Перейти к основному содержанию

bavaria_x6_1200x120.gif


1596 просмотров

Строительство АЭС в Казахстане все еще остается интригой

Судя по всему, проект строительства первой АЭС «разморозили» еще в прошлом году

Фото: Shutterstock

Президент России Владимир Путин подлил масла в огонь казахстанской нуклеофобии, на встрече с президентом Казахстана Касым-Жомартом Токаевым публично предложив помощь в строительстве атомной электростанции. Для роста ВВП на юге Казахстана нужна электроэнергия. Более того, судя по всему, проект строительства первой АЭС «разморозили» еще в прошлом году. 

В январе 2013 года президент Казахстана Нурсултан Назарбаев поручил главе «Казатомпрома» Владимиру Школьнику вплотную заняться вопросом строительства отечественной АЭС, предложив перейти «от рассуждения к делу». А в мае 2014 года глава российской госкомпании «Росатом» Сергей Кириенко и Владимир Школьник подписали меморандум о взаимопонимании по сотрудничеству в сооружении АЭС на территории Казахстана. Речь тогда шла о станции с реакторами типа ВВЭР (водо-водяной энергетический реактор) установленной мощностью от 300 до 1200 МВт. Согласно документу, стороны также намеревались сотрудничать по вопросу обеспечения АЭС ядерным топливом с возможностью производства его или компонентов на территории Казахстана в производственной кооперации.

Ренессанс против фобий

С 2013 года многое изменилось: руководство «Казатомпрома» и «Росатома», ценовая конъюнктура на рынке ядерного топлива и многое другое. В свою очередь казахстанское руководство за десятилетия раздумий о мирном атоме провело сотни переговоров с разными потенциальными подрядчиками, которые могли построить нам как АЭС, так и теплоэлектростанцию. Более того, сегодня угас накал страстей вокруг фукусимской аварии 2011 года. В то время как Германия отказывается от своих атомных станций (построенных еще в 1980-х) в пользу возобновляемых технологий и традиционной теплоэнергетики, Китай стимулирует атомный ренессанс. Как пишет издание Global Asia, КНР настроилась на настоящий «ядерный энергетический рывок»: при существующих показателях в 44 ГВт Поднебесная планирует выйти к 2030 году на суммарную мощность ядерных реакторов в 238 ГВт. Аналитики делают выводы, что в стране предполагается построить более 40 АЭС. И даже Узбекистан, вышедший из режима закрытости, в сентябре прошлого года заключил соглашение с российской стороной о сотрудничестве в строительстве на территории республики атомной электростанции. С площадкой планируют определиться к концу 2019 года, а первый энергоблок должен быть запущен в 2028 году. 

Перспективный дефицит

Судя по отчетам руководства АО «KEGOC», по сей день не существует единой казахстанской энергосистемы. Запад страны остается автономным в этом вопросе, однако он самодостаточен и имеет неплохие перспективы, в отличие от юга, который может стать энергодефицитным. При этом самые мощные энергогенерирующие объекты работают в Павлодарской области (Аксуская, бывшая Ермаковская, экибастузские и павлодарские станции). Дальше по списку идут Карагандинская и Восточно-Казахстанская области. Соответственно, и основные потребители расположены на севере страны. Среди них: Аксуский феррохромовый комбинат, Казахстанский электролизный завод, «АрселорМиттал Темиртау». Однако на данный момент реализован транзит «Север – Восток – Юг», благодаря которому избыточное производство на севере и востоке может направляться на юг, где генерация дефицитна. К примеру, в 2017 году на севере выработано 78,7 млрд кВт*ч, а на юге – 11. При этом северная зона потребляла 64,9 млрд кВт*ч, а южная – 20,6. Частично юг и запад «добирают» за счет импорта из Кыргызстана и России соответственно. А север, наоборот, экспортирует в РФ. Правда, энергетики констатируют большие потери при транспортировке электроэнергии по сетям с севера на юг.

На текущий момент, да и в некоторой перспективе, Казахстан даже слегка энергоизбыточен. Энергогенерация и энергопотребление сегодня выше, чем в перестроечном 1990 году, когда советские предприятия по инерции еще функционировали.

В мае 2011 года был опубликован аналитический обзор ATFBank Research «Энергетический рост Казахстана», где сообщалось: «Текущий уровень износа электростанций составляет около 70%. На начало 2013 года средний возраст оборудования тепловых электростанций – 28,8 лет, гидроэлектростанций – 35,7 лет. При этом 57% мощностей электростанций отработали более 30 лет». Также аналитики выдвинули гипотезу, согласно которой в Казахстане рост реального ВВП на 1% приводит к росту потребления электроэнергии примерно на 0,5%.

В начале апреля нынешнего года пресс-служба Министерства энергетики РК опубликовала официальное сообщение, в котором высказывается прогноз о том, что «к 2030 году на юге Казахстана ожидается дефицит энергогенерирующих мощностей до 2,7 ГВт, в связи с этим рассматривается возможность строительства парогазовых, гидро- и атомных станций». 

«Для уточнения экономических и технических параметров возможной АЭС и выбора реакторной технологии разработан маркетинговый раздел технико-экономического обоснования, в котором проводится анализ имеющихся на рынке реакторных технологий поколения III+, а также обмен информацией с поставщиками реакторных технологий из пяти стран, в том числе с госкомпанией «Росатом», – сообщают в Минэнерго. – Кроме того, потенциальными инвесторами рассматриваются варианты строительства маневренной газовой генерации в южных регионах страны, а также контррегуляторов Шульбинской ГЭС на реке Иртыш и Капшагайской ГЭС на реке Или, даны предложения по строительству новой парогазовой электростанции мощностью порядка 450 МВт на площадке Шымкентской ТЭЦ». 

Расхватали – не берут

Разработанное в 1997 году технико-экономическое обоснование Балхашской АЭС на базе реакторной установки ВВЭР-640 не было утверждено, и правительство Казахстана не приняло решение о строительстве АЭС. Спустя девять лет, в 2006 году, создано АО «Казахстанско-Российская компания «Атомные станции» для реализации проекта сооружения АЭС в районе Актау, где уже эксплуатировался реактор БН-350 для опреснения воды на Мангистауском атомном энергокомбинате. Предприятием разработано ТЭО «Строительство АЭС с реакторными установками ВБЭР-300». Но и на этот раз работы по проекту были приостановлены: «в связи с необходимостью принятия межправительственного соглашения с РФ по совместному проектированию и строительству АЭС».

В июле 2014 года зарегистрировано АО «Казахстанские атомные электрические станции» в составе АО «ФНБ «Самрук-Казына».

С мая по декабрь 2014 года по вопросу реализации проекта строительства АЭС в РК были проведены консультации с ведущими мировыми компаниями, обладающими современными реакторными технологиями. О строительстве АЭС в районе города Курчатов переговоры шли с госкорпорацией «Росатом». О строительстве АЭС в районе поселка Улькен – с компаниями Areva (Франция), Toshiba, Japan Atomic Power Company – JAPC, Mitsubishi (Япония), CGNPC (КНР), КЕРСО (Корея), Westinghouse (США), Hitachi-General Electric (Япония и США).

Позже РГП «Национальный ядерный центр РК» подготовил прогнозный баланс электрической мощности РК до 2030 года, в связи с чем была определена необходимая мощность новых крупных базовых источников, единичная мощность энергоблоков АЭС, а также места размещения АЭС по регионам РК. Рассмотрев пять пунктов возможного строительства АЭС по энергетическим зонам РК, для окончательного рассмотрения эксперты порекомендовали три: Улькен на Балхаше, Курчатов и Актау. Однако Актау по ряду параметров не подходил. Среди них – проявление карстообразования и проседания, близость опасного производства ТОО «КазАзот», а также неприятие местным населением данного проекта. 

Более того, исходя из прогнозной схемы, баланса мощностей с учетом планов ввода новой генерации, к 2030 году западный регион сохраняет свою самодостаточность и отсутствие дефицита. К тому же, как недавно в интервью корреспонденту «Курсива» сообщил председатель правления АО «KEGOC» Бакытжан Кажиев, на западе есть достаточно большой потенциал развития газовой генерации и маневренных источников.

А, поскольку ВКО энергоизбыточна, выбор пал на юг. Тем более, что, как сообщали четыре года назад в Минэнерго, в южной зоне энергетическая инфраструктура полностью готова для включения 1500–2000 МВт, а транзиты «Север – Юг» будут еще иметь потенциал передачи 30%. Тогда же был отмечен фактор в противовес этому. По предварительным оценкам, доставка крупногабаритного оборудования к районам строительства АЭС в городах Курчатов и Актау морским и речным транспортом возможна при возведении соответствующих причалов и перегрузочных комплексов. Транспортировка крупногабаритного и тяжеловесного оборудования к району побережья озера Балхаш, помимо этого, может потребовать выполнения большого объема работ по реконструкции наземных магистралей.

Долгая дорога к Балхашу

Параллельно с переговорами о строительстве АЭС в разных частях страны еще один связанный с этой интригой проект жил собственной жизнью. 

На сайте «Самрук-Энерго» сообщается: «В соответствии с Программой развития электроэнергетики Республики Казахстан до 2030 года, в 2007 году принято решение о строительстве Балхашской ТЭС (проект) мощностью до 3000 МВт с возможностью увеличения до 4000 МВт. Площадка для возведения Балхашской ТЭС АО «Самрук-Энерго» находится в 200-х километрах южнее города Балхаш, на территории Алматинской области в поселке Улькен, на месте предполагавшегося строительства Южно-Казахстанской ГРЭС (ЮКГРЭС). Во время визита президента Кореи Пак Кын Хё в Астану акционерами АО «Балхашская ТЭС» стали АО «Самрук-Энерго» (50 % минус 1 акция) и Samsung C&T Corporation (Южная Корея). Проектом было предусмотрено строительство двухблочного модуля мощностью 1320 МВт с целью покрытия дефицита электроэнергии в РК посредством выработки 10,5 млрд кВт*ч в год. Срок реализации: 2010–2022 годы, стоимость проекта угольной станции – 566,6 млрд тенге.

Осенью 2016 года корейские партнеры уведомили о расторжении контракта. Официальная причина – низкие цены на нефть и задержка одобрения регулирующих органов. С тех пор компания живет в режиме пониженной активности.

Если вернуться к совместному российско-казахстанскому проекту атомной станции, то 25 декабря 2017 года АО «Казахстанско-Российская компания «Атомные станции» ликвидировано. При этом компания в 2014 и в 2017 годах получала неплохое финансирование. В Казахстане от нее поступали налоговые отчисления в размере 12 и 14 млн тенге соответственно. 

Отметим, что с лета 2014 года существовало АО «Казахстанские атомные электрические станции». Не исключено, что эта компания стала правопреемницей совместного предприятия, поскольку после четырех лет финансовой пассивности в 2018 году ее налоговые отчисления составили 11 млн тенге. Столько же данное АО перечислило и за несколько месяцев текущего года, что говорит о возможной активизации казахстанского атомно-энергетического проекта. 

Также есть момент, который говорит о том, что в прошлые годы был сделан акцент не в пользу российского партнерства. В 2015 году создано ТОО «Ульба-ТВС», учредителями которого стали Ульбинский металлургический завод («Казатомпром») и ООО «Ресурсы Урана» при Китайской гуандунской ядерно-энергетической корпорации. Это предприятие ориентировано на создание совместных предприятий по производству тепловыделяющих сборок для реакторов АЭС западного дизайна (французской компании Areva), а также для обеспечения потребностей атомной энергетики в Казахстане. Реализуется данный проект в соответствии с Программой развития атомной отрасли в Республике Казахстан на 2011–2014 годы с перспективой развития до 2020 года.

инф.jpg


736 просмотров

Казахстанский бизнес не готов к крупным инвестициям в Узбекистан

В основном по привычке

Фото: Shutterstock

14 апреля начался визит президента Казахстана Касым-Жомарта Токаева в Узбекистан. То, что с первым государственным визитом Косым-Жомарт Токаев отправился именно в Ташкент, никого не удивило. Интерес к южному соседу сегодня в Казахстане очень велик. Местные СМИ охотно пишут о событиях у соседей, в социальных сетях активно обсуждают Узбекистан.

Одна из главных тем – как узбеки зазывают инвесторов. При предыдущем президенте, Исламе Каримове, это пытались делать директивными методами. Работали они не очень хорошо. По данным Госкомитета по инвестициям РУз, объем привлеченных иностранных вложений и кредитов за 2011–2016 годы снизился в 1,7 раза, до $1,903 млрд. В 2015-м году было принято решение считать акционерными обществами только те компании, в которых не менее 15% акций принадлежало иностранцем. Несправившихся вычеркивали из списка АО, лишали налоговых льгот и префренций. Подход оказался не слишком удачным, и в августе прошлого года от него отказались. Взамен власти Узбекистана провели ряд реформ. Еще в 2016 году либерализовали вывод валютной прибыли из страны. Был введен режим одного окна для инвесторов, упрощена система налогообложения. 

Десант с севера 

«Многие Узбекистан идеализируют, а перспективы Казахстана в будущей конкуренции рисуют исключительно черными красками», – отметил как-то в своем блоге известный финансист Айдан Карибджанов. Мы насчитали только за прошлый год почти 20 публичных заявлений казахстанских игроков о намерении выйти на узбекский рынок или инвестировать в него. Например, бизнесмен Нурлан Смагулов заявил о желании вывести на узбекский рынок брендов Mega (торговые центры) и Astana Motors (дистрибуция автомобилей). В компаниях сообщили «Курсиву», что пока этого не произошло. Serebroff, видящий  себя «лидером ювелирной отрасли Казахстана», поставил целью открыть к 2021 году салоны в нескольких странах, включая Узбекистан.  

Другие уже стартовали. На сайте RG Brands указано, что в Ташкенте работает ее торговый филиал (от комментариев компания отказалась). Свои площадки в узбекском сегменте интернета открыли Kolesa Group, которой принадлежит сервис по купле-продажи автомобилей kolesa.kz, и International Media Service – казахстанский селлер, продающий рекламу на телеканалах. В июле прошлого года в Ташкенте заработал билетный сервис «Тикетон». 

«Узбекский рынок выглядят незаполненными по сравнению с казахстанским. Тут можно делать практически все, и будут шансы на успех», – поделился с «Курсивом» на условиях анонимности алматинский бизнесмен. Год назад он перевел свою небольшую IT-компанию из Алматы в Ташкент и возвращаться пока не собирается. 

Активизировались финансисты. Halyk Bank учредил в Узбекистане дочерний Tenge Bank. Предправления банка Умут Шаяхметова говорила, что ожидает получение лицензии для «дочки» в апреле 2019 года. Инвестиционная компания Freedom Finance за прошлый год открыла семь филиалов в Узбекистане, головной офис в Ташкенте и провела первое роад-шоу в истории страны в рамках SPO АО «Кокандский механический завод».

«Локальный рынок Узбекистана имеет высокий инвестиционный потенциал развития», – отметил исполнительный директор  ташкентского ООО «Freedom Finance» Евгений Можейко. «Основные сложности связаны с ограниченными представлениями населения об инвестиционной деятельности и, как следствие, низкой активности торговых операций на Республиканской фондовой бирже и отсутствием интереса населения к участию в масштабных национальных IPO/SPO с потенциально высокой ликвидностью», – отмечает господин Можейко. Но Freedom Finance это не останавливает – компания проводит курсы финансовой грамотности, формируя свой потребительский рынок. 

Незаметный инвестор 

Кажется, в Ташкенте высадился настоящий инвестиционный десант казахстанцев. Еще бы, общая граница, ментальная и языковая близость должны подталкивать к развитию взаимной торговли и обмену капиталами. С торговлей так и происходит. По данным Агентства по статистике РК, с 2017 по 2018 год товарооборот между Казахстаном и Узбекистаном вырос с $1,9 млрд до почти $2,5 млрд (по данным Госкомстата РУз, $2,6 млрд). В списке торговых партнеров РК южный сосед занял по итогам прошлого года 8-е место, ненамного уступив обороту нашей страны со всем западным полушарием. Для Узбекистана же мы – третий по значимости партнер после Китая и России. Южные соседи импортируют наши пшеницу и муку, берут цемент, алюминий, стальной прокат. Мы закупаем у них газ, удобрения и автомобили. 

С инвестициями ситуация иная. В перечне основных инвестпартнеров Казахстана мы встретим главных торговых партнеров: Нидерланды, США, Великобритания, Россия...  Узбекистана там нет. По данным Нацбанка РК, Узбекистан стоит на 30-м месте по казахстанским обязательствам ($184 млн на 1 октября 2018 года) и на 39-м – по уровню казахстанских активов ($216,4 млн). Роста взаимных инвестиций не видно (см. график). 

Накопленные инвестиции из РК в РУз уступают казахстанским инвестициям в такие совсем не соседние страны, как Грузия ($241 млн активов) или Украина ($298,8 млн активов). Даже в экзотическую Мексику казахстанцы инвестируют почти в два раза больше, чем в ближайшего южного соседа – $453,8 млн активов. Инвестиционный десант напоминает, скорее, захват небольшого плацдарма. Казахстанские деньги – капля в потоке, вливающемся в РУз. По официальным данным, в 2017 году Узбекистан освоил более $2,4 млрд прямых иностранных инвестиций. По прогнозу Шавката Мирзиёева, в 2019 году этот показатель  «достигнет 4,2 миллиарда долларов». 
 
Неудивительно, что на сайте Министерства инвестиций и внешней торговли РУз в разделе «Страны, интересующиеся Узбекистаном», указаны США, Россия, Китай, Япония – всего девять стран. Казахстан даже не упомянут. В перечне реализуемых крупных инвестпроектов в Узбекистане есть проекты от $1,2 млн (строительство электростанции, YildirimGroup, Турция) до $6,25 млрд (освоение газовых месторождений, Lukoil, Россия). По данным Госкомитета РУз по инвестициям, из $11,8 млрд иностранных инвестиций и кредитов за последние годы 73% было направлено в нефтегазовую отрасль. «Газпром», «Новатэк», CNPC, Total расширяют свое присутствие в добыче углеводородов, индийцы инвестируют в фармацевтику, турки – в строительство. Все это капиталоемкие отрасли. Казахстанцы же осторожно осваивают финансовый сектор и онлайн-продажи.

В ожидании кейсов 

Почему наши инвесторы не спешат к соседям? Политолог и член общественного совета города Алматы Марат Шибутов считает, что проблема в ментальности. Многие по привычке считают, что Узбекистан – страна, все еще закрытая для инвесторов. «У нас не думаю об экспансии и экспорте, а больше об импортозамещении. Все думают лишь о том, как бы побороться с иностранцами на казахстанском или узбекском рынке, а не чтобы идти на рынок соседей», – считает он. Те же, кто  хочет выходить на внешние рынки, по мнению эксперта, думают не об СНГ, а о мировом рынке и борьбе с транснациональными корпорациями. «Переход к нормальному взаимному инвестированию – дело долгое, и думаю, нормальные результаты будут только лет через 10», – полагает господин Шибутов. 

Соучредитель узбекского Национального фонда развития Тоштемир Хайдаров согласен, что некоторые казахстанские инвесторы могут помнить негативный опыт предыдущих лет и пока «психологически не готовы к большим вложениям. Компании не хотят рисковать и не знают, можно ли доверять реформам, которые происходят в стране, реальные ли это перемены?».  «Сейчас инвесторы ждут  успешного кейса, по делу которого они будут понимать, что они могут прозрачно, открыто и без опасений, вести свой бизнес», – резюмирует господин Хайдаров. Поскольку крупный казахстанский бизнес и госкомпании в Узбекистан не стремятся, остается рассчитывать только на малый и средний бизнес. Пока сохраняется очарование ветрами перемен у южного соседа, казахстанский МСБ сделает все, что сможет, чтобы закрепиться на узбекском рынке.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Министр образования и науки Куляш Шамшидинова считает, что выпускные вечера школьников не должны выходить за территории школ и уж тем более, превращаться в состязания дорогих нарядов и пышных застолий. Согласны ли вы с ее мнением?

Варианты

Цифра дня

158-е
место
занял Казахстан в рейтинге свободы прессы из возможных 180

Цитата дня

Мой вывод – мы идем правильным курсом. Наш мудрый народ един, государство, как высшая ценность нашей независимости, незыблемо. Поэтому твердо считаю, что досрочные выборы главы государства абсолютно необходимы. Для того, чтобы обеспечить общественно-политическое согласие, уверенно двигаться вперед, решать задачи социально-экономического развития, необходимо снять любую неопределенность.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций

Home Credit Bank

Home Credit Bank