Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


2817 просмотров

Скандал вокруг СВХ: ответы есть – движения нет

Ситуация с задержанными на частых складах временного хранения грузами по-прежнему не разрешена

Фото: shutterstock.com

Несмотря на принятые госструктурами меры, ситуация с задержанными на частых складах временного хранения грузами по-прежнему не разрешена. Предприниматели несут убытки и вынуждены сокращать рабочие места. Подробности в материале «Курсива».

– Извините, но здесь нельзя фотографировать! Категорически нельзя! – выскочив из своей выкрашенной в желтый цвет будки, возмутился охранник. – Уберите, пожалуйста, фотоаппарат!

– Почему нельзя? В декабре можно было и в январе никто не запрещал.

– Вы из прессы, журналист? – несколько успокоившись, спросил одетый в униформу с шевроном Security плотно сбитый мужчина средних лет и, получив утвердительный ответ, заметил: – Вот тогда ваши приезжали, много фотографировали, для телевидения снимали, а потом моим коллегам начальство выговор объявило. Даже оштрафовали кого-то. Поймите, у нас же режимный объект. 

Исчез только снег

Впрочем, продвигаясь от проспекта Суюнбая, вдоль прилепившихся друг к другу частных складов временного хранения, понимаешь, что ныне сделанные фотографии не сильно отличались бы от их зимних аналогов. Разве что снега не стало. А так – все те же отдельно стоящие в закоулках фуры, прицепы и полуприцепы, которые иногда соседствуют с явно привезенными с ближайшей железнодорожной станции двумя-тремя контейнерами. Не исчезли и «вещественные доказательства контрабанды в особо крупном размере» в виде 17 в буквальном смысле завернутых в полиэтилен далеко не мелких грузовиков с арестованным грузом из Китая. С подачи следственных органов они уже больше года занимают половину территории частного СВХ «Аяз Кастомс» и дестабилизируют деятельность не по своей воле попавших в передрягу управляющей складом компании и владельцев большегрузных автомобилей.

Скрывать не станем: выдвигаясь в сторону алматинского 70-го разъезда – а именно в этом районе сосредоточилась значительная часть частных СВХ, – в «Курсиве» рассчитывали увидеть несколько иную картину. Скажем, если не полное исчезновение со складов «вещественных доказательств» на колесах, то хотя бы их заметное сокращение в количественном плане. Надежды строились не на пустом месте. Накануне Наурыза в редакцию «Курсива» переслали два документа, которые были отправлены в адрес общественного фонда Transparency Kazakhstan из комитета государственных доходов Минфина РК и департамента Агентства по делам госслужбы и противодействию коррупции по Алматинской области.

Документы с оптимистичным содержанием

В частности в документе от антикоррупционной службы отмечалось, что на основании появившегося в конце января официального обращения Transparency Kazakhstan в департаментах государственных доходов не только «созданы рабочие группы по инвентаризации товаров, задержанных органами государственных доходов», но и предложено общественникам подключиться к ним в качестве независимых экспертов. Более того, подчеркивается, что в настоящий момент их управлением внутренней безопасности начато досудебное расследование по факту халатности должностных лиц органов государственных доходов, из-за действий которых «в бюджет страны не поступили платежи от реализации конфискованного товара».

Не менее оптимистичным выглядит и ответ комитета государственных доходов, между прочим, подписанный его руководителем Госманом Амриным. Из него следует, что «…в соответствии со статьей 178 УПК РК вопрос о взыскании процессуальных издержек рассматривается судом при вынесении окончательного решения по уголовному делу. Если производство по делу завершено на досудебной стадии уголовного процесса, следственный судья рассматривает вопрос о взыскании процессуальных издержек по представлению прокурора. Процессуальные издержки могут быть возложены судом на подозреваемого, обвиняемого, осужденного или принимаются за счет государства». Есть в документе от комитета государственных доходов РК и своя «вишенка в торте». Выглядит она следующим образом (цитата): «Учитывая изложенное, в целях исключения длительного нахождения на СВХ товаров, размещенных в рамках уголовных или административных дел, производство по которым осуществляется иными государственными органами, рассматривается вопрос по запрету помещения товаров на СВХ такими государственными органами».

Решения суда можно ждать годами

Но, как говорится, теория не всегда совпадает с практикой. В истории с частным СВХ «Аяз Кастомс», о которой «Курсив» рассказалв 4–м номере газеты за 2019 год, практика показывает, что до разрешения возникших у владельцев 17 большегрузных автомобилей и управляющей складами компании проблем, похоже, еще достаточно далеко. «Дело по контрабанде в особо крупных размерах, в рамках которого и были задержаны стоящие у нас фуры, передано в суд. И стоять на нашем складе временного хранения эти машины могут еще очень долго. Суд назначил независимую экспертизу по таможенной оценке товара, потому что владелец арестованного груза не согласен с оценкой ущерба с точки зрения таможенников. Сам же судебный процесс может затянуться на несколько лет. Опыт у нас имеется. У нас, например, одна машина стоит с 2015 года. Там тоже дело передано в суд. И также проводятся экспертизы. Последнюю экспертизу проводили уже в Москве», – рассказала «Курсиву» руководитель ТОО «Аяз Кастомс» Зоя Замащикова, при этом заметив, что, по ее информации, акимат Алматы до сих пор не определился со специализированными складами, куда будут перемещаться все задерживаемые государственными органами товары.

По словам Зои Замащиковой, в результате всех этих неурядиц, возникших не по их вине, руководимая ею компания несет колоссальные убытки. Более того, начинают сбываться и ее самые пессимистичные прогнозы, сделанные ею в беседе с «Курсивом» еще в январе. «Мы в гражданском порядке выиграли суд, подав исковое заявление с требованием выплаты задолженности за месяц хранения грузов с учетом государственных пошлин. Нам компания – владелец задержанных товаров должна заплатить  нам 4 млн тенге. Но пока поступлений не было. Хотя это лишь маленькая часть от общей суммы задолженности, которая уже давно превышает 100 млн тенге. Если до апреля ничего не изменится, мы будем вынуждены сократить штат сотрудников с 30 человек до пяти и уменьшить общую площадь склада с пяти тысяч квадратных метров до 500 квадратов. Велика вероятность потери и постоянных клиентов. От нас ушел таможенный пост. Съехали со своих мест и все брокерские компании. В общем, все у нас складывается очень невесело», – посетовала Зоя Замащикова.

Дальнобойщики недоумевают

Между тем свои опасения по поводу будущих перспектив развития расположенных в районе алматинского 70-го разъезда частных складов временного хранения высказали в беседе с «Курсивом» и водители-дальнобойщики. Если верить словам совладельцев большегрузной фуры на базе автомобиля Volvo, которые назвались Максудом и Шухратом, причиной тому может стать до конца непродуманное реформирование транспортных переходов на казахстанско-китайской границе. «Не знаем, кто это придумал, но сейчас, например, на посту «Нур-Жол» сделали свой СВХ.  С одной стороны, это удобно, а с другой – при наличии у поста большой территории этот СВХ какой-то микроскопический. А ведь там фуры идут не только в нашу страну, но и транзитом в Россию, Узбекистан, Афганистан и даже Турцию. Машин много. Мы только что оттуда. Почти две недели загорали, своей очереди ждали. Особенно трудно тем, кто везет консолидацию (составной груз, предназначенный сразу нескольким владельцам. – «Курсив»). Такие и месяц ждать могут», – заметил в разговоре с «Курсивом» Шухрат. «Мы так понимаем, что дело в увеличении нашими властями профилей риска. Если раньше их было 17, то сейчас сделали 30. Естественно, почти все виды товаров идут через красный коридор. Раньше как было? Прошли пост, завезли на растаможку на здешние СВХ. Удобно. Вот зачем это сделали, мы совсем не понимаем», – добавил Максуд, выразив надежду, что нововведения не приведут к закрытию частных складов временного хранения, которые благодаря жесткой конкуренции между собой все еще стараются улучшить качество обслуживания по приему грузов. 
 


1205 просмотров

Бизнесменам не нужны убыточные коммунальные предприятия Балхаша

На их реабилитацию потребуются миллиарды тенге

Фото: Shutterstock

По мнению чиновников, коммунальные предприятия, снабжающие жителей Балхаша водой и теплом, непривлекательны для инвесторов. Так ли это на самом деле, выяснял «Курсив». 

Акимату Балхаша подчиняются три убыточных коммунальных госпредприятия (КГП): «Балхаш Су», «Су жылу транс» и «Балхашэнерго». Работы и услуги, не входящие в их тарифную смету, субсидируются из бюджета, чтобы тариф был финансово устойчивым и не возникло социальной напряженности. 

«Без субсидирования данных статей затрат стоимость коммунальных услуг была бы в несколько раз выше. 70% инженерных сетей города имеют большой износ. То есть расходы по содержанию предприятий несопоставимы с их доходами», – поясняет руководитель отдела ЖКХ Айрат Карамурзин.  

Подведомственные акимату организации являются не только убыточными, но и проблемными. КГП «Балхаш Су» и КГП «Су Жылу Транс» находятся в сложном финансовом положении, КГП «Балхашэнерго» – на реабилитации. 

Братья-близнецы

КГП «Балхаш су» снабжает население питьевой водой, а также отводит канализационные воды. На протяжении нескольких лет предприятие работает в убыток. В прошлом году на его поддержку из областного бюджета выделили 200 млн тенге, в этом – 184 млн тенге.  
 
По данным департамента регулирования естественных монополий Карагандинской области, неисполнение тарифных смет КГП «Балхаш Су» в 2017 году причинило ущерб потребителям в размере 282 млн тенге. Для его возмещения был введен компенсирующий тариф. На днях бывшего директора предприятия Талгата Ежибаева осудили на 3,5 года ограничения свободы за злоупотребление должностными полномочиями. Согласно материалам уголовного дела, он подделал документы, чтобы формально исполнить тарифную смету. Ущерб государству составил 123 млн тенге. 
 
Кроме того, КГП «Балхаш Су» задолжало своим работникам 46 млн тенге. Они не получали заработную плату два летних месяца – июль и август. Выяснилось, что счета государственного предприятия арестованы с июля 2019 года из-за долга перед поставщиком электроэнергии ТОО «КазЭнергоЦентр» в размере 460 млн тенге. 

Как пояснил г-н Карамурзин, предприятие не смогло выплатить данную сумму по причине сложной финансовой ситуации, в которой оказалось после введения компенсирующего тарифа. В связи с этим на его счета наложили арест, который уже сняли. Сейчас организация выходит на стабильный режим работы. Она рассчиталась с сотрудниками за июль, в то время как августовские зарплаты выплачивает по мере поступления средств на свой счет. 
 
Интересно, что дела КГП «Су Жылу Транс», поставляющего населению тепло и горячую воду, идут по похожему сценарию, с той лишь разницей, что оно еще не задерживало зарплаты сотрудникам. Организация тоже не исполняла тарифные сметы, причинив потребителям чуть меньший ущерб – 201 млн тенге. Сейчас бывшего руководителя организации Бейсембека Сармантаева обвиняют в злоупотреблении должностными полномочиями, а именно в заключении фиктивных договоров с поставщиками на сайте госзакупок. 

В отношении КГП «Су Жылу Транс» департамент по регулированию естественных монополий Карагандинской области собирался ввести компенсирующий тариф. Однако в последний момент поменял решение, заменив его на более высокий тариф в качестве чрезвычайной регулирующей меры. Причиной послужило увеличение стоимости приобретаемой тепловой энергии у Балхашской ТЭЦ ТОО «Казахмыс Энерджи».

Фактическое повышение цен монополист произвел раньше на полтора месяца, чем предписывал антимонопольный орган. С 1 августа он увеличил тариф на горячую воду почти вдвое – со 136 тенге за куб. м до 262 тенге за куб. м. Сейчас по данному факту проводит расследование департамент. 

Вместе с тем КГП «Су Жылу Транс» задолжало ТОО «Kazakhmys Energy» 765 млн тенге, что почти вдвое больше по сравнению с долгами КГП «Балхаш Су» перед ТОО «Каз­ЭнергоЦентр». 

Предприятие также получает дополнительную поддержку от государства. В 2018 году из областного бюджета ему выделили 234 млн тенге, в 2019-м – 234 млн тенге.

Бездонный колодец 

Несколько лет назад в Казахстане началась оптимизация подведомственных организаций госорганам. В «Комплексный» план приватизации на 2016-2020 годы» вошли 780 объектов, из балхашских КГП в их числе оказалось только «Балхаш Энерго», которое до 2022 года будет проходить процедуру реабилитации.  

По словам Айрата Карамурзина, акимат не выставляет КГП «Балхаш Су» и КГП «Су Жылу Транс» на торги ввиду их инвестиционной непривлекательности. К примеру, для организации нормального водоснабжения на ремонт городских сетей, водозаборных и очистных сооружений, а также водовода поселка Саяк необходимо потратить 24,7 млрд тенге.

Юрист Ирина Фурсова полагает, что нежелание акимата передавать предприятия в частные руки может иметь другое объяснение.  
«С 2009 года департамент по регулированию естественных монополий утверждает инвестиционные программы для реконструкции коммунальных сетей. В числе прочих такой возможностью воспользовались ТОО «Караганды Су», ТОО «Теп­лотранзит Караганда», ТОО «Караганды Жарык». Балхашские КГП тоже могли бы проводить инвестиционные программы и через тариф получать деньги на реконструкцию коммунальных сетей. Почему акимат этого не сделал? Вероятно, ему выгодно брать субсидии из бюджета, совершенно не беспокоясь о модернизации этих сетей», – рассуждает правовед.
 
По мнению вице-президента Независимой ассоциации предпринимателей РК Тимура Назханова, установленная еще в советские годы система функционирования КГП в настоящее время не работает, поэтому необходима полная перестройка. 

«Общественность не допускается к реальным расходам и доходам этих предприятий. Они фактически закрытые. Система такая, что все нужно кардинально менять. Иначе так и будет бездонный колодец, куда уходят деньги налогоплательщиков», – отметил г-н Назханов.

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

Цифра дня

64-е
место
занял Казахстан по скорости фиксированного интернета в мире

Цитата дня

Популизм – это политика посредственности. Я не раздаю пустых обещаний. Я - человек конкретных дел. Я буду твердо проводить в жизнь свою программу реформ.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций