Смогут ли пчеловоды СКО выйти на китайский рынок

И что им мешает это сделать прямо сейчас

Фото: Shutterstock

Второй год североказахстанские пчеловоды думают над тем, как выйти со своей продукцией на рынок Китая. Привлекает он прежде всего своими возможностями, продиктованными высокой ценой и растущим спросом на экологически чистую продукцию в Поднебесной. Однако на данном этапе экспортные планы не более чем разговоры. И пока еще ни один пчеловод СКО не заключил договор с китайским потребителем на поставку меда.

Никто не считал

Сколько пчеловодов работает в СКО, сказать сложно. Назвать цифру, соответствующую реальному положению дел, «Курсиву» не смогли ни в региональном департаменте статистики, ни в управлении сельского хозяйства, ни в Ассоциации пчеловодов Северо-Казахстанской области. 
По официальным данным, в 2018 году в регионе было произведено чуть более 90 тонн меда. Однако существенная часть продукции выпущена личными подсобными хозяйствами, которые никаких отчетов в органы статистики не представляют, а значит, корректно подсчитать объемы производства невозможно. Более того, в управлении сельского хозяйства признали, что пчеловодство в СКО не находится в зоне повышенного внимания, как, например, растениеводство или разведение КРС. Некоторые цифры озвучили в общественном объединении местных медовиков.

«В нашей ассоциации состоит более 300 пчеловодов, как опытных, так и начинающих. Сколько их всего по области, не могу сказать. Более тысячи, это точно», – рассказал «Курсиву» председатель Ассоциации пчеловодов СКО Олег Гаврилов.

На новые рельсы

Теоретически работать с Китаем хотели бы многие из этих пасечников. Председатель ассоциации, он же руководитель пчеловодческого кооператива «Белое» и ТОО «Пасека «Кызылжар», Олег Гаврилов утверждает, что работа в этом направлении ведется. К осени североказахстанцы планируют отправить в Поднебесную первую партию – 150 тонн. 

Чтобы добиться поставленной цели, нужно научиться производить качественный мед. Продукту недостаточно быть просто натуральным и не содержать добавок. Ему нужно пройти сертификацию в Китае, соответствовать высоким стандартам, предъявляемым китайской стороной. Это означает, что пасечникам СКО предстоит перейти на экологическое пчеловодство.

«Сейчас мы, ассоциация, разработали новую систему пчеловодства, которая нацелена на производство экологически чистой продукции. Чтобы выйти на экспорт, нужно исключить из продукта остатки антибиотиков. Ведь когда мы завозим пчелопакеты из южных регионов страны, продавцы их обрабатывают от болезней различными препаратами. Антибиотики попадают в соты и далее в мед. Чтобы эту цепочку прервать, нужно работать с чистой вощиной, а с вредителями и болезнями бороться исключительно природными препаратами. Они разработаны, есть в продаже, доступны пчеловодам», – говорит Олег Гаврилов.

Объемы позволяют

Объемы производства меда в СКО, считает председатель региональной ассоциации пчеловодов, позволяют работать с внешними рынками. Но главное сейчас не количество, а качество продукта.

«Объем регион сможет дать без проблем, потенциал у СКО в этом плане огромный. К тому же сейчас мы наращиваем медоносную базу. В этом году посеем первый медоносный конвейер в 50 гектаров. Это набор трав, который позволяет получать нектар в течение всего сезона. Одна культура отцветает, а другая зацветает, – рассказывает Олег Гаврилов. – На полях, которые сейчас у нас есть в наличии, мало эспарцета, донника, а гречиху вообще практически не сеют в регионе. Рапсовые посевы травят химикатами, которые являются ядом для пчел. Те хозяйства, которые сеют эспарцет и донник, скашивают их во время цветения. Также будем просить крестьян, чтобы они на паровых землях сеяли однолетние медоносы. Это выгодно и нам, и им».

Всем миром

Первую партию меда для китайского рынка в СКО намерены собирать общими силами. Ассоциация планирует закупать продукт у тех, кто работает по системе органического пчеловодства.

«В прошлом году в Китае давали цену 2 тыс. тенге за килограмм, хотя сами китайцы потом наш мед продают в 5 раз дороже. В СКО каждый пчеловод может продать в розницу по 1800 тенге за килограмм», – говорит Олег Гаврилов.

Сегодня пчеловоды региона в основном продают сладкий продукт в розницу своим постоянным клиентам.

«Мед расходится в основном по своим покупателям. Если увеличивать количество пчелосемей, а сейчас их у нас 30, то возникнет проблема с реализацией. Мы заинтересованы в экспорте. Но пока толком никто ничего не говорит, никаких условий нам пока не озвучивали. Но чисто теоретически я не против», – говорит председатель сельского производственного кооператива «Медок» Анатолий Калинко.

С ним согласен председатель пчеловодческого кооператива из района Магжана Жумабаева Николай Присяжный. 

«Выгодно продать – это всегда хорошо. Мы реализуем мед, как можем. В больших объемах мед не залеживается. Если бы хорошую цену давали, я бы отправлял за границу. Здесь я оптом продаю по 1000–1200 тенге за килограмм. В розницу сейчас много не наторгуешь», – говорит собеседник издания.

В пользу внутреннего рынка

Есть среди пчеловодов и другое мнение. Например, одна из крупнейших пасек области – КХ «Пасека семьи Пилипушко» – отказалась от идеи поставлять мед в Китай из-за желания сохранить свои позиции на внутреннем рынке.

«Наш мед прошел все экспертизы, мы возили его на выставку в Китай, он подходит под все их требования, так как мы занимаемся органическим пчеловодством. Но мы отказались от китайского направления исключительно потому, что не хотим терять свой рынок и оставлять наших потребителей без продукции. У нас налажены каналы сбыта и меда, и апипродуктов, проблем с реализацией нет», – пояснила руководитель крестьянского хозяйства, потомственный пчеловод Ярослава Пилипушко.

Председатель ассоциации пчеловодов Олег Гаврилов говорит, что особых проблем с выходом на китайский рынок не возникнет, было бы желание. Сейчас главное – научить пчеловодов работать по новой системе, которая позволит производить востребованный экологически чистый мед. Уже к осени текущего года будет ясно, есть у пасечников СКО заинтересованность в органическом пчеловодстве и потребность в новых рынках или нет.

Пока же ни одного экспортного договора о поставках меда в этом направлении в регионе не заключено.
 

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

В Казахстане станет проще развивать тепличный бизнес

Новые правительственные поправки снизят число необходимых документов для старта

Фото: Depositphotos/PiLens

Очередной пакет поправок в законодательство по вопросам улучшения бизнес-климата в Казахстане поможет малому бизнесу расширить свои объекты или построить новые. В частности, отменены требования разработки проектно-сметной документации в отношении технически несложных стройобъектов.

Технически несложные объекты – это мобильные комплексы контейнерного, блочного и модульного исполнения, одно­этажные здания для предприятий торговли, общественного питания и бытового обслуживания, которые возводят из сборно-разборных конструкций, склады и хранилища высотой не более 7 метров и площадью до 2 тыс. кв. м, открытые автостоянки на 50 и менее мест. А кроме того, теплицы и парники, строительство которых на госуровне стимулируется с 2015 года. 

Для теплиц и не только

Теплицы должны были сбить ценовые скачки при сезонном подорожании овощей, но при их строительстве бизнес столкнулся с существенными барьерами. Показательна история грузинского бизнесмена, который строил теплицу в Актюбинске.

«Он признался, что когда он такую же теплицу строил в Грузии, то разрешение на строительство теплицы там ему обошлось в 10 тыс. евро и в две-три недели было выдано. У нас стоимость дошла до 100 тыс. евро и по срокам – пять месяцев, но если бы мы не подключились, то разрешение он бы еще полгода получал», – рассказывал Айдос Мамыт из Агентства по противодействию коррупции.

8-й пакет поправок в законодательство по вопросам улучшения бизнес-климата в том числе отменяет требования разработки проектно-сметной документации (ПСД) в отношении технически несложных стройобъектов.

«Изменения, безусловно, произошли в лучшую сторону, поскольку, независимо от того, технически они сложные или несложные, стройобъекты ранее поголовно проходили экспертизу и процедуру разработки проектно-сметной документации», – поясняет руководитель управления анализа и мониторинга бизнес-среды Министерства национальной экономики Мадина Нуртас.

Она говорит, что на разработку ПСД требуется от месяца до года и даже более в зависимости от сложности объекта. 

От экспертизы и ПСД освобождено и строительство сетей электроснабжения с установленной мощностью до 200 кВт для субъектов предпринимательства. Сеть в 200 кВт способно обслуживать помещение с сетью освещения в 83 лампочки мощностью 100 Вт. Ранее, если предприниматель решал расширить свой магазин и, соответственно, увеличить его освещение, ему повторно приходилось разрабатывать ПСД на строительство или модернизацию сети питания, теряя деньги и время. «Тепличная» поправка на самом деле облегчила жизнь всему малому и микробизнесу страны, особенно в том случае, если этот бизнес решит расширяться, наращивая свои производственные и торговые площади. 

KPI для государства

Упрощение процедур в этой сфере может простимулировать рост числа проектов в сфере коммерческого строительства и количества компаний, реализующих такие проекты под ключ, уверены в Министерстве национальной экономики.

Увеличению числа игроков рынка из частного сектора будет способствовать и установленное законом сокращение перечня оснований для создания организаций с государственным участием. Теперь государственные предприятия могут быть созданы исключительно в целях обеспечения национальной безопасности, введения государственной монополии или в связи с недостаточным развитием конкуренции на товарном рынке, которое будет определяться по итогам его анализа со стороны антимонопольного ведомства.

«Анализ состояния конкурентной среды и сейчас проводится при создании госпредприятий либо расширении или изменении осуществляемых ими видов деятельности: им определяется возможное их влияние на рынки», – напоминает руководитель управления правового обеспечения и методологии Комитета по защите и развитию конкуренции Министерства национальной экономики Бахыт Кожикова.

Она поясняет, что для определения уровня развития конкуренции на товарном рынке берутся следующие критерии: рыночная концентрация, доли действующих субъектов частного предпринимательства на этом рынке, показатели спроса и возможности его удовлетворения субъектами частного предпринимательства, а также иные структурные особенности товарного рынка, к примеру, экономические и административные барьеры для входа на рынок. После анализа этих данных будет приниматься решение о целесообразности присутствия государства в предпринимательской среде на конкретном участке.

Напомним, что в начале лета министр национальной экономики Казахстана Руслан Даленов сообщил о том, что по итогам 2019 года участие государства в экономике снизилось до 16% – этот показатель был вычислен путем деления суммы валовой добавленной стоимости продукции, произведенной компаниями квазигосударственного сектора, на объем ВВП страны. При этом доля МСБ в казахстанском ВВП, по оценке того же министерства, составила 30,8%. Государственный KPI – довести этот показатель до 35% к 2025 году.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_uz_banner_240x400.jpg