Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


30852 просмотра

«АрселорМиттал Темиртау» обвинили в выбросах хлора

За четыре года проверяющие мининдустрии выявили 5153 нарушения требований промышленной безопасности на предприятии

Фото: Виктор Осипов

Жители Темиртау утверждают, что АО «АрселорМиттал Темиртау» методично отравляет население опасным газом, выбрасывая на город тонны ядовитого хлора. Эксперты настаивают на  срочной  модернизации  блока химических установок на предприятии, передает Kursiv.kz.  

23 апреля на имя акима Карагандинской области Ерлана Кошанова поступило письмо от жителя Темиртау Сулумбека Микаева. Почетный гражданин РК просит главу региона безотлагательно создать комиссию и привлечь к проверке независимых специалистов, чтобы они разобрались в критической ситуации с загрязнением окружающей среды и выбросами вредных веществ в атмосферу. Господин Микаев сообщает, что лично стал свидетелем происходящего на металлургическом комбинате.

Имитация работы или?

Несколько лет назад у Сулумбека Микаева появилась идея построить в городе предприятие по производству строительных пигментов и лакокрасок. Сырьем для него должны были стать отходы производства регенерации, в частности оксид железа, который является стратегическим сырьем с широким спектром применения. Вкратце отметим, оксид железа - побочный продукт, образующийся в результате регенерации соляной кислоты, которую используют при травлении поверхности металла перед его прокатом, происходит это в отделении ЛПЦ-2 АО «АМТ».

Сулумбек Микаев начал переговоры с руководством комбината, там его предложением заинтересовались. Для того чтобы понять, в каком состоянии сегодня находится Блок химических установок листопрокатного цеха, предприниматель пригласил в город в качестве эксперта Бориса Эпштейна, который в свое время являлся начальником этого участка и как никто другой знает этот объект, поскольку много лет назад запускал технологическое оборудование химблока  ЛПЦ-2. 

Что обнаружил эксперт

После тщательного изучения обстановки специалист дал свое заключение:

«Химблок находится в крайне тяжелом состоянии, и речь идет не о вспомогательных элементах в цеху».

Он сообщил, что основная проблема заключается в технологической части оборудования и БХУ, отвечающего  за переработку, восстановление отработанных травильных солянокислых растворов, исключая попадание вредных веществ, таких как хлор и соляная кислота в атмосферу, водоёмы и почву города.

Борис Эпштейн также пояснил, что процесс травления металла происходит следующим образом: соляная кислота смывает и растворяет окалину и ржавчину с поверхности металла перед отправкой в прокатное отделение, в отработанном виде соляная кислота, насыщенная хлористым железом, сливается в блок химических установок.

Сам же блок состоит из четырех установок регенерации, и только в них должно происходить разложение отработанного соляного раствора на пары воды, хлора и оксида железа.

Хлор при специальной технологии должен превращаться в регенерат соляной кислоты и возвращаться в травильное отделение для его использования в производственных нуждах.

Оксид железа с максимальным содержанием хлора 0,3% составляет отходы данного производства и должен утилизироваться ввиду того, что он смертельно вреден для здоровья людей.

Однако после изучения ситуации на химблоке г-н Эпштейн и г-н Микаев пришли к выводу, что технологический процесс нарушен. Оборудование изношено, а местами отсутствует вовсе. Оно требует ремонта и реконструкции и в таком виде лишь имитирует работу блока химустановок, а потому оригинальному  проекту не соответствует. По словам исследователей, они также выяснили, что форсунки для впрыска отработанного соляного раствора в реактор установок стоят с реактора, превышающего производительность самих установок в четыре раза, что разрушает реакторы на всех четырех установках химблока.

Об этом должен знать аким

Специалисты обнаружили целый ряд нарушений, которые влекут за собой серьезные последствия  как для города, так и здоровья населения. Все это господин Микаев подробно изложил в письме к акиму области, указав также, что неиспользование блока химустановок в цикле металлургического производства препятствует возврату в технологию соляного раствора, который просто сливается в приямок, скрытый обшитыми листами железа. Из приямка он попадает под здание химблока и далее через разрушенную ливневую канализацию выливается в отстойник канала комбината на Самаркандском водохранилище.

В комментариях «Курсиву» Сулумбек  Микаев рассказал: «Я находился рядом с Борисом Эпштейном, и тогда я думал о производстве, не задумываясь об экологии. Хотел построить завод, который бы работал на этих отходах, и намеревался привлечь инвестиции. А когда я понял, что там происходит, на химблоке, тут мне совесть уже не позволила молчать. Ведь это город, в котором живут люди, наши дети и внуки, это все отражается на их здоровье». 

В своем письме предприниматель отмечает, что необходимо экстренно остановить работу травильного отделения ЛПЦ-2 ввиду ее крайней опасности для жителей региона. Эксплуатация блока химустановок в таком виде невозможна, и ему нужна срочная реконструкция. В обращении указывается, что было получено разрешение для отбора проб оксида железа на химблоке. Выяснилось, что оксид железа по содержанию хлора в 100 раз превышает нормы. Этот оксид железа с содержанием хлора вывозят на аглофабрику и сжигают в агломерационной печи при температуре 1200 градусов.  Хлор, содержащийся в оксиде железа,  при нагревании тут же испаряется и  вылетает в  трубу.  Поскольку хлор тяжелее воздуха, он опускается на землю. По мнению предпринимателя, отсюда в городе большое количество онкологических и других заболеваний.

«В месяц на комбинате в агломерационной печи сжигается порядка 2 тыс.  тонн хлористого оксида железа, из чего следует, что количество газов хлора, выбрасываемого в атмосферу, составляет приблизительно  60 тонн в месяц! Хлор оседает на территории населенных пунктов Карагандинской области в радиусе 180 километров…  Но, в случае реконструкции блока химических установок в ЛПЦ-2,  это все прекратится и выбросов в окружающую среду более не будет», – говорится в письме акиму области.

Сулумбек Микаев попросил  главу региона создать комиссию по расследованию всех вышеизложенных фактов и привлечь не зависимых от АО «АМТ»  специалистов, имеющих специальные знания в этом направлении. Кроме того, он заявляет о необходимости срочно принять меры к воздействию на АО «АрселорМиттал Темиртау», чтобы там безотлагательно провели реконструкцию блока химических установок  ЛПЦ-2.

Разрешения на работу есть

Однако в пресс-службе АО «АМТ» «Курсиву» сообщили, что упомянутый цех имеет «Декларацию промышленной безопасности» от 12 января 2009 года, где определены все опасные производственные объекты и технические устройства, и, согласно законодательству, они прошли экспертизу, в которой отражены разрешенные сроки эксплуатации.

«На БХУ (блок химических установок) имеются четыре установки регенерации. В настоящее время для обеспечения технологического процесса в работе находятся установки №1 и №4, которые полностью обеспечивают переработку отработанного раствора, полученного при травлении металла. На установке регенерации №1 в апреле 2018 года был проведен текущий ремонт, произведена замена насадки в рекуператоре и колонне, частичный ремонт конуса печи»,– подчеркнул советник по связям с общественностью АО «АрселорМиттал Темиртау» Алексей Агуреев.

По его данным, в августе 2018 года на установке регенерации №4 была произведена замена наполнителя в рекуператоре и колонне. Установка регенерации №2 выведена в капитальный ремонт, который продолжается в настоящее время, установка регенерации №3 находится на консервации.

«В 2018 году независимой экспертной организацией была проведена экспертиза оборудования БХУ. Выдано разрешение на эксплуатацию. Кроме того, с целью дальнейшей модернизации 30.03.2018 г. ЛПЦ-2 выдано техническое задание «Прокатное производство. ЛПЦ-2. Модернизация Блока химических установок РУТНЕР в НТА ЛПЦ-2», производится подбор потенциальных поставщиков оборудования»,- говорит г-н Агуреев.

Как утверждают в пресс-службе АМТ, в этом году предприятие заключило контракт на проектирование нового здания участка регенерации БХУ, до конца 2020 года планируется выполнить ремонтные работы, согласно проекту. Также сообщили и о системе приточной вентиляции с подогревом, установленной в районе стены между отделением регенерации и складом растворов, в данный момент она выведена в ремонт. Из официального ответа пресс-службы следует, что оборудование химблока может работать и находится в удовлетворительном состоянии.

А были ли проверки?

Напомним, в февральском номере газеты в статье «Контроль за контролирующими» «Курсив» писал о жалобе в прокуратуру эксперта по технадзору Серика Бектурганова, работавшего в фирме, выигравшей тендер на проверку оборудования газового цеха комбината.

«Нам нужно было обследовать газоводы, а также оборудование нагнетательное и компрессионное газового цеха АМТ, в котором есть 24 наименования. В первую очередь я столкнулся с тем, что не ведется даже техническая документация, а документы, которые предоставляются в департамент промышленной безопасности по Карагандинской области, не соответствуют действительности. Кроме того, не проводится экспертиза оборудования. При обследовании мне предложили просто расписаться в документах без проверки. Но ведь нельзя забывать, что это газоводы, из-за взрыва могут погибнуть люди», – отмечал эксперт по технадзору. 

Тогда господин Бектурганов написал письмо в прокуратуру области с требованием навести порядок на заводе, отмечая, что экспертиза в газовом цеху была проведена некачественно и с целым рядом нарушений. Прокуратура направила его письмо в областной департамент промышленной безопасности, откуда ему пришел ответ, где, в частности, сообщалась, что проверка на предприятии прошла, документы об экспертизе имеются. Сейчас газовый цех АО «АМТ» продолжает работать, а Серик Бектурганов своей работы лишился.

Есть что скрывать?

В сентябре 2018 года о плачевном состоянии химблока ЛПЦ-2 писал журналист Олег Гусев, после его критических статей на заводе начались проверки. Однако общественность так и не узнала, действительно ли часть отработанных растворов сливается в ливневую канализацию, а оттуда попадает в Самаркандское водохранилище. Тогда контролирующие органы так и не ответили на вопрос, насколько экологически безопасно и юридически законно сжигать в агломерационной печи оксид железа с содержанием хлора, в сотню  раз превышающие проектные 0,3%.

Остался без ответа и вопрос «Курсива» о химическом составе оксида железа на предприятии. Вместе с тем, чтобы понять, сколько хлора сейчас содержится в оксиде железа и в итоге выбрасывается в атмосферу, необходимы четкие цифры, которые рабочие фиксируют в цеховом журнале.

Выявлено более пяти тысяч нарушений  

Как сообщают в Министерстве индустрии и инфраструктурного развития РК, в период с 2014 по 2018 год на АО «АрселорМитталТемиртау» было проведено пять проверок на предмет соблюдения требований промышленной безопасности, еще пять внеплановых проверок провели по контролю за исполнением предписаний. Предприятие вновь оштрафовали.

«В ходе них было выявлено 5153 нарушения требований промышленной безопасности. Наложено 89 штрафов, из них на физических лиц 74 штрафа на сумму более 843 тыс. тенге, оштрафованы 15 юридических лиц на сумму 10,06 млн тенге. Приостановлено 642 опасных производственных объекта, технических устройства, а также здания и сооружения», – говорится в ответе министерства на запрос «Курсива».

Кстати, совсем недавно Сулумбек Микаев получил ответ на свое письмо в акимат, в нем сообщалось, что обращение «направлено для рассмотрения и предоставления ответа в порядке, предусмотренном действующим законодательством». А в беседе с корреспондентом «Курсива» руководитель управления природных ресурсов и регулирования природопользования Карагандинской области Руслан Тулепбаев заметил, что акимат сделает все необходимые запросы и сформирует комиссию, которой предстоит выяснить ситуацию в химблоке ЛПЦ-2.
 


2302 просмотра

Мукомолы Казахстана теряют среднеазиатский рынок

На афганском рынке их теснит главный импортер нашего зерна – Узбекистан

Фото: Shutterstock.com

За последние годы значительно сократился экспорт муки и выросли поставки пшеницы из Казахстана в Узбекистан, Таджикистан и Кыргызстан. 

О тревожной ситуации в мукомольной отрасли Южного Казахстана заявили в Палате предпринимателей Шымкента. По данным палаты, в Шымкенте простаивают около 70% мукомольных предприятий. Помимо высокой стоимости пшеницы, в этом году это связано с уменьшением объемов внешнего рынка сбыта.

Импортеры-конкуренты 

Как рассказал «Курсиву» эксперт отдела сопровождения проектов Палаты предпринимателей Шымкента Бауыржан Бердалиев, анализ развития мукомольной отрасли Казахстана свидетельствует о значительном снижении объемов экспорта муки в Таджикистан за последние пять лет – на 73,3% и в Узбекистан – на 26,7%. При этом поставки зерна в Таджикистан выросли с 773,7 тыс. т до 1 млн т, в Узбекистан – ­­с 1 млн т до 2,3 млн т.

Более того, как констатировал эксперт, импортеры казахстанской пшеницы становятся нашими конкурентами на мировом рынке муки. Так, Узбекистан, на который приходится 71,1% от всего экспорта пшеницы Казахстана, перехватывает основного зарубежного покупателя нашей муки – Афганистан. 

По представленным Бауыржаном Бердалиевым данным со ссылкой на trademap.org, в прошлом году Казахстан экспортировал в Афганистан муки на $285,9 тыс. (в 2017 году – на $324,9 тыс.). А Узбекистан – на $267,3 тыс. (в 2017 – 0), нарастив объемы экспорта муки в ИРА, начиная с 2014 года, более чем в 10 раз. При этом наш южный сосед импортировал в прошлом году 2,3 млн т казахстанского зерна, а муки – 657,8 тыс. т. 

«Фактически они сейчас сравнялись в экспортных объемах поставок муки в Афганистан с Казахстаном. А ведь цифра в $267,3 тыс. могла быть нашей. За год мы потеряли этот объем, так как Узбекистан увеличивает экспорт муки в Афганистан на нашем сырье, которое мы могли бы переработать сами», – отметил эксперт. 

Казахстанские производители уже не раз заявляли, что узбекистанские компании продают в Афганистан муку, изготовленную из закупленного у нас зерна. По некоторым данным, экспортируемая узбекистанцами мука почти наполовину сделана из казахстанского сырья. Ввиду высокой стоимости железнодорожного транзита, ограничений на импорт муки и тому подобного, казахстанская готовая продукция выходит дороже и не может конкурировать с узбекистанской.

«Вкупе с дорогой пшеницей эти факторы делают мукомольный бизнес в Казахстане нерентабельным. Из-за этого сейчас и простаивают многие предприятия», – резюмировал Бауыржан Бердалиев.

В Узбекистане мука дешевле

Президент Союза мукомолов Южного Казахстана, соучредитель и член правления Союза зернопереработчиков и хлебопеков Казахстана Мукан Абдиев в интервью «Курсиву» отметил, что проблемы, которые приводят сегодня к сокращению рабочих мест, остановке производства и другим неприятным последствиям, копились годами.

«Вследствие применения ограничительных мер на муку традиционными странами-импортерами снижается ее экспорт из РК, увеличивается только экспорт сырья – пшеницы. Наращивание собственных мощностей и введение ими выгодных для отечественных производителей преференций и нетарифных ограничений создают для казахстанских предприятий неравную конкурентную среду. В этом году ситуацию усугубляет низкая урожайность пшеницы, особенно в Костанайской области. Соответственно старт урожая 2019 года начался с высокой цены. Поэтому мы прогнозируем спад казахстанского экспорта», – сказал Мукан Абдиев.

Он подчеркнул, что одной из многолетних проблем также является невозврат мукомольным предприятиям НДС. По словам эксперта, этот вопрос обсуждался с различными министерствами много раз, но так и остался нерешенным. А это очень сильно влияет на деловую активность, экспортный потенциал и конкурентоспособность.  

Глава Союза мукомолов считает, что конкуренция казахстанских производителей с Узбекистаном на афганском рынке будет нарастать. «Преимущества на их стороне. При ввозе зерна по давальческой схеме они не платят импортный НДС. 

Большая разница в транзитных и внутренних тарифах на транспортировку муки через территорию Узбекистана – в пределах $25 за тонну – также значительно влияет на продажи и уровень маржи, который бы позволил поддерживать предприятия и развивать их», – пояснил спикер. 

Расширять и сохранить

При этом он уверен, что рынок Средней Азии и Афганистана ввиду высокого качества производимой нашими переработчиками муки, многолетнего опыта и других преимуществ, Казахстан все же не потеряет. Рынок продаж муки в Китай, к которому в последние годы проявляют интерес казахстанские мукомолы, собеседник также признает перспективным. Но предупреждает, что здесь не все просто. Поставки муки в Китай идут по квотам, поэтому экспортерам необходимо выдержать определенные требования.

По данным спикера, на сегодня в реестре предприятий, которым разрешен ввоз продукции в КНР, более 30 мукомольных компаний Казахстана, а по итогам прошлого маркетингового года туда было завезено всего 35 тыс. т муки. «Это – очень маленькая цифра. Так что тенденция наращивания экспорта в этом направлении есть, и его надо развивать. В то же время важно сохранить наши традиционные рынки», – считает глава Союза мукомолов. 

По его словам, прошлый сельхозгод для мукомолов Казахстана был сложный: многие предприятия простаивали, кто-то работал на четверть или треть мощности, кто-то от сезона до сезона. «По данным наших коллег, в Карагандинской области из 24 мельниц работало всего 10, простаивали предприятия в Костанае и других регионах. В этом году тоже будет очень сложно, уже идет спад производства и экспорта. Сужение рынков сбыта, дороговизна сырья, которая отразится на стоимости конечной продукции, очевидно, приведут к снижению объемов продаж и потребления муки. Число мукомольных компаний в Казахстане будет снижаться, их работа будет останавливаться, если так ничего и не будет предпринято для поддержки мукомольной отрасли», – предполагает г-н Абдиев.

Как он добавил, механизмы и пути решения проблем в этой сфере предлагались много раз, но пока ничего не изменилось. К слову, в числе первостепенных шагов мукомолы неизменно указывают на применение зеркальных мер к странам-экспортерам, которые ввели ограничения на импорт казахстанской муки.

8941849.jpg

Слово экспертам 

Евгений Ган, президент ОЮЛ «Союз зернопереработчиков и хлебопеков Казахстана»: «Говоря о мукомольной отрасли, мы сразу начинаем говорить об экспорте. Это неслучайно, так как мы отправляем на экспорт 2,3 млн тонн муки в год. И любые изменения на внешнем рынке напрямую касаются жизнеспособности отрасли. Следует признать, что на внешнем рынке она давно стагнирует.

Причина в том, что на внешнем рынке у нас сложился целый ряд системных проблем. Причем по большому счету это даже не проблемы мукомолов – это проблемы государства. У нас нет четко сформулированной внешней торговой политики. По крайней мере, не было до последнего времени. Надеемся, что с созданием Министерства торговли и интеграции будет уделяться больше внимания такой экспортоориентированной отрасли, как мукомольная, и, соответственно, будет больше системных мер поддержки.

Как уже много раз говорилось, так как мы сами продаем муку и зерно, наши импортеры теперь предпочитают покупать зерно и создают нам проблемы при торговле мукой. Ограничительные меры на ввоз муки, высокий тариф на транзит через территорию Узбекистана, плюс к этому систематический хронический невозврат НДС, который подрывает экономику наших предприятий – все эти многолетние проблемы делают нашу муку неконкурентной.

А в этом году еще накладывается ситуация с урожаем. Делать какие-то точные оценки, наверное, рано. Но очевидно, что урожай будет намного меньше, чем в прошлом году. Насколько намного, зависит от погоды. В общем, есть опасения за качество и объем зерна.

В целом ситуация в мукомольной отрасли очень тяжелая. И мы считаем, что для ее изменения нужно принимать какие-то кардинальные меры. Мы теряем среднеазиатский рынок муки, но возможность его удержания есть. Если примем зеркальные меры к странам, которые используют нетарифные ограничения, и системные меры поддержки наших производителей. Если же ничего не будем делать, то отрасль будет и дальше стагнировать. В первом полугодии 2019 года мы уже потеряли около 22% экспорта от прошлогоднего объема. И боюсь, что во втором полугодии эта тенденция сохранится.

Что касается сокращения количества мукомольных предприятий в стране, то, с одной стороны, это нормальный процесс: кто-то уходит, идет концентрация рынка. Но когда уходят с рынка из-за внутренней конкуренции – это одно, если же из-за потери рынков – это совсем другое. К сожалению, вторая причина стала преобладать: емкость рынков сокращается».

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Как вы провели или планируете провести отпуск этим летом?

Варианты

b2-uchet_kursiv.png

 

Цифра дня

1,6 млрд
тенге
задолжали казахстанские работодатели своим работникам

Цитата дня

Порой некоторые лозунги и призывы выглядят крайне привлекательными, но их авторы не несут ответственности перед страной. Реформы ради реформ - это верный путь к кризису и потери управляемости государством. Уверен, никто из нас этого не желает. Развитие должно быть последовательным, поступательным, без забегания вперед, но и без отставания.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций