Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


5968 просмотров

Экс-владелец угольного месторождения Сарыадыр хочет вернуть контроль над активом

Марат Набиев приобрел угольное месторождение Сарыадыр в Ерейментауском районе Акмолинской области в 2005 году

Фото: Shutterstock

Единственный учредитель ТОО «Он-Олжа» Марат Набиев планирует вернуть контроль над угольным месторождением Сарыадыр Ерейментауского района Акмолинской области после того, как компания оказалась банкротом.

«Вскрышные работы они (банкротный управляющий и ТОО «Малишер», которое взялось за добычу угля на месторождении) не делали. Для того чтобы сейчас все это привести в порядок, мне надо минимум 1,5 млрд тенге только на вскрышные работы. Да, конечно (готов купить актив). Если они готовы сесть со мной на переговоры, то у меня есть партнеры», – сказал он на пресс-конференции.

Набиев приобрел угольное месторождение Сарыадыр в Ерейментауском районе Акмолинской области в 2005 году. В 2007 году предприниматель взял кредит в 2 млрд тенге в АО «Темирбанк», выплатив затем суммарно по нему 1,3 млрд тенге.

После этого, по его словам, случился мировой кризис, и у ТОО «Он-Олжа» возникли трудности с выплатой займа. В частности, такая ситуация сложилась в 2014 году, когда возникли сложности с выбором правильной валюты из-за серьезных колебаний курса доллара, рубля и тенге при поставке порядка 1,5 млн тонн угля по контракту на Рефтинскую ГРЭС в России (всего с месторождения можно поставлять порядка 3 млн тонн угля в год). «На тенге перевели, только 100 тыс. тонн поставили и тенге упал, и в результате наше предприятие оказалось в очень сложном положении – мы не могли платить проценты по кредитам», – сказал Набиев.

Банк и заемщик пошли на реструктуризацию кредита, и на 2012 год задолженность составляла около 3 млрд тенге. Вместе с тем в результате реорганизации АО «Темирбанк», по утверждению Набиева, задолженность с 2012 по 2015 год выросла до 6 млрд тенге.

В 2015-2017 годы предприниматель неоднократно обращался в специализированный межрайонный экономический суд Астаны с заявлением о применении процедуры реабилитации.

«Дважды суд принял положительное решение, однако волевым решением апелляционная коллегия Акмолинского областного суда данные решения отменяла. В 2017 году банк вынес решение о принудительном взыскании с ТОО «Он-Олжа» суммы основного долга в размере 1,3 млрд тенге, вознаграждения 2,2 млрд тенге и пени со штрафами около 1,8 млрд тенге. Данное решение суда не было направлено судебному исполнителю, и в декабре 2017 года тот же суд, который давал реабилитацию, удовлетворил заявление банка о признании банкротом, несмотря на то, что имущества компании было достаточно для погашения долгов», – сообщили в «Он-Олжа».

Предприниматель отметил, что контракт на недропользование был заключен до 2034 года и угля на месторождении достаточно, чтобы обеспечить выплаты по кредиту, однако в итоге решением специализированного межрайонного экономического суда Акмолинской области от 16 ноября 2017 года ТОО «Он-Олжа» признано банкротом.

Приказом департамента государственных доходов Акмолинской области №46 от 24 января 2018 года банкротным управляющим ТОО «Он-Олжа» назначен Айдар Макашев. Реестр требований кредиторов составлял 5,843 млрд тенге.

По информации «Он-Олжа», банкротный управляющий Макашев и другие лица в период с августа 2018 года и по февраль 2019 года добывали и продавали уголь с месторождения, используя технику и рабсилу компании.  

«Согласно протоколу №6 от 2 августа 2018 года собрания кредиторов ТОО «Он-Олжа», принято решение о восстановлении производственной деятельности ТОО «Он-Олжа» путем заключения договора об оказании операторских услуг с ТОО «Малишер». В свою очередь банкротный управляющий Макашев А.Н. в группе лиц по предварительному сговору с исполнительным директором по правовому обеспечению ТОО «Он-Олжа» Юсуповым Я.А. и другими в период с августа 2018 года по настоящее время, используя безвозмездно технику и рабочую силу нашей компании, без согласия собственника, кредиторов и компетентных органов, начал добывать уголь на месторождении Сарыадыр Ерейментауского района Акмолинской области, а полученную и присвоенную им готовую продукцию использует по своему усмотрению, осуществляя растрату вверенного ему имущества, чем причинил особо крупный ущерб государству как собственнику недр и неуплату налогов в бюджет, собственнику предприятия и месторождению. Заявление в органы по этому факту уже подано», – заявляют в компании.

Набиев уточнил, что два уголовных дела по данным фактам уже возбуждены.

В «Он-Олжа» сообщили, что факт вывоза угля и его дальнейшая реализация подтверждается справкой со станции Коржынкол Ерейментауского района Акмолинской области. Всего, по оценке предпринимателя, только железнодорожным транспортом с августа 2018 года с месторождения было поставлено 120 тыс. тонн угля на порядка 800 млн тенге. При этом Набиев затруднился сообщить, сколько тысяч тонн угля за прошедший период могло быть поставлено на рынок автомобильным транспортом. Он утверждает, что без процедуры банкротства компания могла бы поставить на рынок угля на 5 млрд тенге.

Предприниматель не знает, какое именно имущество было продано банкротным управляющим и какая часть задолженности перед основным кредитором-банком закрыта. По его словам, другие кредиторы готовы были подождать выплаты своих долгов по мере добычи и реализации угля.

«Год прошел с банкротства. За это время банкротный управляющий (должен был) по закону заниматься, описать все имущество, оценить, начинать с молотка продавать и закрывать (кредит) в этот банк, а они начали заниматься хозяйственной деятельностью без разрешения уполномоченного органа – министерства, без разрешения экологов начали копать уголь и пригласили какую-то третью компанию. Это неправильно», – сказал Набиев.

В результате того, что «Он-Олжа»  не отчитывалось перед уполномоченным органом, оно было лишено 18 февраля 2019 года лицензии на недропользование.

«Это, можно сказать, рейдерский захват. Теперь, после того как у нас отняли право на недропользование, сейчас его выставят, кто-то за копейки купит. Теперь-то они знают что делать, потому что у меня там идея расписана – поставить электростанцию», – отметил предприниматель.

«Я ничего не боюсь – могу все это потерять и начать заново… Мы, казахи, в основном два действия можем делать – отнимать и делить, а вот прибавлять, умножать надо научиться… Пусть вернут мне контракт на недропользование. Пока будут эти бумаги делать, я соберу коллектив, начнем добывать уголь, восстановим все как положено и так далее. И дальше будем двигаться», – сказал Набиев.

По его словам, на предприятии есть две обогатительные фабрики по 500 тыс. тонн в год каждая, пять сортировочных установок, производство мощностью 50 млн штук кирпича из отходов угля, опытно-промышленная установка для получения дизтоплива и бензина из угля.


1763 просмотра

Мясо птицы может сравняться по цене с говядиной

Птицеводы нескольких областей Казахстана оказались в тяжелом положении

Фото: Ovknhr

Птицеводы нескольких областей Казахстана находятся в тяжелом положении из-за того, что недополучают субсидии. Вопрос о создании фуражного фонда, который поднимается несколько лет, остается открытым. Фабрики вынуждены снижать объемы производства, которые усиленно наращивали в последние годы. 

По данным Комитета статистики МНЭ РК, поголовье птицы в Казахстане на 1 сентября 2019 года составляет 47,2 млн голов, что на 2 млн голов больше, чем за аналогичный период 2018 года. Лидируют по числу птицы Алматинская область (10,2 млн голов), следом идут Акмолинская (7,5 млн голов) и Северо-Казахстанская (4,5 млн голов) области. За восемь месяцев 2019 в республике произведено 142,6 тыс. т мяса, что на 14,2% больше чем в 2018 году, и 3,7 млрд штук яиц. Птицефабрики более чем на 100% обеспечивают страну яйцом и на 51% курятиной.

На игле субсидий 

По мнению президента Союза птицеводов Казахстана Руслана Шарипова, в нескольких областях страны птицеводам придется снизить объемы производства.  Из-за отсутствия субсидий в тяжелом положении оказались птицефабрики Алматинской, Акмолинской и Восточно-Казахстанской областей.  Поддержку производители не получают уже полгода.  

Минсельхоз запрашивал 36,6 млрд тенге у правительства на поддержку сельского хозяйства, из них 8-9 млрд должно было пойти на субсидирование птицеводов, однако заявку не одобрили.  

Как говорит г-н Шарипов, из создавшейся ситуации существует два выхода: либо снижение объемов производства, либо повышение стоимости продукции.   

«Мы находимся в такой зависимости от субсидий, потому что все необходимое, кроме зерновой части, покупаем за границей. Это витамины, лекарства, племенное поголовье – всего 19 наименований. Если мы это вложим в себестоимость продукта, куриное мясо вырастет в цене до уровня баранины и говядины», – утверждает собеседник.

Неравные условия

Алматинская область, которая производит почти половину всего птичьего мяса в республике, и в прошлом году недополучила субсидий.  Одна из крупнейших птицефабрик региона – «Когер LTD» – в 2018 году по этой причине снизила обороты на 40%, сократила поголовье, кроме того, пришлось провести сокращение штата.  В 2019 выйти на полную мощность не удалось. До сих пор несколько корпусов стоят пустые. 

По словам директора «Когер LTD» Светланы Ивановой, фабрике удалось отсудить у управления сельского хозяйства области часть не выплаченных субсидий за апрель, однако в самые тяжелые месяцы для производства (июнь, июль, август) поддержки снова не было.  

«Вроде есть понимание проблемы. Может, в ноябре нам дадут субсидии на следующий год. Но по правилам субсидирования товаропроизводитель может раз в полгода подать заявки.  Но сроки уже все пройдут, и мы опять останемся без поддержки. Поэтому мы вынуждены будем и в этом году снижать поголовье конечно, продолжим, и в этом году.  Предстоит и сокращение персонала», – говорит бизнесвумен.

Курочка по зернышку 

Проблемы с субсидиями существовали и в прошлые годы – дотации выделялись с задержкой.  Но в 2019 году ситуацию усугубил дефицит зерна и его подорожание почти на 70%. Если в 2018 году корм покупали по 45 тенге за килограмм, то в этом – по 75 тенге.

Птицеводы опасаются, что если такая цена установилась в сезон урожая, то зимой она вырастет еще больше. Это может повлечь за собой удорожание готовой продукции, поскольку корм составляет 70% ее себестоимости.

Именно поэтому сейчас актуален вопрос о создании фуражного фонда, который стоит уже несколько лет. В этом году представители отрасли снова предложили правительству закупать 300 тыс. т зерна во время сбора урожая, что составляет 50% от потребности птицефабрик Казахстана, и продавать его весь год по фиксированной цене. 

В начале марта этого года депутат мажилиса парламента РК Роман Ким обратился с депутатским запросом на имя премьер-министра страны Аскара Мамина, в котором просил изыскать возможность по созданию государственного фуражного фонда. Однако поддержки не нашел. 

Тем временем согласно плану развития птицеводства в Казахстане в текущем году прогнозировалось производство мяса 274 тыс. т, в 2020 году – 339 тыс. т, а в 2025 г – 677 тыс. т. Производство яйца с 5,5 млрд штук в 2018 году к 2027 году должно вырасти до 7,5 млрд штук. По мнению птицеводов, воплощение программы возможно только при условии регулярных субсидий и создании фуражного фонда.

яичноепроизводство.jpg

мясо птицы.jpg

субптицефабрик.jpg

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

Цифра дня

64-е
место
занял Казахстан по скорости фиксированного интернета в мире

Цитата дня

Популизм – это политика посредственности. Я не раздаю пустых обещаний. Я - человек конкретных дел. Я буду твердо проводить в жизнь свою программу реформ.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций