряд ограничительных норм, которые в отношении табачной продукции только предполагаются, в Казахстане уже действовали, правда, применительно к алкоголю. Запрет на продажу алкоголя в радиусе ста метров от школ действовал с 2009 по 2014 год, и, в конце концов, Министерство финансов РК признало этот запрет бессмысленным. 

Более того, в «стометровой» норме были найдены коррупционные риски: проверяющие указанное расстояние считали по-разному – кто-то от двери школы до двери магазина, а кто-то – от забора до забора. И во втором случае возникали причины для официального наложения штрафов и возможности неофициально этих штрафов избежать. Получается, что однажды респуб­лика школьную «стометровку» уже пробежала и для одного вида специфической продукции признала такой подход вредным для бизнеса и законности. Но теперь собирается повторить все то же самое для другого вида подакцизной продукции. 

Безусловно, Минздрав не может, да и не должен предпринимать усилия по оздоровлению нации с постоянной оглядкой на бизнес. Но на законодательный уровень должны выходить реальные механизмы, позволяющие постепенно снижать зависимость населения от никотина и алкоголя, а не запреты, которые через несколько лет оказываются пересмотрены. Если сигареты, как и алкоголь ранее, будут доступны через 101 метр от школ, то норма о «100 метрах» опять окажется бессмысленной.
 


1982 просмотра

Казахстанский рынок доставки еды оказался на грани серьезного передела

Сразу три крупные международные службы включаются в игру

Foodtech – услуга, растущая во всем мире ударными темпами и меняющая не только привычный ландшафт бизнеса, но и привычки людей. Нас ждут рестораны без клиентов, рост big data в бизнесе и жесточайшая конкуренция за клиента. К нам заходят глобальные игроки: Яндекс.Еда, Glovo, Wolt. 

Глобальный рынок готовой еды – $96,2 млрд

Эксперты McKinsey оценивают мировой рынок доставки продуктов питания и готовой еды в $96,2 млрд. Через приложения курьерских служб во всем мире пока продается около 1% всех продуктов питания и примерно 4% готовой еды, которую производят рестораны и сети фастфуд. 

Если уйти от усредненных оценок, то безусловным лидером по потреблению готовой еды являются США – около половины американцев покупают ее в ближайших ресторанах или заказывают ее доставку домой. В Европе эта привычка менее распространена, однако в Великобритании через приложения еду заказывают 7% населения. Интересно, что в некоторых крупных городах России проникновение этой услуги достигло примерно 9%.

Самые популярные готовые продукты – пицца и суши. Менее востребованы бизнес-ланчи, традиционные блюда и десерты. В последнее время одним из главных факторов для клиентов стало время доставки заказа. Но логистика – не самое сильное звено ресторанного бизнеса. Быть рядом с клиентом и доставлять заказ быстро – значит постоянно расширять производственную сеть и число курьеров, внедрять свои IT-системы для управления всеми процессами.

В это слабое место и вклинились курьерские компании, обладающие наработанными технологиями быстрого обмена информацией и оптимизированной системой доставки. Для ресторанов это нарушение традиционной схемы, благодаря которой они понимали своего покупателя и его вкусы. Обычно покупатель звонил в ресторан или онлайн заказывал блюдо, которое ему доставлял курьер этого заведения. Это создавало прямую связь ресторана с потребителем. С появлением универсальных приложений эта связь оказалась нарушена – теперь клиент общается с посредником-приложением. О меняющихся клиентских вкусах ресторан догадывается с запозданием, обнаружив падение продаж еды на вынос.

Примеров, показывающих уязвимость даже крупных компаний, на рынке достаточно. Крупнейший мировой производитель пиццы Domino пытается бороться за сохранение традиционной схемы. Дело в том, что курьерские приложения привлекают много инвестиций, благодаря чему занижают стоимость доставки, ставя целью быстрое расширение своей доли рынка. 

Domino отказывается сотрудничать с ними, но «война с приложениями» обрушила стоимость акций компании на 15%, ежегодный рост продаж сократился с 7 до 3%. 

В свою очередь компании по доставке еды объединяются, чтобы оказывать большее влияние на рынок. К примеру, этим летом началось объединение таких крупных игроков, как голландская Takeaway.com N.V. и американская Just Eat PLC. Объединенная компания будет обслуживать 355 млн клиентов в год на общую сумму заказов более $8 млрд.

«Темные кухни» кормят удаленного клиента 

M&A сделки свидетельствуют о сохраняющемся потенциале роста рынка доставки продуктов и готовой еды. По оценке Target Global, foodtech растет на 20–30% ежегодно, что делает этот сегмент самой перспективной отраслью для инвестирования. Наиболее популярные секторы – онлайн-сервисы, «темные кухни» – так называются рестораны, ориентированные только на онлайн-клиентов, а также сервисы по обеспечению ресторанов продуктами.

Пример стремительного роста популярности этого вида услуг в СНГ – Яндекс.Еда. Проект появился в 2017 году, когда на рынке России безраздельно господствовала DeliveryClub группы Mail.ru. 

Яндекс.Еда сформирована на базе поглощенных Foodfox и UberEATS. В первый год клиентами стали 100 тыс. человек, год спустя их было уже 1 млн, а в текущем году, по оценкам экспертов, компания отвоевала 20% всего рынка России, закрепившись в 25 крупных городах. Считается, что DeliveryClub, работая в 97 городах, контролирует 80% рынка.
 
Как раз сейчас все внимание привлечено к очередному витку борьбы между этими конкурентами: Яндекс.Еда объявила о введении бесплатной доставки, компания DeliveryClub на этот шаг пока никак не отреагировала. Напомним, сейчас рынок готовой еды в России составляет 132 млрд рублей (примерно 764,7 млрд тенге). В связи с этим возникает вопрос: как изменится рынок Казахстана с появлением иностранных игроков, закаленных конкуренцией недоступного для нас уровня и способных поднимать ставки в игре настолько высоко?

Какие глобальные игроки зашли на рынок Казахстана

Выход Яндекс.Еды на рынок РК можно считать свершившимся фактом. Компания не дает комментариев до официального запуска локального проекта, однако признала, что тестирует услугу на базе собственного сервиса такси. Одновременно компания начинает экспансию на рынок Беларуси.

Ожидается приход в страну еще одного игрока – финского стартапа Wolt, сейчас компания на стадии подбора ключевого персонала. Этот проект работает в 14 странах Европы, в его базе 1,5 млн клиентов, специализация – доставка готовой еды из ресторанов.

Наконец, с начала текущего лета в Казахстане работает испанская компания Glovo. Она специализируется на поставках любого товара, включая продукты питания и готовую еду. Glovo работает в 22 странах мира, начиная с 2015 года курьеры компании выполнили более 40 млн поставок. Среди глобальных партнеров McDonald’s, KFC и Starbucks.

Появление в Казахстане таких серьезных игроков позволяет предположить, что и у нас повторится сценарий, типичный для стран, уже переживших экспансию сервисов поставки: производители еды либо передают доставку специализированным компаниям, либо сливаются с ними. Инструментов давления у курьерских компаний великое множество. Например, формирование собственных брендов на рынке еды и переманивание клиентов в эту нишу льготными тарифами на поставку за счет масштаба бизнеса и поддержки со стороны глобальных материнских структур. 

Что такое рынок доставки еды в Казахстане?

По данным компании Chocofood, в РК оборот услуг по поставкам продуктов и готовой еды достиг показателя 11,6 млрд тенге. В деньгах эти услуги ежегодно растут на 20%. В большей степени это касается городов Алматы, Нур-Султан, Шымкент и Караганда. По собственной оценке, Chocofood контролирует 24% рынка доставки еды и 82% рынка foodtech, фактически львиная доля заказов еды в мобильных приложениях – это заказы через chocofood.kz. Другие основные игроки рынка доставки еды – Samurai Sushi, KFC/Hardee’s, Burger King, McDonald’s, Gippo, которые имеют собственные службы доставки. 

Комментируя грядущие конкурентные войны, компания подчеркнула, что усиление конкуренции приведет к общему росту рынка. К примеру, значительно сократится среднее время доставки, благодаря внедрению технологий big data бизнес сможет предвосхищать пожелания клиента. Также здесь уверены, что местные компании лучше «чувствуют» потребителя и знают его особенности.
 
Напомним, что начиная с 2014 года ключевым конкурентом Chocofood была Foodpanda Kazakhstan, часть международного сервиса по онлайн-заказу и доставке еды Delivery Hero. В 2017 году Chocofood поглотил конкурента и стал абсолютным лидером среди foodtech-сервисов.

21 августа, CEO Сhocofamily Рамиль Мухоряпов заявил о привлечении дополнительного капитала в компанию. $5 млн инвестировал Айдын Рахимбаев, основатель BI Group. Мухоряпов подчеркнул, что основные ресурсы будут направлены как раз на развитие сервиса «Рахмет» и Chocofood. Сейчас сервис доставки еды сhocofood.kz совершает 2,5 тыс. доставок в день из 650 ресторанов. Глава Сhocofamily рассчитывает, что компания вырастет в 18 раз в ближайшие пять лет, причем 70% прибыли должны принести иностранные проекты. Как минимум, конкуренция с новыми иностранными игроками на домашнем поле позволит Chocofood, а значит, и Сhocofamily в целом, получить опыт, который холдинг сможет применить уже при своей международной экспансии.

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Как вы провели или планируете провести отпуск этим летом?

Варианты

 

Цифра дня

старше 20 лет
половина продаваемых авто в Казахстане

Цитата дня

Земля должна принадлежать тем, кто на ней работает. Земля иностранцам продаваться не будет. Это моя принципиальная позиция

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций