Перейти к основному содержанию


5217 просмотров

Экс-владелец угольного месторождения Сарыадыр хочет вернуть контроль над активом

Марат Набиев приобрел угольное месторождение Сарыадыр в Ерейментауском районе Акмолинской области в 2005 году

Фото: Shutterstock

Единственный учредитель ТОО «Он-Олжа» Марат Набиев планирует вернуть контроль над угольным месторождением Сарыадыр Ерейментауского района Акмолинской области после того, как компания оказалась банкротом.

«Вскрышные работы они (банкротный управляющий и ТОО «Малишер», которое взялось за добычу угля на месторождении) не делали. Для того чтобы сейчас все это привести в порядок, мне надо минимум 1,5 млрд тенге только на вскрышные работы. Да, конечно (готов купить актив). Если они готовы сесть со мной на переговоры, то у меня есть партнеры», – сказал он на пресс-конференции.

Набиев приобрел угольное месторождение Сарыадыр в Ерейментауском районе Акмолинской области в 2005 году. В 2007 году предприниматель взял кредит в 2 млрд тенге в АО «Темирбанк», выплатив затем суммарно по нему 1,3 млрд тенге.

После этого, по его словам, случился мировой кризис, и у ТОО «Он-Олжа» возникли трудности с выплатой займа. В частности, такая ситуация сложилась в 2014 году, когда возникли сложности с выбором правильной валюты из-за серьезных колебаний курса доллара, рубля и тенге при поставке порядка 1,5 млн тонн угля по контракту на Рефтинскую ГРЭС в России (всего с месторождения можно поставлять порядка 3 млн тонн угля в год). «На тенге перевели, только 100 тыс. тонн поставили и тенге упал, и в результате наше предприятие оказалось в очень сложном положении – мы не могли платить проценты по кредитам», – сказал Набиев.

Банк и заемщик пошли на реструктуризацию кредита, и на 2012 год задолженность составляла около 3 млрд тенге. Вместе с тем в результате реорганизации АО «Темирбанк», по утверждению Набиева, задолженность с 2012 по 2015 год выросла до 6 млрд тенге.

В 2015-2017 годы предприниматель неоднократно обращался в специализированный межрайонный экономический суд Астаны с заявлением о применении процедуры реабилитации.

«Дважды суд принял положительное решение, однако волевым решением апелляционная коллегия Акмолинского областного суда данные решения отменяла. В 2017 году банк вынес решение о принудительном взыскании с ТОО «Он-Олжа» суммы основного долга в размере 1,3 млрд тенге, вознаграждения 2,2 млрд тенге и пени со штрафами около 1,8 млрд тенге. Данное решение суда не было направлено судебному исполнителю, и в декабре 2017 года тот же суд, который давал реабилитацию, удовлетворил заявление банка о признании банкротом, несмотря на то, что имущества компании было достаточно для погашения долгов», – сообщили в «Он-Олжа».

Предприниматель отметил, что контракт на недропользование был заключен до 2034 года и угля на месторождении достаточно, чтобы обеспечить выплаты по кредиту, однако в итоге решением специализированного межрайонного экономического суда Акмолинской области от 16 ноября 2017 года ТОО «Он-Олжа» признано банкротом.

Приказом департамента государственных доходов Акмолинской области №46 от 24 января 2018 года банкротным управляющим ТОО «Он-Олжа» назначен Айдар Макашев. Реестр требований кредиторов составлял 5,843 млрд тенге.

По информации «Он-Олжа», банкротный управляющий Макашев и другие лица в период с августа 2018 года и по февраль 2019 года добывали и продавали уголь с месторождения, используя технику и рабсилу компании.  

«Согласно протоколу №6 от 2 августа 2018 года собрания кредиторов ТОО «Он-Олжа», принято решение о восстановлении производственной деятельности ТОО «Он-Олжа» путем заключения договора об оказании операторских услуг с ТОО «Малишер». В свою очередь банкротный управляющий Макашев А.Н. в группе лиц по предварительному сговору с исполнительным директором по правовому обеспечению ТОО «Он-Олжа» Юсуповым Я.А. и другими в период с августа 2018 года по настоящее время, используя безвозмездно технику и рабочую силу нашей компании, без согласия собственника, кредиторов и компетентных органов, начал добывать уголь на месторождении Сарыадыр Ерейментауского района Акмолинской области, а полученную и присвоенную им готовую продукцию использует по своему усмотрению, осуществляя растрату вверенного ему имущества, чем причинил особо крупный ущерб государству как собственнику недр и неуплату налогов в бюджет, собственнику предприятия и месторождению. Заявление в органы по этому факту уже подано», – заявляют в компании.

Набиев уточнил, что два уголовных дела по данным фактам уже возбуждены.

В «Он-Олжа» сообщили, что факт вывоза угля и его дальнейшая реализация подтверждается справкой со станции Коржынкол Ерейментауского района Акмолинской области. Всего, по оценке предпринимателя, только железнодорожным транспортом с августа 2018 года с месторождения было поставлено 120 тыс. тонн угля на порядка 800 млн тенге. При этом Набиев затруднился сообщить, сколько тысяч тонн угля за прошедший период могло быть поставлено на рынок автомобильным транспортом. Он утверждает, что без процедуры банкротства компания могла бы поставить на рынок угля на 5 млрд тенге.

Предприниматель не знает, какое именно имущество было продано банкротным управляющим и какая часть задолженности перед основным кредитором-банком закрыта. По его словам, другие кредиторы готовы были подождать выплаты своих долгов по мере добычи и реализации угля.

«Год прошел с банкротства. За это время банкротный управляющий (должен был) по закону заниматься, описать все имущество, оценить, начинать с молотка продавать и закрывать (кредит) в этот банк, а они начали заниматься хозяйственной деятельностью без разрешения уполномоченного органа – министерства, без разрешения экологов начали копать уголь и пригласили какую-то третью компанию. Это неправильно», – сказал Набиев.

В результате того, что «Он-Олжа»  не отчитывалось перед уполномоченным органом, оно было лишено 18 февраля 2019 года лицензии на недропользование.

«Это, можно сказать, рейдерский захват. Теперь, после того как у нас отняли право на недропользование, сейчас его выставят, кто-то за копейки купит. Теперь-то они знают что делать, потому что у меня там идея расписана – поставить электростанцию», – отметил предприниматель.

«Я ничего не боюсь – могу все это потерять и начать заново… Мы, казахи, в основном два действия можем делать – отнимать и делить, а вот прибавлять, умножать надо научиться… Пусть вернут мне контракт на недропользование. Пока будут эти бумаги делать, я соберу коллектив, начнем добывать уголь, восстановим все как положено и так далее. И дальше будем двигаться», – сказал Набиев.

По его словам, на предприятии есть две обогатительные фабрики по 500 тыс. тонн в год каждая, пять сортировочных установок, производство мощностью 50 млн штук кирпича из отходов угля, опытно-промышленная установка для получения дизтоплива и бензина из угля.


423 просмотра

За нарушение строительных норм в Шымкенте штрафуют предпринимателей

С начала года с них собрали свыше 60 млн тенге

Фото автора

Штрафы в размере 62,7 млн тенге за нарушение норм и правил строительства в Шымкенте в 2019 году получили 214 предпринимателей. Однако, как отмечают специалисты, проконтролировать процесс возведения зданий госорганы никак не могут.

Управление государственного архитектурно-строительного контроля (ГАСК) в Шымкенте, созданное в июле 2018 года, фактически начало проверять объекты строительства в городе с октября 2018 года. За три месяца 2018 года было проведено 110 проверок, начислено штрафов на 35 млн тенге. За шесть месяцев 2019 года были привлечены к административной ответственности 214 лиц, на них наложено штрафов на сумму 62,7 млн тенге. Из них на 66 лиц дела направлены в специализированный административный суд, с них взыскано 8,5 млн тенге.

Как рассказал «Курсиву» руководитель городского управления ГАСК Берик Дуйсенов, в 95 из 100 случаев, зарегистрированных с нарушениями, при строительстве объектов в Шымкенте отсутствуют рабочие проекты. Далее следует отсутствие таких документов, как экспертиза и уведомление ГАСК о начале строительно-монтажных работ.

«Раньше был акт приемки, благодаря этому документу сотрудники профильных государственных органов по окончании строительства проверяли объекты на качество и соответствие строительным нормам. Сейчас и этого нет. Объект вводится в эксплуатацию и документы тут же отправляются на регистрацию в органы юстиции. Иногда мы видим массу нарушений, но объект введен в эксплуатацию, а по собственной инициативе мы его проверить не можем», – констатировал Берик Дуйсенов.

Он также отметил, что после получения положительной экспертизы собственник обязан вначале уведомить органы ГАСК о начале строительно-монтажных работ и только после этого нанимать строительно-монтажную бригаду, проводить технический надзор на соответствие рабочему проекту и авторский надзор.

«Это конкурентная среда, государство никак не контролирует процесс строительства, – объясняет сложившуюся ситуацию Берик Дуйсенов. – Фактически строительство ведется в частном порядке. Объект строительства частный, ТОО, которое ведет строительство, тоже принадлежит частнику, экспертизу и проекты проводят частные компании. То есть все четыре лица, которые осуществляют строительство, являются частниками».

Госорганы реагируют только в том случае, если поступило заявление от граждан или обращение от акиматов. Таким образом, в Шымкенте было выявлено девять случаев самовольного строительства.

«Мы подали девять исковых заявлений о сносе, из них в первой инстанции все девять были удовлетворены. Но в ходе апелляции собственники двух объектов изменили целевое назначение своих земельных участков, тем самым приведя их в соответствие. Поэтому суд отменил решение суда первой инстанции и, соответственно, нам отказал в удовлетворении иска», – поведал собеседник.

Как пояснили «Курсиву» в управлении земельных отношений и отделе земельной инспекции, эти органы также не могут проводить плановые проверки, поскольку их нет даже в регламенте. «Все проверки только внеплановые – по письмам и обращениям. Управление было создано в октябре прошлого года. За три месяца 2018 года было выявлено примерно около 30–40 нарушений – нецелевого использования земельных участков. В 2019 году зарегистрировано около 20 нарушений. И все факты были обнаружены только на основании обращений жителей города и акиматов», – сообщил представитель отдела земельной инспекции.

Сейчас в Шымкенте проводится беспрецедентная работа: ГАСК начал признавать недействительными зарегистрированные в юстиции акты приемки.

«То есть мы начали обращаться в суд и привлекать людей, которые принимали в эксплуатацию объекты, построенные с нарушениями. На сегодня о признании недействительными актов ввода в эксплуатацию направили в суд три дела. Мы выявили грубейшие нарушения, вплоть до того, что недостроенные объекты были введены в эксплуатацию. Одно из таких дел, когда второй этаж только поднимается, а здание уже введено в эксплуатацию, мы передали в суд», – рассказал Дуйсенов.

Всего в Шымкенте за полгода в управление поступило 126 уведомлений о начале строительно-монтажных работ. Из них 108 строятся за счет частных инвестиций, 18 – за счет бюджета.

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Депозиты в какой валюте вы предпочитаете?

Варианты

Цифра дня

старше 20 лет
половина продаваемых авто в Казахстане

Цитата дня

Земля должна принадлежать тем, кто на ней работает. Земля иностранцам продаваться не будет. Это моя принципиальная позиция

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций