Перейти к основному содержанию
5390 просмотров

Казахстанский бизнес не готов к крупным инвестициям в Узбекистан

В основном по привычке

Фото: Shutterstock

14 апреля начался визит президента Казахстана Касым-Жомарта Токаева в Узбекистан. То, что с первым государственным визитом Косым-Жомарт Токаев отправился именно в Ташкент, никого не удивило. Интерес к южному соседу сегодня в Казахстане очень велик. Местные СМИ охотно пишут о событиях у соседей, в социальных сетях активно обсуждают Узбекистан.

Одна из главных тем – как узбеки зазывают инвесторов. При предыдущем президенте, Исламе Каримове, это пытались делать директивными методами. Работали они не очень хорошо. По данным Госкомитета по инвестициям РУз, объем привлеченных иностранных вложений и кредитов за 2011–2016 годы снизился в 1,7 раза, до $1,903 млрд. В 2015-м году было принято решение считать акционерными обществами только те компании, в которых не менее 15% акций принадлежало иностранцем. Несправившихся вычеркивали из списка АО, лишали налоговых льгот и префренций. Подход оказался не слишком удачным, и в августе прошлого года от него отказались. Взамен власти Узбекистана провели ряд реформ. Еще в 2016 году либерализовали вывод валютной прибыли из страны. Был введен режим одного окна для инвесторов, упрощена система налогообложения. 

Десант с севера 

«Многие Узбекистан идеализируют, а перспективы Казахстана в будущей конкуренции рисуют исключительно черными красками», – отметил как-то в своем блоге известный финансист Айдан Карибжанов. Мы насчитали только за прошлый год почти 20 публичных заявлений казахстанских игроков о намерении выйти на узбекский рынок или инвестировать в него. Например, бизнесмен Нурлан Смагулов заявил о желании вывести на узбекский рынок брендов Mega (торговые центры) и Astana Motors (дистрибуция автомобилей). В компаниях сообщили «Курсиву», что пока этого не произошло. Serebroff, видящий  себя «лидером ювелирной отрасли Казахстана», поставил целью открыть к 2021 году салоны в нескольких странах, включая Узбекистан.  

Другие уже стартовали. На сайте RG Brands указано, что в Ташкенте работает ее торговый филиал (от комментариев компания отказалась). Свои площадки в узбекском сегменте интернета открыли Kolesa Group, которой принадлежит сервис по купле-продажи автомобилей kolesa.kz, и International Media Service – казахстанский селлер, продающий рекламу на телеканалах. В июле прошлого года в Ташкенте заработал билетный сервис «Тикетон». 

«Узбекский рынок выглядят незаполненными по сравнению с казахстанским. Тут можно делать практически все, и будут шансы на успех», – поделился с «Курсивом» на условиях анонимности алматинский бизнесмен. Год назад он перевел свою небольшую IT-компанию из Алматы в Ташкент и возвращаться пока не собирается. 

Активизировались финансисты. Halyk Bank учредил в Узбекистане дочерний Tenge Bank. Предправления банка Умут Шаяхметова говорила, что ожидает получение лицензии для «дочки» в апреле 2019 года. Инвестиционная компания Freedom Finance за прошлый год открыла семь филиалов в Узбекистане, головной офис в Ташкенте и провела первое роад-шоу в истории страны в рамках SPO АО «Кокандский механический завод».

«Локальный рынок Узбекистана имеет высокий инвестиционный потенциал развития», – отметил исполнительный директор  ташкентского ООО «Freedom Finance» Евгений Можейко. «Основные сложности связаны с ограниченными представлениями населения об инвестиционной деятельности и, как следствие, низкой активности торговых операций на Республиканской фондовой бирже и отсутствием интереса населения к участию в масштабных национальных IPO/SPO с потенциально высокой ликвидностью», – отмечает господин Можейко. Но Freedom Finance это не останавливает – компания проводит курсы финансовой грамотности, формируя свой потребительский рынок. 

Незаметный инвестор 

Кажется, в Ташкенте высадился настоящий инвестиционный десант казахстанцев. Еще бы, общая граница, ментальная и языковая близость должны подталкивать к развитию взаимной торговли и обмену капиталами. С торговлей так и происходит. По данным комитета по статистике МНЭ РК, с 2017 по 2018 год товарооборот между Казахстаном и Узбекистаном вырос с $1,9 млрд до почти $2,5 млрд (по данным Госкомстата РУз, $2,6 млрд). В списке торговых партнеров РК южный сосед занял по итогам прошлого года 8-е место, ненамного уступив обороту нашей страны со всем западным полушарием. Для Узбекистана же мы – третий по значимости партнер после Китая и России. Южные соседи импортируют наши пшеницу и муку, берут цемент, алюминий, стальной прокат. Мы закупаем у них газ, удобрения и автомобили. 

С инвестициями ситуация иная. В перечне основных инвестпартнеров Казахстана мы встретим главных торговых партнеров: Нидерланды, США, Великобритания, Россия...  Узбекистана там нет. По данным Нацбанка РК, Узбекистан стоит на 30-м месте по казахстанским обязательствам ($184 млн на 1 октября 2018 года) и на 39-м – по уровню казахстанских активов ($216,4 млн). Роста взаимных инвестиций не видно (см. график). 

Накопленные инвестиции из РК в РУз уступают казахстанским инвестициям в такие совсем не соседние страны, как Грузия ($241 млн активов) или Украина ($298,8 млн активов). Даже в экзотическую Мексику казахстанцы инвестируют почти в два раза больше, чем в ближайшего южного соседа – $453,8 млн активов. Инвестиционный десант напоминает, скорее, захват небольшого плацдарма. Казахстанские деньги – капля в потоке, вливающемся в РУз. По официальным данным, в 2017 году Узбекистан освоил более $2,4 млрд прямых иностранных инвестиций. По прогнозу Шавката Мирзиёева, в 2019 году этот показатель  «достигнет 4,2 миллиарда долларов». 
 
Неудивительно, что на сайте Министерства инвестиций и внешней торговли РУз в разделе «Страны, интересующиеся Узбекистаном», указаны США, Россия, Китай, Япония – всего девять стран. Казахстан даже не упомянут. В перечне реализуемых крупных инвестпроектов в Узбекистане есть проекты от $1,2 млн (строительство электростанции, YildirimGroup, Турция) до $6,25 млрд (освоение газовых месторождений, Lukoil, Россия). По данным Госкомитета РУз по инвестициям, из $11,8 млрд иностранных инвестиций и кредитов за последние годы 73% было направлено в нефтегазовую отрасль. «Газпром», «Новатэк», CNPC, Total расширяют свое присутствие в добыче углеводородов, индийцы инвестируют в фармацевтику, турки – в строительство. Все это капиталоемкие отрасли. Казахстанцы же осторожно осваивают финансовый сектор и онлайн-продажи.

В ожидании кейсов 

Почему наши инвесторы не спешат к соседям? Политолог и член общественного совета города Алматы Марат Шибутов считает, что проблема в ментальности. Многие по привычке считают, что Узбекистан – страна, все еще закрытая для инвесторов. «У нас не думаю об экспансии и экспорте, а больше об импортозамещении. Все думают лишь о том, как бы побороться с иностранцами на казахстанском или узбекском рынке, а не чтобы идти на рынок соседей», – считает он. Те же, кто  хочет выходить на внешние рынки, по мнению эксперта, думают не об СНГ, а о мировом рынке и борьбе с транснациональными корпорациями. «Переход к нормальному взаимному инвестированию – дело долгое, и думаю, нормальные результаты будут только лет через 10», – полагает господин Шибутов. 

Соучредитель узбекского Национального фонда развития Тоштемир Хайдаров согласен, что некоторые казахстанские инвесторы могут помнить негативный опыт предыдущих лет и пока «психологически не готовы к большим вложениям. Компании не хотят рисковать и не знают, можно ли доверять реформам, которые происходят в стране, реальные ли это перемены?».  «Сейчас инвесторы ждут  успешного кейса, по делу которого они будут понимать, что они могут прозрачно, открыто и без опасений, вести свой бизнес», – резюмирует господин Хайдаров. Поскольку крупный казахстанский бизнес и госкомпании в Узбекистан не стремятся, остается рассчитывать только на малый и средний бизнес. Пока сохраняется очарование ветрами перемен у южного соседа, казахстанский МСБ сделает все, что сможет, чтобы закрепиться на узбекском рынке.

904 просмотра

Замакима ЗКО предложил бизнесу разделить лот по санитарной очистке города

Раньше двухмиллиардный контракт получала одна компания

Фото: Рауль Упоров

На содержание дорог и мостов областного центра из бюджета в 2019 году выделено почти 2 млрд тенге. Но эти средства осваивает лишь одна компания. Власти хотят, чтобы монополия в данной сфере была разбита, и потому ожидается, что в следующем году единый миллиардный лот будет разделен на пять составных частей.

Рушить систему нельзя

Месяц назад заместитель акима ЗКО Аманжол Алпысбаев на своей странице в Facebook опубликовал пост, в котором сообщил уральцам, что обл­акимат намерен пересмотреть условия проведения конкурса госзакупок на содержание дорожно-мостового хозяйства Уральска. И пояснил, что делается это для экономии бюджетных средств, чего можно достичь лишь при наличии конкуренции. 

«Для повышения прозрачности и конкуренции планируем разделить один большой лот (сейчас он 1,9 млрд тенге, при этом большая часть средств – 1,231 млрд тенге – механизированная уборка – «Курсив») на несколько лотов. Но здесь есть свои нюансы: на сколько, какие суммы будут интересны для МСБ, на какой срок, разделять ли уборку на зимнюю и летнюю?» – задался вопросами г-н Алпысбаев и предложил бизнесменам внести свои предложения. 

Однако в комментариях под постом отметились лишь несколько местных бизнесменов. Так, руководитель ТОО «СКФ «Отделстрой» Валентина Михно написала, что бизнесу будут интересны конкурсы сроком на три года, поскольку, по ее мнению, компании заинтересованы в долгосрочных договорах. 

При этом директор ТОО «Орал Транс» Турарбек Тлемисов уверен: «рушить налаженную систему нельзя». Однако он также отмечает, что оплата за совершенную работу, как правило, приходит гораздо позже, чем были оказаны услуги. В связи с чем компания вынуждена расплачиваться с подрядчиками за свой счет. «Я понимаю: работу сделал и получил оплату. А если оплата через полгода? Кто из бизнесменов захочет так работать?» – пишет г-н Тлемисов.

Лоты будут – появятся ли участники?

Спустя время в комментариях «Курсиву» Аманжол Алпысбаев заметил, что ему так и не удалось добиться обратной связи от бизнесменов. 

«Я хочу понять, сколько игроков на этом рынке. Кто из бизнесменов готов взяться за благоустройство дорог в городе. Есть мнение, что в Уральске существует одна компания, которая располагает большим количеством техники, и именно она должна осваивать те самые 1,9 млрд тенге бюджетных денег. Я изучил документацию. Основной объем работы проводится за счет спецтехники, привлеченной со стороны», – говорит замакима ЗКО. 

По его словам, если эту технику компании сдают в аренду основному игроку на рынке саночистки города, то почему бы им самим не стать участниками госзакупок по содержанию дорог и мостов.

Логика чиновника довольно проста. Он полагает, что усиление конкурентной среды будет способствовать не только уменьшению затрат бюджета на благоустройство города (на 15%), но и позволит не сокращать статью расходов на очистку города от мусора, грязи и снега. 

По словам г-на Алпысбаева, акимат Уральска уже сделал свой выбор – в 2020 году с новой технической спецификацией лот «Содержание дорожно-мостового хозяйства города Уральска» будет разбит на пять отдельных лотов под новым названием «Санитарная очистка города Уральска». Город будет разбит на пять участков, которые в идеале должны будут обслуживать пять абсолютно разных компаний. Эти участки, как поясняет он, территориально будут неодинаковы, соответственно, и суммы по ним на саночистку окажутся разными.

Хайдар Капанов, политолог, председатель Совета по защите прав предпринимателей при областной ПП: 

«По моему пониманию, чтобы в Уральске был порядок на дорогах, город нужно разделить на 20 участков – по числу избирательных участков депутатов городского маслихата. И объявлять конкурсы на санитарную очистку этих участков отдельными лотами. Нужно, чтобы депутаты принимали деятельное участие в привлечении бизнеса к этим тендерам, были заинтересованы в том, чтобы из бюджета вовремя оплачивались те работы, которые производит на их участке подрядчик, контролировали ход этих работ.

Демонополизация рынка услуг по благоустройству города позволила бы достичь большей результативности. В ЗКО есть ряд дорожных фирм, чья техника задействована в основном в весенне-летний период. Зимой она простаивает, работники сидят без зарплаты. Эти предприятия успешно могли бы заниматься вывозом снега с улиц города и очисткой мостов ото льда.

Но здесь необходимо принципиальное решение от властей города – на сколько лотов-­участков реально будут поделены 1,9 млрд тенге».

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

Спецпроекты

Биржевой навигатор от Freedom Finance