Перейти к основному содержанию

1216 просмотров

Как заработать в Нур-Султане на супермаркетах

Столичная сеть супермаркетов у дома планирует продолжить рост

Аскар Ахметуллин

Двадцатый магазин самообслуживания у дома открыла две недели назад столичная сеть супермаркетов А2, но некоторые районы Нур-Султана еще остаются неохваченными, сообщил основатель сети супермаркетов А2, ресторана The Shoreditch и «Лепим и варим» Мирас Ибраимов.

«Планов нет по количеству: как возникает (возможность открыть супермаркет у дома) – так и открываем… У нас охват точечный. У нас правый берег плохо охвачен – именно Сарыаркинский район. Это все зависит от людей, которые захотят инвестировать в новые точки. Сейчас у нас левый берег потихоньку заходит», - сказал он «Курсив» 3 мая.

Первый супермаркет был открыт 1 мая 2013 года, двадцатый магазин был открыт две недели назад. Средняя площадь магазинов самообслуживания, исключая супермаркет в ТЦ «Евразия» площадью 800 кв. м, составляет 290 кв. м. «Евразию мы хотим закрыть», - отмечает Ибраимов.

Ранее сеть планировали развивать и в других городах, но все три открытых в 2015 году супермаркета в Алматы были впоследствии закрыты. Теперь сеть постепенно захватывает столицу.

«В Астане у нас есть определенная репутация. Нам дают товар на консигнацию, на реализацию, еще возвраты принимают», - сказал предприниматель.

Все помещения под супермаркеты сеть берет в аренду, которая идет как по фиксированной ставке, так и в процентах от выручки с определенным фиксированным минимумом. Аренда в процентах от выручки позволяет избежать рисков резкого роста стоимости аренды в случае девальвации тенге.

«Мы взяли один магазин, в котором были ужасные продажи и настолько его улучшили, что в какой-то момент перечисляли собственнику 3,5 млн тенге в месяц. Потом мы сделали товары дороже, уменьшив продажи, но улучшив маржинальность, потому что у нас шли проценты от продажи, а не от чистой прибыли», - сказал Ибраимов.

По его словам, развитие сети прошло четыре стадии: создание прототипа, получение инвестиций на дальнейшее развитие, организация собственного производства, достижение узнаваемости.

«Первые магазины и в дальнейшем нас финансировали родители», - сказал он на презентации Совета молодых предпринимателей «Жас Қанат» при поддержке национальной палаты предпринимателей «Атамекен». 

На четвертой стадии, когда сеть стала более-менее известной в столице, люди начали обращаться к предпринимателю с идеями, в которые можно вложить деньги.

«По программе, которую почему-то назвали «Ракета», мы открыли семь супермаркетов, когда, первый момент имеет свой маленький магазинчик у дома, человек устал заниматься, не хочет, мы забираем такие магазины в партнерстве и просто делимся с человеком прибылью. Или второе, когда человек инвестирует и на эти инвестированные деньги открываем», - сказал Ибраимов.

Предприниматель отмечает, что люди жалуются в «Инстаграмме» на обветшалость первых магазинов, но их закрытие на ремонт выльется в потери прибыли.

«Ладно аренда – мы договоримся, но сколько это недополученной прибыли и потом рядом, как грибы, открываются магазинчики. Мы не хотим портить трафик, но обязательно вернемся когда-нибудь к вопросу», - сказал он.

468 просмотров

От лизинга мебели – к бизнесу лизинга

Казахстанский производитель мебели использовал лизинговые технологии, чтобы спастись от влияния кризиса

Фото: Shutterstock.com

Компания Tornadoplus, производитель корпусной мебели, внедрила инструмент лизинга для расширения продаж собственной продукции. Наработанные методы взаимодействия с клиентами заставили Игоря Проценко, владельца компании, задуматься о применении лизинга и на других рынках. Наибольшие перспективы предприниматель видит в фитнес-индустрии. 

В 2016 году рынок мебели погрузился в кризис. Потребление сократилось на 30% в сравнении с 2014 годом, когда мебельная промышленность достигла пика производства. В деньгах за 2014–2016 годы рынок упал на 24%. Низкие продажи повлекли закрытие 30% производственных предприятий. Внедряя в этот момент лизинговые продажи мебели, – впервые на этом рынке в Казахстане, – компания Tornadoplus рассчитывала нивелировать для себя последствия кризиса. 

Проценко попытался привлечь к финансированию лизинговых операций банки, но они отказались. Главная особенность лизинга состоит в том, что до полного выкупа имущества владение закреплено за продавцом. Но бывшая в употреблении мебель выступать залогом для банка не могла. Поэтому Tornadoplus разработала собственную лизинговую программу.

Основой послужил стандартный банковский договор лизинга, который доработали с учетом знания рынка и проблем, с которыми можно столкнуться. К примеру, в документ внесены личные гарантийные обязательства акционеров компании-покупателя. Другой способ снижения рисков – ограничение суммы сделки, она не может быть больше 20 млн тенге. 

