Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


2147 просмотров

Новые налоги на рекламу заставляют предпринимателей задуматься о закрытии бизнеса

Владельцам торговых точек в Уральске дали семь дней на урегулирование всех спорных вопросов

Фото: Shutterstock.com

Очередные поправки в части налогообложения рекламы вступили в силу 11 апреля 2019 года, и власти Уральска уже предупредили предпринимателей: хотите рекламировать свои торговые точки на своей же площади – платите налоги. Бизнесмены считают, что новые налоговые обязательства не ко времени – торговля падает. У рекламных агентств ситуация сложнее – по их мнению, поправки к Закону «О рекламе» их просто разорят. 

Хочешь рекламу – плати

«10 апреля мы провели рейд на центральной улице Уральска – проспекте Назарбаева, чтобы разъяснить владельцам торговых точек, что является рекламой в их вывесках, а что нет», – рассказала «Курсиву» главный специалист отдела архитектуры и градостроительства акимата города Уральска Ирина Вайдиева.

По ее словам, за день было обследовано более 160 торговых точек. В ходе рейда у ряда предпринимателей были выявлены нарушения в оформлении вывесок – они должны быть написаны на двух языках, в то время как у большинства торговых точек они лишь на русском языке. Также выявлен ряд случаев размещения возле торговых точек штендеров. Эта переносная рекламная конструкция теперь тоже налогооблагаемый объект: в месяц за рекламу, размещенную на одной из ее сторон, необходимо будет платить 5 МРП (12 625 тенге), за две стороны – 10 МРП (25 250 тенге).

Сотрудники горакимата раздали уведомления об устранении выявленных нарушений и предупредили бизнесменов: если они хотят оставить рекламные вывески и те самые штендеры, то должны быть готовыми к тому, что за них придется платить дополнительный налог. На приведение своих объектов в соответствие с требованием закона всем владельцам магазинов, кафе и ресторанов было дано семь дней.

«К рекламе не относятся наружные вывески с названием и режимом работы. Внутреннее и внешнее оформление витрин и окон, где размещаются образцы товарной продукции, декоративное и праздничное оформление витрин с внутренней стороны стекла также не является рекламой. Но наличие в витринах рекламных плакатов о скидках или акциях, а также наклеенные с наружной стороны витрины подобные объявления – это уже реклама», – поясняет Ирина Вайдиева.

Плата за такую рекламу в месяц составит 1 МРП (2 525 тенге) за любой плакат площадью менее 2 кв. м. Если на фасаде бизнес-объекта имеется экран с бегущей строкой, плата за него в месяц составит 2 МРП (5050 тенге).

Ирина Вайдиева сообщила «Курсиву», что рейды по торговым точкам будут проходить на постоянной основе в течение двух-трех месяцев. 

«Пока мы будем только вести разъяснительную работу, чтобы предприниматели реагировали на поправки в законодательство. В последующем, если они не приведут в соответствие вывески, не оформят по закону рекламные конструкции, мы будем вынуждены привлекать их к административной ответственности, начислять плату налога на визуальную рекламу, используя в качестве доказательств ее наличия фото и видеосъемку», – уточнила г-жа Вайдиева.

Торговле новые налоги не под силу

Руководитель управления госуслуг департамента госдоходов по ЗКО Тимур Тулепов сообщил «Курсиву», что за 2018 год за все виды наружной рекламы бизнесмены в Уральске заплатили 54,3 млн тенге. За три месяца 2019 года эта сумма составила свыше 13 млн тенге.

«Данный вид дохода идет напрямую в местный бюджет. Соответственно, если произойдет увеличение налоговых поступлений, больше денег будет тратиться на развитие области», – говорит Тимур Тулепов.

Однако самих бизнесменов перспективы развития области за счет их наружной рекламы не окрыляют.

Владелец магазина Юрий Замалютдинов одним из первых попал под раздачу уведомлений об обязательной уплате налога за наружку.

«Я считаю, что сейчас не то время, чтобы заставлять малый бизнес платить за рекламу в своих же магазинах. Продажи упали, мы сейчас просто выживаем. Да, в витринах у меня есть информация о скидках. Но почему мы идем на этот шаг – продаем товар с минимальной наценкой? Потому что не можем оплатить налоги, выплачивать людям зарплату – нам не хватает оборотных денег», – рассуждает бизнесмен. 

Еще один предприниматель – владелец магазина по продаже антикварных часов ручной работы Александр Карнаухов – признается, что очередное новшество в налоговом законодательстве заставляет его задуматься: а не пора ли закрывать свой бизнес?

«Сейчас и так у всех торговля стоит, а тут нам палки в колеса вставляют. Я сразу после рейда полез срывать рекламу на стекле о скидках. Не понимаю, почему за рекламу в моем окне я теперь должен платить дополнительный налог?! Я считаю, что это глупость. Сейчас такое настроение – закрыть магазин», – поделился с «Курсивом» предприниматель.

Налоги разорят рекламный бизнес

Руководитель рекламного агентства «РИА МИР» Антон Ротштайн в разговоре с «Курсивом» заметил, что ему дешевле отказаться от предоставления услуг некоторых видов наружной рекламы, чем платить за нее. 

«Я считаю, что часть поправок в Закон «О рекламе» и Налоговый кодекс РК очень сырые. Правила к ним до сих пор не утверждены, и госорганы на местах трактуют эти поправки так, как им заблагорассудится. Причем трактовка эта абсолютно не в пользу бизнеса», – уверен г-н Ротштайн.

Глава рекламного агентства объясняет, что по статье 605 Налогового кодекса РК ставка платы установлена за сторону наружной рекламы согласно ее площади. Так, за статичную рекламу площадью до 20 кв. м ставка составляла 10 МРП (25 250 тенге) в месяц, такой же была ставка платы за скроллеры и LED-экраны.

С 11 апреля 2019 года 10 МРП бизнесмен должен платить уже не за сторону рекламной конструкции, а за каждое изображение (картинку), которое транслирует скроллер. Ставка налога на видеорекламу теперь снижена до 7 МРП (17 675 тенге). Однако в отделе архитектуры предпринимателю объяснили, что ежемесячно придется платить налог не за объект наружной рекламы, а за каждый видеоролик, транслируемый на LED-экране.

«Я разговаривал с коллегами из других регионов, но нигде представители местных госорганов не смогли объяснить, руководствуясь чем фразу «...сторона каждого видеоизображения, размещаемого на объектах наружной рекламы» чиновники трактуют так, что оплата должна идти за каждый видеоролик», – говорит Антон Ротштайн. 

Со слов предпринимателя, в Законе отсутствует такое понятие, как «видеоролик». Во- вторых, у видеоролика нет стороны, и измеряется он не в квадратных метрах, а в секундах, считает бизнесмен, понимая под «стороной видеоизображения» сам LED- монитор.
 
Антон Ротштайн дал расклад своих доходов и расходов на один LED-экран. Так, трансляция одного 20-секундного видеоролика обходится заказчику в 27 тыс. тенге в месяц. В течение месяца за шесть-восемь рекламных роликов агентство зарабатывает примерно 200 тыс. тенге. Из них 60 тыс. идет на оплату электроэнергии, около 20 тыс. тенге – на закуп запчастей, 25 тыс. тенге – на налоги. Из оставшихся денег, по словам бизнесмена, он платит зарплату менеджеру и специалисту-электронщику за обслуживание экрана.

«LED-экран – очень затратная рекламная конструкция. Сейчас, несмотря на практически нулевую его рентабельность, я его не отключаю, потому что размещаю на нем и свою рекламу. Но если в месяц за семь видеороликов мне насчитают 49 МРП (123 725 тенге), я буду разорен», – уверен предприниматель.

Антон Ротштайн рассказывает, что вместе с другими владельцами рекламных агентств он обратился в НПП «Атамекен», Министерство национальной экономики, Министерство финансов, мажилис с требованием пересмотреть поправки в Закон «О рекламе» и НК РК, дать четкое определение по налогообложению LED-экранов и избавить бизнес от появившейся дополнительной бумажной волокиты. В результате менеджеры рекламных агентств теперь должны ходить в отдел архитектуры и градостроительства за разрешительными документами каждый раз, когда у них меняются рекламные изображения. Тогда как раньше они получали такие документы раз в год. 

«За каждую новую рекламу одного и того же рекламодателя несколько раз в месяц придется платить налог, что, по сути, является двойным налогообложением», – резюмирует Антон Ротштайн. Он считает, что такая ситуация – поле для коррупции, когда контролирующие органы могут «закрывать глаза» на регулярную смену рекламы в течение месяца на рекламных конструкциях у одного агентства и зорко следить за другими.


1 просмотр

Какие аэропорты Казахстана интересны инвесторам

Идущие второй год переговоры о продаже аэропорта Алматы уже близки к завершению

Фото: Byelikova Oksana

Алматинский аэропорт – не единственный международный аэропорт страны, выставленный на продажу. 

«Возможная сделка вписывается в стратегию развития аэропортов группы ADP и TAV в Центральной Азии», – это цитата из релиза французской Groupe ADP, которая 8 ноября сообщила, что консорциум TAV Airports (46,12% принадлежат Groupe ADP) и VPE Capital (специализируется в управлении активами в СНГ) ведет переговоры о приобретении крупнейшего аэропорта Казахстана. 

Пассажиропоток аэропорта Алматы по итогам 2018 года составил 5,6 млн человек, и этот результат позволил ему войти в 10 самых загруженных воздушных гаваней постсоветского пространства.

Единственный акционер АО «Международный аэропорт Алматы» – Venus Airport Investments B.V., зарегистрированная в Амстердаме. В свою очередь эта компания полностью принадлежит сингапурской Steppe Capital Pte. Ltd, контролируемой Тимуром Кулибаевым. Groupe ADP управляет рядом аэропортов, в числе которых Париж – Шарль-де-Голль, Париж – Орли и Париж – Ле-Бурже. В 2018 году группа компаний через бренд Paris Aéroport, по собственным данным, приняла более 105 млн пассажиров и 2,3 млн тонн грузов и почты в аэропортах Париж – Шарль-де-Голль и Париж – Орли, а также более 176 млн пассажиров в аэропортах за рубежом через дочернюю компанию ADP International. 

С 405-м еще не договорились

Идущие второй год переговоры о продаже аэропорта Алматы уже близки к завершению – это информация от знакомого с ситуацией источника «Курсива» из правительственных кругов. Однако есть несколько моментов, которые не позволяют консорциуму TAV в полной мере согласиться с условиями сделки, предложенной компанией Venus Airport Holdings B.V. 

Речь идет о возможности расширения алматинского аэропорта. В частности, источник «Курсива» не подтвердил появившуюся в СМИ информацию о достигнутой договоренности с группой компаний ERG о переносе авиаремонтного завода №405 c прилегающей с севера к Международному аэропорту Алматы территории.

«В августе этого года премьер Мамин приезжал на завод. Походил по территории 405-го и уехал. Есть информация, что предлагаемые варианты передислокации в Нур-Султан или Боралдай рядом с Алматы не устраивают ERG. Высококвалифицированные рабочие завода готовы поехать в столицу только при условии, что им дадут квартиры. А это маловероятно. Для строительства нового завода возле аэропорта Боралдай слишком мало места», – рассказал «Курсиву» собеседник. 

О существующих разногласиях между ERG и Международным аэропортом Алматы сообщил «Курсиву» и человек, близкий к руководству авиаремонтного завода №405. 

«Попытки передислоцировать завод активно предпринимались прежним руководством аэропорта. Но и дирекция завода, и акционеры, среди которых Национальная компания «Казинжиниринг», все эти атаки отбили. Передислоцировать завод – это убить действующее высокотехнологичное предприятие. К тому же недавно с Россией был подписан договор о начале сборки вертолетов Ми-8. А это уже большая политика», – подчеркнул источник «Курсива». 

Куда расти аэропорту

Получается, что расширять Международный аэропорт Алматы пока можно только с южной стороны, где уже стоит железобетонный каркас терминала. На строительство нового пассажирского терминала потратили десятки миллионов долларов, но локация в итоге была признана неудачной, поскольку самолеты пришлось бы постоянно перегонять от старого терминала к новому через две взлетно-посадочные полосы, а это дорого и неэффективно. 

Даже без расширения территории алматинский аэропорт является прибыльным предприятием. Две самые длинные в стране взлетно-посадочные полосы и самое современное навигационное оборудование позволили аэропорту получить сертификат повышенной категории ICAO – IIІ B. Ежегодный пассажиропоток – почти шесть миллионов человек. Все это принесло аэропорту 4,465 млрд тенге чистой прибыли только по итогам первого полугодия 2019 года. С учетом получения пятой степени «свободного неба», в рамках которой уже в следующем году в Международный аэропорт Алматы начнут выполнять рейсы авиакомпании из России, стран Персидского залива и Азии, прибыль может возрасти на 30, 40, а то и 100%. 

Доходы, расходы и пассажиропоток

На прибыль могут также рассчитывать управляемый до 2035 года турецкой компанией ATM Grup Международный аэропорт Актау, пассажиропоток которого по итогам 2018 года составил 1 023 900 человек, и главный аэропорт Казахстана «Нурсултан Назарбаев» в столице страны, услугами которого в прошлом году воспользовались 4 545 373 человека. В ближайшей перспективе на прибыльность может выйти находящийся на балансе акимата самого крупного города юга Казахстана Международный аэропорт Шымкента, который после введения в строй нового терминала под управлением авиа­компании SCAT рассчитывает увеличить пассажиропоток с нынешних 817 073 до 3 500 000 человек в год. Что касается остальных аэропортов страны со статусом «международный», то у них расходы на реконструкцию и содержание нередко превышают доходы. 

К примеру, завершившаяся в конце октября 2019 года реконструкция основной взлетно-посадочной полосы Международного аэропорта Костаная обошлась в 9 млрд тенге. За 10,7 млрд тенге в 2018 году были реконструированы терминал и взлетно-посадочная полоса в Международном аэропорту Семея. В 10,6 млрд тенге обойдутся работы по реконструкции терминала и взлетно-посадочной полосы Международного аэропорта Усть-Каменогорска, которые будут завершены в 2021 году. Предварительная стоимость реконструкции терминала кызылординского Международного аэропорта имени Коркыт ата оценивается в 7,5 млрд тенге. 

Улучшенная инфраструктура региональных международных аэропортов Казахстана позволит принимать им большие воздушные суда типа Boeing-767 или Airbas-321, а также рассчитывать на увеличение пассажиропотока. Это в теории, но не факт, что практика окажется соответствующей. Во-первых, стоимость авиаперелетов как на внутренних, так и на международных направлениях достаточно высока для большинства жителей регионов Казахстана. Во-вторых, количество населения региональных центров не позволяет в полной мере делать прибыльными их аэропорты. Показателен пример Петропавловска, откуда с мая 2019 года выполняла рейсы в Москву российская авиа­компания «ИрАэро». Спустя три месяца российский авиаперевозчик был вынужден отказаться от обслуживания маршрута Москва – Петропавловск – Москва из-за очень низкого пассажиропотока и с ноября перенес свой рейс в Кокшетау. Аналогичная история наблюдалась и в Павлодаре, откуда российская авиакомпания «Сибирь» в течение полутора лет не выполняла полеты в Новосибирск из-за нерентабельности авиасообщения.

На особых условиях

Региональные международные аэропорты заинтересованы в привлечении зарубежных инвесторов и не против, чтобы их взяла под управление частная компания. Однако претендентов на управление такими регио­нальными аэропортами немного.

В настоящий момент известно лишь об  интересе со стороны компании «Новапорт», входящей в группу AEON Corporation российского мультимиллионера Романа Троценко. И то лишь к Международному аэропорту Актобе и главному аэропорту Казахстана «Нурсултан Назарбаев». В мае 2019 года «Новапорт» объявила о намерениях вложить в модернизацию аэропорта Актобе $50 млн при условии получения права собственника терминала, а также инвестировать в развитие Международного аэропорта столицы Казахстана, но только после ввода в эксплуатацию второй взлетно-посадочной полосы, нужды в которой, по мнению экспертов IATA, пока нет. 

Попытки Казахстана сделать привлекательными региональные аэропорты с международным статусом своими силами, похоже, успехом не увенчались. Переданные решением правительства в период 2013–2016 годов в респуб­ликанскую собственность девять аэропортов страны, которыми управлял фонд «Самрук-Казына» через дочернюю компанию «Казахстан Темир Жолы» –ТОО «Airport Management Group», в большинстве своем вернулись в коммунальную собственность. В частности, осенью 2018 года были возвращены областным акиматам аэропорты Костаная и Шымкента, в октябре по-новому старых хозяев приобрели аэропорты Актобе, Атырау и Павлодара. Напомним, что последние три аэропорта фонд национального благосостояния намеревался продать, но на лот из трех воздушных гаваней ценой в 9,2 млрд тенге покупателей не нашлось.

Сейчас за Airport Management Group (AMG) остались только аэропорты Петропавловска, Кызылорды и Кокшетау. 

«Учитывая все эти эксперименты с аэропортами, вполне естественным выглядит желание зарубежных инвесторов в первую очередь интересоваться Международным аэропортом Алматы», – заметил источник «Курсива» в правительственных кругах. 

 

При этом он добавил, что в настоящий момент все же наблюдается острожный интерес к активам ряда казахстанских аэропортов со стороны инвесторов, прежде всего из стран Персидского залива и Юго-Восточной Азии. По его словам, связан он с введенной с 1 ноября «пятой степени свободы» в 11 международных аэропортах страны.

FireShot Capture 011 -  - new2.kursiv.kz_.jpg

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

duster-kaptur_240x400.gif

 

Цифра дня

64-е
место
занял Казахстан по скорости фиксированного интернета в мире

Цитата дня

Популизм – это политика посредственности. Я не раздаю пустых обещаний. Я - человек конкретных дел. Я буду твердо проводить в жизнь свою программу реформ.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций