Перейти к основному содержанию

5327 просмотров

Как устроена пластическая хирургия в Караганде

Сколько стоит изменить разрез глаз, размер груди и сделать подтяжку и ради чего женщины готовы лечь под нож за большие деньги, выяснял «Курсив»

Фото: Shutterstock

В Карагандинской области работает семь клиник, которые оказывают услуги пластической хирургии. В список самых популярных операций, по словам врачей, входят блефаропластика, маммопластика и фейслифтинг. Сколько стоит изменить разрез глаз, размер груди и сделать подтяжку и ради чего женщины готовы лечь под нож за большие деньги, выяснял «Курсив».

Откройте мне веки

По словам руководителя карагандинской клиники «Юта» Татьяны Азимовой, уже несколько лет самой популярной услугой у пластических хирургов остается блефаропластика, или иначе пластика век. Основная цель этой процедуры – устранить жировые отложения на нижнем и верхнем веках, из-за которых появляются мешки под глазами и эффект нависшего века.

Также при помощи этой операции можно изменить разрез глаз. По словам Татьяны Азимовой, чаще женщины решаются на эту операцию, чтобы скрыть возраст.

«Возрастные изменения – это первое. Второе – так называемая «европеизация». Глаза же зеркало души. Если веки нависают на глаза, под ними, ни сил, ни уверенности это женщине не придает, ничего, кроме усталого вида и возраста. Раньше эту операцию проводили по медицинским показаниям, это же деформация жировой ткани, она перестает фиксировать, давит на глазное дно. Наконец, кроме эстетического вида, это еще здоровье», – добавляет Татьяна Азимова.

По ее словам, длится такая операция от одного до трех часов – в зависимости от того, проводят ее на верхнем или нижнем веке. Стоит блефаропластика в клиниках региона в среднем 200–250 тыс. тенге.

Пышная грудь, отчего же не блеснуть

Вторая по популярности пластическая операция среди женщин Карагандинской области – маммопластика. По данным хирургов клиник Караганды, в каждой из них в месяц проводят около 15 таких операций. К слову, дамы приходят не только увеличивать, но и уменьшать грудь.

Стоимость пластической операции по увеличению груди по региону от 800 тыс. тенге, в клинике в Темиртау – от 650 тыс. тенге. Отдельные столичные и алматинские клиники обещают увеличить размер груди за 500 тыс. тенге. Цена складывается из стоимости импланта – в зависимости от качества и фирмы производителя, и стоимости работы врача (с учетом квалификации хирурга и его опыта работы).

Ни цена, ни период восстановления после маммопластики – в полгода – не останавливают тех, кто решил изменить формы. А вынашивают это решение как правило долго.

Жительница Балхаша Элина Асмирова (имя и фамилия изменены) на операцию по увеличению груди решилась лишь после того, как пришла в профессиональный бодибилдинг.

«После подготовки к соревнованиям, после сушки процент жира снизился и грудь, можно сказать, исчезла. Потому решилась. Очень долго выбирала доктора, сравнивала отзывы. Сейчас уже прошло полгода после операции, то есть период реабилитации – это, кстати, процесс долгий и нелегкий. Но не жалею», – говорит женщина.

А вот Елена Маренцева (имя и фамилия изменены) к пластическому хирургу пришла после первой беременности. Чтобы вернуть груди былую форму, девушка даже рискнула взять кредит.

«Я сына кормила почти до двух лет, и форма груди изменилась. Мне не нравилось мое отражение в зеркале. Муж отговаривал, переживал, как все пройдет. Ошибочное мнение, что женщины для мужчин меняют что-то в себе. В первую очередь женщина делает это для себя. Я очень довольна, кстати, сейчас кормлю грудью второго ребенка, дочку, и никаких проблем», – рассказала Елена.

Безымянный_20.png

Все и сразу

Страх перед пластической хирургией постепенно настолько пропадает, что женщины готовы сразу на несколько операций. Заведующий отделением эстетической медицины клиники «Кристина» Геогрий Паикидзе в день проводит трипять комплексных операций.

Одна такая может включать увеличение груди, ягодиц, липосакцию и операцию на лицо. В зависимости от объема такая операция может длиться от пяти до 15 часов.

Конкурирует по популярности с маммопластикой фейслифтинг, или подтяжка лица эндоскопическим методом. Врач делает операцию посредством нескольких проколов, через которые вводит эндоскоп (маленькую камеру) и необходимые инструменты. Этот метод считается более щадящим, чем классическая подтяжка лица. Он позволяет избежать повреждений нервов, осложнений и послеоперационных отеков. Цена вопроса в среднем 700 тыс. тенге.

Отдельно поправить форму носа (ринопластика) у пластических хирургов Карагандинского региона стоит от 250 тыс. тенге, сделать операцию на уши (отопластика) можно за 110 тыс. тенге и больше. В 500 тыс. тенге обойдется пластика живота (абдоминопластика). За липосакцию в зависимости от участка лица или тела, на котором нужно провести процедуру, придется выложить от 40 до 300 тыс. тенге.

Георгий Паикидзе отмечает, что цены в клиниках региона не сильно отличаются от столичных, но из Алматы и Нур-Султана часто ездят на операции в Караганду. Также приезжают клиенты к местным пластическим хирургам из России, Турции и Германии.

«Я бы сказал, что правильнее анализировать цены не по региону, а по хирургу. Если специалист с опытом, с результатами, он, как правило, ценит свою работу. А люди смотрят на отзывы и на рекламу», – говорит врач.

Он отмечает, что, несмотря на то, что пластическая хирургии – мероприятие затратное, ее популярность растет. Клиники стараются привлечь клиентов всевозможными скидками, акциями, беспроцентными кредитами. Однако порой врачам приходится отговаривать пациенток от операции.

«Около 30% женщин из 100% надумывают себе изъяны, и тогда мы отговариваем их и отказываем в услугах. Например, молодая девушка хочет быть похожей на какую-нибудь звезду, а на самом деле она и так хорошо выглядит, приходится убеждать ее в том, что она и так красива», – утверждает Георгий Паикидзе. 

banner_wsj.gif

30513 просмотров

Какой казахстанский бизнес потеряет миллиарды тенге на эпидемии

В условиях чрезвычайного положения замирают целые секторы экономики

Фото: Олег Спивак

Целые секторы экономики замирают в условиях чрезвычайного положения в Казахстане и карантина в Алматы и Нур-Султане. Бизнес ищет варианты работы онлайн, но не для всех это возможно. 

Санитайзеры стали обязательным элементом крупных торговых центров в Казахстане. Но даже ежечасная дезинфекция и тепловизоры на входах не спасают бизнес в условиях карантина. «Информируем вас о закрытии всех ТРЦ сети в целях предотвращения угрозы распространения коронавирусной инфекции» – это объявление на сайте «Меги» появилось позавчера, 17 марта. Днем позже о приостановке деятельности сообщил молл «Апорт».  

Работать на территории торговых центров Алматы и Нур-Султана продолжают только супермаркеты и аптеки.

Бизнес закрывается на карантин

Оценивать влияние ЧП и карантина на казахстанский бизнес большинство опрошенных «Курсивом» экспертов отказались, ограничившись словами «последствия будут, но говорить о них рано».

Они перечислили лишь очевидный набор отраслей, которые пострадают первыми, – это непродовольственный ретейл, общепит, транспорт, досуг, туризм. Сфера оптовой и розничной торговли генерирует самое большое число рабочих мест. По данным статистики, в январе 2020 года этим бизнесом занимались 543,9 тыс. субъектов предпринимательства. Оборот розницы в феврале составил 767,1 млрд тенге. Совокупный вклад торговли в ВВП 2019 года – 11,6 трлн тенге. Вклад рынка услуг по проживанию и питанию в ВВП 2019 года составил 777,7 млрд тенге.

Профессиональные ассоциации, куда мы обратились за комментариями, также затруднились оценить масштаб грядущих потерь. Как удалось выяснить «Курсиву», после введения чрезвычайного положения посещаемость в этих заведениях обрушилась на 75%. Можно предположить, что с ужесточением ограничений до карантина поток посетителей сократится почти до нуля. Стоит заметить, что этот сегмент – один из самых динамично развивающихся, и не только в мегаполисах. По данным сервиса 2ГИС, число заведений общественного питания в Казахстане за последний год выросло на 17%. В пяти крупнейших городах страны число действующих точек общепита достигло 10 тыс. При этом число фреш-баров и кофеен удвоилось – до 4397, вдвое больше стало суши-баров, кофейни и кондитерские выросли на 40%, бары – на 32,8%, число пиццерий увеличилось на 31%. Формат кафе, кулинарий и столовых показал рост на 13%, ресторанов – на 8,3%. Все они с 19 марта в Алматы и Нур-Султане закрыты, карантин предполагает «установление нового режима работы объектов общественного питания по принципу «доставки до клиентов», с усилением санитарно-противоэпидемиологических мер». Некоторые представители этого рынка находят креативные пути для функционирования в условиях карантина – например, винотеки продолжают организовывать дегустации, но проходят они онлайн. 

bizness.jpg

Иллюстрация: Мадина Сапарбаева

Все участники дегустации получают вино на дом и общаются с сомелье через интернет. Сектор искусства, развлечений и отдыха, полностью остановленный карантинными мерами, обеспечивает работой 14 729 предприятий малого и среднего бизнеса. Их вклад в ВВП прошлого года – 502,7 млрд тенге. Госстат приводит статистику оборотов этого рынка в минувшем году: организаторы спортивных мероприятий привлекли 208,9 млрд тенге, организаторы культурно-массовых мероприятий – 54,3 млрд тенге. В целом годовой оборот в этой сфере составил 777 млрд тенге. В области оказания транспортных и складских услуг заняты 97,6 тыс. предприятий МСБ. Их вклад в ВВП минувшего года составил 5,5 трлн тенге. 

К каким последствиям приведут ограничения на перемещения, в компаниях и профильных ассоциациях сказать затруднились. Можно отметить, что интернет-магазины переживают рост числа заказов – для продуктовых онлайн-ретейлеров этот рост стал взрывным, и им сейчас приходится резко масштабировать бизнес, чтобы удовлетворить спрос. Проблемы перечисленных секторов экономики быстро отразятся на общем положении – как минимум одному бизнесу нечем будет платить аренду другому бизнесу. Негативный сценарий от одного из экспертов, который пожелал остаться неназванным, подразумевает цепную реакцию последствий, которая затянет в кризис все секторы экономики, включая и самые крупные. Анализ возможных последствий от введения жестких карантинных мер для экономики Казахстана, как стало известно «Курсиву», сейчас по заданию правительства делают несколько казахстанских аналитиков. 

Reuters со ссылкой на данные статистического ведомства КНР сообщает, что влияние карантина на экономику Китая оказалось следующим: промышленный сектор за февраль сократился на 13,5% (вместо прогнозируемых 1,5%), розничные продажи ужались на 20,5% (предсказывали 0,8%), строительная индустрия потеряла 24,5%. В результате аналитические центры сейчас ужесточают прогнозы, касающиеся влияния коронавируса на глобальную экономику.

banner_wsj.gif

drweb_ESS_kursiv.gif