Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


2475 просмотров

Кто на самом деле будет расплачиваться за новый антитабачный закон

Радикальный запрет курения без предоставления альтернативы приносил убытки во всем мире

Фото: Shutterstock

Новый проект Кодекса «О здоровье народа и системе здравоохранения» повлечет экономические последствия для казахстанского бизнеса. Предлагаемые ограничения заденут и крупный табачный бизнес, и сферу услуг и общепита. 

«Я иду утром на работу, и передо мной идет человек и дымит, а я с ребенком иду. Это разве нормально? Почему мои конституционные права нарушает человек, впереди идущий и курящий? … Дома пускай курит, в туалете у себя пускай курит, но когда он вышел в общественное место, он не может курить». 

Высказывание зампредседателя Комитета охраны общественного здоровья Минздрава Нуркана Садвакасова полностью соответствует позиции всего министерства, в планах которого – ужесточить закон по отношению к курильщикам и расширить перечень мест, где нельзя курить. Проект нового Кодекса «О здоровье» предлагает штрафовать за курение в общественных местах, а специально оборудованные курилки в ресторанах и аэропортах закрыть. Противники нововведений напоминают, что радикальная запретительная практика в этой сфере до сих пор неизменно оборачивалась последующей либерализацией законодательства.

Кто заплатит за антитабачный банкет? 

С 2014 года, когда пошла первая волна законодательных ограничений курения, и до сих пор Минздрав не возражал против изолированных курилок в ресторанах, аэропортах и офисах. В действующем Кодексе «О здоровье» закреп­лены санитарные требования для курительных кабин, и рестораторы оборудовали такие места. Речь идет о миллионных вложениях в оборудование, перепланировку, обустройство вентиляции, утверждает президент Национальной ассоциации предприятий ресторанно-гостиничного бизнеса Игорь Копайлов.

«В Алматы 194 заведения оборудовали места для курения, стоимость вложений на каждое достигает 2 млн 900 тыс. тенге», – говорит Копайлов.

По его расчетам, только в южной столице владельцы ресторанов уже потратили около одного миллиарда тенге, чтобы выполнить требование закона об обустройстве курительных комнат, причем некоторые сделали это в кредит. 

В случае принятия нормы о запрете курилок бизнес понесет убытки, возмещать которые должно государство, уверена руководитель специальной мониторинговой группы внешнего анализа и оценки реализации антикоррупционной стратегии Казахстана Айгуль Соловьева.

«По закону тот, кто предлагает законодательные нормы, несущие за собой расходы бизнеса, должен в полной мере возмещать согласно кодексу все убытки. Если примут эту норму, то государство должно возместить», – комментирует Соловьева.

Сами инициаторы поправок пока оставляют вопрос возмещения убытков без комментариев. В расходы республиканского бюджета на 2019–2021 годы эти траты не заложены. 

Двойные убытки

Инициативу Минздрава РК по глобальному запрету на курение следует оценивать не только через возмещение затрат бизнеса на оборудование спецкомнат. Ограничения приведут и к снижению налоговых поступлений в бюджет – такое мнение высказывает Копайлов.

«На 1 апреля 2019 года в Казахстане зарегистрировано 39 тыс. 600 субъектов малого предпринимательства, которые предоставляют услуги проживания и питания. Если рынок общепита отреагирует на запрет курилок и кальянов падением аналогично тому, как это было в России, то за год может потерять около $1 млрд выручки. А государство – от $30 до $100 млн налоговых поступлений», – подсчитал глава «HoReCa Казахстан».

Вне правового поля сразу же окажутся еще и 5 тыс. кальянных. Их владельцы за год зарабатывают около $700 млн, а государство, по сведениям эксперта, ежегодно получает от них от $20 до $70 млн. 

Оценка потерь со стороны Минфина может отличаться от экспертной оценки, но если порядок цифр в десятки и даже в сотни миллионов долларов сохранится, то финансовый блок правительства может стать главной блокирующей силой на пути антитабачной инициативы. 

Миннацэкономики – еще одно ведомство, которое способно заставить Минздрав пересмотреть свои взгляды на курение с радикальных на умеренные. В департаменте развития предпринимательства Министерства национальной экономики дали понять, что готовы прислушаться к бизнесу.

«Без учета потенциальных издержек принимать запреты подобного характера неправильно. Призываю бизнес-сообщество принять активное участие. К примеру, если взять рестораны, нужно высчитать, сколько у нас ресторанов пострадают, будут ли превалировать выгоды над этими издержками», – говорит директор департамента Асланбек Джакупов.

Запрет без альтернативы не работает

Мировой опыт показывает: радикальный запрет курения без предоставления альтернативы приносил убытки во всем мире. В Шотландии с 2004 по 2007 год действовал полный запрет на курение в общественных местах, что привело к закрытию 20% ресторанов и увольнению 14% сотрудников ресторанного бизнеса (закрывались в основном пабы, в которых число работников было невелико). В Испании, где в 2013 году ввели аналогичное табу, тысячи трудящихся в сфере общепита остались без работы, к тому же участились случаи неуплаты по счету: люди выходили покурить на улицу и пропадали без следа.

В России после отказа от специальных мест для курения и введения полного запрета в аэропортах в 2013 году увеличилось количество людей, курящих украдкой. В итоге в прошлом году только в аэропорту Шереметьево было более 30 случаев ложного срабатывания пожарной сигнализации и систем пожаротушения.

«Раньше курили в специальных помещениях. Теперь – в туалетах, по углам прячась. Запрет может работать там, где дается альтернатива. Госдума выступила с законопроектом, возвращающим в аэропорты специальные места для курения», – прокомментировал российский опыт исполнительный директор международной ассоциации аэропортов Сергей Никотин. 

Школьная стометровка

Ряд ограничительных норм, которые в отношении табачной продукции только предполагаются, в Казахстане уже действовали, правда, применительно к алкоголю. Запрет на продажу алкоголя в радиусе ста метров от школ действовал с 2009 по 2014 год, и, в конце концов, Министерство финансов РК признало этот запрет бессмысленным. 

Более того, в «стометровой» норме были найдены коррупционные риски: проверяющие указанное расстояние считали по-разному – кто-то от двери школы до двери магазина, а кто-то – от забора до забора. И во втором случае возникали причины для официального наложения штрафов и возможности неофициально этих штрафов избежать. Получается, что однажды респуб­лика школьную «стометровку» уже пробежала и для одного вида специфической продукции признала такой подход вредным для бизнеса и законности. Но теперь собирается повторить все то же самое для другого вида подакцизной продукции. 

Безусловно, Минздрав не может, да и не должен предпринимать усилия по оздоровлению нации с постоянной оглядкой на бизнес. Но на законодательный уровень должны выходить реальные механизмы, позволяющие постепенно снижать зависимость населения от никотина и алкоголя, а не запреты, которые через несколько лет оказываются пересмотрены. Если сигареты, как и алкоголь ранее, будут доступны через 101 метр от школ, то норма о «100 метрах» опять окажется бессмысленной.
 


1093 просмотра

Бизнесменам не нужны убыточные коммунальные предприятия Балхаша

На их реабилитацию потребуются миллиарды тенге

Фото: Shutterstock

По мнению чиновников, коммунальные предприятия, снабжающие жителей Балхаша водой и теплом, непривлекательны для инвесторов. Так ли это на самом деле, выяснял «Курсив». 

Акимату Балхаша подчиняются три убыточных коммунальных госпредприятия (КГП): «Балхаш Су», «Су жылу транс» и «Балхашэнерго». Работы и услуги, не входящие в их тарифную смету, субсидируются из бюджета, чтобы тариф был финансово устойчивым и не возникло социальной напряженности. 

«Без субсидирования данных статей затрат стоимость коммунальных услуг была бы в несколько раз выше. 70% инженерных сетей города имеют большой износ. То есть расходы по содержанию предприятий несопоставимы с их доходами», – поясняет руководитель отдела ЖКХ Айрат Карамурзин.  

Подведомственные акимату организации являются не только убыточными, но и проблемными. КГП «Балхаш Су» и КГП «Су Жылу Транс» находятся в сложном финансовом положении, КГП «Балхашэнерго» – на реабилитации. 

Братья-близнецы

КГП «Балхаш су» снабжает население питьевой водой, а также отводит канализационные воды. На протяжении нескольких лет предприятие работает в убыток. В прошлом году на его поддержку из областного бюджета выделили 200 млн тенге, в этом – 184 млн тенге.  
 
По данным департамента регулирования естественных монополий Карагандинской области, неисполнение тарифных смет КГП «Балхаш Су» в 2017 году причинило ущерб потребителям в размере 282 млн тенге. Для его возмещения был введен компенсирующий тариф. На днях бывшего директора предприятия Талгата Ежибаева осудили на 3,5 года ограничения свободы за злоупотребление должностными полномочиями. Согласно материалам уголовного дела, он подделал документы, чтобы формально исполнить тарифную смету. Ущерб государству составил 123 млн тенге. 
 
