Стабфонды неэффективны: на борьбу с ростом цен бросят бизнес

Министерство национальной экономики разрабатывает финансовую модель оптово-распределительных центров

Фото: shutterstock.com

На центры будет возложена функция стабилизации цен на рынке продовольствия. Планируется, что закупая плодоовощную продукцию на минимуме ее стоимости, центры станут выкидывать ее на рынок с фиксированной маржой в межсезонье, когда цены достигают пика. Сам факт разработки такого механизма является косвенным подтверждением: государство признает, что созданные в свое время с той же целью стабфонды со своей задачей не справились.

Назначенный 25 февраля этого года министром национальной экономики Руслан Даленов в качестве своих приоритетов на новом посту, похоже, определил, борьбу с необоснованным ростом цен на рынке продовольствия. В принципе, ничего странного в этом нет, учитывая, что антимонопольное ведомство и комитет по защите прав потребителей находятся в составе его нового ведомства – просто начал новый министр с обещания привычных административных шагов в решении проблем с ценами. После одного из первых своих заседаний кабмина в новой должности 5 марта он вышел к журналистам с фотографиями огурцов, помидоров и цен на них, заявив, что не видит оснований для цен на эти овощи в тысячу тенге и выше, а потому антимонопольные территориальные органы начнут по его поручению мониторинг и анализ рынка на предмет ценового сговора.

В случае обнаружения признаков ценового сговора антимонопольщики сначала отправляют в торговые точки предписания с предложением поумерить аппетиты, а в случае игнорирования этих предписаний имеют право оштрафовать бизнес – малый и средний – на 3% от полученной выгоды, крупный (в данном случае оптовых реализаторов и крупные торговые сети) – на 5%. После заседания правительства 12 марта министр национальной экономики заверил журналистов, что маховик мониторинга цен и их анализа на предмет обоснованности уже запущен в стране. Более того, предупредительный выстрел в виде его выступления 5 марта возымел свой эффект: по крайней мере, в Астане цены на огурцы и помидоры в преддверии 8 Марта застыли на своем уровне, а не пошли дальше.

Но одними административными методами рынок не урезонишь, а потому в недрах МНЭ сейчас зреет идея о создании в стране сети оптово-распределительных центров, которые будут осенью закупать плодоовощную продукцию на ее стоимостном минимуме, а зимой и весной совершать интервенции на рынок с минимальной маржой. Сбивая тем самым среднюю цену по рынку.

«Мы сейчас прорабатываем вопрос, финансовую модель – как организовать оптово-распределительные центры, – сказал Даленов во вторник. – Цель такая, чтобы во время урожая в осенний период, пока цены низкие, закупать в больших объемах плодоовощную продукцию и в межсезонье обеспечить ее продажи по ценам с минимальной маржой, которая покрывает услуги на хранение и перевозку. То есть такую финансовую модель мы сейчас прорабатываем, и в скором времени мы ее предложим инвесторам», – добавил он.

Государство готово уступить бизнесу рынок интервенций

Собственно, в последней части фразы министра «мы предложим эту модель для инвесторов» и заключается главное новшество от нового министра нацэкономики. Потому что сам по себе механизм овощных интервенций в Казахстане существует достаточно давно – их автором является нынешний глава КНБ Карим Масимов, который в разгар экономического кризиса 2008–09 годов занимал пост премьер-министра Казахстана.

В 2009 году, после очередного скачка цен на сахар, который, по мнению правительства, был необоснованным, возникла идея создания запасов продуктов питания, который можно было бы выбрасывать на рынок в те моменты, когда, по выражению Масимова, «народ начинает баловаться с ценами». Первоначально стабфонды охватывали достаточно узкий круг продукции – сахар, зерно и муку, но к 2011 году при каждом акимате решено было создать такой запасник, включающий в себя плодоовощную продукцию.

В 2011–2018 годы по республике в региональные стабфонды было закуплено 374 тыс. т продовольственных товаров. Из них в целях оказания регулирующего воздействия на рынок реализовано 300,9 тыс. т продовольствия, но, в отличие от валютных интервенций государства на финансовом рынке, действенным инструментом стабфонды так и не стали. 3 марта прошлого года, тогда вице-министр минсельхоза (на тот момент) Арман Евниев  в ходе круглого стола в сенате парламента сообщил, что МСХ рассматривает возможность создания организации по управлению стабилизационными фондами на основе государственно-частного партнерства с долей участия СПК не более 49%, что должно решить проблему с некачественным управлением стабфондами.

«Нам известны позиции некоторых социально-предпринимательских корпораций по поводу убыточности стабфондов в связи с порчей продукции, залеживанием товаров, принятием решений о продаже товаров по ценам ниже закупочных, невозможностью продажи товаров с высокой торговой надбавкой. Кроме того, сам процесс закупа и реализации товаров зарегулирован правилами, что делает стабфонды неповоротливыми и неспособными к оперативным действиям в случае роста цен», – признал тогда Евниев.

По его словам, министерством для совершенствования работы стабилизационных фондов были включены предложения по упрощению работы стабфондов в концепцию проекта закона о регулировании торговой деятельности. В документе, в том числе, предусматривается возможность создания организации по управлению стабфондами на основе ГЧП, с долей участия СПК не более 49%, что должно решить проблему с некачественным менеджментом.

Предлагается также позволить СПК выдавать займы под низкий процент на пополнение оборотных средств торговых предприятий, занимающихся реализацией основными продовольственными товарами при условии соблюдения ими минимальной торговой надбавки.

Путеводитель для покупателя

Но в итоге прежнее руководство МСХ отправилось в отставку вместе с прежним правительством, а новый глава Министерства нацэкономики решил, что создавать симбиоз управленцев из чиновников и бизнеса неэффективно – и на смену стабфондам придут оптово-распределительные центры, управлять которыми бизнес должен самостоятельно. При этом у покупателя должно быть право выбора продукции по соотношению «цена – качество», и Министерство национальной экономики намерено в связи с этим создать своеобразный потребительский справочник о ценах в режиме онлайн.

«Публичный мониторинг цен существует в странах Европы – там публикуют цены, в каких магазинах по низким ценам продаются продовольственные товары, – сказал Даленов журналистам. – Люди знают, где можно купить дешевле – продавцы стремятся к этим ценам, потому что показаны цены конкурентов. В ближайшее время мы внедрим этот мониторинг через сайт, а также проработаем вопрос печатного издания, чтобы при входе в магазин был такой вестник или бюллетень цен, с которым каждый гражданин мог ознакомиться. Не понравится цена – пойдет в другой магазин, который там указан», – добавил он.

Насколько наша система торговли готова держать у входа в свой магазин бюллетень с информацией о ценах и наличии товаров у конкурентов – вопрос интересный, но сама идея создания каталога цен в режиме онлайн достаточно интересна. Ясно одно: без заинтересованности бизнеса в ее поддержке на уровне наполнения и обновления информации МНЭ в одиночку ее просто не потянет, особенно если эта система охватит не только Астану и Алматы, но и регионы.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

В Казахстане станет проще развивать тепличный бизнес

Новые правительственные поправки снизят число необходимых документов для старта

Фото: Depositphotos/PiLens

Очередной пакет поправок в законодательство по вопросам улучшения бизнес-климата в Казахстане поможет малому бизнесу расширить свои объекты или построить новые. В частности, отменены требования разработки проектно-сметной документации в отношении технически несложных стройобъектов.

Технически несложные объекты – это мобильные комплексы контейнерного, блочного и модульного исполнения, одно­этажные здания для предприятий торговли, общественного питания и бытового обслуживания, которые возводят из сборно-разборных конструкций, склады и хранилища высотой не более 7 метров и площадью до 2 тыс. кв. м, открытые автостоянки на 50 и менее мест. А кроме того, теплицы и парники, строительство которых на госуровне стимулируется с 2015 года. 

Для теплиц и не только

Теплицы должны были сбить ценовые скачки при сезонном подорожании овощей, но при их строительстве бизнес столкнулся с существенными барьерами. Показательна история грузинского бизнесмена, который строил теплицу в Актюбинске.

«Он признался, что когда он такую же теплицу строил в Грузии, то разрешение на строительство теплицы там ему обошлось в 10 тыс. евро и в две-три недели было выдано. У нас стоимость дошла до 100 тыс. евро и по срокам – пять месяцев, но если бы мы не подключились, то разрешение он бы еще полгода получал», – рассказывал Айдос Мамыт из Агентства по противодействию коррупции.

8-й пакет поправок в законодательство по вопросам улучшения бизнес-климата в том числе отменяет требования разработки проектно-сметной документации (ПСД) в отношении технически несложных стройобъектов.

«Изменения, безусловно, произошли в лучшую сторону, поскольку, независимо от того, технически они сложные или несложные, стройобъекты ранее поголовно проходили экспертизу и процедуру разработки проектно-сметной документации», – поясняет руководитель управления анализа и мониторинга бизнес-среды Министерства национальной экономики Мадина Нуртас.

Она говорит, что на разработку ПСД требуется от месяца до года и даже более в зависимости от сложности объекта. 

От экспертизы и ПСД освобождено и строительство сетей электроснабжения с установленной мощностью до 200 кВт для субъектов предпринимательства. Сеть в 200 кВт способно обслуживать помещение с сетью освещения в 83 лампочки мощностью 100 Вт. Ранее, если предприниматель решал расширить свой магазин и, соответственно, увеличить его освещение, ему повторно приходилось разрабатывать ПСД на строительство или модернизацию сети питания, теряя деньги и время. «Тепличная» поправка на самом деле облегчила жизнь всему малому и микробизнесу страны, особенно в том случае, если этот бизнес решит расширяться, наращивая свои производственные и торговые площади. 

KPI для государства

Упрощение процедур в этой сфере может простимулировать рост числа проектов в сфере коммерческого строительства и количества компаний, реализующих такие проекты под ключ, уверены в Министерстве национальной экономики.

Увеличению числа игроков рынка из частного сектора будет способствовать и установленное законом сокращение перечня оснований для создания организаций с государственным участием. Теперь государственные предприятия могут быть созданы исключительно в целях обеспечения национальной безопасности, введения государственной монополии или в связи с недостаточным развитием конкуренции на товарном рынке, которое будет определяться по итогам его анализа со стороны антимонопольного ведомства.

«Анализ состояния конкурентной среды и сейчас проводится при создании госпредприятий либо расширении или изменении осуществляемых ими видов деятельности: им определяется возможное их влияние на рынки», – напоминает руководитель управления правового обеспечения и методологии Комитета по защите и развитию конкуренции Министерства национальной экономики Бахыт Кожикова.

Она поясняет, что для определения уровня развития конкуренции на товарном рынке берутся следующие критерии: рыночная концентрация, доли действующих субъектов частного предпринимательства на этом рынке, показатели спроса и возможности его удовлетворения субъектами частного предпринимательства, а также иные структурные особенности товарного рынка, к примеру, экономические и административные барьеры для входа на рынок. После анализа этих данных будет приниматься решение о целесообразности присутствия государства в предпринимательской среде на конкретном участке.

Напомним, что в начале лета министр национальной экономики Казахстана Руслан Даленов сообщил о том, что по итогам 2019 года участие государства в экономике снизилось до 16% – этот показатель был вычислен путем деления суммы валовой добавленной стоимости продукции, произведенной компаниями квазигосударственного сектора, на объем ВВП страны. При этом доля МСБ в казахстанском ВВП, по оценке того же министерства, составила 30,8%. Государственный KPI – довести этот показатель до 35% к 2025 году.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

qazexpocongresskz.jpg