Разрабатывая программу, Игорь Проценко понимал, что продукт должен быть востребован на рынке B2B. Наиболее перспективно выглядели частные учебные заведения. К примеру, в 2016 году только в Алматы работало около 200 частных детских садов, 80% которых испытывали потребность в новой мебели. 

Сотрудничество начинается с заявки, которую клиент оставляет на сайте компании. Tornadoplus с согласия контр­агента собирает и анализирует доступную информацию о нем. На принятие решения уходит в среднем две недели. Договор лизинга возможен на срок от года до трех, первоначальный взнос – от 20 до 40%, годовые проценты по лизингу – от 0 до 18%. График платежей строится с учетом сезонных спадов. 

За три года, говорит Игорь Проценко, клиентами программы пожелали стать 40 компаний, с половиной из них были заключены договоры лизинга. Ни одного дефолта допущено не было. «Эта программа была жестом отчаяния в разгар кризиса мебельной отрасли, но спасательным кругом для нас она не стала, – говорит Игорь Проценко. – Зато теперь, когда мебельный рынок пошел в рост, мы будем использовать этот опыт как дополнительное конкурентное преимущество». 

В руках у предпринимателя оказался универсальный финансовый инструмент для любого рынка. Банковские лизинговые программы ориентированы на крупное промышленное производство, а в сфере малого и среднего бизнеса никто подобные инструменты в стране не применяет. 

Что связывает мебель и фитнес-индустрию

Новый бизнес Игоря Проценко – «Самал Лизинг Текнолоджиз». Директор компании Алия Саиди в силу собственных компетенций определила наиболее перспективный для лизинговых технологий рынок: фитнес-индустрия. 

У Алии Саиди – большой опыт в индустрии фитнеса, она участвовала в развитии таких известных фитнес-брендов, как Fitnation, Luxor, Classis, Fightclub в Казахстане, Magneto и Aqquafirst в России. Эксперт говорит, что текущее проникновение фитнеса в Казахстане – минимально. Для Алматы этот показатель составляет 3%, для регионов – не более 1%. В то же время в Москве фитнесом увлечены 8% населения, в Лондоне и Нью-Йорке – 20%, а рекордсмен по этому показателю Барселона – 34% ее жителей регулярно посещают фитнес-залы.

Причин, почему в Казахстане такое низкое проникновение фитнеса, много, но одной из основных Саиди считает низкий уровень готовности индустрии в целом. Это совокупность показателей: от дефицита квалифицированного персонала до низкой компетенции владельцев, слабо представляющих возможные риски бизнеса. По мнению собеседницы, сейчас в Казахстане наступил период массового ухода с рынка некомпетентных игроков. Образующиеся ниши спешат занять крупные отечественные и российские фитнес-бренды. Собственный масштабный фитнес-проект планирует запустить даже крупный игрок из сферы ритейла.

Тренажеры в лизинг 

Сложившуюся ситуацию Алия Саиди называет не кризисом, а качественным перерождением индустрии. Клиенты пойдут туда, где будет лучше обслуживание и спортивные технологии. В этой сфере и видит перспективы «Самал Лизинг Текнолоджиз». 

Для поставок фитнес-оборудования компания заключила договоры с тремя солидными производителями, которые обеспечивают гарантийное обслуживание. 

Сейчас в работе у «Самал Лизинг Текнолоджиз» пять крупных фитнес-проектов: два в Нур-Султане, два в Алматы и один – в Ташкенте. По словам Игоря Проценко, сделки на этом рынке серьезные и требуют тщательной проработки финансового обеспечения, которое может колебаться в пределах от $100 тыс. до более чем $1 млн. 

«В лизинговые программы мы вкладываем весь накопленный опыт и возможности: собственные средства, банковские и частные займы, доход от работающего бизнеса», – говорит Игорь Проценко. Главными проблемами он считает невысокий уровень доверия к лизингу в Казахстане и короткие сроки финансирования. В России лизинговые программы возможны на срок до семи лет. В Казахстане стоимость денег и общее экономическое положение не позволяют запускать программы на срок более трех лет.

Комплексный подход увеличивает доход

Современное спортивное оборудование при должном уходе служит около 10 лет. Сами по себе тренажеры, даже очень качественные и современные, не гарантируют успех фитнес-зала. Поскольку прибыльность лизингового бизнеса напрямую зависит от жизнеспособности компаний-клиентов, «Самал Лизинг Текнолоджиз» проповедует комплексный подход. Перед заключением лизингового соглашения Алия Саиди консультирует клиентов по всем вопросам ведения бизнеса. «Конечно, консультации – это часть нашей прибыли, – признается Алия. – Но так мы показываем, что в успехе бизнеса клиента мы заинтересованы так же, как и в сохранении своей репутации».

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций