Перейти к основному содержанию

17527 просмотров

Кассовые аппараты старого образца оказались вне закона в Казахстане

Почти все компании теперь обязаны работать с кассовыми аппаратами, которые имеют функцию передачи данных

Фото: Shutterstock

С 1 апреля 2019 года большинство казахстанских компаний обязаны при расчетах с клиентами использовать кассовые аппараты (ККМ) с функцией передачи данных. В этот список попало более трехсот видов деятельности: производство, услуги ремонта, услуги перевозок, строительство, финансовая и страховая деятельность, операции с недвижимым имуществом, а также услуги по сдаче в аренду автомобилей и многие другие.

Напомним, онлайн-кассы начали применять еще в 2016 году для тех, кто реализовывал ГСМ и спиртные напитки. С 2018 года отменена регистрация ККМ без функции передачи данных. В октябре 2018 года перечень видов деятельности с обязательным применением онлайн-касс был расширен до 27, а в течение 2019 года весь бизнес, который работал ранее со старыми ККМ, должен перейти на новый формат наличных расчетов. 

Делается это для того, чтобы деятельность бизнеса в Казахстане становилась более прозрачной и подконтрольной государственным органам. 

Что такое онлайн-ККМ

Онлайн-кассы, или контрольно-кассовая техника, – это кассовые аппараты и программные комплексы нового образца, оснащенные фискальными накопителями. Такая техника подключается к интернету и передает данные о расчетах налоговым органам через оператора фискальных данных (ОФД) – АО «Казахтелеком».

Стоимость перехода на онлайн-кассы

Сегодня у предпринимателей есть на выбор три варианта перехода на новые ККМ.

Вариант № 1. Можно купить аппарат, минимальная цена которого на сегодня составляет 60 тыс. тенге. При этом ежемесячно предприниматель должен будет еще платить оператору передачи данных АО «Казахтелеком» 1500 тенге.

Вариант № 2. На компьютер, ноутбук, планшет или даже смартфон можно установить специальное приложение или подключить доступ к расчетам напрямую через интернет-сервисы. Стоимость обслуживания таких приложений в среднем составляет 1–3 тыс. тенге в месяц. Установка самого приложения может быть как платной (до 40 тыс. тенге), так и бесплатной. И здесь наблюдается прямая взаимосвязь: чем дешевле стоимость установки приложения, тем дороже потом цена облуживания за месяц. Ежемесячная оплата в АО «Казахтелеком» для этого варианта остается и также составляет 1500 тенге.

Вариант № 3. Кассовый аппарат можно арендовать у оператора передачи данных АО «Казахтелеком». Такая возможность предоставлена в рамках пилотного проекта предпринимателям Астаны, Алматы и Шымкента. Стоимость аренды аппарата составляет 4999 тенге и уже включает в себя стоимость ежемесячных услуг оператора передачи данных.

После приобретения ККМ или приложения нужно пройти бесплатную процедуру регистрации в налоговых органах. Тем не менее многие продавцы оборудования предоставляют предпринимателям дополнительную услугу по регистрации ККМ в налоговом органе. Средняя стоимость этой услуги – 5 тыс. тенге.

Если не использовать ККМ

До 2020 года осталось право работать без ККМ у индивидуальных предпринимателей на патенте и у плательщиков единого земельного налога. Кроме того, ККМ могут не применять те предприниматели, кто не принимает наличные деньги, физические лица, адвокаты, медиаторы, а также предприятия, оказывающие услуги общественного транспорта с выдачей билетов утвержденных форм.

Остальным предпринимателям, не использующим ККМ при работе с наличными средствами, грозит административная ответственность, в первый раз – в форме предупреждения. Повторное нарушение в течение года уже повлечет штраф в размере от 15 до 50 МРП (до 126 250 тенге) в зависимости от категории бизнеса, к которой относится предприниматель или юридическое лицо.

Преимущества онлайн-ККМ

Во-первых, на вновь установленные аппараты не надо теперь ежедневно заполнять книги кассира-операциониста. А ведь заполнение этих книг не только отнимает время, но и является налоговым риском – неверное заполнение влечет административную ответственность. Во-вторых, имея новые ККМ, можно контролировать в режиме онлайн свой бизнес. Можно видеть выручку по каждой кассе и пробитые этой кассой чеки. В-третьих, новые аппараты и системы позволят минимизировать число проверок. При оперативном получении информации налоговыми органами о расчетах и их автоматизированном риск-анализе необходимость в проверках отпадает. В-четвертых, новые программные комплексы позволяют применять современные электронные устройства – мобильные телефоны и планшеты, чеки можно не распечатывать, а передавать на почту и мобильные телефоны. Особенно это удобно в случае потери кассового чека.

Дополнительно о налогах

При покупке онлайн-ККМ для предпринимателей, применяющих специальные режимы «патент» и «упрощенная декларация», предоставлена возможность корректировки суммы подоходного налога в сторону уменьшения на приобретение одной контрольно-кассовой машины на сумму 60 тыс. тенге, но не более чем на 50% от исчисленной суммы налога. То есть если предпринимателем исчислен налог в размере 1 млн тенге, то он может сумму налога скорректировать на всю сумму покупки онлайн-ККМ в пределах 60 тыс. тенге.

Также для индивидуальных предпринимателей, применяющих специальный налоговый режим на основе упрощенной декларации, операции, совершенные в безналичной форме расчетов с обязательным применением трехкомпонентной интегрированной информационной системы, не включаются в минимум оборота для постановки на учет по НДС в пределах 114 184 МРП (288 314 600 тенге) и не включаются доходы в сумме 70 048 МРП (176 871 200 тенге) для определения предела для применения данного упрощенного режима. Иными словами, для них пороговые значения будут равны: для постановки на НДС – 364 064 600 тенге, для применения специального режима на основе упрощенной декларации – 237 567 150 тенге.

До недавнего времени чек ККМ должен был содержать цену товара, работы, услуги и сумму покупки, но после принятия закона о внесении изменений и ввода данного закона этот пункт звучит так: «Цену товара, работы, услуги за единицу, наименование товара, работы, услуги; количество приобретаемых товаров, работ, услуг; единицу их измерения, общую сумму продажи товара, работы, услуги». Этим требованиям не соответствуют все ККМ старых образцов.

Кроме того, применение онлайн-касс создает новую концепцию ведения бизнеса: без привязки к офису (ККМ необходимо было регистрировать на конкретное место нахождения), без наличия стационарных ККМ (например, находясь на встрече с клиентом и оказывая услуги дизайна не нужно звонить бухгалтеру, чтобы она «выбила чек» на оплату услуг), документооборот переходит в электронную форму и постепенно отпадает надобность в такой штатной единице, как бухгалтер.

4615 просмотров

Как гостиничный бизнес Узбекистана пытается догнать растущий поток туристов

Власти республики объявили туротрасль стратегической и выделяют немалые средства из бюджета на поддержку этого бизнеса

Фото: Shutterstock.com/Marina Rich

Увеличить и количество гостиниц, и объем номерного фонда в два раза планирует Узбекистан уже до конца 2021 года – рынок требует все больше мест для туристов.

В 2019 году Узбекистан посетили 6,7 млн туристов. Три года назад этот показатель был равен лишь 2,2 млн человек. По оценке Всемирной туристской организации при ООН, республика сейчас на четвертом месте среди стран с наиболее динамично развивающейся туристической отраслью. Растущий поток гостей выявил слабые места, которые тормозят развитие туризма в Узбекистане. Одна из главных болевых точек – гостиничный фонд.

Койко-место под узбекским солнцем  

На начало года в Узбекистане, по данным Госкомитета по развитию туризма, насчитывалось 1,2 тыс. объектов инфраструктуры гостеприимства, 70% из них – это гостиницы, 18% – хостелы и 12% – другие виды размещения. Общий номерной фонд составляет 24 тыс. и рассчитан на 50 тыс. койко-мест. «Средний уровень загрузки гостиничного фонда по итогам 2019 года составил 83%. Это очень большой показатель. В пиковые сезоны порой невозможно найти свободного номера в Ташкенте и особенно в таких туристических центрах, как Хива, Самарканд, Бухара», – прокомментировал начальник департамента по стратегическому развитию и кадровым ресурсам Госкомтуризма Шухрат Исакулов.

По словам председателя Ассоциации отельеров Узбекистана Фарангиз Абдуллаевой, из-за повышенного спроса понятие сезонности для гостиниц становится менее актуальным. «Узбекистан всегда считался сезонным направлением. Но в 2019 году серьезная загруженность была на протяжении всего года», – подчеркнула Фарангиз Абдуллаева. 

Поддержать сумом

Провозгласив туризм стратегической отраслью, власти Узбекистана взялись за решение проблем с дефицитом гостиничного фонда. В 2019 году в стране стартовала программа субсидирования строительства новых отелей. Государство покрывает расходы застройщиков в размере 40 млн сумов ($4,2 тыс.) за один номер для трехзвездочных гостиниц и 65 млн сумов ($6,8 тыс.) за номер в «четырех звездах». 

Учредитель трехзвездочного отеля «Согдиана» в Самарканде Азиз Ташев – один из тех предпринимателей, кто такой поддержкой уже воспользовался. «Благодаря субсидии государства мы смогли покрыть свои расходы на 20%, а всего получили 4,08 миллиарда сумов (эквивалентно $428 тыс.). Это существенная поддержка для нас. Без дотаций со стороны государства ускоренно развивать туризм невозможно», – уверен Ташев. 

Программа субсидирования будет действовать до 2022 года. За это время количество гостиниц в стране должно вырасти вдвое – до 2,4 тыс, а номерной фонд увеличиться до 50 тыс. Только в прошлом году в Узбекистане появилось 270 новых объектов гостиничного бизнеса. 

Бросить все и уйти в туризм

Власти Узбекистана поддержали предпринимателей не только деньгами, но и административно – упростив порядок и требования к получению лицензии на данный вид деятельности. В результате в стране резко выросло число гостевых домов и хостелов. Именно они, по оценке Шухрата Исакулова, помогли выправить ситуацию в пиковые периоды туристического сезона 2019 года. 

Абдулазиз Икрамжанов полтора года назад с родителями открыл первый хостел в Ташкенте. Сейчас он более чем уверен, что у этого вида гостиниц большие перспективы в Узбекистане. «Мы не ощущаем большой конкуренции, да и разнообразия среди хостелов тоже пока нет. Узбеки привыкли жить в больших домах, а сейчас все больше к людям приходит понимание, что использовать свое жилище для размещения гостей – это нормально. Тем более что никаких проверок или дополнительных бумажек тоже не требуется», – говорит Икрамжанов. 

Отсутствие бюрократии при открытии гостиничного бизнеса приводит к тому, что некоторые предприимчивые владельцы жилплощади в многоквартирных домах регистрируют свое имущество как хостел. Ташкентские риелторы объясняют это тем, что из-за отсутствия номеров в гостиницах туристы часто выбирают посуточную аренду квартир. А по узбекистанским законам если иностранец находится в стране более трех дней, он обязан зарегистрироваться по месту пребывания. 

Хостелы, как и другие объекты размещения, зарегистрированы в единой операционной системе, с помощью которой ведется учет туристов.

«Мы сейчас наблюдаем такую картину, что те предприниматели, которые занимались другими видами деятельности, переключаются в сферу туризма. Потому что туризм быстро окупается. Тем более в условиях дефицита, который есть по номерному фонду», – прокомментировал Шухрат Исакулов. Нехватка средств размещения, по его словам, сказывается на ценовой политике гостиниц. «Стоимость номера в Узбекис­тане относительно выше, чем в других странах. В Ташкенте или Бухаре номер в трехзвездочном отеле будет стоить примерно 40–50 долларов», – отметил Исакулов. Он уверен, что ситуация изменится с появлением большего числа гостиниц в стране.

kak-gostinichnyj-biznes-uzbekistana-pytaetsya-dognat-rastushhij-potok-turistov-2.jpg

Фото: Shutterstock.com/Polina LVT

Красиво жить не запретишь

Рост туристической активности спровоцировал интерес к Узбекистану со стороны компаний, которые специализируются на строительстве пятизвездочных отелей и крупных гостиничных комплексов. В настоящее время в республике всего две гостиницы высшего сегмента – Hyatt Regency и Hilton, обе находятся в Ташкенте. К концу года в узбекской столице откроется отель сети Marriot, сообщила Фарангиз Абдуллаева. «Ведутся переговоры с Sheraton и InterContinental – это те бренды, которые были у нас на рынке, но по определенным причинам ушли с него. Сейчас они возвращаются, и очень активно. Была информация, но пока не подтвержденная, что и Four Seasons хотят войти на наш рынок. Большой интерес крупные бренды проявляют  к Самарканду. Крупные сети хотят выйти на узбекский рынок, потому что для гостиниц в стране действует много разных преференций», – акцентировала председатель Ассоциации отельеров.

Внимание глобальных гостиничных сетей к Узбекистану продиктовано в том числе и ростом деловой активности в стране, которая, в свою очередь, стимулирует развитие такого направления, как MICE-туризм. Этот вид туризма подразумевает проведение крупных бизнес-мероприятий, форумов, конгрессов и так далее. «Мы видим, что строятся отели с конференц-залами, потому что есть спрос, и неплохой. Благодаря этому Узбекистан может позиционировать себя как площадка для организации и проведения деловых мероприятий», – заявила Абдуллаева.

Отели без сервиса – деньги на ветер

Развитие сферы гостеприимства автоматически требует новых, квалифицированных работников отрасли.  Для организации качественного сервиса и подготовки персонала при Госкомтуризме был создан институт развития туризма – это научно-методологический центр, разрабатывающий стандарты и программы обучения, а в Самарканде открыт международный университет «Шелковый путь» для будущих менеджеров в индустрии туризма. 

Кроме того, в прошлом году под юрисдикцию Госкомтуризма перешли 18 профессиональных колледжей во всех регионах страны, а при Ассоциации отельеров Узбекистана появилась академия гостеприимства. Эти учебные заведения будут готовить линейный персонал для стратегически важной индустрии в целом и для гостиниц в частности.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

drweb_ESS_kursiv.gif