Новые налоги на рекламу заставляют предпринимателей задуматься о закрытии бизнеса

Владельцам торговых точек в Уральске дали семь дней на урегулирование всех спорных вопросов

Фото: Shutterstock.com

Очередные поправки в части налогообложения рекламы вступили в силу 11 апреля 2019 года, и власти Уральска уже предупредили предпринимателей: хотите рекламировать свои торговые точки на своей же площади – платите налоги. Бизнесмены считают, что новые налоговые обязательства не ко времени – торговля падает. У рекламных агентств ситуация сложнее – по их мнению, поправки к Закону «О рекламе» их просто разорят. 

Хочешь рекламу – плати

«10 апреля мы провели рейд на центральной улице Уральска – проспекте Назарбаева, чтобы разъяснить владельцам торговых точек, что является рекламой в их вывесках, а что нет», – рассказала «Курсиву» главный специалист отдела архитектуры и градостроительства акимата города Уральска Ирина Вайдиева.

По ее словам, за день было обследовано более 160 торговых точек. В ходе рейда у ряда предпринимателей были выявлены нарушения в оформлении вывесок – они должны быть написаны на двух языках, в то время как у большинства торговых точек они лишь на русском языке. Также выявлен ряд случаев размещения возле торговых точек штендеров. Эта переносная рекламная конструкция теперь тоже налогооблагаемый объект: в месяц за рекламу, размещенную на одной из ее сторон, необходимо будет платить 5 МРП (12 625 тенге), за две стороны – 10 МРП (25 250 тенге).

Сотрудники горакимата раздали уведомления об устранении выявленных нарушений и предупредили бизнесменов: если они хотят оставить рекламные вывески и те самые штендеры, то должны быть готовыми к тому, что за них придется платить дополнительный налог. На приведение своих объектов в соответствие с требованием закона всем владельцам магазинов, кафе и ресторанов было дано семь дней.

«К рекламе не относятся наружные вывески с названием и режимом работы. Внутреннее и внешнее оформление витрин и окон, где размещаются образцы товарной продукции, декоративное и праздничное оформление витрин с внутренней стороны стекла также не является рекламой. Но наличие в витринах рекламных плакатов о скидках или акциях, а также наклеенные с наружной стороны витрины подобные объявления – это уже реклама», – поясняет Ирина Вайдиева.

Плата за такую рекламу в месяц составит 1 МРП (2 525 тенге) за любой плакат площадью менее 2 кв. м. Если на фасаде бизнес-объекта имеется экран с бегущей строкой, плата за него в месяц составит 2 МРП (5050 тенге).

Ирина Вайдиева сообщила «Курсиву», что рейды по торговым точкам будут проходить на постоянной основе в течение двух-трех месяцев. 

«Пока мы будем только вести разъяснительную работу, чтобы предприниматели реагировали на поправки в законодательство. В последующем, если они не приведут в соответствие вывески, не оформят по закону рекламные конструкции, мы будем вынуждены привлекать их к административной ответственности, начислять плату налога на визуальную рекламу, используя в качестве доказательств ее наличия фото и видеосъемку», – уточнила г-жа Вайдиева.

Торговле новые налоги не под силу

Руководитель управления госуслуг департамента госдоходов по ЗКО Тимур Тулепов сообщил «Курсиву», что за 2018 год за все виды наружной рекламы бизнесмены в Уральске заплатили 54,3 млн тенге. За три месяца 2019 года эта сумма составила свыше 13 млн тенге.

«Данный вид дохода идет напрямую в местный бюджет. Соответственно, если произойдет увеличение налоговых поступлений, больше денег будет тратиться на развитие области», – говорит Тимур Тулепов.

Однако самих бизнесменов перспективы развития области за счет их наружной рекламы не окрыляют.

Владелец магазина Юрий Замалютдинов одним из первых попал под раздачу уведомлений об обязательной уплате налога за наружку.

«Я считаю, что сейчас не то время, чтобы заставлять малый бизнес платить за рекламу в своих же магазинах. Продажи упали, мы сейчас просто выживаем. Да, в витринах у меня есть информация о скидках. Но почему мы идем на этот шаг – продаем товар с минимальной наценкой? Потому что не можем оплатить налоги, выплачивать людям зарплату – нам не хватает оборотных денег», – рассуждает бизнесмен. 

Еще один предприниматель – владелец магазина по продаже антикварных часов ручной работы Александр Карнаухов – признается, что очередное новшество в налоговом законодательстве заставляет его задуматься: а не пора ли закрывать свой бизнес?

«Сейчас и так у всех торговля стоит, а тут нам палки в колеса вставляют. Я сразу после рейда полез срывать рекламу на стекле о скидках. Не понимаю, почему за рекламу в моем окне я теперь должен платить дополнительный налог?! Я считаю, что это глупость. Сейчас такое настроение – закрыть магазин», – поделился с «Курсивом» предприниматель.

Налоги разорят рекламный бизнес

Руководитель рекламного агентства «РИА МИР» Антон Ротштайн в разговоре с «Курсивом» заметил, что ему дешевле отказаться от предоставления услуг некоторых видов наружной рекламы, чем платить за нее. 

«Я считаю, что часть поправок в Закон «О рекламе» и Налоговый кодекс РК очень сырые. Правила к ним до сих пор не утверждены, и госорганы на местах трактуют эти поправки так, как им заблагорассудится. Причем трактовка эта абсолютно не в пользу бизнеса», – уверен г-н Ротштайн.

Глава рекламного агентства объясняет, что по статье 605 Налогового кодекса РК ставка платы установлена за сторону наружной рекламы согласно ее площади. Так, за статичную рекламу площадью до 20 кв. м ставка составляла 10 МРП (25 250 тенге) в месяц, такой же была ставка платы за скроллеры и LED-экраны.

С 11 апреля 2019 года 10 МРП бизнесмен должен платить уже не за сторону рекламной конструкции, а за каждое изображение (картинку), которое транслирует скроллер. Ставка налога на видеорекламу теперь снижена до 7 МРП (17 675 тенге). Однако в отделе архитектуры предпринимателю объяснили, что ежемесячно придется платить налог не за объект наружной рекламы, а за каждый видеоролик, транслируемый на LED-экране.

«Я разговаривал с коллегами из других регионов, но нигде представители местных госорганов не смогли объяснить, руководствуясь чем фразу «...сторона каждого видеоизображения, размещаемого на объектах наружной рекламы» чиновники трактуют так, что оплата должна идти за каждый видеоролик», – говорит Антон Ротштайн. 

Со слов предпринимателя, в Законе отсутствует такое понятие, как «видеоролик». Во- вторых, у видеоролика нет стороны, и измеряется он не в квадратных метрах, а в секундах, считает бизнесмен, понимая под «стороной видеоизображения» сам LED- монитор.
 
Антон Ротштайн дал расклад своих доходов и расходов на один LED-экран. Так, трансляция одного 20-секундного видеоролика обходится заказчику в 27 тыс. тенге в месяц. В течение месяца за шесть-восемь рекламных роликов агентство зарабатывает примерно 200 тыс. тенге. Из них 60 тыс. идет на оплату электроэнергии, около 20 тыс. тенге – на закуп запчастей, 25 тыс. тенге – на налоги. Из оставшихся денег, по словам бизнесмена, он платит зарплату менеджеру и специалисту-электронщику за обслуживание экрана.

«LED-экран – очень затратная рекламная конструкция. Сейчас, несмотря на практически нулевую его рентабельность, я его не отключаю, потому что размещаю на нем и свою рекламу. Но если в месяц за семь видеороликов мне насчитают 49 МРП (123 725 тенге), я буду разорен», – уверен предприниматель.

Антон Ротштайн рассказывает, что вместе с другими владельцами рекламных агентств он обратился в НПП «Атамекен», Министерство национальной экономики, Министерство финансов, мажилис с требованием пересмотреть поправки в Закон «О рекламе» и НК РК, дать четкое определение по налогообложению LED-экранов и избавить бизнес от появившейся дополнительной бумажной волокиты. В результате менеджеры рекламных агентств теперь должны ходить в отдел архитектуры и градостроительства за разрешительными документами каждый раз, когда у них меняются рекламные изображения. Тогда как раньше они получали такие документы раз в год. 

«За каждую новую рекламу одного и того же рекламодателя несколько раз в месяц придется платить налог, что, по сути, является двойным налогообложением», – резюмирует Антон Ротштайн. Он считает, что такая ситуация – поле для коррупции, когда контролирующие органы могут «закрывать глаза» на регулярную смену рекламы в течение месяца на рекламных конструкциях у одного агентства и зорко следить за другими.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

В Казахстане станет проще развивать тепличный бизнес

Новые правительственные поправки снизят число необходимых документов для старта

Фото: Depositphotos/PiLens

Очередной пакет поправок в законодательство по вопросам улучшения бизнес-климата в Казахстане поможет малому бизнесу расширить свои объекты или построить новые. В частности, отменены требования разработки проектно-сметной документации в отношении технически несложных стройобъектов.

Технически несложные объекты – это мобильные комплексы контейнерного, блочного и модульного исполнения, одно­этажные здания для предприятий торговли, общественного питания и бытового обслуживания, которые возводят из сборно-разборных конструкций, склады и хранилища высотой не более 7 метров и площадью до 2 тыс. кв. м, открытые автостоянки на 50 и менее мест. А кроме того, теплицы и парники, строительство которых на госуровне стимулируется с 2015 года. 

Для теплиц и не только

Теплицы должны были сбить ценовые скачки при сезонном подорожании овощей, но при их строительстве бизнес столкнулся с существенными барьерами. Показательна история грузинского бизнесмена, который строил теплицу в Актюбинске.

«Он признался, что когда он такую же теплицу строил в Грузии, то разрешение на строительство теплицы там ему обошлось в 10 тыс. евро и в две-три недели было выдано. У нас стоимость дошла до 100 тыс. евро и по срокам – пять месяцев, но если бы мы не подключились, то разрешение он бы еще полгода получал», – рассказывал Айдос Мамыт из Агентства по противодействию коррупции.

8-й пакет поправок в законодательство по вопросам улучшения бизнес-климата в том числе отменяет требования разработки проектно-сметной документации (ПСД) в отношении технически несложных стройобъектов.

«Изменения, безусловно, произошли в лучшую сторону, поскольку, независимо от того, технически они сложные или несложные, стройобъекты ранее поголовно проходили экспертизу и процедуру разработки проектно-сметной документации», – поясняет руководитель управления анализа и мониторинга бизнес-среды Министерства национальной экономики Мадина Нуртас.

Она говорит, что на разработку ПСД требуется от месяца до года и даже более в зависимости от сложности объекта. 

От экспертизы и ПСД освобождено и строительство сетей электроснабжения с установленной мощностью до 200 кВт для субъектов предпринимательства. Сеть в 200 кВт способно обслуживать помещение с сетью освещения в 83 лампочки мощностью 100 Вт. Ранее, если предприниматель решал расширить свой магазин и, соответственно, увеличить его освещение, ему повторно приходилось разрабатывать ПСД на строительство или модернизацию сети питания, теряя деньги и время. «Тепличная» поправка на самом деле облегчила жизнь всему малому и микробизнесу страны, особенно в том случае, если этот бизнес решит расширяться, наращивая свои производственные и торговые площади. 

KPI для государства

Упрощение процедур в этой сфере может простимулировать рост числа проектов в сфере коммерческого строительства и количества компаний, реализующих такие проекты под ключ, уверены в Министерстве национальной экономики.

Увеличению числа игроков рынка из частного сектора будет способствовать и установленное законом сокращение перечня оснований для создания организаций с государственным участием. Теперь государственные предприятия могут быть созданы исключительно в целях обеспечения национальной безопасности, введения государственной монополии или в связи с недостаточным развитием конкуренции на товарном рынке, которое будет определяться по итогам его анализа со стороны антимонопольного ведомства.

«Анализ состояния конкурентной среды и сейчас проводится при создании госпредприятий либо расширении или изменении осуществляемых ими видов деятельности: им определяется возможное их влияние на рынки», – напоминает руководитель управления правового обеспечения и методологии Комитета по защите и развитию конкуренции Министерства национальной экономики Бахыт Кожикова.

Она поясняет, что для определения уровня развития конкуренции на товарном рынке берутся следующие критерии: рыночная концентрация, доли действующих субъектов частного предпринимательства на этом рынке, показатели спроса и возможности его удовлетворения субъектами частного предпринимательства, а также иные структурные особенности товарного рынка, к примеру, экономические и административные барьеры для входа на рынок. После анализа этих данных будет приниматься решение о целесообразности присутствия государства в предпринимательской среде на конкретном участке.

Напомним, что в начале лета министр национальной экономики Казахстана Руслан Даленов сообщил о том, что по итогам 2019 года участие государства в экономике снизилось до 16% – этот показатель был вычислен путем деления суммы валовой добавленной стоимости продукции, произведенной компаниями квазигосударственного сектора, на объем ВВП страны. При этом доля МСБ в казахстанском ВВП, по оценке того же министерства, составила 30,8%. Государственный KPI – довести этот показатель до 35% к 2025 году.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_uz_banner_240x400.jpg