Перейти к основному содержанию

4343 просмотра

Строительство АЭС в Казахстане все еще остается интригой

Судя по всему, проект строительства первой АЭС «разморозили» еще в прошлом году

Фото: Shutterstock

Президент России Владимир Путин подлил масла в огонь казахстанской нуклеофобии, на встрече с президентом Казахстана Касым-Жомартом Токаевым публично предложив помощь в строительстве атомной электростанции. Для роста ВВП на юге Казахстана нужна электроэнергия. Более того, судя по всему, проект строительства первой АЭС «разморозили» еще в прошлом году. 

В январе 2013 года президент Казахстана Нурсултан Назарбаев поручил главе «Казатомпрома» Владимиру Школьнику вплотную заняться вопросом строительства отечественной АЭС, предложив перейти «от рассуждения к делу». А в мае 2014 года глава российской госкомпании «Росатом» Сергей Кириенко и Владимир Школьник подписали меморандум о взаимопонимании по сотрудничеству в сооружении АЭС на территории Казахстана. Речь тогда шла о станции с реакторами типа ВВЭР (водо-водяной энергетический реактор) установленной мощностью от 300 до 1200 МВт. Согласно документу, стороны также намеревались сотрудничать по вопросу обеспечения АЭС ядерным топливом с возможностью производства его или компонентов на территории Казахстана в производственной кооперации.

Ренессанс против фобий

С 2013 года многое изменилось: руководство «Казатомпрома» и «Росатома», ценовая конъюнктура на рынке ядерного топлива и многое другое. В свою очередь казахстанское руководство за десятилетия раздумий о мирном атоме провело сотни переговоров с разными потенциальными подрядчиками, которые могли построить нам как АЭС, так и теплоэлектростанцию. Более того, сегодня угас накал страстей вокруг фукусимской аварии 2011 года. В то время как Германия отказывается от своих атомных станций (построенных еще в 1980-х) в пользу возобновляемых технологий и традиционной теплоэнергетики, Китай стимулирует атомный ренессанс. Как пишет издание Global Asia, КНР настроилась на настоящий «ядерный энергетический рывок»: при существующих показателях в 44 ГВт Поднебесная планирует выйти к 2030 году на суммарную мощность ядерных реакторов в 238 ГВт. Аналитики делают выводы, что в стране предполагается построить более 40 АЭС. И даже Узбекистан, вышедший из режима закрытости, в сентябре прошлого года заключил соглашение с российской стороной о сотрудничестве в строительстве на территории республики атомной электростанции. С площадкой планируют определиться к концу 2019 года, а первый энергоблок должен быть запущен в 2028 году. 

Перспективный дефицит

Судя по отчетам руководства АО «KEGOC», по сей день не существует единой казахстанской энергосистемы. Запад страны остается автономным в этом вопросе, однако он самодостаточен и имеет неплохие перспективы, в отличие от юга, который может стать энергодефицитным. При этом самые мощные энергогенерирующие объекты работают в Павлодарской области (Аксуская, бывшая Ермаковская, экибастузские и павлодарские станции). Дальше по списку идут Карагандинская и Восточно-Казахстанская области. Соответственно, и основные потребители расположены на севере страны. Среди них: Аксуский феррохромовый комбинат, Казахстанский электролизный завод, «АрселорМиттал Темиртау». Однако на данный момент реализован транзит «Север – Восток – Юг», благодаря которому избыточное производство на севере и востоке может направляться на юг, где генерация дефицитна. К примеру, в 2017 году на севере выработано 78,7 млрд кВт*ч, а на юге – 11. При этом северная зона потребляла 64,9 млрд кВт*ч, а южная – 20,6. Частично юг и запад «добирают» за счет импорта из Кыргызстана и России соответственно. А север, наоборот, экспортирует в РФ. Правда, энергетики констатируют большие потери при транспортировке электроэнергии по сетям с севера на юг.

На текущий момент, да и в некоторой перспективе, Казахстан даже слегка энергоизбыточен. Энергогенерация и энергопотребление сегодня выше, чем в перестроечном 1990 году, когда советские предприятия по инерции еще функционировали.

В мае 2011 года был опубликован аналитический обзор ATFBank Research «Энергетический рост Казахстана», где сообщалось: «Текущий уровень износа электростанций составляет около 70%. На начало 2013 года средний возраст оборудования тепловых электростанций – 28,8 лет, гидроэлектростанций – 35,7 лет. При этом 57% мощностей электростанций отработали более 30 лет». Также аналитики выдвинули гипотезу, согласно которой в Казахстане рост реального ВВП на 1% приводит к росту потребления электроэнергии примерно на 0,5%.

В начале апреля нынешнего года пресс-служба Министерства энергетики РК опубликовала официальное сообщение, в котором высказывается прогноз о том, что «к 2030 году на юге Казахстана ожидается дефицит энергогенерирующих мощностей до 2,7 ГВт, в связи с этим рассматривается возможность строительства парогазовых, гидро- и атомных станций». 

«Для уточнения экономических и технических параметров возможной АЭС и выбора реакторной технологии разработан маркетинговый раздел технико-экономического обоснования, в котором проводится анализ имеющихся на рынке реакторных технологий поколения III+, а также обмен информацией с поставщиками реакторных технологий из пяти стран, в том числе с госкомпанией «Росатом», – сообщают в Минэнерго. – Кроме того, потенциальными инвесторами рассматриваются варианты строительства маневренной газовой генерации в южных регионах страны, а также контррегуляторов Шульбинской ГЭС на реке Иртыш и Капшагайской ГЭС на реке Или, даны предложения по строительству новой парогазовой электростанции мощностью порядка 450 МВт на площадке Шымкентской ТЭЦ». 

Расхватали – не берут

Разработанное в 1997 году технико-экономическое обоснование Балхашской АЭС на базе реакторной установки ВВЭР-640 не было утверждено, и правительство Казахстана не приняло решение о строительстве АЭС. Спустя девять лет, в 2006 году, создано АО «Казахстанско-Российская компания «Атомные станции» для реализации проекта сооружения АЭС в районе Актау, где уже эксплуатировался реактор БН-350 для опреснения воды на Мангистауском атомном энергокомбинате. Предприятием разработано ТЭО «Строительство АЭС с реакторными установками ВБЭР-300». Но и на этот раз работы по проекту были приостановлены: «в связи с необходимостью принятия межправительственного соглашения с РФ по совместному проектированию и строительству АЭС».

В июле 2014 года зарегистрировано АО «Казахстанские атомные электрические станции» в составе АО «ФНБ «Самрук-Казына».

С мая по декабрь 2014 года по вопросу реализации проекта строительства АЭС в РК были проведены консультации с ведущими мировыми компаниями, обладающими современными реакторными технологиями. О строительстве АЭС в районе города Курчатов переговоры шли с госкорпорацией «Росатом». О строительстве АЭС в районе поселка Улькен – с компаниями Areva (Франция), Toshiba, Japan Atomic Power Company – JAPC, Mitsubishi (Япония), CGNPC (КНР), КЕРСО (Корея), Westinghouse (США), Hitachi-General Electric (Япония и США).

Позже РГП «Национальный ядерный центр РК» подготовил прогнозный баланс электрической мощности РК до 2030 года, в связи с чем была определена необходимая мощность новых крупных базовых источников, единичная мощность энергоблоков АЭС, а также места размещения АЭС по регионам РК. Рассмотрев пять пунктов возможного строительства АЭС по энергетическим зонам РК, для окончательного рассмотрения эксперты порекомендовали три: Улькен на Балхаше, Курчатов и Актау. Однако Актау по ряду параметров не подходил. Среди них – проявление карстообразования и проседания, близость опасного производства ТОО «КазАзот», а также неприятие местным населением данного проекта. 

Более того, исходя из прогнозной схемы, баланса мощностей с учетом планов ввода новой генерации, к 2030 году западный регион сохраняет свою самодостаточность и отсутствие дефицита. К тому же, как недавно в интервью корреспонденту «Курсива» сообщил председатель правления АО «KEGOC» Бакытжан Кажиев, на западе есть достаточно большой потенциал развития газовой генерации и маневренных источников.

А, поскольку ВКО энергоизбыточна, выбор пал на юг. Тем более, что, как сообщали четыре года назад в Минэнерго, в южной зоне энергетическая инфраструктура полностью готова для включения 1500–2000 МВт, а транзиты «Север – Юг» будут еще иметь потенциал передачи 30%. Тогда же был отмечен фактор в противовес этому. По предварительным оценкам, доставка крупногабаритного оборудования к районам строительства АЭС в городах Курчатов и Актау морским и речным транспортом возможна при возведении соответствующих причалов и перегрузочных комплексов. Транспортировка крупногабаритного и тяжеловесного оборудования к району побережья озера Балхаш, помимо этого, может потребовать выполнения большого объема работ по реконструкции наземных магистралей.

Долгая дорога к Балхашу

Параллельно с переговорами о строительстве АЭС в разных частях страны еще один связанный с этой интригой проект жил собственной жизнью. 

На сайте «Самрук-Энерго» сообщается: «В соответствии с Программой развития электроэнергетики Республики Казахстан до 2030 года, в 2007 году принято решение о строительстве Балхашской ТЭС (проект) мощностью до 3000 МВт с возможностью увеличения до 4000 МВт. Площадка для возведения Балхашской ТЭС АО «Самрук-Энерго» находится в 200-х километрах южнее города Балхаш, на территории Алматинской области в поселке Улькен, на месте предполагавшегося строительства Южно-Казахстанской ГРЭС (ЮКГРЭС). Во время визита президента Кореи Пак Кын Хё в Астану акционерами АО «Балхашская ТЭС» стали АО «Самрук-Энерго» (50 % минус 1 акция) и Samsung C&T Corporation (Южная Корея). Проектом было предусмотрено строительство двухблочного модуля мощностью 1320 МВт с целью покрытия дефицита электроэнергии в РК посредством выработки 10,5 млрд кВт*ч в год. Срок реализации: 2010–2022 годы, стоимость проекта угольной станции – 566,6 млрд тенге.

Осенью 2016 года корейские партнеры уведомили о расторжении контракта. Официальная причина – низкие цены на нефть и задержка одобрения регулирующих органов. С тех пор компания живет в режиме пониженной активности.

Если вернуться к совместному российско-казахстанскому проекту атомной станции, то 25 декабря 2017 года АО «Казахстанско-Российская компания «Атомные станции» ликвидировано. При этом компания в 2014 и в 2017 годах получала неплохое финансирование. В Казахстане от нее поступали налоговые отчисления в размере 12 и 14 млн тенге соответственно. 

Отметим, что с лета 2014 года существовало АО «Казахстанские атомные электрические станции». Не исключено, что эта компания стала правопреемницей совместного предприятия, поскольку после четырех лет финансовой пассивности в 2018 году ее налоговые отчисления составили 11 млн тенге. Столько же данное АО перечислило и за несколько месяцев текущего года, что говорит о возможной активизации казахстанского атомно-энергетического проекта. 

Также есть момент, который говорит о том, что в прошлые годы был сделан акцент не в пользу российского партнерства. В 2015 году создано ТОО «Ульба-ТВС», учредителями которого стали Ульбинский металлургический завод («Казатомпром») и ООО «Ресурсы Урана» при Китайской гуандунской ядерно-энергетической корпорации. Это предприятие ориентировано на создание совместных предприятий по производству тепловыделяющих сборок для реакторов АЭС западного дизайна (французской компании Areva), а также для обеспечения потребностей атомной энергетики в Казахстане. Реализуется данный проект в соответствии с Программой развития атомной отрасли в Республике Казахстан на 2011–2014 годы с перспективой развития до 2020 года.

инф.jpg

1502 просмотра

Стоимость реконструкции аэропорта в Уральске может превысить 2,4 млрд тенге

Строительные работы планируют завершить в следующем году

Фото: Shutterstock.com

С начала реконструкции уральского аэропорта проект переделывали дважды, и стоимость увеличилась с 1,5 до 2,4 млрд тенге. В управляющей компании рассказали, что поскольку речь идёт о строительстве - сумма может ещё увеличиться.

«Изначально проект шёл, как реконструкция терминала. Сейчас известно, что просадка здания не позволяет ничего надстраивать или делать какие-либо пристройки: и фундамент, и колонны имеют высокий износ. Мы дважды переделывали проект. Теперь уже речь идёт не о реконструкции, а о строительстве нового аэропорта», - сообщил первый заместитель председателя АО «СПК «Орал» Артур Доскалиев.

Сумму на строительство терминала выделяет нефтедобывающая компания KPO B.V. (нидерландское юрлицо, участвующей в разработке Карачаганакского месторождения) в рамках договорных социальных обязательств. На торжественном закрытии аэропорта на ремонт в июле 2019 года генеральный директор компании Эдвин Блом говорил о 1,5 млрд тенге инвестиций. 

По договору с правительством Казахстана за право разрабатывать месторождение, компания KPO B.V. обязана ежегодно выплачивать $30 млн на социальные объекты для населения ЗКО.

Новый эскиз здания уральского аэропорта..jpg
 
В январе 2020 года власти презентовали новый эскизный проект. Стоимость нового терминала оценили в 2,4 млрд тенге. Согласно документу в новом аэропорту должна была появиться возможность установки рукава для посадки пассажиров на борт самолета, увеличиться площадь с 3,85 тыс. до 7 тыс. квадратных метров, и вырасти пропускная способность – со 160 тыс. до 350 тыс. пассажиров в год. 

Тогда заместитель акима области Тимуржан Шакимов заверил, что этот проект – окончательный, что к обследованию привлекли проектный институт АО «КАЗНИИС строительства и архитектуры», и если где-то еще в процессе строительства найдутся поврежденные конструкции — их тоже заменят. Но всё снова пошло не по плану.

«Поскольку теперь мы говорим о строительстве – сумма может вырасти еще. Мы создали новый эскиз, прорабатываем, чтобы терминал был полностью готов и никаких проблем не возникло», - пояснил Артур Доскалиев.

Перед началом реконструкции в 2019 году аэропорт был продан АО «СПК Орал», а после окончания снова будет возвращён в частные руки на условиях поэтапного выкупа и возмещения затрат. Необходимость таких «манёвров» объяснили тем, что по закону социальные объекты, на которые KPO B.V. выделяют деньги должны быть в собственности государства. Сумму сделки в СПК не назвали, сославшись на коммерческую тайну. 

«Акимат не может управлять аэропортом – вида деятельности такого нет. Тут или создавать новое предприятие, или передавать имеющемуся с таким видом деятельности. Поэтому после завершения всех работ, аэропорт планируется продать прежним управляющим – ТОО «Международный аэропорт «Орал», - рассказал заместитель председателя СПК.

Новый эскиз здания уральского аэропорта. (2).jpg

В конце апреля директор аэропорта Хайретдин Раскалиев в интервью газете «Время» обвинял проектировщиков в искусственном удорожании проекта. По его словам, руководство ТОО «Международный аэропорт «Орал» заинтересован в прозрачном финансировании, так как впоследствии им придётся возмещать затраты на строительство. В СПК «Орал» заверили, что все конфликтные вопросы с бывшими владельцами аэропорта были улажены, и смета полностью соответствует требованиям.

«Тут как: мы закладываем в смете пропускной сканер, например, а он уже есть (у ТОО «Международный аэропорт «Орал» - прим. «К»). Но мы не можем его не включить, ведь сейчас аэропорт у нас в собственности, а у нас нет сканера. Поэтому проект мы обязаны считать полностью, учитывая каждую деталь, чтобы в нём было абсолютно всё при открытии. Конечно, впоследствии, при закупе, мы будем вычитать то, что уже есть у прежних владельцев», - пояснил Артур Доскалиев.

ТОО «Международный аэропорт «Орал» зарегистрировано 17 февраля 1997 года. Директором аэропорта числится Хайретдин Раскалиев, а единственным учредителем ТОО «Беркут Аэропорт». 

В составе учредителей ТОО «Беркут Аэропорт» - два ТОО и одно физическое лицо.

Одно из предприятий владельцев - ТОО «Меридиан Капитал» принадлежит Нурболу Султану. Господин Султан приходится сыном покойному экс-главе администрации президента Сарбаю Калмурзаеву, а также входит в топ-50 самых богатых людей Казахстана по версии Forbes. 

Ещё одним владельцем ТОО «Беркут Аэропорт» значится ТОО «STAIER GROUP», учредителем которого является Айтмухаммед Алдажаров, член совета директоров (независимый директор) АО «Интергаз Центральная Азия».

Физическим лицом в руководителях ТОО «Беркут Аэропорт» числится экс-руководитель ТОО «Bek Air» и жена главы «Bek Air» Нурлана Жумасултанова - Айгуль Жумасултанова. Она проработала на посту руководителя компании с 29 августа 2013 года по 18 июля 2016 года. 

На отчётной встрече с населением аким ЗКО Гали Искалиев упомянул, что строительство хотят завершить в 2021 году. Удастся ли уложиться в этот срок, в СПК ответить затруднились.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

drweb_ESS_kursiv.gif