Перейти к основному содержанию

bavaria_x6_1200x120.gif


584 просмотра

Из-за смены налоговых кодов у предпринимателей образовались долги перед бюджетом

Коды районных управлений госдоходов города Шымкент изменились в связи с образованием Туркестанской области вместо Южно-Казахстанской

Коллаж: Вячеслав Батурин

Шымкентские предприниматели, утверждающие, что являются добросовестными налогоплательщиками, неожиданно оказались в должниках. Как выяснилось, проблема возникла из-за изменения кода УГД в связи с выходом Шымкента из состава бывшей ЮКО.

Александр С. (фамилию он пожелал не называть. – «Курсив») около десятка лет является индивидуальным предпринимателем, занимаясь столярными работами. У него из-за обнаружившейся налоговой задолженности арестовали счета в банке. А затем его посетил уже судебный исполнитель. В чем причина радикальных мер со стороны фискального органа, откуда и когда появилась недоимка, притом что предприниматель своевременно оплачивал все налоги, пришлось выяснять в органах государственных доходов.

Все по закону

Руководитель управления принудительного взыскания ДГД по городу Шымкенту Абит Бекжигит пояснил «Курсиву», что действия налоговиков законны и оправданны, а для неплательщиков предусмотрены различные наказания. 

«В законе предусмотрены меры воздействия на должников. Так, после образования задолженности мы отправляем неплательщику уведомление об этом. Если и после получения уведомления долг не погашается, то предпринимаются следующие по тяжести воздействия меры: закрытие банковских счетов, опечатывание кассовых аппаратов. Далее следует инкассовое распоряжение, то есть списание денежных средств, которые есть у должника на счету. Деньги автоматически списываются в счет погашения задолженности. Следующей мерой является ограничение в распоряжении имуществом. Все движимое и недвижимое имущество с этого момента находится под обременением, на него накладывается арест», – рассказал Абит Бекжигит.

По его словам, в случае если после применения всех этих мер налоговая задолженность не погашается, налоговый орган имеет право описать имущество и выставить его на реализацию через аукцион. На вопрос о том, принимается ли решение о комплексе мер в отношении предпринимателя единолично налоговым ведомством во внесудебном порядке или существует судебная процедура, собеседник ответил: «Это делается во внесудебном порядке, и полномочия расписаны в Налоговом кодексе». По его данным, в Шымкенте уже в этом году было реализовано имущество одного должника на сумму в 1,4 млн тенге. 

Был 58 – теперь 59 

В территориальном управлении госдоходов по Енбекшинскому району ДГД по городу Шымкент, в свою очередь, объяснили причину образования недоимки. Оплата пошла на лицевой счет под кодом 58, а начисление – на 59-й код налогового органа. А так как индивидуальный предприниматель не знал, что у него на лицевом счете образовалась задолженность, то она перешла на следующий месяц. Последовало начисление пени, и так по нарастающей.

Стоит отметить, что коды районных управлений госдоходов города Шымкент изменились в связи с образованием Туркестанской области вместо Южно-Казахстанской и отделением от нее Шымкента как города республиканского подчинения. Между тем Александр С. оказался далеко не единственным, чьи деньги после оплаты налогов запутались в счетах и кодах. Визит к налоговикам показал, что свое недовольство сотрудникам фискального ведомства пришли высказать многие предприниматели, бухгалтеры компаний и фирм: проблема коснулась ИП, ТОО, предприятий малого и среднего бизнеса. Только за 15 минут около двух десятков представителей бизнеса обратились к специалистам управления госдоходов, которые были заняты исключительно вопросами объединения лицевых счетов и переброски оплаты налогов с кода 58 на код 59.

При этом подобная картина наблюдалась во всех четырех районных управлениях госдоходов по городу Шымкенту. Причем в организациях, где была большая недоимка, появилась и большая пеня, в связи с чем некоторые из пришедших даже изъявляли желание обратиться в судебные инстанции. После возмущения предпринимателей специалисты Налогового комитета «вручную» объединили счета, тем самым убрали задолженность по платежам и пеню.

Детали не продумали 

В беседе с корреспондентом «Курсива» посетители территориального управления рассказывают, что предпочитают не оплачивать пеню. Более того, налогоплательщики настоятельно просят налоговиков ее убрать, поскольку она образовалась не по вине предпринимателей. Как рассказали стоявшие в очереди представители бизнеса, у некоторых пеню убирали только после письменного заявления налогоплательщика.

При этом нельзя сказать, что предприниматели не были уведомлены об изменениях. Как только образовался новый код УГД 59, налоговый орган вывесил объявление, где указывалось, что отчеты теперь необходимо отправлять именно на данный код.

Напомним, названия и коды налоговых УГД и ДГД изменились с 23 июля 2018 года после введения в действие соответствующего приказа министра финансов РК. Однако новыми кодами не пользовались до конца 2018 года. Они начали использоваться только с 2019 года, а задолженность предпринимателей образовалась за 2018 год.

«Объявление было, но какие последствия это может иметь, было неизвестно. Было сказано, что отчеты будут приниматься при использовании нового кода, но с какого времени это начнет действовать, конкретизировано не было. Многие просто не обратили внимания на объявление», – рассказала бухгалтер одной из компаний. 

Проблема устранена

Как прокомментировал начальник управления принудительного взыскания ДГД по городу Шымкент, сложности с недоимками и пеней были, но они устранены.

«Сейчас все платежи, которые производит налогоплательщик, поступают на новый код налогового органа. Что касается уплаченных сумм, то департаментом недостатки и ошибки были уже рассмотрены, проведен анализ и сделаны необходимые выводы.  Еженедельно мы сверяли список должников, а также список тех, кто уже произвел оплату. Объединение данных списков и счетов в единый реестр территориальные УГД проводили вручную. Это потребовало определенного времени», – сказал Абит Бекжигит.

По его словам, если на суммы, уплаченные своевременно, набежала пеня, то она обязательно пересчитывается. «Единственное, у нас пока еще есть вопросы по налогоплательщикам, сдающим дополнительно декларации по старому коду. Долги накопились по старому коду, а оплата производится по новому. Но и по этому направлению у нас тоже ведутся  разъяснительные работы», – отметил г-н Бекжигит.


1 просмотр

Казахстанский бизнес не готов к крупным инвестициям в Узбекистан

В основном по привычке

Фото: Shutterstock

14 апреля начался визит президента Казахстана Касым-Жомарта Токаева в Узбекистан. То, что с первым государственным визитом Косым-Жомарт Токаев отправился именно в Ташкент, никого не удивило. Интерес к южному соседу сегодня в Казахстане очень велик. Местные СМИ охотно пишут о событиях у соседей, в социальных сетях активно обсуждают Узбекистан.

Одна из главных тем – как узбеки зазывают инвесторов. При предыдущем президенте, Исламе Каримове, это пытались делать директивными методами. Работали они не очень хорошо. По данным Госкомитета по инвестициям РУз, объем привлеченных иностранных вложений и кредитов за 2011–2016 годы снизился в 1,7 раза, до $1,903 млрд. В 2015-м году было принято решение считать акционерными обществами только те компании, в которых не менее 15% акций принадлежало иностранцем. Несправившихся вычеркивали из списка АО, лишали налоговых льгот и префренций. Подход оказался не слишком удачным, и в августе прошлого года от него отказались. Взамен власти Узбекистана провели ряд реформ. Еще в 2016 году либерализовали вывод валютной прибыли из страны. Был введен режим одного окна для инвесторов, упрощена система налогообложения. 

Десант с севера 

«Многие Узбекистан идеализируют, а перспективы Казахстана в будущей конкуренции рисуют исключительно черными красками», – отметил как-то в своем блоге известный финансист Айдан Карибджанов. Мы насчитали только за прошлый год почти 20 публичных заявлений казахстанских игроков о намерении выйти на узбекский рынок или инвестировать в него. Например, бизнесмен Нурлан Смагулов заявил о желании вывести на узбекский рынок брендов Mega (торговые центры) и Astana Motors (дистрибуция автомобилей). В компаниях сообщили «Курсиву», что пока этого не произошло. Serebroff, видящий  себя «лидером ювелирной отрасли Казахстана», поставил целью открыть к 2021 году салоны в нескольких странах, включая Узбекистан.  

Другие уже стартовали. На сайте RG Brands указано, что в Ташкенте работает ее торговый филиал (от комментариев компания отказалась). Свои площадки в узбекском сегменте интернета открыли Kolesa Group, которой принадлежит сервис по купле-продажи автомобилей kolesa.kz, и International Media Service – казахстанский селлер, продающий рекламу на телеканалах. В июле прошлого года в Ташкенте заработал билетный сервис «Тикетон». 

«Узбекский рынок выглядят незаполненными по сравнению с казахстанским. Тут можно делать практически все, и будут шансы на успех», – поделился с «Курсивом» на условиях анонимности алматинский бизнесмен. Год назад он перевел свою небольшую IT-компанию из Алматы в Ташкент и возвращаться пока не собирается. 

Активизировались финансисты. Halyk Bank учредил в Узбекистане дочерний Tenge Bank. Предправления банка Умут Шаяхметова говорила, что ожидает получение лицензии для «дочки» в апреле 2019 года. Инвестиционная компания Freedom Finance за прошлый год открыла семь филиалов в Узбекистане, головной офис в Ташкенте и провела первое роад-шоу в истории страны в рамках SPO АО «Кокандский механический завод».

«Локальный рынок Узбекистана имеет высокий инвестиционный потенциал развития», – отметил исполнительный директор  ташкентского ООО «Freedom Finance» Евгений Можейко. «Основные сложности связаны с ограниченными представлениями населения об инвестиционной деятельности и, как следствие, низкой активности торговых операций на Республиканской фондовой бирже и отсутствием интереса населения к участию в масштабных национальных IPO/SPO с потенциально высокой ликвидностью», – отмечает господин Можейко. Но Freedom Finance это не останавливает – компания проводит курсы финансовой грамотности, формируя свой потребительский рынок. 

Незаметный инвестор 

Кажется, в Ташкенте высадился настоящий инвестиционный десант казахстанцев. Еще бы, общая граница, ментальная и языковая близость должны подталкивать к развитию взаимной торговли и обмену капиталами. С торговлей так и происходит. По данным Агентства по статистике РК, с 2017 по 2018 год товарооборот между Казахстаном и Узбекистаном вырос с $1,9 млрд до почти $2,5 млрд (по данным Госкомстата РУз, $2,6 млрд). В списке торговых партнеров РК южный сосед занял по итогам прошлого года 8-е место, ненамного уступив обороту нашей страны со всем западным полушарием. Для Узбекистана же мы – третий по значимости партнер после Китая и России. Южные соседи импортируют наши пшеницу и муку, берут цемент, алюминий, стальной прокат. Мы закупаем у них газ, удобрения и автомобили. 

С инвестициями ситуация иная. В перечне основных инвестпартнеров Казахстана мы встретим главных торговых партнеров: Нидерланды, США, Великобритания, Россия...  Узбекистана там нет. По данным Нацбанка РК, Узбекистан стоит на 30-м месте по казахстанским обязательствам ($184 млн на 1 октября 2018 года) и на 39-м – по уровню казахстанских активов ($216,4 млн). Роста взаимных инвестиций не видно (см. график). 

Накопленные инвестиции из РК в РУз уступают казахстанским инвестициям в такие совсем не соседние страны, как Грузия ($241 млн активов) или Украина ($298,8 млн активов). Даже в экзотическую Мексику казахстанцы инвестируют почти в два раза больше, чем в ближайшего южного соседа – $453,8 млн активов. Инвестиционный десант напоминает, скорее, захват небольшого плацдарма. Казахстанские деньги – капля в потоке, вливающемся в РУз. По официальным данным, в 2017 году Узбекистан освоил более $2,4 млрд прямых иностранных инвестиций. По прогнозу Шавката Мирзиёева, в 2019 году этот показатель  «достигнет 4,2 миллиарда долларов». 
 
Неудивительно, что на сайте Министерства инвестиций и внешней торговли РУз в разделе «Страны, интересующиеся Узбекистаном», указаны США, Россия, Китай, Япония – всего девять стран. Казахстан даже не упомянут. В перечне реализуемых крупных инвестпроектов в Узбекистане есть проекты от $1,2 млн (строительство электростанции, YildirimGroup, Турция) до $6,25 млрд (освоение газовых месторождений, Lukoil, Россия). По данным Госкомитета РУз по инвестициям, из $11,8 млрд иностранных инвестиций и кредитов за последние годы 73% было направлено в нефтегазовую отрасль. «Газпром», «Новатэк», CNPC, Total расширяют свое присутствие в добыче углеводородов, индийцы инвестируют в фармацевтику, турки – в строительство. Все это капиталоемкие отрасли. Казахстанцы же осторожно осваивают финансовый сектор и онлайн-продажи.

В ожидании кейсов 

Почему наши инвесторы не спешат к соседям? Политолог и член общественного совета города Алматы Марат Шибутов считает, что проблема в ментальности. Многие по привычке считают, что Узбекистан – страна, все еще закрытая для инвесторов. «У нас не думаю об экспансии и экспорте, а больше об импортозамещении. Все думают лишь о том, как бы побороться с иностранцами на казахстанском или узбекском рынке, а не чтобы идти на рынок соседей», – считает он. Те же, кто  хочет выходить на внешние рынки, по мнению эксперта, думают не об СНГ, а о мировом рынке и борьбе с транснациональными корпорациями. «Переход к нормальному взаимному инвестированию – дело долгое, и думаю, нормальные результаты будут только лет через 10», – полагает господин Шибутов. 

Соучредитель узбекского Национального фонда развития Тоштемир Хайдаров согласен, что некоторые казахстанские инвесторы могут помнить негативный опыт предыдущих лет и пока «психологически не готовы к большим вложениям. Компании не хотят рисковать и не знают, можно ли доверять реформам, которые происходят в стране, реальные ли это перемены?».  «Сейчас инвесторы ждут  успешного кейса, по делу которого они будут понимать, что они могут прозрачно, открыто и без опасений, вести свой бизнес», – резюмирует господин Хайдаров. Поскольку крупный казахстанский бизнес и госкомпании в Узбекистан не стремятся, остается рассчитывать только на малый и средний бизнес. Пока сохраняется очарование ветрами перемен у южного соседа, казахстанский МСБ сделает все, что сможет, чтобы закрепиться на узбекском рынке.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Министр образования и науки Куляш Шамшидинова считает, что выпускные вечера школьников не должны выходить за территории школ и уж тем более, превращаться в состязания дорогих нарядов и пышных застолий. Согласны ли вы с ее мнением?

Варианты

Цифра дня

158-е
место
занял Казахстан в рейтинге свободы прессы из возможных 180

Цитата дня

Мой вывод – мы идем правильным курсом. Наш мудрый народ един, государство, как высшая ценность нашей независимости, незыблемо. Поэтому твердо считаю, что досрочные выборы главы государства абсолютно необходимы. Для того, чтобы обеспечить общественно-политическое согласие, уверенно двигаться вперед, решать задачи социально-экономического развития, необходимо снять любую неопределенность.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций

Home Credit Bank

Home Credit Bank