1920 просмотров
1920 просмотров

Когда коллектор становится партнером бизнесмена

Рынок стрессовых активов в Казахстане по сей день не рассматривается как бизнес и как источник дополнительного экономического роста при возвращении проблемных проектов в производственный оборот

Инвестиционный фонд Казахстана становится уникальной для казахстанского рынка структурой: занимающийся ныне управлением проблемных активов институтов развития Фонд завершил прошлый год с прибылью, несмотря на погашение 75% своих обязательств перед «Банком Развития Казахстана».

В абсолютных цифрах сумма погашения составила $80 млн, тем не менее ИФК не только погасил большую часть своих обязательств, но и показал высокую рентабельность на рынке стрессовых активов. Для бизнеса же, готового войти на рынок стресс-менеджмента, дан четкий сигнал: в Казахстане есть прецеденты успешной работы со стрессовым портфелем.

Рынок стрессовых активов в Казахстане по сей день не рассматривается как бизнес и как источник дополнительного экономического роста при возвращении проблемных проектов в производственный оборот, хотя во всем мире это бизнес и достаточно привлекательный для инвесторов. В прошлом, 2018 году, по оценкам экспертов, предложение свободных к инвестированию средств на этом рынке исчислялось $100 млрд. По мнению председателя правления ИФК Ермека Сакишева, эффективное управление стрессовым портфелем во всем мире становится целой индустрией, и Казахстану необходимо стремится к освоению лучших практик в этом секторе.

В прошлом 2018 году чистый доход Фонда составил более 500 млн тенге, и это при том, что ИФК принял решение о крупной сделке с АО «Банк развития Казахстана»: условия по договорам переуступки с БРК были пересмотрены таким образом, что в конце 2018 года Фонд выплатил 75% от общей суммы индексированной части обязательств (это порядка $80 млн), а оставшаяся часть индексированных обязательств подлежит выплате по графику в срок до 2025 года. 

Такая результативность ИФК связана, в первую очередь, с работой его персонала с потенциальными инвесторами, которые стали воспринимать коллекторскую по сути своей компанию как надежного партнера по бизнесу, способного готовить для бизнес-сектора выгодные предложения, полностью обезопасив будущего хозяина стрессового актива от каких-либо юридических коллизий. 

«Мы сейчас единственная компания в квазигосударственном секторе, которая смогла, несмотря на череду девальваций, в долларах закрыть свои обязательства и более того – не только закрыть, но и показать, что мы можем быть финансово устойчивыми даже после закрытия всех долгов, - говорит Ермек Сакишев. – В рамках подписанного соглашения в декабре того года из Фонда произошло выбытие колоссальной суммы, но несмотря на это, ИФК закрыл свой финансовый год с чистой прибылью в полмиллиарда тенге, хотя изначально плановые показатели были меньше», - добавляет он.

Слухи о «смерти» активов были сильно преувеличены 

Ярким примером  качественного менеджмента ИФК в работе с отчуждаемыми в свою пользу активами, явилась ситуация с элеваторами ГК «Настюша» (ТОО «Булаевский элеватор», ТОО «Киялы - Астык», ТОО «Смирновский элеватор», ТОО «ХПК Петропавл-Астык»): несмотря на поднятую в регионе короткую ложную панику и дезинформацию, технологическая деятельность данных элеваторов не была приостановлена, все работы, связанные с сушкой, очисткой и процессом хранения зерна проводились и проводятся по настоящее время – и для сельхозтоваропроизводителей смена собственников на одном из них – «Булаевском» -  прошла практически незаметно. Элеватор был закрыт лишь на несколько дней на инвентаризацию.

«В прошлом году, когда мы приняли решение по принятию на баланс элеваторов, повалил определенный негатив, якобы это было бездумное решение и мы хотим нанести ущерб собственникам зерна. Но на самом деле мы очень скрупулезно подбирали момент, когда нам принимать в собственность эти элеваторы, - говорит глава правления ИФК. - Мы учли специфику агробизнеса, дождались завершения уборочной кампании, дали собственникам зерна – а это около 40 крестьянских хозяйств – реализовать его, и только после этого начали проводить свои мероприятия. Если бы мы в момент уборочной не дали бы давальцам  возможность загружать зерно, для них бы это означало банкротство. Поэтому мы этим занялись в конце года, когда ажиотаж на рынке приемки зерна прошел, и мы благополучно взяли элеватор в рабочем состоянии, но уже освобожденным от требований третьих лиц.Сейчас мы ведем работу по принятию еще двух элеваторов на баланс, причем сейчас уже аграрии этот процесс воспринимают спокойно, компромисс найден,  поскольку люди понимают, что ИФК – это компания, основная цель которой – вернуть госсредства и сохранить актив на рынке, а не нанести кому-либо бездумный ущерб. Поэтому владельцы зерна с пониманием относятся к нашим требованиям освободить элеватор от их зерна», - отмечает он.

Всего ИФК за 2018 год осуществлен возврат задолженности на общую сумму более 4 млрд тенге, в том числе путем принятия имущества на баланс Фонда. И при этом работа по всем активам велась в том же направлении – основной задачей фонда было не  просто отсудить актив у несостоятельного должника, а дать ему вторую жизнь посредством нахождения нового инвестора. При этом Фонд не вмешивается в операционную деятельность предприятий, затрачивая львиную часть времени на поиск максимально возможного числа инвесторов. 

Вторая жизнь активов ИФК: все строго индивидуально 

«Сейчас наиболее востребована покупка в рассрочку, либо покупка с торгов, но результативность этих инструментов зависит от правильно выстроенного менеджмента. При продаже актива наши сотрудники стараются найти максимальное количество бизнесменов, задействованных в той отрасли, к которой актив относится, тех людей, которым этот актив мог бы быть действительно интересен и оповестить этих людей о предстоящих либо торгах, либо о нашем интересе продать этот актив по заявленной оценочной стоимости, - говорит Ермек Сакишев. – Мы в своей работе абсолютно прозрачны, и считаем, что чем больше людей знает о продаже актива, тем больший интерес проявится. Как пример: сейчас мы собираемся реализовывать элеваторы, и уже сейчас знаем больше 10 инвесторов, которые заинтересованы в приобретении этих активов. Электронные торги при этом будут проходить абсолютно прозрачно – на площадке Информационно-учетного центра.  И каждый из 10 потенциальных инвесторов имеет полный доступ к этому ресурсу. Кроме того, мы выстраиваем работу так, чтобы инвесторы могли гарантированно осуществлять выплаты без просрочек. График платежей каждому новому инвестору составляется индивидуальный, за счет чего они могут стабильно платить, специфика деятельности каждого учитывается», - подчеркивает он. 

В частности, к примеру, для найденного инвестора завода газобетонных изделий в Актобе при составлении графика платежей максимум финансовой нагрузки был определен на весну и лето – то есть на разгар спроса на его продукцию. Точно также составлялся график погашения долга по Булаевскому элеватору – там пик финансовой нагрузки выпадает на период после посевной

«То есть мы пытаемся в те периоды, когда на том или ином рынке затишье, меньше денег брать, а в момент активных продаж на этом рынке, добирать больше. График составляется так, чтобы основную часть бизнесмен платил в тот момент, когда его продажи находятся на пике», - отмечает председатель правления ИФК. 

По его оценке, рынок стрессовых активов в ближайшие годы в стране будет прирастать, а вот темпы этого прироста будут зависеть от того, будут ли казахстанские предприниматели подходить к своим проектам достаточно взвешенно. 

Инвестора встречают по уму – провожают в одежке

Между тем, при работе с бизнес-сектором, всегда присутствует человеческий фактор, невозможно всем угодить, и ИФК это и не пытается сделать. Задача одна – вернуть деньги и сохранить производственную деятельность. Между тем, не всегда это будет тот же профиль предприятия. 

«Мы часто сталкиваемся с нападками от бизнесменов, которые не просчитали свои риски. Но бизнесу нужно понимать, мы - государственный институт развития, мы  работаем всегда строго в правовом поле, каждое наше действие в рамках претензионно-исковой работы сопровождается решением суда. Реализуем же мы активы в рамках публичных электронных торгов, оценка проводится независимой компанией.Приведу пример. В прошлом году мы заключили договор об аренде завода металлоконструкций в поселке Заречный, предыдущий арендатор пытается выставить нас в невыгодном свете, но по факту  сейчас на заводе работает арендатор, который ввел в эксплуатацию производство. Нужно учитывать, что  завод состоит из двух линий, он ввел в эксплуатацию одну линию, завез туда свое оборудование, замонтировал, набрал людей, они выпускают сварную балку и гнутый швеллер, все работает, заказы принимаются, выпускается продукция. 
Производство второй линии наладила другая компания на другой производственной площадке, там выпускают дизель-генераторы, но в планах - расширить линейку и приступить к их серийному производству. Таким образом все имущество актива максимально задействовано. Еще один удачный пример – мы ожидаем в ближайшее время запуск завода газобетонных изделий в Актобе. Причем новый инвестор заверяет нас, что объем производства будет сохранен на заявленном уровне – 171 тыс. кубометров газобетонных изделий в год, порядка 8 наименований продукции. ИФК придерживается такой философии: наш успех – это успех тех инвесторов, которые пришли к нам - и с нами работают», - подытоживает Ермек Сакишев. 

*Партнерский материал, подготовленный совместно с ИФК

 

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

kursiv_in_telegram.JPG


Материалы по теме


Читайте в этой рубрике

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

kursiv_instagram.gif

Читайте свежий номер

rgo