Перейти к основному содержанию

3050 просмотров

Скандал вокруг СВХ: ответы есть – движения нет

Ситуация с задержанными на частых складах временного хранения грузами по-прежнему не разрешена

Фото: shutterstock.com

Несмотря на принятые госструктурами меры, ситуация с задержанными на частых складах временного хранения грузами по-прежнему не разрешена. Предприниматели несут убытки и вынуждены сокращать рабочие места. Подробности в материале «Курсива».

– Извините, но здесь нельзя фотографировать! Категорически нельзя! – выскочив из своей выкрашенной в желтый цвет будки, возмутился охранник. – Уберите, пожалуйста, фотоаппарат!

– Почему нельзя? В декабре можно было и в январе никто не запрещал.

– Вы из прессы, журналист? – несколько успокоившись, спросил одетый в униформу с шевроном Security плотно сбитый мужчина средних лет и, получив утвердительный ответ, заметил: – Вот тогда ваши приезжали, много фотографировали, для телевидения снимали, а потом моим коллегам начальство выговор объявило. Даже оштрафовали кого-то. Поймите, у нас же режимный объект. 

Исчез только снег

Впрочем, продвигаясь от проспекта Суюнбая, вдоль прилепившихся друг к другу частных складов временного хранения, понимаешь, что ныне сделанные фотографии не сильно отличались бы от их зимних аналогов. Разве что снега не стало. А так – все те же отдельно стоящие в закоулках фуры, прицепы и полуприцепы, которые иногда соседствуют с явно привезенными с ближайшей железнодорожной станции двумя-тремя контейнерами. Не исчезли и «вещественные доказательства контрабанды в особо крупном размере» в виде 17 в буквальном смысле завернутых в полиэтилен далеко не мелких грузовиков с арестованным грузом из Китая. С подачи следственных органов они уже больше года занимают половину территории частного СВХ «Аяз Кастомс» и дестабилизируют деятельность не по своей воле попавших в передрягу управляющей складом компании и владельцев большегрузных автомобилей.

Скрывать не станем: выдвигаясь в сторону алматинского 70-го разъезда – а именно в этом районе сосредоточилась значительная часть частных СВХ, – в «Курсиве» рассчитывали увидеть несколько иную картину. Скажем, если не полное исчезновение со складов «вещественных доказательств» на колесах, то хотя бы их заметное сокращение в количественном плане. Надежды строились не на пустом месте. Накануне Наурыза в редакцию «Курсива» переслали два документа, которые были отправлены в адрес общественного фонда Transparency Kazakhstan из комитета государственных доходов Минфина РК и департамента Агентства по делам госслужбы и противодействию коррупции по Алматинской области.

Документы с оптимистичным содержанием

В частности в документе от антикоррупционной службы отмечалось, что на основании появившегося в конце января официального обращения Transparency Kazakhstan в департаментах государственных доходов не только «созданы рабочие группы по инвентаризации товаров, задержанных органами государственных доходов», но и предложено общественникам подключиться к ним в качестве независимых экспертов. Более того, подчеркивается, что в настоящий момент их управлением внутренней безопасности начато досудебное расследование по факту халатности должностных лиц органов государственных доходов, из-за действий которых «в бюджет страны не поступили платежи от реализации конфискованного товара».

Не менее оптимистичным выглядит и ответ комитета государственных доходов, между прочим, подписанный его руководителем Госманом Амриным. Из него следует, что «…в соответствии со статьей 178 УПК РК вопрос о взыскании процессуальных издержек рассматривается судом при вынесении окончательного решения по уголовному делу. Если производство по делу завершено на досудебной стадии уголовного процесса, следственный судья рассматривает вопрос о взыскании процессуальных издержек по представлению прокурора. Процессуальные издержки могут быть возложены судом на подозреваемого, обвиняемого, осужденного или принимаются за счет государства». Есть в документе от комитета государственных доходов РК и своя «вишенка в торте». Выглядит она следующим образом (цитата): «Учитывая изложенное, в целях исключения длительного нахождения на СВХ товаров, размещенных в рамках уголовных или административных дел, производство по которым осуществляется иными государственными органами, рассматривается вопрос по запрету помещения товаров на СВХ такими государственными органами».

Решения суда можно ждать годами

Но, как говорится, теория не всегда совпадает с практикой. В истории с частным СВХ «Аяз Кастомс», о которой «Курсив» рассказалв 4–м номере газеты за 2019 год, практика показывает, что до разрешения возникших у владельцев 17 большегрузных автомобилей и управляющей складами компании проблем, похоже, еще достаточно далеко. «Дело по контрабанде в особо крупных размерах, в рамках которого и были задержаны стоящие у нас фуры, передано в суд. И стоять на нашем складе временного хранения эти машины могут еще очень долго. Суд назначил независимую экспертизу по таможенной оценке товара, потому что владелец арестованного груза не согласен с оценкой ущерба с точки зрения таможенников. Сам же судебный процесс может затянуться на несколько лет. Опыт у нас имеется. У нас, например, одна машина стоит с 2015 года. Там тоже дело передано в суд. И также проводятся экспертизы. Последнюю экспертизу проводили уже в Москве», – рассказала «Курсиву» руководитель ТОО «Аяз Кастомс» Зоя Замащикова, при этом заметив, что, по ее информации, акимат Алматы до сих пор не определился со специализированными складами, куда будут перемещаться все задерживаемые государственными органами товары.

По словам Зои Замащиковой, в результате всех этих неурядиц, возникших не по их вине, руководимая ею компания несет колоссальные убытки. Более того, начинают сбываться и ее самые пессимистичные прогнозы, сделанные ею в беседе с «Курсивом» еще в январе. «Мы в гражданском порядке выиграли суд, подав исковое заявление с требованием выплаты задолженности за месяц хранения грузов с учетом государственных пошлин. Нам компания – владелец задержанных товаров должна заплатить  нам 4 млн тенге. Но пока поступлений не было. Хотя это лишь маленькая часть от общей суммы задолженности, которая уже давно превышает 100 млн тенге. Если до апреля ничего не изменится, мы будем вынуждены сократить штат сотрудников с 30 человек до пяти и уменьшить общую площадь склада с пяти тысяч квадратных метров до 500 квадратов. Велика вероятность потери и постоянных клиентов. От нас ушел таможенный пост. Съехали со своих мест и все брокерские компании. В общем, все у нас складывается очень невесело», – посетовала Зоя Замащикова.

Дальнобойщики недоумевают

Между тем свои опасения по поводу будущих перспектив развития расположенных в районе алматинского 70-го разъезда частных складов временного хранения высказали в беседе с «Курсивом» и водители-дальнобойщики. Если верить словам совладельцев большегрузной фуры на базе автомобиля Volvo, которые назвались Максудом и Шухратом, причиной тому может стать до конца непродуманное реформирование транспортных переходов на казахстанско-китайской границе. «Не знаем, кто это придумал, но сейчас, например, на посту «Нур-Жол» сделали свой СВХ.  С одной стороны, это удобно, а с другой – при наличии у поста большой территории этот СВХ какой-то микроскопический. А ведь там фуры идут не только в нашу страну, но и транзитом в Россию, Узбекистан, Афганистан и даже Турцию. Машин много. Мы только что оттуда. Почти две недели загорали, своей очереди ждали. Особенно трудно тем, кто везет консолидацию (составной груз, предназначенный сразу нескольким владельцам. – «Курсив»). Такие и месяц ждать могут», – заметил в разговоре с «Курсивом» Шухрат. «Мы так понимаем, что дело в увеличении нашими властями профилей риска. Если раньше их было 17, то сейчас сделали 30. Естественно, почти все виды товаров идут через красный коридор. Раньше как было? Прошли пост, завезли на растаможку на здешние СВХ. Удобно. Вот зачем это сделали, мы совсем не понимаем», – добавил Максуд, выразив надежду, что нововведения не приведут к закрытию частных складов временного хранения, которые благодаря жесткой конкуренции между собой все еще стараются улучшить качество обслуживания по приему грузов. 
 

360 просмотров

Алматы, Нур-Султан и ВКО лидируют в списках Единого реестра должников

Замыкают список южные регионы страны

Фото: Shutterstock.com

Согласно данным, опубликованным в ЕРД, в РК около 74 тысяч злостных должников-юрлиц. Между тем, приговоренный за крупное хищение бюджетных денег к трем годам условного лишения свободы экс-директор РГП «Енбек-Орал» Руслан Шунаев вновь оказался в центре скандала. Предприниматели из Алматы, Нур-Султана, Шымкента, Уральска, Караганды и даже из России пытаются привлечь его к уголовной ответственности за мошенничество.

Легальная схема «развода»?

По словам казахстанских бизнесменов, Руслан Шунаев, действуя от имени своего ТОО, обещал им поставить сахар и металлические трубы, однако не исполнил свои обязательства. В итоге у обманутых нет ни товара, ни денег.
 
Предприниматель из Алматы Лиза Керимбаева – одна из многочисленных потерпевших от поставщика в лице ТОО «Алтын Нәр». В прошлом году она заказала у ТОО сахар почти на 13 млн тенге, а получила товар лишь на 2,8 млн тенге. Остальную часть поставки она так и не дождалась, впрочем, как и своих денег. 

«Руслан Шунаев перестал выходить на связь, я стала искать в интернете о нем информацию. Оказывается, он уже привлекался к уголовной ответственности. И реестр должников я подняла. С 2010 года он заключает контракты с компаниями и не выполняет своих обязательств. Когда я это узнала, приехала в Уральск и подала иск в суд. Специализированный межрайонный экономический суд удовлетворил мои исковые требования о взыскании с ТОО суммы долга и неустойки. Но взыскать я эти деньги с него не могу. Его ТОО объявлено банкротом, а имущества на нем не зарегистрировано. Во время суда я узнала, что есть 16 потерпевших по всей стране», – рассказывает Лиза Керимбаева.

Слова предпринимательницы подтверждают и другие бизнесмены. Они также отмечают, что г-н Шунаев является неофициальным владельцем ТОО «Алтын Нәр», поскольку, мол, товарищество зарегистрировано на некое подставное лицо.
 
«Мы объединились с потерпевшими и обратились с заявлением в правоохранительные органы, чтобы привлечь этого человека к уголовной ответственности за мошенничество. Но наши дела сначала разделили, то есть отделили эпизоды по сахару и металлу. А затем возбужденное уголовное дело по нашему заявлению и вовсе прекратили. Правоохранители считают, что в действиях г-на Шунаева нет состава уголовного правонарушения», – сетуют бизнесмены.
 
Мириться с прекращением уголовного дела они не намерены и хотят добиться возобновления расследования.

информация о количестве предпринимателей.jpg

Реестр немаленький

Юристы отмечают, что от обмана и недобросовестных поставщиков никто не застрахован. Свидетельством тому является Единый реестр должников (ЕРД). В данном реестре отмечено, что в 2018 году там находилось более 81 тыс. должников – юридических лиц (АО, ТОО и ИП). В лидерах здесь оказались Алматы (18 650), Нур-Султан (16 809) и Карагандинская область (5375). 

Меньше всего должников в прошлом году было в Туркестанской (976), Жамбылской (1 519) и Кызылординской (1 799) областях. 

За 10 месяцев 2019 года в ЕРД значатся около 74 тыс. предпринимателей. Причем в лидерах по-прежнему остаются Алматы (17 745) и Нур-Султан (12 302). На третьем месте оказалась Восточно-Казахстанская область (6 666). Наименьшее количество должников, как и в прошлом году, в Туркестанской (751), Жамбылской (1 082) и Кызылординской (1 059) областях. 

В департаменте по исполнению судебных актов Министерства юстиции отметили, что если у истца есть на руках вступившие в законную силу судебные акты, то они должны быть исполнены ответчиком в добровольном порядке. В случае неисполнения решения суда должником истцы могут обратиться к судебным исполнителям.
 
«Судебный исполнитель принимает меры, предусмотренные законом «Об исполнительном производстве и статусе судебных исполнителей». Например, наложение ареста на движимое и недвижимое имущество должника, изъятие данного имущества, запрещение должнику совершать определенные действия, в частности отчуждать имущество в пользу третьих лиц, запрет пользования данным имуществом, временное ограничение на выезд за пределы страны. Данные меры способствуют реальному и эффективному взысканию с должника задолженности, поскольку они могут применяться одновременно», – пояснили в ведомстве в ответ на запрос «Курсива».

Впрочем, в ответе Министерства юстиции также отмечено, что исполнение судебного акта о взыскании задолженности напрямую зависит от платежеспособности должника. Если должник не имеет имущества и источников дохода, то принимаемые судебным исполнителем меры не дадут результата. 

«Отсутствие зарегистрированной недвижимости или автомашины не освобождает должника от исполнения решения суда. При таких обстоятельствах проверяется имущественное положение должника. Например, наличие предметов роскоши, бытовой техники, денег. Ничто не мешает обратить взыскание на это имущество. Если у должника никакого имущества нет, он не трудоустроен и не принимает никаких мер к трудоустройству, то в отношении него применяется следующая стадия понуждения – административная или уголовная ответственность. За злостное неисполнение решения суда ему грозит административный арест или лишение свободы до двух лет», – подчеркнули в Министерстве юстиции.

Если закон бессилен?

Если у должника нет официально зарегистрированного имущества, денег на счетах и предметов роскоши, такие исполнительные производства заранее можно назвать бесперспективными, говорят частные судебные исполнители. В таких случаях документы возвращаются истцам, но это не значит, что им отказано во взыскании долга. Спустя время последним можно повторно обратиться к судебным исполнителям.

Но и при повторном обращении судебный исполнитель будет выполнять все те же действия, что и в первый раз. То есть проверять имущественное положение должника, его счета. Это можно делать до тех пор, пока деньги не будут взысканы. 

В случае объявления должника банкротом судебный исполнитель может направить исполнительный документ банкротному управляющему. Последний должен оценить имущественную массу банкрота, реализовать его и удовлетворить требования истцов согласно очередности.

Юрист Ширин Амиргалиева советует добиваться уголовного преследования должника. Она считает, что перспектива реального лишения свободы часто нужным образом влияет на должников.

«Если у него нет никакого имущества, если он злостно не исполняет решение суда, то его для начала нужно привлечь к административной ответственности. Если административное наказание никак не подействовало, то нужно добиваться уголовного наказания за неисполнение судебного решения. Тем более если у пострадавшего на руках есть несколько решений и есть непогашенная судимость, то суд может установить в его действиях рецидив», – рекомендует Ширин Амиргалиева.

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций