Перейти к основному содержанию

4986 просмотров

Что связывает Керченский пролив и Бухтарминское водохранилище

Интервью с инженером-проектировщиком Виктором Фольцем

Фото из личного архива

Восточный Казахстан богат на водоемы, поэтому тема строительства и эксплуатации мостов для нашей области актуальна. О том, что связывает Керченский пролив и Бухтарминское водохранилище, сколько будут служить построенные сегодня сооружения, и почему дешевые проекты могут стать обузой для бюджета, рассказал «Курсиву» инженер-проектировщик Виктор Фольц.

- Виктор, Ваша команда работала над одним из масштабных проектов в ВКО, стоимость реализации которого оценивается более чем в 23 миллиарда тенге. Каким будет мост через Бухтарминское водохранилище, если инвесторы все же вложатся в его строительство?

- Мост в районе Курчумской переправы будет уникальным сооружением. Его длина составит 1,3 км, ширина – 12 метров. Потребность в нем была и в советское время, но идею не смогли реализовать, вероятно, в связи с ограниченными возможностями строителей, отсутствием необходимой техники. В наши дни проектирование наконец-то было осуществлено. Работать приходилось с учетом глубины водохранилища до 15 метров, сложных сейсмических и геологических условий, наличием больших ледовых полей.

- Удалось решить все задачи?

- Мы консультировались с коллегами, которые проектировали Керченский мост. Они подтвердили верность выбранных решений. Оказывается, у нас были похожие сложности в работе.

- О каких решениях идет речь?

- Если рассказать в общих чертах, запроектированы монолитные железобетонные индивидуальные опоры и металлические пролетные строения. Мост будет состоять из 16 пролетов, длиной от 63 до 84 метров, со сваями - до 37 метров. Чтобы строители смогли осуществить подводное бетонирование, мы применили металлические гильзы, специальные плавучие устройства, направляющие кондукторы для свай и другие уникальные разработки.

- Раньше для проектирования и строительства серьезных объектов часто привлекали иностранные фирмы: взять хотя бы подвесной мост в Семее. Могут ли сегодня конкурировать с иностранцами отечественные подрядчики?

- У нас в стране есть специалисты, которые могут выполнять работу любой сложности: и в области строительства, и в области проектирования. Но в данное время дефицит инженеров все же ощущается. Миграция с каждым годом увеличивается, многие уезжают в поисках лучшего заработка. В этом плане, конечно, правительству нужно что-то предпринимать, заинтересовывать молодежь техническими специальностями. Но главное, чтобы у проектировщиков, строителей всегда была работа. А это уже вопрос распределения бюджета. Раньше в рамках госзакупок многие фирмы сильно снижали реальную стоимость проектов, что привело к разорению ряда проектных организаций.

- В течение какого времени проектная документация не требует корректировок? Актуален ли еще проект строительства Курчумского моста, и сколько будет стоить его обновление?

- Срок действия любого проекта - 3 года. После необходимо обновлять изыскания, так как за это время могут сдвинуться геологические пласты, поменяться гидрогеологические условия, добавиться сети. Если серьезный объект, изыскания будут стоить немало, так как необходимо дорогостоящее бурение. Но проект Курчумского моста пока еще актуален.

- Существуют ли при проектировании в ВКО специфичные трудности, обусловленные климатом, рельефом, обводненностью участков?

- В части климатических, геологических и гидрологических условий и прочих факторов агрессивности среды разработаны учитывающие все это нормативы. Защитить сооружения и от аномально низких температур, и от удара паводка на самом деле легко. Сегодня в распоряжении строителей масса материалов, их производители постоянно конкурируют, пытаются повысить качество продукции.

- Какие сооружения в ВКО, построенные в разное время, на ваш взгляд, представляют интерес с точки зрения проектирования?

- Серьезных объектов много. Один только вантовый мост в Семее чего стоит. Это очень интересное сооружение, но опять же, и дорогое. Не всегда можно позволить себе создавать красивые объекты. Это уже вопрос эффективности траты бюджетных средств, что контролирует госэкспертиза. Как правило, на наших реках не требуются длинные пролеты. Поэтому сооружения чаще всего получаются в одном стиле, используются, к примеру, типовые железобетонные балки. Но сейчас в стране начинает развиваться строительство с использованием монолитного железобетона. И это радует, появляется возможность создать более красивое сооружение (путепровод, мост или транспортную развязку), с плавными изгибами, что особо важно в черте города, где нужно выдержать эстетику и архитектурные требования.

- Верно ли, что чем сложнее сооружение, тем дороже обойдется его эксплуатация?

- Все мосты требуют затрат на свое обслуживание. В наше время есть проблема, что заказчики и экспертиза нацелены принимать максимально эффективные, но при этом недорогие сооружения. Но бывает, что именно такие мосты потом имеют большие требования по затратной части эксплуатации. Порой мировой опыт показывает, что лучше больше средств потратить на строительство сооружения, а потом в течение 10-15 лет серьезно сэкономить на его обслуживании. К примеру, мост большой длины через реку делать из железобетона накладно в плане обслуживания. Дорогое удовольствие и покраска над водой, и сохранение гидроизоляции железобетона. Металлический же мост имел бы более легкий вес, долгий срок службы и его не нужно было бы так часто красить.

- При современных технологиях каков срок эксплуатации мостов?

- Мостовые сооружения рассчитаны на сто и более лет. Такие нормы закреплены с советского времени. Но, по сути, сейчас мы наблюдаем, что мосты, которые строились в 50-70 годах прошлого века, имели не очень хорошее качество. Бывало, что вместо армирования засыпали булыжники, чтобы уменьшить затраты на бетон. Как итог, сегодня многие сооружения в стране нуждаются в ремонте, реконструкции, а то и в замене на новые.

- В прошлом году в ВКО во время паводка обвалился мост через речку Крестовку. В чем причина, с вашей точки зрения?

- Это все дефицит. В советские годы требуемое отверстие моста не всегда можно было выдержать, потому что не хватало материалов, времени. А проезд был необходим, поднимали страну, развивались совхозы, многие сооружения строились, как временные, но они до сих пор стоят.

- Как вы можете оценить состояние Ульбинского моста в Усть-Каменогорске, на котором в 1987 году лопнула одна из несущих конструкций из-за сильных морозов?

- Не могу давать рекомендации по этому вопросу.

- Сейчас ведете какие-то проекты по ВКО?

- Совместно с одной вашей компанией завершили проектирование двух надземных пешеходных переходов в Усть-Каменогорске в районе мечети по проспекту Сатпаева и возле центра Ольги Рыпаковой. В работе учли пожелания горожан и властей. Это будет легкое сооружение, без опор на проезжей части, с резиновым наплавным покрытием на лестницах, светодиодным освещением, лифтами, сделанными по аналогии с общедомовыми, где для спуска достаточно нажать кнопку. Один проект уже прошел госэкспертизу, по второму заключение получим на днях.

1373 просмотра

В каком направлении будет развиваться молочное производство Казахстана

Прогноз на ближайшие пять лет

Фото: Shutterstock

В 2020 году Казахстан должен был перейти на новый регламент оценки качества молока. Однако под самый занавес прошлого года решением совета ЕАЭС переход отложили на пять лет. 

Это не значит, что казахстанское молоко некачественное – оно соответствует всем стандартам Евразийского экономического союза, кроме микробиологических. Но чтобы решить эти микробиологические проблемы, молочной промышленности надо серьезно перестроиться на мак­роэкономическом уровне.

Планки качества достичь не удалось

Конец 2019 года для молочного рынка страны выдался нервным. 31 декабря истекал срок, после которого молокозаводы должны были начать принимать для переработки сырое молоко единого высокого качества. Такие правила диктует Технический регламент Таможенного союза 033-2013, регулирующий безопасность молочных продуктов в ЕАЭС. 

Согласно этому регламенту молоко не может делиться на сорта по качеству. Любое молоко, попадающее на переработку, должно быть полностью безопасным для человека. Казахстану для достижения этой качественной планки осталось отрегулировать содержание в молоке микробов, бактерий и соматических клеток – следов болезни животного. Для этого надо обеспечить высокий уровень санитарно-гигиенического контроля за всеми молочными фермами, а это оказалось непросто из-за особенностей устройства производственной молочной базы страны.

Главный на рынке – мелкий производитель

Рынок молока, по оценке Молочного союза Казахстана, составляет 5 млн т. Из них только 1 млн т является товарным молоком, то есть годным к переработке. Около 78% такого молока дают мелкие крестьянские хозяйства, остальное приходится на долю специализированных ферм. 

По данным Министерства сельского хозяйства РК, сейчас в республике переработкой молока занимаются 164 предприятия. 35 молокозаводов имеют собственные молочно-товарные фермы и не зависят от поставщиков. Остальные 129 заводов (а это 80%) покупают сырье на открытом рынке. 

Совокупная мощность переработки заводов составляет около 2 млн т сырья в год, фактически заводы загружены наполовину. Зимой же из-за дефицита сырья загрузка падает до 20%, из-за чего некоторые заводы даже закрываются. 

Гульмира Исаева, вице-министр министерства сельского хозяйства, приводит такие данные: в 2018 году из переработанных на заводах объемов лишь 337 тыс. т сырого молока поступило от организованных сельхозпредприятий. Еще 606 тыс. т молока заводы купили у 84 тыс. домашних хозяйств. 

Мелкое производство неконкурентоспособно

Доминирующее положение мелких производителей на молочном рынке Казахстана и стало причиной, по которой внедрение более серьезного качественного регламента перенесено на пять лет. Это уже не первая отсрочка: стандарт товарного молока ЕАЭС внедрен в 2013 году, когда соответствовать ему могла только Белоруссия – в этой республике доля мелких хозяйств в молочной отрасли всего 5%. 

В России ситуация была схожей с нашей – там организованные хозяйства не обеспечивали и пятой части рынка, что отражалось на качестве продукта. И только в прошлом году Минсельхоз России констатировал небольшое преобладание продукции крупных хозяйств в общем объеме производства. Далее, по прогнозам, мелкие российские производители будут уступать по 2,5% рынка ежегодно.

Мелкое производство молока неконкурентоспособно по простой причине: материальная база таких хозяйств устарела, а доходы не позволяют модернизироваться. По данным Исаевой, средний месячный заработок мелкой семейной фермы составляет 60 тыс. тенге. Очевидно, что доход такого уровня не позволяет вести полноценную ветеринарную или племенную работу или даже просто вкладывать средства в улучшение рациона питания коров. Но это те самые задачи, от решения которых зависит качество молока. 

Каким путем пойдет молочный рынок 

Динмухамед Айсаутов, эксперт Молочного союза Казахстана, отмечает, что эволюция молочного рынка не бывает быстрой. Он приводит пример Хорватии, которая потратила 15 лет, прежде чем выполнила требования Европейского союза. За этот срок в этой стране 65 тыс. мелких ферм преобразовались в 6 тыс. организованных молочных предприятий. 

Именно опыт Хорватии лег в основу «Дорожной карты развития молочной отрасли РК». Документ разработал Молочный союз Казахстана при участии ФАО ООН и Евразийского банка реконструкции и развития. В середине 2019 года план принят Министерством сельского хозяйства, но внедрить его за полгода было немыслимо, зато в пятилетний цикл отсрочки техрегламента страна входит с ясным планом развития.  

Одна из основных обозначенных в документе задач – обеспечение качественного ветеринарного контроля. Планируется создание электронной ветеринарной карты, где в режиме онлайн будет отражаться проведение плановых мероприятий. Осталось решить кадровый вопрос – сейчас, по данным минсельхоза, ветеринарные службы страны испытывают дефицит специалистов: свободно 820 вакансий. 

Запланированы широкие образовательные курсы для работников молочного рынка – компетенции и профессиональные навыки мелких производителей оставляют желать лучшего. Школы фермеров – обычное дело в Европе и в России. В Казахстане их проводили крупные переработчики молока, заинтересованные в качестве сырья, теперь эта практика переводится в обязательную часть государственной политики. 

Результатом должен стать планомерный рост доли молока, соответствующий Техрегламенту 033-2013. «Дорожная карта» прогнозирует, что в 2020 году производство молока «по нормам ЕАЭС» составит 36 тыс. т, в 2021-м – 105 тыс. т, в 2022-м – 210 тыс. т, в 2023-м – 350 тыс. т и в 2024 году – 500 тыс. т.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Биржевой навигатор от Freedom Finance