Перейти к основному содержанию

1175 просмотров

АГМПК: «Казахстану необходимо ускорить процесс перехода на уплату роялти вместо НДПИ»

Николай Радостовец напомнил, что горно-металлургический комплекс является реальным драйвером казахстанской экономики

Фото: Аскар Ахметуллин

Исполнительный директор Республиканской ассоциации горнодобывающих и горно-металлургических предприятий Николай Радостовец 3 апреля предложил ускорить переход Казахстана на уплату роялти вместо налога на добычу полезных ископаемых.

«Мы видим сегодня, что в кодексе о недрах нужны корректировки некоторые, текущие, вместе с министерством индустрии и инфраструктурного развития мы подготовили целый их пакет. Мы точно видим, что нам нужно понимание, как нам переходить на лицензии с контрактов. Но надо сделать эту процедуру понятной, и мы готовы идти в парламент, убеждать депутатов вместе с министерством, потому что в правительстве у нас понимание есть», – сказал Радостовец в ходе горно-геологического форума Minex-2019 в столице Казахстана.

«Мы видим, что у нас изменилось налоговое законодательство, но мы не можем стоять на месте, сейчас многие компании не имеют модели экономического развития по новым проектам. Если делать акценты на новые переделы, нам нужен переход на роялти. И сразу возникает вопрос: мы должны сейчас опять пойти на совет ГМК и попросить министерства финансов и национальной экономики помочь нам с этими ставками? Мы должны их ввести?», – добавил он.

Глава отраслевой ассоциации напомнил, что горно-металлургический комплекс в прошлом году дал высокий прирост в ВВП (рост ВВП по итогам 2018 года составил 4,1%, рост производства в ГМК составил 4,6% и стал наибольшим в отраслевом разрезе).

«Мы – реальный драйвер (казахстанской экономики – Kursiv), и я очень бы хотел обсуждения ставок роялти», – продолжил он.

По мнению спикера, ставки роялти в Казахстане должны быть ниже, чем у других государств, где развит сектор ГМК.

«И не надо бояться этого, потому что мы все время говорим о необходимости дать переработку в стране, более высокие переделы, а как это сделать? Чтобы появились новые предприятия, нам всегда надо учитывать несколько обстоятельств для Казахстана: то, что мы все-таки далеки от внешних рынков, хотите верьте, хотите нет, но Австралия, находясь на омываемом материке, имеет более простые возможности доставлять свою продукцию на мировые рынки, чем есть у Казахстана», – заметил Радостовец.

Он также отметил, что металлурги Казахстана несут ряд дополнительных затрат, несвойственных производству в других странах, ввиду климатических особенностей республики.

«И есть много других факторов, которые должны нам дать возможность убедить тех, кто формирует налоговую политику, сделать ставки как можно скорее понятными, прозрачными и главное – по величине такими, чтобы заинтересовать компании выстроить проекты по переработке металлов, которые Казахстан сейчас выплавляет», – заключил Радостовец.

В свою очередь, вице-министр индустрии и инфраструктурного развития Казахстана Тимур Токтабаев, комментируя в кулуарах форума выступление исполнительного директора АГМПК, согласился с тем, что этот вопрос должен быть обсужден на правительственном уровне.

«По поводу роялти – отрасль очень ждет налоговый режим, который будет, скажем так, более справедлив в отношении обеспечения бесперебойного финансирования проектов. Процедура уплаты роялти предполагает выплату налогов с продаж, поэтому инвестору это очень удобно – получая выручку за проданный товар, он сразу уплачивает налоги. Сегодня же, когда НДПИ взимается сразу после добычи сырья на месторождении без факта его продажи, ситуация является дополнительным бременем для недропользователей и усложняет сам бизнес-процесс», – сказал Токтабаев.

«Мы, конечно, сейчас будем активно обсуждать этот вопрос, поскольку он связан с бюджетом, мы должны эти моменты учесть, и с министерством финансов необходимо их согласовать», – добавил он.

1463 просмотра

В каком направлении будет развиваться молочное производство Казахстана

Прогноз на ближайшие пять лет

Фото: Shutterstock

В 2020 году Казахстан должен был перейти на новый регламент оценки качества молока. Однако под самый занавес прошлого года решением совета ЕАЭС переход отложили на пять лет. 

Это не значит, что казахстанское молоко некачественное – оно соответствует всем стандартам Евразийского экономического союза, кроме микробиологических. Но чтобы решить эти микробиологические проблемы, молочной промышленности надо серьезно перестроиться на мак­роэкономическом уровне.

Планки качества достичь не удалось

Конец 2019 года для молочного рынка страны выдался нервным. 31 декабря истекал срок, после которого молокозаводы должны были начать принимать для переработки сырое молоко единого высокого качества. Такие правила диктует Технический регламент Таможенного союза 033-2013, регулирующий безопасность молочных продуктов в ЕАЭС. 

Согласно этому регламенту молоко не может делиться на сорта по качеству. Любое молоко, попадающее на переработку, должно быть полностью безопасным для человека. Казахстану для достижения этой качественной планки осталось отрегулировать содержание в молоке микробов, бактерий и соматических клеток – следов болезни животного. Для этого надо обеспечить высокий уровень санитарно-гигиенического контроля за всеми молочными фермами, а это оказалось непросто из-за особенностей устройства производственной молочной базы страны.

Главный на рынке – мелкий производитель

Рынок молока, по оценке Молочного союза Казахстана, составляет 5 млн т. Из них только 1 млн т является товарным молоком, то есть годным к переработке. Около 78% такого молока дают мелкие крестьянские хозяйства, остальное приходится на долю специализированных ферм. 

По данным Министерства сельского хозяйства РК, сейчас в республике переработкой молока занимаются 164 предприятия. 35 молокозаводов имеют собственные молочно-товарные фермы и не зависят от поставщиков. Остальные 129 заводов (а это 80%) покупают сырье на открытом рынке. 

Совокупная мощность переработки заводов составляет около 2 млн т сырья в год, фактически заводы загружены наполовину. Зимой же из-за дефицита сырья загрузка падает до 20%, из-за чего некоторые заводы даже закрываются. 

Гульмира Исаева, вице-министр министерства сельского хозяйства, приводит такие данные: в 2018 году из переработанных на заводах объемов лишь 337 тыс. т сырого молока поступило от организованных сельхозпредприятий. Еще 606 тыс. т молока заводы купили у 84 тыс. домашних хозяйств. 

Мелкое производство неконкурентоспособно

Доминирующее положение мелких производителей на молочном рынке Казахстана и стало причиной, по которой внедрение более серьезного качественного регламента перенесено на пять лет. Это уже не первая отсрочка: стандарт товарного молока ЕАЭС внедрен в 2013 году, когда соответствовать ему могла только Белоруссия – в этой республике доля мелких хозяйств в молочной отрасли всего 5%. 

В России ситуация была схожей с нашей – там организованные хозяйства не обеспечивали и пятой части рынка, что отражалось на качестве продукта. И только в прошлом году Минсельхоз России констатировал небольшое преобладание продукции крупных хозяйств в общем объеме производства. Далее, по прогнозам, мелкие российские производители будут уступать по 2,5% рынка ежегодно.

Мелкое производство молока неконкурентоспособно по простой причине: материальная база таких хозяйств устарела, а доходы не позволяют модернизироваться. По данным Исаевой, средний месячный заработок мелкой семейной фермы составляет 60 тыс. тенге. Очевидно, что доход такого уровня не позволяет вести полноценную ветеринарную или племенную работу или даже просто вкладывать средства в улучшение рациона питания коров. Но это те самые задачи, от решения которых зависит качество молока. 

Каким путем пойдет молочный рынок 

Динмухамед Айсаутов, эксперт Молочного союза Казахстана, отмечает, что эволюция молочного рынка не бывает быстрой. Он приводит пример Хорватии, которая потратила 15 лет, прежде чем выполнила требования Европейского союза. За этот срок в этой стране 65 тыс. мелких ферм преобразовались в 6 тыс. организованных молочных предприятий. 

Именно опыт Хорватии лег в основу «Дорожной карты развития молочной отрасли РК». Документ разработал Молочный союз Казахстана при участии ФАО ООН и Евразийского банка реконструкции и развития. В середине 2019 года план принят Министерством сельского хозяйства, но внедрить его за полгода было немыслимо, зато в пятилетний цикл отсрочки техрегламента страна входит с ясным планом развития.  

Одна из основных обозначенных в документе задач – обеспечение качественного ветеринарного контроля. Планируется создание электронной ветеринарной карты, где в режиме онлайн будет отражаться проведение плановых мероприятий. Осталось решить кадровый вопрос – сейчас, по данным минсельхоза, ветеринарные службы страны испытывают дефицит специалистов: свободно 820 вакансий. 

Запланированы широкие образовательные курсы для работников молочного рынка – компетенции и профессиональные навыки мелких производителей оставляют желать лучшего. Школы фермеров – обычное дело в Европе и в России. В Казахстане их проводили крупные переработчики молока, заинтересованные в качестве сырья, теперь эта практика переводится в обязательную часть государственной политики. 

Результатом должен стать планомерный рост доли молока, соответствующий Техрегламенту 033-2013. «Дорожная карта» прогнозирует, что в 2020 году производство молока «по нормам ЕАЭС» составит 36 тыс. т, в 2021-м – 105 тыс. т, в 2022-м – 210 тыс. т, в 2023-м – 350 тыс. т и в 2024 году – 500 тыс. т.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Биржевой навигатор от Freedom Finance