Кроме того, КГП «Балхаш Су» задолжало своим работникам 46 млн тенге. Они не получали заработную плату два летних месяца – июль и август. Выяснилось, что счета государственного предприятия арестованы с июля 2019 года из-за долга перед поставщиком электроэнергии ТОО «КазЭнергоЦентр» в размере 460 млн тенге. 

Как пояснил г-н Карамурзин, предприятие не смогло выплатить данную сумму по причине сложной финансовой ситуации, в которой оказалось после введения компенсирующего тарифа. В связи с этим на его счета наложили арест, который уже сняли. Сейчас организация выходит на стабильный режим работы. Она рассчиталась с сотрудниками за июль, в то время как августовские зарплаты выплачивает по мере поступления средств на свой счет. 
 
Интересно, что дела КГП «Су Жылу Транс», поставляющего населению тепло и горячую воду, идут по похожему сценарию, с той лишь разницей, что оно еще не задерживало зарплаты сотрудникам. Организация тоже не исполняла тарифные сметы, причинив потребителям чуть меньший ущерб – 201 млн тенге. Сейчас бывшего руководителя организации Бейсембека Сармантаева обвиняют в злоупотреблении должностными полномочиями, а именно в заключении фиктивных договоров с поставщиками на сайте госзакупок. 

В отношении КГП «Су Жылу Транс» департамент по регулированию естественных монополий Карагандинской области собирался ввести компенсирующий тариф. Однако в последний момент поменял решение, заменив его на более высокий тариф в качестве чрезвычайной регулирующей меры. Причиной послужило увеличение стоимости приобретаемой тепловой энергии у Балхашской ТЭЦ ТОО «Казахмыс Энерджи».

Фактическое повышение цен монополист произвел раньше на полтора месяца, чем предписывал антимонопольный орган. С 1 августа он увеличил тариф на горячую воду почти вдвое – со 136 тенге за куб. м до 262 тенге за куб. м. Сейчас по данному факту проводит расследование департамент. 

Вместе с тем КГП «Су Жылу Транс» задолжало ТОО «Kazakhmys Energy» 765 млн тенге, что почти вдвое больше по сравнению с долгами КГП «Балхаш Су» перед ТОО «Каз­ЭнергоЦентр». 

Предприятие также получает дополнительную поддержку от государства. В 2018 году из областного бюджета ему выделили 234 млн тенге, в 2019-м – 234 млн тенге.

Бездонный колодец 

Несколько лет назад в Казахстане началась оптимизация подведомственных организаций госорганам. В «Комплексный» план приватизации на 2016-2020 годы» вошли 780 объектов, из балхашских КГП в их числе оказалось только «Балхаш Энерго», которое до 2022 года будет проходить процедуру реабилитации.  

По словам Айрата Карамурзина, акимат не выставляет КГП «Балхаш Су» и КГП «Су Жылу Транс» на торги ввиду их инвестиционной непривлекательности. К примеру, для организации нормального водоснабжения на ремонт городских сетей, водозаборных и очистных сооружений, а также водовода поселка Саяк необходимо потратить 24,7 млрд тенге.

Юрист Ирина Фурсова полагает, что нежелание акимата передавать предприятия в частные руки может иметь другое объяснение.  
«С 2009 года департамент по регулированию естественных монополий утверждает инвестиционные программы для реконструкции коммунальных сетей. В числе прочих такой возможностью воспользовались ТОО «Караганды Су», ТОО «Теп­лотранзит Караганда», ТОО «Караганды Жарык». Балхашские КГП тоже могли бы проводить инвестиционные программы и через тариф получать деньги на реконструкцию коммунальных сетей. Почему акимат этого не сделал? Вероятно, ему выгодно брать субсидии из бюджета, совершенно не беспокоясь о модернизации этих сетей», – рассуждает правовед.
 
По мнению вице-президента Независимой ассоциации предпринимателей РК Тимура Назханова, установленная еще в советские годы система функционирования КГП в настоящее время не работает, поэтому необходима полная перестройка. 

«Общественность не допускается к реальным расходам и доходам этих предприятий. Они фактически закрытые. Система такая, что все нужно кардинально менять. Иначе так и будет бездонный колодец, куда уходят деньги налогоплательщиков», – отметил г-н Назханов.

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

Цифра дня

64-е
место
занял Казахстан по скорости фиксированного интернета в мире

Цитата дня

Популизм – это политика посредственности. Я не раздаю пустых обещаний. Я - человек конкретных дел. Я буду твердо проводить в жизнь свою программу реформ.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций