Зачем под Риддером строят астрологическую деревню

Проект на 107 млн тенге вполне может окупиться за три года

Фото: Shutterstock

Чайной мануфактурой и астрологической деревней планирует привлечь туристов в таежную глушь Восточного Казахстана предпринимательница из Павлодара. Меньше года назад Татьяна Смола в пяти километрах от Риддера купила заброшенную базу «Березовка». Она уверена, что всего через пару лет сможет удивить и самых искушенных путешественников.

По словам предпринимательницы, именно расположение базы – у подножия Ивановского хребта, на высоте 950 метров над уровнем море, на границе с горно-таежным массивом – стало главной причиной, по которой «Березовка» была куплена чуть больше года назад. Сейчас это несколько хозяйственных построек и три домика на 24 гостевых места.

«Да, база морально и материально устарела, но именно ее месторасположение, горная река и чистый воздух могут стать той изюминкой, которая и людей сюда привлечет, и денег поможет заработать», - уверена Татьяна. 

А строить свой бизнес она собирается с помощью астродеревни, чайной мануфакутры и открытием нескольких мастерских.

«Поверьте мне, людям интересно не только покупать сувениры, но и делать их собственными руками. Мы посчитали, прибыль от производства чая принесет до 6 млн тенге в год, а от производства сувениров и проведения мастер-классов по изготовлению их для наших гостей – более 3 млн тенге, столько же – прибыль от конных маршрутов», - поделилась с «Курсивом» Татьяна Смола. 

Помимо вложения собственных средств в развитие запустить проект «Центр народных ремесел» она рассчитывает на средства, полученные от фонда «Даму». 2 млн тенге пошли на строительство мастерской и покупку гончарного круга. А вот с другими идеями ей помогло участие в проекте фонда «Coca-Cola Белестері», который нацелен на обучение безработных женщин основам зеленых технологий для создания «зеленого» бизнеса на селе. $ 4 тыс. пойдут именно на организацию этого направления. 

Плюс на минус

Даже дорогу, кстати, относительно неплохую по здешним меркам, которая ведет через базу к другим туристическим объектам региона, а также делает базу доступной для желающих отдохнуть и зимой, хозяйка «Березовки» считает плюсом. Серьезными минусами – отсутствие электричества и водопровода.

«Вы же понимаете, что хоть алмазами я тут все выложу, но в следующий раз люди поедут туда, где есть душ с горячей водой и туалет не на улице», - уверена предпринимательница.

Реально оценивая ситуацию, она прекрасно понимает, что база, построенная десять лет назад, к тому же из б/у материалов, особой эстетической ценностью не обладает. Да, на средства хозяйки здесь был проведен косметический ремонт, но нужен капитальный.
 
«Оборотный капитал предприятия не превышает 800 тыс. тенге в месяц. Техническое состояние базы не позволяет увеличивать стоимость услуг и развивать дополнительный пакет. Таким образом, качество и количество оказываемых услуг остается пока на одном и том же низком уровне рентабельности», - рассуждает Татьяна.

То же самое и с электричеством. Так получилось, база была приобретена незадолго до того, как рядом с ней начали проводить линии электропередач. «Березовка» в перечень тех объектов, к которым вскоре проведут электричество, не вошла. Отклониться от утвержденного курса, построить трансформаторную будку и протянуть провода – обойдется в сумму не менее 4 млн тенге. Пока таких средств нет.
 
В этом, надеется бизнес-леди, ей смогут помочь в региональной Палате предпринимателей, где в декабре прошлого года прошла презентация инвестпроектов. Из 52 представленных выбрали 13, среди них – проект Татьяны Смолы «Расширение туристической базы «Березовка». 

Как рассказал «Курсиву» и.о. заместителя директора палаты предпринимателей ВКО Кайрат Мамырбаев, эти 13 проектов были не просто интересны, но абсолютно готовы к реализации и финансированию, то есть у них есть бизнес-планы, имеется залоговое имущество.

С ним согласился и председатель правления АО «НА «Kazakh Tourism» Рашид Кузембаев. Он отметил, что это вполне обоснованные и окупаемые проекты, а потому вполне имеют право на серьезные инвестиции. А поиском инвесторов АО «НА «Kazakh Tourism» как раз и займется. По крайней мере, должно было заняться. 

«Нет, к сожалению, с тех пор со мной даже никто не связывался по этому поводу. Жаль, конечно, очень рассчитывали на поддержку. Поймите, не просто просим дать нам денег, построить мастерскую, завезти к нам туристов. Нам необходима помочь там, где мы сами пока бессильны – довести до нас электричество, к примеру. Вот на подобную поддержку мы рассчитывали», - говорит Татьяна Смола.

Она посчитала, что необходимые для расширения базы 107 млн тенге окупятся за три года.

А пока хозяйка «Березовки» внедряет в жизнь то, что задумала, и ждет лета – основного сезона для туристов и туроператоров.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

Как зарабатывают коллекционеры предметов искусства

В нынешние непростые времена банкиры с удовольствием принимают в залог современные шедевры

Иллюстрация: John W. Tomac

Вряд ли этот год можно назвать выдающимся для мира искусств. Однако для банков, кредитующих коллекционеров предметов творчества, ситуация обстоит совсем иначе. 

С самого начала кризиса коронавируса три крупнейших в мире аукционных домах – Sotheby’s, Christie’s и Phillips – впервые в истории начали проводить торги в дистанционном режиме. По данным Christie’s, только в этом месяце главный аукцион на площадке посмотрели 80 тыс. человек. На аукционе Sotheby’s во время торгов, где лотом выступил триптих Фрэнсиса Бэкона, был установлен рекорд на сумму $73 млн, что стало самым крупным предложением, поступившим онлайн. Впрочем, в итоге картина была продана другому покупателю, который позвонил по телефону и предложил больше.

Цены на арт-предметы не упали, однако в целом продажи на рынке искусства в этом году, вероятно, будут слабыми, поскольку аукционные дома и галереи испытывают трудности в привлечении лотов и крупных сделок. В рамках аукциона современного искусства и Вечерних торгов Sotheby’s в Нью-Йорке аукционный дом выручил $286 млн, что намного меньше прошлогодних $448 млн. Кроме того, такие ярмарки, как Art Basel, были отменены, и ни один искушенный коллекционер не хочет продавать шедевры в условиях неопределенности. По большому счету, благодаря масштабным денежно-кредитным экономическим стимулам и растущим фондовым рынкам не многим это сейчас по-настоящему нужно.

Впрочем, у подразделений таких учреждений, как Bank of America, JPMorgan Chase и Citigroup, которые оказывают услуги состоятельным клиентам, пожелавшим получить кредит под залог предметов искусства, работы должно быть много. По словам информированного источника, по мере того, как кризис стал набирать силу, состоятельные клиенты, у которых уже были открыты кредитные линии, обеспеченные коллекциями картин, начали их активно использовать. Подобные кредиты стали удобным источником наличных для тех магнатов из сферы недвижимости, чьи арендаторы внезапно прекратили платить арендную плату. Владельцы частного бизнеса поступили так же с целью справиться с краткосрочными финансовыми трудностями.

Когда ставки по кредитам снижаются, как это происходит в текущем году, спрос на кредиты под залог предметов искусства обычно возрастает. Как правило, инвесторы используют такие кредиты для того, чтобы высвободить привязанные к коллекциям миллионы долларов и вложить эти деньги в активы, которые могут обеспечить более высокую доходность. Воротилы из хедж-фондов и бизнеса по управлению частным капиталом уже давно используют кредиты под залог предметов искусства как часть своей стратегии по управлению инвестиционными портфелями, однако теперь эта тактика становится все более популярной и среди других коллекционеров. По данным Masterworks, специальной платформы для арт-инвестиций, в среднем у богатых клиентов около 6% состояния вложено в предметы искусства.

Использование кредита для обеспечения более высокой доходности имеет смысл, если учесть, что сами по себе предметы искусства имеют весьма заурядные инвестиционные перспективы. К примеру, в период с 1985 по 2018 год, по подсчетам Citi, среднегодовая доходность предметов искусства составила всего 5,3%. Современные картины, большинство из которых пользуется спросом у таких боссов хедж-фондов, как Стивен Коэн и Дэниел Леб, принесли чуть больше – 7,5%. И хотя эта категория предметов искусства по доходности значительно превзошла наличные деньги, сырьевые товары и золото, коллекционер мог бы заработать больше, если бы взял кредит под залог предметов искусства и вложил эти деньги в инвестиционный бизнес или в развивающиеся рынки, доходность которых за тот же период составила 13,9% и 10,8% соответственно.

Владелец коллекции наиболее известных послевоенных и современных произведений искусства имеет возможность занять сумму, составляющую до 50% от стоимости коллекции. Впрочем, если она несет в себе определенные риски – например, включает работы только одного или двух художников, размер предлагаемой ссуды будет меньше. Как правило, кредит в ведущих частных банках под залог картин на 1,5–3 процентных пункта выше эталонной лондонской межбанковской ставки, поэтому этот вид долга не такой уж и дешевый.

WSJ_12_Картины по номерам-1.jpg

Тем не менее в текущем году предметы искусства в качестве залога могут быть куда привлекательнее, нежели другие активы. Использование акций как залога по кредиту способно обеспечить лучшую процентную ставку, но не защищает от риска того, что рынки снова охватит волатильность и это приведет к дорогостоящему margin-call. Кредитование же под залог картин, которые оцениваются лишь раз в год, а не ежедневно (как акции) такой опасности не представляет. Также банки могут проявлять большую осторожность в тех случаях, когда в качестве обеспечения по кредиту выступает недвижимость, по крайней мере, до тех пор, пока общая картина с влиянием пандемии на стоимость таких активов, как торговые центры или офисные здания, не прояснится.

По оценкам Deloitte, под залог предметов искусства в мире выдано займов на общую сумму в размере от $21 до $24 млрд. Подавляющее большинство таких кредитов выдал в США Bank of America. Это учреждение является лидером рынка, ежегодно арт-портфель банка пополняется на $1 млрд. И хотя это лишь малая часть его кредитного портфеля в целом, банк уже занял эту привлекательную нишу.

Возможно, в конце текущего года банкам стоит проявить большую консервативность в оценке коллекций, что поможет снизить скорость прироста их кредитных портфелей. Ведь в условиях экономических спадов рынок искусства непредсказуем. К примеру, во время финансового кризиса 2008–2009 годов годовой доход от предметов искусства упал на 24,5%, что все равно было лучше, чем у акций, которые снизились на 40%. Однако рынку потребовалось почти десять лет, чтобы восстановиться после рецессии начала 1990-х годов. Вот и на этот раз ожидается, что свою ценность сохранят работы таких послевоенных и современных мастеров, как Энди Уорхол и Жан-Мишель Баския, тогда как работы менее известных художников остаются в зоне риска.

Как правило, картины ценятся по эстетическим соображениям либо как символ статуса. Для Уолл-стрит же хорошая новость в этом году – это то, что картины также являются полезным источником наличных денег.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

banner_wsj.gif

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

qazexpocongresskz.jpg