Перейти к основному содержанию

498 просмотров

«Не говорите – спрашивайте»: инвесторы-активисты реализуют в Японии успешную стратегию

Американские активисты предпочитают действовать мягко, не выдвигая настойчивых требований

Фото: Zuma Press, Вячеслав Прокофьев

Когда в июне партнер хедж-фонда Value Act Capital Роберт Хейл возглавит Olympus, начнется новый этап отношений между японскими компаниями и инвесторами-активистами.

Участники токийского рынка отмечают: это первый случай, когда крупная японская компания вводит в совет директоров активиста из США. Расположенный в Сан-Франциско хедж-фонд Value Act Capital владеет 5,5% акций Olympus.

Похожие события с участием инвесторов-активистов проходят и в других японских компаниях. Один из крупнейших акционеров Toshiba, нью-йоркская инвестиционная компания King Street Capital Management (ей принадлежит 5,4% акций корпорации), намерена заменить большую часть членов совета директоров Toshiba своими кандидатами. По данным ресурса Activist Insight, в 2018 году японские компании получали требования от активистов 46 раз,  что вдвое больше, чем два года назад.

«Япония вступает в новую эру, поскольку акционеры становятся все более активными и готовы вытеснять неэффективные управленческие структуры, меняя членов cоветов директоров на своих кандидатов», – говорит аналитик инвестиционного банка Jefferies Зухайр Хан, последние 25 лет отслеживающий события на корпоративном рынке Японии.

Одной из причин этих перемен стала политика премьер-министра Синдзо Абэ, попытавшегося встряхнуть корпоративное управление и таким образом оживить экономику.

Кодекс корпоративного управления, впервые внедренный в Японии в 2015 году, в прошлом году был серьезно усилен, чтобы ввести в советы директоров японских компаний больше женщин и граждан других стран. Кроме того, в рамках этого добровольного кодекса для институциональных инвесторов многие начали раскрывать информацию о том, как они голосовали, и обосновывать, почему они поступили именно так.

Американские инвесторы усовершенствовали свой подход к местным компаниям со времен таких отчаянных парней, как Томас Бун Пикенс. Именно настойчивые требования последних заставили крепость под названием «Япония» закрыть входы.

Сегодняшние американские активисты, скорее, сошлются на позицию г-на Абэ и для начала выдвинут достаточно простые предложения, например включить в совет директоров иностранцев, и не станут сразу же требовать больших специальных дивидендов или раздела компании. Инвесторы-активисты очень тщательно подходят к подбору цели, зачастую останавливая свой выбор компаниях с проблемами, таких как Olympus и Toshiba, где японский менеджмент и институциональные акционеры открыты для перемен.

«В Value Act мы считаем: быть настроенным на противостояние – это неэффективный подход», – говорит Эллисон Беннингтон, партнер фонда из Сан-Франциско.

Однако Японии еще предстоит пройти долгий путь, прежде чем в советах директоров местных компаний появятся иностранцы и вырастет число компаний с выстроенным корпоративным управлением. По данным Jefferies, только в 73 из 500 крупнейших компаний, зарегистрированных на Токийской фондовой бирже, в советы директоров входят иностранцы. По информации консалтинговой фирмы Spencer Stuart, специализирующейся на поиске руководителей, в японских компаниях только 3% членов совета директоров являются иностранцами. В Германии этот показатель  8%, в США – 25%.

В последние годы компания Olympus оказалась втянутой в целую череду скандалов, в частности со схемой сокрытия убытков на сумму $1,5 млрд, которая была раскрыта в 2011 году бывшим генеральным директором компании Майклом Вудфордом.

Даже после того, как в 2013 году компания и ее бывший президент были признаны виновными в нарушении законодательства о ценных бумагах, проблемы сохранились. В январе 2018 года один из корпоративных адвокатов подал против компании иск. Он заявил, что столкнулся с преследованием после того, как начал расследовать дело о взяточничестве при сделках в Китае. Со своей стороны Olympus заявила, что привлекла к изучению этих обвинений сторонние юридические фирмы, но никаких прямых доказательств взяточничества найдено не было. Однако комментировать находящийся на рассмотрении иск в компании отказались.

В декабре 2018 года медицинское подразделение Olympus согласилось выплатить штраф в размере $85 млн после выдвинутых в США обвинений. Медподразделение не предупреждало о риске заражения, возникающем при использовании одного из его устройств, и признало свою вину в этом. 

Ясуо Такеучи, который возглавил компанию 1 апреля, уверен: столкновения Olympus с законом были «к счастью», поскольку «заставили более пристально взглянуть на систему корпоративного управления компании».

На ежегодном собрании в июне акционеры Olympus должны будут создать при совете директоров комитеты по назначениям, вознаграждениям и аудиту. Это делается, чтобы максимально отделить надзорную функцию совета директоров от исполнительных задач менеджмента компании, то есть настроить работу так, как это происходит в большинстве американских компаний. Такое предложение выдвинул хедж-фонд Value Act, который в совете директоров будет представлять не только партнер фонда Роберт Хейл, но и бывший советник Value Act и руководитель подразделения по производству медицинской техники Джим Бизли.

«Мы представили Olympus мистеру Бизли», – говорит г-жа Беннингтон из Value Act, отмечая, что в компании рады видеть в совете директоров иностранных специалистов с опытом работы.

Почти 80% своего дохода Olympus генерирует от продажи эндоскопов и другой медицинской техники, хотя среди потребителей бренд до сих пор ассоциируется с их давним бизнесом по производству камер.

Вопрос о том, нужно ли сворачивать это направление или просто продать его, как призывают многие аналитики после всех финансовых потерь последних лет, – очень деликатный, и в Value Act публично его не обсуждают. С другой стороны, если бывший руководитель Olympus выступал за сохранение бизнеса по производству камер, то новый генеральный директор г-н Такеучи считает, что компании нужно сосредоточиться на производстве медицинских устройств.

В рамках этого переходного периода в апреле в штаб-квартиру Olympus в Токио прибыли еще четыре иностранных руководителя, пополнив число тех, кто вошел в совет директоров Olympus ранее.

Кэролайн Уэст, американский юрист с многолетним опытом работы в таких медицинских компаниях, как Europe Shire PLC и Sanofi SA, была назначена глобальным директором Olympus по контролю за соответствием нормативно-правовым требованиям в 2016 году. Как рассказывает сама Уэст, принимая предложение, она поинтересовалась у руководства фирмы: «является ли это назначение просто данью моде или компания действительно намерена меняться?»

Спустя три года она полагает, что все-таки речь шла о последнем. Сегодня г-жа Уэст внедряет глобальную горячую линию для контроля за соответствием нормативно-правовым требованиям и изучает принцип достижения всеобщего согласия, без которого в японских компаниях работать просто невозможно.

«Нельзя просто щелкнуть пальцами и ожидать, что многовековая история изменится мгновенно», – говорит она.
 

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

1 просмотр

Как гостиничный бизнес Узбекистана пытается догнать растущий поток туристов

Власти республики объявили туротрасль стратегической и выделяют немалые средства из бюджета на поддержку этого бизнеса

Фото: Shutterstock.com/Marina Rich

Увеличить и количество гостиниц, и объем номерного фонда в два раза планирует Узбекистан уже до конца 2021 года – рынок требует все больше мест для туристов.

В 2019 году Узбекистан посетили 6,7 млн туристов. Три года назад этот показатель был равен лишь 2,2 млн человек. По оценке Всемирной туристской организации при ООН, республика сейчас на четвертом месте среди стран с наиболее динамично развивающейся туристической отраслью. Растущий поток гостей выявил слабые места, которые тормозят развитие туризма в Узбекистане. Одна из главных болевых точек – гостиничный фонд.

Койко-место под узбекским солнцем  

На начало года в Узбекистане, по данным Госкомитета по развитию туризма, насчитывалось 1,2 тыс. объектов инфраструктуры гостеприимства, 70% из них – это гостиницы, 18% – хостелы и 12% – другие виды размещения. Общий номерной фонд составляет 24 тыс. и рассчитан на 50 тыс. койко-мест. «Средний уровень загрузки гостиничного фонда по итогам 2019 года составил 83%. Это очень большой показатель. В пиковые сезоны порой невозможно найти свободного номера в Ташкенте и особенно в таких туристических центрах, как Хива, Самарканд, Бухара», – прокомментировал начальник департамента по стратегическому развитию и кадровым ресурсам Госкомтуризма Шухрат Исакулов.

По словам председателя Ассоциации отельеров Узбекистана Фарангиз Абдуллаевой, из-за повышенного спроса понятие сезонности для гостиниц становится менее актуальным. «Узбекистан всегда считался сезонным направлением. Но в 2019 году серьезная загруженность была на протяжении всего года», – подчеркнула Фарангиз Абдуллаева. 

Поддержать сумом

Провозгласив туризм стратегической отраслью, власти Узбекистана взялись за решение проблем с дефицитом гостиничного фонда. В 2019 году в стране стартовала программа субсидирования строительства новых отелей. Государство покрывает расходы застройщиков в размере 40 млн сумов ($4,2 тыс.) за один номер для трехзвездочных гостиниц и 65 млн сумов ($6,8 тыс.) за номер в «четырех звездах». 

Учредитель трехзвездочного отеля «Согдиана» в Самарканде Азиз Ташев – один из тех предпринимателей, кто такой поддержкой уже воспользовался. «Благодаря субсидии государства мы смогли покрыть свои расходы на 20%, а всего получили 4,08 миллиарда сумов (эквивалентно $428 тыс.). Это существенная поддержка для нас. Без дотаций со стороны государства ускоренно развивать туризм невозможно», – уверен Ташев. 

Программа субсидирования будет действовать до 2022 года. За это время количество гостиниц в стране должно вырасти вдвое – до 2,4 тыс, а номерной фонд увеличиться до 50 тыс. Только в прошлом году в Узбекистане появилось 270 новых объектов гостиничного бизнеса. 

Бросить все и уйти в туризм

Власти Узбекистана поддержали предпринимателей не только деньгами, но и административно – упростив порядок и требования к получению лицензии на данный вид деятельности. В результате в стране резко выросло число гостевых домов и хостелов. Именно они, по оценке Шухрата Исакулова, помогли выправить ситуацию в пиковые периоды туристического сезона 2019 года. 

Абдулазиз Икрамжанов полтора года назад с родителями открыл первый хостел в Ташкенте. Сейчас он более чем уверен, что у этого вида гостиниц большие перспективы в Узбекистане. «Мы не ощущаем большой конкуренции, да и разнообразия среди хостелов тоже пока нет. Узбеки привыкли жить в больших домах, а сейчас все больше к людям приходит понимание, что использовать свое жилище для размещения гостей – это нормально. Тем более что никаких проверок или дополнительных бумажек тоже не требуется», – говорит Икрамжанов. 

Отсутствие бюрократии при открытии гостиничного бизнеса приводит к тому, что некоторые предприимчивые владельцы жилплощади в многоквартирных домах регистрируют свое имущество как хостел. Ташкентские риелторы объясняют это тем, что из-за отсутствия номеров в гостиницах туристы часто выбирают посуточную аренду квартир. А по узбекистанским законам если иностранец находится в стране более трех дней, он обязан зарегистрироваться по месту пребывания. 

Хостелы, как и другие объекты размещения, зарегистрированы в единой операционной системе, с помощью которой ведется учет туристов.

«Мы сейчас наблюдаем такую картину, что те предприниматели, которые занимались другими видами деятельности, переключаются в сферу туризма. Потому что туризм быстро окупается. Тем более в условиях дефицита, который есть по номерному фонду», – прокомментировал Шухрат Исакулов. Нехватка средств размещения, по его словам, сказывается на ценовой политике гостиниц. «Стоимость номера в Узбекис­тане относительно выше, чем в других странах. В Ташкенте или Бухаре номер в трехзвездочном отеле будет стоить примерно 40–50 долларов», – отметил Исакулов. Он уверен, что ситуация изменится с появлением большего числа гостиниц в стране.

kak-gostinichnyj-biznes-uzbekistana-pytaetsya-dognat-rastushhij-potok-turistov-2.jpg

Фото: Shutterstock.com/Polina LVT

Красиво жить не запретишь

Рост туристической активности спровоцировал интерес к Узбекистану со стороны компаний, которые специализируются на строительстве пятизвездочных отелей и крупных гостиничных комплексов. В настоящее время в республике всего две гостиницы высшего сегмента – Hyatt Regency и Hilton, обе находятся в Ташкенте. К концу года в узбекской столице откроется отель сети Marriot, сообщила Фарангиз Абдуллаева. «Ведутся переговоры с Sheraton и InterContinental – это те бренды, которые были у нас на рынке, но по определенным причинам ушли с него. Сейчас они возвращаются, и очень активно. Была информация, но пока не подтвержденная, что и Four Seasons хотят войти на наш рынок. Большой интерес крупные бренды проявляют  к Самарканду. Крупные сети хотят выйти на узбекский рынок, потому что для гостиниц в стране действует много разных преференций», – акцентировала председатель Ассоциации отельеров.

Внимание глобальных гостиничных сетей к Узбекистану продиктовано в том числе и ростом деловой активности в стране, которая, в свою очередь, стимулирует развитие такого направления, как MICE-туризм. Этот вид туризма подразумевает проведение крупных бизнес-мероприятий, форумов, конгрессов и так далее. «Мы видим, что строятся отели с конференц-залами, потому что есть спрос, и неплохой. Благодаря этому Узбекистан может позиционировать себя как площадка для организации и проведения деловых мероприятий», – заявила Абдуллаева.

Отели без сервиса – деньги на ветер

Развитие сферы гостеприимства автоматически требует новых, квалифицированных работников отрасли.  Для организации качественного сервиса и подготовки персонала при Госкомтуризме был создан институт развития туризма – это научно-методологический центр, разрабатывающий стандарты и программы обучения, а в Самарканде открыт международный университет «Шелковый путь» для будущих менеджеров в индустрии туризма. 

Кроме того, в прошлом году под юрисдикцию Госкомтуризма перешли 18 профессиональных колледжей во всех регионах страны, а при Ассоциации отельеров Узбекистана появилась академия гостеприимства. Эти учебные заведения будут готовить линейный персонал для стратегически важной индустрии в целом и для гостиниц в частности.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

drweb_ESS_kursiv.gif